Парадокс магократии

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Sklifosovsky.jpgВкратце
В сеттинге, где существует мощная магия или её аналог, по какой-то причине правят не маги.
« — Отчего вы полагаете, — возмутился он, — что у министров через голову короля спрашивать невежливо, а у придворных магов почему-то можно?
— Потому, — чётко и раздельно произнес Шеллар, — что министр — лицо, подчиненное королю и формально, и фактически.
...
— А придворный маг?
— Только формально.
»
— Оксана Панкеева, «Шёпот тёмного прошлого»

Итак, вы читаете книгу в жанре высокого фэнтези. В богато прописанном сеттинге оговорено существование множества разумных рас, в том числе невероятно причудливых, на каждом шагу встречаются всевозможные монстры и древние артефакты. Есть здесь и магия, причём её возможности практически неисчерпаемы. Самые могущественные чародеи вроде Альбендальфа Мудрого (наставника протагониста), великой эльфийской владычицы Пергидроли и Тёмного Властелина Моррабаша способны погрузить весь мир во мрак или, наоборот, остановить Солнце на небе, аки Иисус Навин, обрушивать огненные дожди на непокорные города, исцелять или убивать одним прикосновением рук, управлять разумом, в том числе на расстоянии, прозревать будущее и многое другое. Рядовым магам, учащимся в какой-нибудь Королевской Академии Волшебства, такие мощные колдунства недоступны, но, тем не менее, и они далеко не беспомощны: могут метать файерболы и молнии из пальцев, не нуждаясь в оружии, становиться невидимыми, телепортировать себя и союзников, читать мысли, призывать на помощь каких-нибудь элементалей или поднимать нежить. И этих магов, как и положено стандартному высокому фэнтези, много. Как минимум — по одному на каждую партию приключенцев!

Иными словами, можно говорить о значительной прослойке людей и не-людей, обладающих способностями, изрядно выходящими за рамки стандартных человеческих. Но каково же их социальное положение? В Свободных Королевствах Мараканора и Караманора правят короли и крупные феодалы, маги предоставлены сами себе — кто-то служит оным феодалам, кто-то шарится по подземельям с приключенцами, кто-то сидит безвылазно в башнях из слоновой кости. В абсолютистской Бармалионской Империи маги — на коротком поводке у императора. В безумной Теократии Артишока их жгут на кострах, ибо всякая магия есть ересь и преступление против Хрустального Дракона. У варваров Замороженного Севера правят военные вожди, а местные маги-шаманы служат им или выполняют роль идейных вдохновителей набегов…

Так. Стоп. Вам ничего не кажется странным? Человек, способный после небольшого обучения метать огненные шары одним мановением пальца, стóит десятка бойцов. Против того, кто может читать мысли, не сработают никакие подлости и интриги. Тому, кто может поднимать нежить, достаточно разлить волшебный эликсир на деревенском кладбище, чтобы получить собственную армию, способную сравниться как минимум с дружиной средней руки феодала, причём эта армия не будет нуждаться в пище, сне, отдыхе и будет абсолютно покорной. Так какого же рожна маги довольствуются второстепенным положением в обществе, служа владыкам-маглам, а то и вовсе страдают от дискриминации и гонений? Это и есть он — парадокс магократии в полный рост. Вернее, парадокс её отсутствия.

А как было в реальности?

Lermontov 64.jpgЭссе
Нижеследующий текст является эссе. Он выражает мнение конкретного автора по данному вопросу и может содержать большое количество оценочных суждений и неоднозначных высказываний. Просим относиться с пониманием.

Проблема возникает из того, что авторы при конструировании своих сеттингов опираются на реальный мир, а в реальном мире никто не умеет метать файерболы. При этом положение магов обычно срисовывается с положения учёных или жрецов. Да, исторически учёных порой считали колдунами, и да, они нуждались для нормальной работы в покровительстве сильных мира сего. Да, со жрецами — аналогичная песня (кстати, изначально словом «маг» называли зороастрийских жрецов). В реалистичном сеттинге сотрудничество между королём и книжником — взаимовыгодное. Король кормит книжника, защищает от суеверной толпы и даёт материал для экспериментов. Книжник — лечит короля и его близких, разрабатывает всякие полезные штуки и консультирует короля во всевозможных высоких материях.

Однако между возможностями жрецов и прочих алхимиков с астрологами в нашем бренном мире и таковыми у фэнтезийных магов — колоссальное качественное отличие. Знание звёздных карт, умение вскрывать гнойные нарывы и готовить порох само по себе не делает человека «уберменшем». Фэнтезийная же магия — делает, о чём уже сказано в описании. Стандартный фэнтезийный маг способен на невероятные вещи, причём в одиночку или с небольшой группой соратников. Зачем ему нужны какие-то там покровители, чья благосклонность к тому же в любой момент может исчезнуть? И уж тем более — зачем терпеть гонения?

Более того, даже в нашем мире жрецам и шаманам не нужно было никаких файерболов, чтобы занять привилегированное положение во многих обществах. Так, у галлов или полабских славян верховная власть принадлежала именно жрецам. Простой веры в их магические силы в сочетании с тем, что именно жречество было хранителем огромного количества практических знаний, необходимых для нормальной жизни племени (медицина, ветеринария, астрономия, генеалогия,[1] обычное право) вполне хватало для того, чтобы отодвинуть военную аристократию на второй план. А теперь представьте, что было бы, если бы кельтский друид или славянский волхв действительно могли бы колдовать, аки их фэнтезийные собратья. Зачем им вообще терпеть кого-либо ещё, конкурирующего с ними за авторитет?

Итог — в обществе с работающей магией заклинатели должны были занять безальтернативно господствующее положение ещё на этапе первых государственных образований, если не раньше. Если склонность к магии передаётся по наследству — общество разделится на касты магов-господ и маглов-простолюдинов. Если магии можно научиться — ей будут пытаться научиться в первую очередь правители и воины: зачем просить о помощи какого-то волхва, если можно самому сжечь вражеское войско молниями с неба? Да здравствует магократия, которая продержится, пока существует магия!

Стоит однако учитывать, что парадокс магократии в чистом виде относится в первую очередь к обществам с античной и средневековой культурой. То есть там, где действует сословная мораль и зачастую работает принцип «Власть — это сила». Общества современные, знакомые с понятиями «свобода, равенство, братство», власть так легко не отдадут — даже людям, чьи способности превосходят ядерное оружие. Кроме того, современные технологии позволяют гораздо эффективнее противостоять паранормам (речь не только об оружии — компьютер, подключенный к Интернету, по крайней мере отчасти заменяет хрустальный шар, а какой-нибудь Боинг может превосходить ковёр-самолёт и по скорости, и по комфортабельности). И самое главное, часть выросших в этом обществе паранормов, впитавших с рождения его ценности, встанет на его защиту против паранормальных террористов. Если вы всё-таки хотите ввести магократию в современное общество, это можно сделать двумя способами:

  1. Устроить магический постапокалипсис — сделать способности магов настолько сильными, чтобы они могли на равных сразиться со всеми современными вооружёнными силами и либо выиграть всухую, либо просто раздолбать планету до такой степени, чтобы выживание любой ценой стало важнее охоты на ведьм. В обоих случаях вместе с современной инфраструктурой рушатся и современные моральные ценности, и снова начинает действовать принцип «кто сильнее, тот и прав».
  2. Наделить магов не столько физическими, сколько ментальными способностями — предвидение, чтение мыслей, промывание мозгов в любой форме, усиление интеллекта. Обладатель подобных сил может прийти к власти в современном мире совершенно законно — попросту выиграв президентские выборы или став президентом богатейшей корпорации.

Как избежать?

  • Ограничить магию:
    • Выдавать силы уровня «сжечь полгорода одним кастом» только лишь особым существам с особым местом в мироздании — каким-нибудь полубогам, демонам или иномирцам, у которых есть задачи и проблемы поважнее, чем возюкаться в людской политике и которых на весь мир по пальцам одной руки перечесть можно. Обычным же человеческим колдунам выдавать сил не больше, чем «погадать на воске», «отшептать ячмень» или «навести порчу». Пусть такие и займут место, эквивалентное жрецам и брахманам реальной истории — конкурентов светских правителей, но не их бесспорных могильщиков.
    • Заклинания могут поразить небольшой отряд противников, но не вражескую армию, подчинить группу людей, но не народ, разрушить чужой дом, но не крепость, отразить стрелу, но не запущенный катапультой валун, поднять несколько верных слуг и телохранителей, но не армию нежити. Такие навыки будут неплохим подспорьем для власть имущих, но сами по себе власти не обеспечивают: даже если маг зачарует короля и заставит его публично передать себе корону, королевские родственники и другие феодалы просто объявят короля зачарованным и попробуют снять с него чары через обезглавливание чародея.
    • Мощные заклинания для своей подготовки требуют личного проведения очень долгих и сложных ритуалов. Такое может позволить себе придворный маг, колдующий для короля под защитой надёжной охраны, но король-чародей при увлечении подобной магией скорее сам потеряет власть из-за долгого выпадения из реальности.
    • Маг после применения мощного заклинания валится без сил. Придворного мага телохранители по приказу короля отнесут отлёживаться в безопасное место, но король-чародей может очнуться в темнице. Если вообще очнётся.
  • Прописать магические клятвы, которые принуждают могучих магов сохранять лояльность смертным правителям. Дескать, жил когда-то могучий король-чародей, который переживал о том, что ни один из его сыновей не унаследовал его магической силы, а значит неизбежно будет свергнут своими же магами, после чего страна сгинет в гражданской войне. Король думал-думал и придумал: приказал объединить всех подданных-чародеев в Гильдию Магов, и прописал в уставе Гильдии принесение магической клятвы верности королю и его законным престолонаследникам. «А что, так можно было?!» — дружно подумали другие короли-чародеи и тоже организовали у себя такие гильдии. Короли-чародеи давно умерли от старости, однако по сей день в каждом государстве каждый маг перед началом обучения повторяет эту клятву верности, после которой разве что ночью под одеялом может иногда помечтать о том, чтобы самому королём стать и всем владеть. Ведь стоит только ему попытаться озвучить эту мысль в разговоре с коллегами, и у него для начала ненадолго отнимется язык, а в дальнейшем может даже остановиться сердце — ведь действие заклинения поддерживает сама Гильдия. Что касается магов-самоучек, то они при выявлении первым делом получают предложение вступить в гильдию (и зачитать клятву), а в случае отказа получают обвинение в покушении на государственную измену.
  • Ввести в сеттинг более сильные сущности. Да, есть маги, но ещё есть боги которым любой файербол от крутейшего из магов — как слону дробина. И кстати, это именно они даровали божественное право на трон королям и будут недовольны, если какие-то колдунишки начнут направо-налево королей свергать: либо прямо и явно отвесят обнаглевшему магику молнией с небес по голове, либо провидением изберут героя Всеславура для одоления богохульного властелина-чернокнижника.
  • Прописать несовместимость магии и власти, в том числе божественной природы:
    • Постигнуть настоящие глубины может только тот, кто отринет все властные амбиции, полностью посвятив себя искусству магии. Или постижение магического искусства требует ежедневных многочасовых медитаций, молитв и сложных ритуалов. В результате могущественному магу либо будут неинтересны мелочные проблемы человеков, либо на них у него попросту не будет времени.
    • Сочетание власти и магии всегда плохо влияет на человека. Во всех академиях студентов сразу предупреждают, что если они попытаются совмещать власть над магией с властью над людьми, то очень скоро получат радикулит, маразм и юбилей. Вот вам подробные биографии людей, которые решились нарушить этот запрет — постарайтесь не повторять их ошибку, а то список биографий станет длиннее.
    • Особо строгий кодекс поведения запрещает магам претендовать на мирскую власть, потому что ещё в стародавние времена были случаи, когда магистры Мирддин Чёрный, Дихлофос Зловонный и Аль-Козлед Аль-Шайтани захватывали власть в Караманоре, Мараканоре и Бармалионе соответственно. Всякий раз это приводило к неисчислимым бедам, угнетениям, геноцидам, войнам, голоду и мору, пока самозваного тёмного властелина не свергал альянс всех других стран не без помощи чудес святого Мики. С тех пор во всех трёх государствах есть выжженные файерболами пустыри, где до сих пор не растёт трава, а по лесам бродят выведенные магистрами-отступниками глазососы, чупакобры и совомедведи, которых всё никак не удаётся истребить. Так что никто из магов нарушать Кодекс больше не хочет, а если вдруг решает «пойти к успеху», то коллеги это своевременно определяют и пресекают.
  • Усилить магов и сделать их сущностями такого порядка, что маг, руководящий государством смертных, будет как миллиардер, лично руководящий ларьком.
    • Всемогущий маг-отшельник. Зачем ему власть над обществом? Обычно это нужно человеку для привилегированного положения при распределении общественных благ, однако сильный маг при желании сам себе наколдует и любой деликатес «как на королевском столе», и жилище хоть из чистого золота. Ещё власть и богатство позволяют обеспечить безопасность, однако сильный маг обеспечивает её себе сам — кого хочешь хоть файерболами закидает, хоть призванными демонами запинает, хоть в болоте утопит. Власть — она производная от положения в обществе, а маг — «боевая единица сама по себе», совершенно самодостаточен. На кой чёрт тогда магу принимать на себя прилагаемый в нагрузку груз ответственности за управление подданными? Почёт и уважение? Так он их и так иметь будет, поскольку хотя сам маг в обществе не нуждается, общество в услугах мага нуждается ещё как.
      • Исключение только в том случае, если для мага власть — самоцель, что есть крайне неочевидная мотивация. Или магу хочется устроить «социальный эксперимент», поэтому управление крупным человеческим обществом для него — что-то вроде наших игр в 4х-стратегии. Или садист, получающий удовольствие от подчинения и унижения других людей, захочет совершать это зло в промышленных масштабах. В любом случае, подразумевается, что желающих «поиграть в престолы» среди магов будет немного, а тёмных властелинчиков по многочисленным просьбам населения угомонят другие маги-отшельники.
    • Тёмный вариант мага-отшельника. Всемогущий садист или эгоист, который будет лично творить трэш, угар и содомию где угодно, когда угодно и над кем угодно. Это — не Тёмный властелин и даже не властелинчик. Магическая сила обеспечивает ему полную безнаказанность, и ему этого достаточно. А власть над презренными смертными и поклонение презренных смертных ему совсем не нужны. Ну а смертным в отсутствии Избранного Героя придётся относиться к таким магам, как к стихийным бедствиям.
  • Предусмотреть эффективное средство защиты от магии, которое в случае чего позволит отряду королевских стражников без проблем скрутить разбушевавшегося мага. Смешать сушёные травы каркун мокрый и хрипунец болотный, пропитать селитрой, насыпать в мешочек и, поджигая, бросать: чуть только дым коснётся мага, он потеряет все свои способности. Сделать средство достаточно дорогим, чтобы оно не встречалось в кармане у каждого разбойника, а то магам станет совсем грустно. Хорошим вариантом будет сидящий на зарплате у каждого уважающего себя монарха небольшой отряд убийц магов с уникальными способностями и снаряжением, который если не гарантированно прикончит зарвавшегося чароплёта, то хотя бы будет иметь достаточно высокие шансы на это, так что большинство магов трижды подумает, стоит ли устраивать путч.
    • Защиты от магов нет, но дакка пробивает защиту магов! С одним лучником маг легко справится, и даже с десятком справится, но залп нескольких дюжин лучников — пробьёт магическую защиту!
    • Важно — дешёвая и распространённая антимагия предотвращает магократию, только если магия в вашем сеттинге преимущественно боевая. Если сэр Альбендальф Мудрый может создать провизию и чистую воду для целой армии одним заклинанием, а другим воскрешает сотню убитых солдат, а Финалгон Зелёный щелчком пальцев выращивает для той же армии мост через реку — они будут править, и вам никак не поможет, что нахождение даже маленького кусочка меди в радиусе двадцати метров от Финалгона или пятидесяти метров от Альбендальфа полностью блокирует их способности, превращая в обычных смертных. От диверсантов с медью их прикроют специально подготовленные профессионалы.
  • Сделать магию саму по себе опасной. Она может быть опасна только для жизни того, кто ей овладевает, и на одного овладевшего ей в совершенстве будет тысяча спаливших себя файерболами, сожранных поднятыми зомби или утащенных в ад призванными демонами. Она может быть опасна и для души того, кто ей овладевает: тут уже речь идет не о том, чтобы маг с помощью магии начал кем-то управлять, а о том, чтобы его магия не начала управлять им самим.
  • И если парадокса никак не избежать, остаётся сделать непрямую магократию наподобие перумовского Мельина, где есть ничего не решающий официальный монарх и принимающий все решения за него Капитулат Радуги. При этом о марионеточном короле все знают, но дружно помалкивают, ибо традиция.
    • Как вариант, магократия может быть совсем-совсем скрытой — на уровне тайного общества. С точки зрения формальных магловских законов Совет Мудрых — не более, чем кружок любителей кройки и шитья, и 99 % населения даже не подозревает о том, что такой существует и где-то там заседает. Но учитывая, насколько древние и могущественные существа входят в этот кружок кройки и шитья, он сам собой превращается в негосударственную сверхдержаву и негласно контролирует по меньшей мере полмира, а светские правители боятся даже случайно выказать неуважение этому кружку.

Интересные примеры

Троп в полный рост встречается в основном в «бульварном» фэнтези, где МТА не слишком задумываются о стройности и логичности сеттинга, а просто лепят в свои опусы все возможные атрибуты стандартного фэнтези-сеттинга по принципу «шоб було». Приводить примеры таких работ мы, конечно, не будем, иначе статья разрастётся до неприличных размеров. Более-менее талантливые авторы о проблеме осведомлены и стараются придумать обоснования. Просьба добавлять в статью только такие примеры, причём с описанием того самого обоснования.

Литература

  • «Акренор» Эдуарда Катласа — маги способны крушить крепостные стены, насылать ураганы с землетрясениями, да и живут при этом столетиями. Но создание сложных заклинаний требует часов, а то и дней напряжённой работы, а запас магической энергии достаточно быстро исчерпывается, после чего маг не сильно отличается от простого человека. А восстанавливается он месяцами. Отчасти это можно поправить с помощью накопителей, особенно стационарных, которыми являются, например, башни магов. Достаточно старый маг, десятки, а то и сотни лет накачивающий свою башню энергией, становится в ней практически непобедим. Вот только теперь он фактически оказывается привязан к башне, так как, выйдя из неё, потеряет бóльшую часть сил и станет относительно лёгкой добычей для врагов.
  • «Белгариад» Д. Эддингса — могущественных светлых магов всего двое — Белгарат и его дочь Полгара. Они пользуются огромным авторитетом среди королей, но сами никаких престолов занимать не хотят.
    • У него же в «Элении» — магия основана на обращениях к богам, как правило, из пантеона стириков, народа, населявшего Элению до, собственно, эленийцев. Магию изучают все члены Воинствующих орденов эленийской церкви, которая по прагматическим соображениям смотрит сквозь пальцы на такое откровенное язычество. Тем не менее, магия рыцарей, хоть и служит им полезным подспорьем, всё-таки не настолько сильна, чтобы делать их имбой, а одиночные действительно сильные «добрые» маги, например, Сефрения, власти над эленийцами не ищут.
  • «Волшебник Земноморья» — волшебников, в первую, вторую и третью очередь, интересует поддержание баланса в мире. Школа на острове Рок была создана как убежище для волшебников, которые не хотели, чтобы полководцы использовали их таланты во вред. Волшебники ведь лучше других понимают законы этого мира, в частности, магии: её использование отражается на всём мире и вызывает соответствующие последствия. Ну а неразумное использование магии приводит к неприятностям. Если протагонист Гед вначале удивлялся, почему его первый учитель Огион не пользуется магией по любому поводу, даже для бытовых удобств, то потом он на собственном горьком опыте понял, какова цена магическому могуществу, и видел, к чему это приводит других.
  • «Гарри Поттер» Дж. Роулинг — волшебники осознанно выбрали изоляцию от мира обычных людей (магглов), и фактически образовали отдельный мир со своей независимой системой власти и управления: волшебники не правят магглами, магглы (по возможности) не правят волшебниками[2]. При том, были маги, которые стремились установить господство волшебников над магглами (то бишь, магократию): в XX веке было целых двое таких могучих колдунов — Гриндевальд и Волдеморт, но они получили мрачную репутацию кровавых злодеев, так что идея магократии оказалась дискредитирована. Вариант со строгим кодексом поведения.[3]
  • «Деревянный меч» Э. Раткевич — в сеттинге маги, которые пытаются совмещать свою «основную профессию» с управлением государством, сходят с ума. Впрочем, некоторые находят лазейки, становясь «серыми кардиналами».
  • «Имперская трилогия» Р. Фэйста и Дж. Вуртс — Ассамблея Магов, они же «Великие». Ассамблея не правит Империей, потому что им это не интересно. Но они вполне официально находятся над законом. Если маг чего-то требует, то и император, и Имперский Стратег (местный аналог сёгуна) обязаны подчиниться.
  • «Князь Пустоты» Р. Скотта Бэккера — существуют эффективные антимагические средства, так называемые хоры, некогда разработанные одной вымершей сектой магов. Обычный человек или нелюдь, носящий хору, полностью защищён от прямого воздействия магии[4], а маг, который прикоснётся к ней, превратится в соляной столб. Многие правители держат как придворных магов, так и придворных воинов с хорами, которые, в случае чего, найдут управу на этих колдунов. Тем не менее магам случалось и выбиваться во власть.
  • Легендариум об Арде Дж. Р. Р. Толкина — тут действуют сразу несколько факторов:
    • Ограничение магов: действительно могущественны тут лишь существа с исключительным местом в мироздании — разного рода воплощённые великие духи и древнейшие из эльфов. Самый крутой людской колдун в легендариуме, не пользовавшийся ничьей заёмной силой — оборотень-природник Беорн куда слабее любого из них. Вернее, если столкнуть в тёмной подворотне, скажем, Беорна и Сарумана, то Беорн, может, и оторвал бы Саруману голову — но ему надо сначала до Сарумана добраться и избежать его подчиняющего волю голоса…
    • Строгий кодекс: все маги и чародеи, придерживающиеся «светлой стороны», знают, что подчинять волю других — это запретное, это ведет ко злу. Истари, посланникам Валар, к примеру, напрямую запрещено это делать уставом их организации.
    • И вместе с тем, магократия тут есть! Помянутый Беорн стал вождём людей, живших в верховьях Андуина. За Элрондом и Галадриэлью, носителями эльфийских колец, другие эльфы следуют совершенно добровольно, потому что только их силой может быть создана земля, свободная от зла и течения времени, на которой могут жить эльфы. Ну а различные представители тёмной стороны, не связанные никакими кодексами, создают магократии с собой во главе с завидной регулярностью.
  • «Легенды Этшара» Л. Уотта-Эванса — могущественнейшая Гильдия Волшебников (Wizards, в других переводах чародеев) и сама официально не лезет в политику, и другим не даёт. По правилам гильдии всем занимающим хоть какой-то придворный пост строго запрещено практиковать любую магию (не только волшебство), за исключением только тех немногих постов, где магия необходима, вроде судебного теурга. Нарушители, как правило, или просто тихо пропадают, или однажды не просыпаются. Неофициальные интриги магических гильдий, конечно, никто не отменял.
    • Правда, однажды волшебники проморгали становление магократии: колдун[5] Вонд, неожиданно для всех обнаружив новый источник магии, в одночасье обрёл огромные силы и быстро сколотил небольшую империю. Волшебники несколько раз пытались устранить Вонда, но особых успехов в этом деле не добились.
  • «МИФ» Роберта Асприна — в мирах с развитой магией легко доступны антимагические средства, равно как и волшебные амулеты, позволяющие любому неучу кинуть в мага файербол. Поэтому колдовством вполне можно заработать состояние, но вот захватить власть на одних файерболах вряд ли получится. В мирах типа Пента, где на всю страну полтора мага-недоучки, этот недоучка вполне может и трон занять. Что, собственно, эпизодически и произошло с придворным магом Скивом, когда король просто спихнул на него проблемную должность. Но Скиву на троне сидеть тоже не захотелось, так что он вернул короля обратно.
  • «Моя понимать» и «Моя не понимать» К. Костинова — в этом фэнтезийном мире маги — всего лишь ремесленники. Да, хорошие, да высокооплачиваемые, их работы пользуются спросом у всех слоёв общества (и даже у крестьян встречаются магические холодильные фляги, а вся армия стреляет из ружей с магически накаляющейся иглой-запалом). Но вероятность захватить власть у магов — примерно такая же, как, скажем, у оружейников или ткачей: без них жить очень трудно, их изделия очень полезны (особенно когда был изобретён «магический концентрат» как топливо для големов и других магических конструктов, а заодно и разработаны пулемёт, работающий на магии, и магическая взрывчатка любой мыслимой мощности — вплоть до аналога атомной бомбы) — но не более. Магам нужно сырьё, ингредиенты, время для расчётов и нанесения рунных связок. Словом, они иногда бывают могучими — но не всемогущи, и самый могущественный маг — не более чем гениальный инженер-изобретатель. Тем не менее амбициозные чародеи с силами титанического масштаба явно встречаются — ещё в прологе дилогии поминается мимоходом, что наша Земля используется властями магических миров в качестве места для ссылки бессмертных Тёмных Властелинов.
  • «Первый Закон» (цикл «Земной круг») Дж. Аберкромби — деконструкция классического фэнтези. Да, официально Союзом правит король, а гурками — султан. Но на самом деле власть всё-таки — у магов: Байяз выступает в роли «серого кардинала», под разными личинами выступающего в роли советника королей Союза, а Кхалюль возглавляет гуркскую религию. Здесь особые условия — в древности этого мира маги правили миром почти открыто, но из-за угасающей магии они постепенно теряют силу и, чтобы не потерять и власть, им приходится выкручиваться — Байаз делает это через накопленное богатство и банки, последователи Кхалюля обратились буквально к людоедству, стремясь сохранить магическую силу хотя бы так.
  • «Плоский мир» Т. Пратчетта — всё зависит от местности. Прежде всего, в истории был период магических войн, когда на большей части Противовесного континента правили классические короли-чародеи, непрестанно воевавшие друг с другом и в итоге едва не доведшие мир магическим загрязнением до полноценной катастрофы, так что большей частью маги сами себя истребили. В Ланкре скрытая магократия — формально правит король, но он несколько оторван от жизни и население куда более охотно прислушивается к нянюшке Ягг и прочим ведьмам. Волшебники Анк Морпорка формально могут хоть самого патриция Витинари в жабу превратить, и ничего им за это не будет[6]. Хотя эпизодически магократия случается и в Анк-Морпорке. Скажем, в книге «Посох и шляпа» объявился молодой чудесник Койн (восьмой сын восьмого сына волшебника, который обладает невероятной силой. В том числе именно поэтому магам запрещено иметь детей), который тут же решил исправить Университет и город, а потом и весь мир ради общего блага — дело дошло до настоящего конца света, и в итоге только усилиями Ринсвинда удалось его избежать, а Койн, восстановив всё ровно как было, ушёл в другой мир навсегда. К тому же магия не настолько могущественна, заклинание надо каждый раз после применения учить заново, а излишняя концентрация магии в одном месте (например, в магических боях) может привести как к губительной трансформации местности, так и к разрыву ткани реальности и выбросу всего живого вокруг в Подземельные Измерения, обитающие в котором Твари магией питаются и очень даже стремятся выйти в реальный мир.
  • «Повелитель гномов» Маркуса Хайтца — шестью королевствами управляют маги. При этом власть им до лампочки, они просто отжали у других правителей земли с источниками магии и занимаются своими изысканиями, а всё управление поручили заместителям.
  • Цикл «Чистая фэнтези» Г. Л. Олди — маги находятся на службе у королей (ну, кроме некоторых анклавов вроде Чуриха, где правит совет некромантов) потому, что они сильны, но не всемогущи. В той же Реттии сотрудники Бдительного Приказа (местного аналога полиции) проходят при обучении курс «сизача» (силовое задержание чародеев), а в рассказе «Дуэль» весь сюжет и вовсе строится на том, «кто кого сборет»: могущественный колдун или мастер боевых искусств, владеющий любым мыслимым и немыслимым оружием? Да и на поле боя: пироглобула в пехотный строй — это страшно, но хороший арбалетчик мага пристрелит.
  • «Разрушенная империя» Марка Лоуренса — местные маги, ребята жутковатые и не особо харизматичные, резонно считают, что простой народ за ними не пойдёт. Поэтому они предпочитают держаться в тени и тайно манипулировать королями, играя ими, как шахматными фигурами. А ими самими при этом манипулируют загруженные сознания Зодчих, обитающие в древних компьютерах.
  • «Сага о ведьмаке» А. Сапковского — вариант с тайным правительством. На Севере номинально правят обычные короли, аристократы и городские советы, но на деле значительная часть северной политики контролируется Капитулом Магов через как специально внедренных агентов влияния, так и просто авторитетных волшебников. На начало серии скрытое влияние магов кажется незыблимым, но оказалось, что уметь в интриги и магию это разное, Капитул распался и уже в последних книгах магов на Севере просто начали вырезать, что заставило их уйти в подполье, хотя влияние, опыт и богатство всё ещё с ними. В Нильфгаарде же император прижал магов менее кровопролитно, но жестко и заставил их официально вписаться в местную вертикаль власти, и в империи маги — просто госслужащие высокого ранга, которые, конечно, имеют определенное влияние на политику, но не большее, чем их обделенные чародейскими умениями коллеги.
  • «Сапог бога Эрлана» Фэн Мэнлуна (XVII в.) — государственным чиновникам, в том числе следователям, приходится поддерживать порядок в империи. Однажды они сталкиваются со случаем, где преступник применяет колдовство: меняет облик и становится невидимым. Поэтому на операцию по захвату блудодея, посягнувшего на наложницу императора (да ещё и в облике божества Эр-лан Шеня) берут с собой зелье от колдовства: свиную и песью кровь, смешанную с чесноком и калом. Брызни на него, и он — бессилен.
  • «Сказки Долгой Земли» Ирины Кобловой — на Долгой Земле без магии было бы очень сложно обеспечить сохранность продовольствия за время Долгой Зимы (8 лет Земли Изначальной), и вообще здесь магия является очень серьёзной силой, особенно потому что не работает никакой хай-тек с Изначальной. Однако верховные правители Долгой (Весенний и Осенний Властитель, Летняя и Зимняя Королевы) всё равно приходят во власть путём проведения всеобщих выборов, проходящих в начале соответствующего Времени Года. Даже устроивший Тёмную Весну маг Валеас Мерсмон, что бы не писали про него потом свергнувшие его военные, пришёл к власти сугубо демократическим путём.
    • Ещё есть Высшие — два десятка человек, дорвавшихся до истинного бессмертия и запредельной магической силы. Эти потенциальные магократы по причине запредельного эгоизма руководствуются двумя принципами: люби себя и наплюй на всех. Поклонение презренных смертных им не требуется, а взваливать на себя должностные обязанности правителя по обустройству жизни подданных они не собираются. Поэтому люди сами выбирают себе правителей, а злодеяния Высших немногочисленные посвящённые воспринимают, как стихийное бедствие.
  • «У Великой реки» Андрея Круза — здешние маги сильны, но далеко не всесильны. Да, достаточно умелый маг может «бахнуть» на пару сотен шагов с силой крупнокалиберного артиллерийского орудия, убив несколько десятков человек, развалив вражеский строй или проломив крепостную стену. В услових псевдосредневековья это делало их настоящим стратегическим оружием, способным переломить ход войны. Но после такого «баха» магу понадобится минимум несколько часов на «перезарядку», и в это время он будет практически так же уязвим, как и обычный человек. В результате маги были весьма уважаемыми и ценными специалистами, некоторые играли роль серых кардиналов при местных правителях, но на высшие посты обычно не лезли. Ну а появление пришлых с их техникой потеснило магов ещё сильнее.
  • «Хроники Нарнии» К. Льюиса — Аслан является Единым Богом, к тому же тем самым, христианским, и магократию не одобряет. Кое-где она всё-таки существовала, например, в Чарне — тамошняя королева даже была уверена, что во всех мирах правители должны являться магами… но правители Чарна действовали против воли Аслана.
  • «Хроники странного королевства» О. Панкеевой — вариант со скрытой магократией. При каждом правителе есть придворный маг, который подчинён королю только формально, о чём король Шеллар, нагло вломившийся на собрание придворных магов (см. эпиграф), говорит прямо в лоб. Фактически живущие сотни лет маги на протяжении многих поколений воспитывают будущих королей, чтобы те с раннего детства привыкали слушать их мудрые советы, а при необходимости не стесняются манипулировать воспитанниками. В частности, мир Дельта практически не знает войн (в отличие от реальной Европы, где постоянно кто-то с кем-то воевал) — дед Шеллара Кендар Завоеватель получил столь грозный титул всего лишь за захват небольшой спорной провинции у соседней страны, а огнестрельное оружие развивается только в качестве револьверов под унитарный патрон. Если король оказался откровенно профнепригоден, вроде галлантского Луи — магу приходится быть серым кардиналом. Впрочем, иногда профнепригодным может оказаться и сам маг (вроде Силантия из Поморья, который знает, сколько чешуек на хвосте у дракона, а готовящийся мятеж в упор не замечает).
    • Если такое двоевластие приведёт к неразрешимым разногласиям между королём и придворным магом, то возможно два гипотетических финала. Или придворный маг подвигнет кого-нибудь из дворян объявить импичмент королю (тем более, что по закону такая процедура явно требует присутствия придворного мага, либо другого мага по выбору самого короля). Или же король напомнит наставнику, что маги тоже не всесильны, и упакует в сеть из полиарга, который напрочь блокирует магическую силу.
    • Во втором томе придворный маг Истран тоже ничего не мог сделать с Комиссией по отбору жертв для дракона, потому что магически закреплённый юридический иммунитет, который по недомыслию подписал предыдущий король, действовал на всех подданных короны, включая «только формально подчинённого» Истрана. Попросить коллег он тоже не мог по той же причине.
    • В Мистралии волею судьбы в шестой-восьмой книгах сложилась магократия без всяких парадоксов — из всех наследников правящего дома в живых остался только племянник последнего короля маг-полуэльф Орландо, после прихода к власти прямо заявивший оппозиционерам, что если они только подумают о начале новой войны, в их владениях случится землетрясение или извержение вулкана прямо под родовым имением и для достоверности немного встряхнул дворец. Как легко догадаться, действовал Орландо, заручившись согласием своих коллег-магов и коллег-королей, а землетрясеньице и вовсе устроил мэтр Истран — у Орландо, все еще восстанавливающегося после тяжелого ранения, все силы ушли на эманацию страха, чтобы собеседников как следует проняло.
  • «Упорядоченное» Ника Перумова — на мага, в принципе, можно найти управу, например, с помощью какого-нибудь артефакта (а то и специального травяного дыма, описанного в теле статьи), потому далеко не все государства в Хьерварде или Эвиале являются магократиями. Тем не менее, например, в Мельине заглавной империей фактически правили именно маги из Семи орденов.
  • «Хроники Ехо» Макса Фрая — даже во времена расцвета магических орденов, которые тогда постоянно воевали друг с другом и чуть не довели мир до конца света, никто из них не покушался на королевскую власть, поскольку правители Соединённого Королевства могут делать то, на что не способен ни один маг: проводить особый ритуал, обеспечивающий стране комфортный климат. Маги этого ритуала не знают и не факт, что смогут воспроизвести. Кроме того, за пределами Ехо, где расположено Сердце Мира, маги резко теряют в силе, так что о завоеваниях нечего и думать. А в Смутные Времена, когда король Гуриг VII захотел остановить надвигающийся конец света и ограничить использование магии, он объединился с могущественным Орденом Семилистника, который был силён в том числе в «экологичности» магии, когда маг тратит часть полученной силы на ликвидацию вредных последствий обряда — в итоге только членам Ордена разрешена магия почти бесконтрольно, остальные жители могут пользоваться магией не выше 8 ступени (из 200+). В «Сновидениях Ехо» действия Макса привели к значительному смягчению запретов и повышению степеней доступной простым людям магии.
  • «Чародей с гитарой» — маги здесь бывают очень разные по этическим убеждениям, и магократии в исполнении наиболее беспринципных из них тут очень даже бывают. Например, колдун Цанкреста подчинил своей власти город-государство Гнилые Горшки, а попаданец Маркус Неотвратимый едва не провернул то же самое с городом-государством Квасеквой. «Приличные» же маги вроде Клотагорба или Оплода или не интересуются властью и политикой, или не желают вмешиваться в работу законно избранных правительств.

Кино

  • «Звёздные войны» — на тормозах. Империя Палпатина не только просуществовала недолго, но и полагалась в основном на военную мощь солдат и боевой техники. В приквелах нам показали давно (ещё до оканцлеривания Палпатина) разваливающуюся Республику, которую джедаи (как бы на пике могущества) явно неспособны сцементировать. В общем, на одной Силе порядок не наведёшь.
    • Та же ситуация и в Расширенной Вселенной. Государств, возглавляемых ситхами, — было множество (Старая империя ситхов, Вечная империя Вишейта, микроимперии эпохи Новых ситхских войн, империя Палпатина). Джедаи во главе государств — реже, но встречались (лорд Хот и другие наследственные лорды-джедаи эпохи Новых ситхских войн). Другие государства одарённых также имелись (от древней империи Раката, возглавляемой могучими тёмными одарёнными, до вождей-шаманов в примитивных племенах вуки, эвоков и других рас). Однако государств, возглавляемых неодарёнными, за десятки тысячелетий истории Галактики было неизмеримо больше. Обеспечивается это за счёт не столь уж дорогостоящей возможности заваливать одарённых пушечным мясом (что продемонстрировали дроиды на арене Петранаки, а клоны — во время выполнения приказа 66) и дорогой, но доступной серьёзным игрокам антимагии (ящерицы йсаламири). Кроме того, Орден джедаев, крупнейшая организация одарённых, не одобрял вмешательства одарённых в политику.

Мультсериалы

  • «Дом совы» — на Кипящих Островах установлена магократия. Король-чародей Белос когда-то издал указ, что ведьмам и демонам позволено изучать только одну школу магии. Лишь приближённым Белоса разрешено изучать больше одного направления в магии. А того, кто нарушит закон, упекут в тюрьму, где в лучшем случае лишат магических способностей, а в худшем — обратят в камень.

Комиксы

  • DC Comics — магов немного, и большинство из них не лезет в политику. Почему? Ну во-первых, конкретно этим (показанным в комиксах) светская власть неинтересна. А во-вторых, помимо магов в этом мире есть множество других лиц со сверхспособностями — от инопланетян до чокнутых гениев. И если маги попытаются управлять простыми смертными, все остальные супергерои скажут: «Куда?!», а суперзлодеи: «А что, так можно было?!» И начнётся большая потасовка, нахрен никому не нужная. Тем не менее, встречаются государства, управляемые магами, — Атлантида, например.

Аниме и манга

  • Shinsekai Yori — люди поголовно стали могущественными эсперами, у которых ввиду этого магократия. Рядом живут лишенные паранормальных способностей крысолюды, которые служат эсперам прислугой. Внутренние дела крысолюдов никого особо не интересуют, главное чтоб под ногами не мешались. А вот в прошлом были магократии: один эспер правил страной лишённых паранормальных способностей поданных. К сожалению, все такие эсперы обычно превращались в безумных маньяков и жестоких массовых убийц. Над нынешними же эсперами поработали как генетики, так и педагоги, что в большинстве случаев позволяет им сохранить рассудок. Правда, ценой жестко прошитого в голову запрета на причинение вреда себе подобным. Так что когда кто-то из эсперов все же сходит с ума, остановить его становится большой проблемой. А крысолюды — потомки обычных, неаномальных людей, у которых эсперы отобрали человеческий облик, чтобы на них этот запрет не распространялся.

Настольные игры

  • Dungeons & Dragons — здесь главным балансирующим фактором служит магия по Вэнсу: заклинания необходимо готовить заранее, и применять их можно ограниченное количество раз между периодами отдыха. В силу её ограничений если даже удастся выстроить магократию, она не будет неизбежно круче и могущественнее других типов власти, и даже боевой маг нуждается в отряде поддержки из обычных воинов. Во многих сеттингах магократии вполне себе существуют, но на равных конкурируют с другими типами государственного устройства.
  • Mage: The Ascension — в данном сеттинге магия работает, поскольку есть люди, свято верящие в возможность существования этой самой магии. И в древние времена, когда суеверия были особенно распространены, маги были почти всемогущими и не стеснялись своим могуществом пользоваться, не считаясь с мнением простых людишек. Однако среди магов были и те, кому простые люди были не безразличны. Им хотелось дать людям хоть какое-то средство для отпора от своих наглых собратьев. Впоследствии данные маги объединились в Орден Разума (будущую Технократию), а их средством для борьбы с собратьями стала наука, которую те стали продвигать как доминирующую магическую парадигму. С её помощью Технократам удалось уничтожить в людях веру в традиционное волшебство и таким образом установить Консенсус (картину мира), в которой остальным магам не было места, а сами Технократы стали тайным мировым правительством. Таким образом могущество обычных волшебников сильно поубавилось и на власть они могут претендовать только в полных медвежьих углах (или в мирах Умбры, в которых научно-техническая парадигма мейнстримом не стала), а маги-технократы и вправду стали править миром.
  • Warhammer 40000 — Империум находится под властью бессмертного Бога-Императора, величайшего среди людей псионика-псайкера. Хотя вопрос его принадлежности к людям — тема ожесточённых религиозных диспутов. Прочие псайкеры теоретически могут стать могущественными инквизиторами, которые ничем конкретно не правят, но имеют право отдавать повеления от имени Императора. Или можно занять высокую должность в ордене космодесанта, который часто имеет в подчинении планету-другую. Но куда вероятнее, что после обучения их отправят в лучшем случае магическими бойцами на фронт, а в худшем — на «топливо» звёздного маяка Астрономикон, в зависимости от умения контролировать свои силы. Несогласных с такой политикой ждет встреча как с лояльными псайкерами, так и с антимагами-париями.
  • Warhammer Fantasy Battles — в данном мире магократия в наличии у нескольких рас:
    • Ящеролюды, которыми правят сланны, одни из самых могущественных магов этого мира;
    • Лесные эльфы, чьи правители Ореон и Ариэль владеют магией;
    • Тёмные эльфы, которыми правит Король-чародей Малекит и его мать колдунья Морати;
    • Князья-вампиры владеют некромантией и командуют армиями нежити и зомби;
    • Воины Хаоса, чей предводитель Архаон является сильным колдуном.
    • В Империи и Бретонии все маги находятся в подчинении императора и короля, высшие эльфы практически все в той или иной степени владеют магией, но правит ими Король-Феникс, а один из сильнейших магов мира Теклис к власти не рвётся, хоть некоторыми княжествами, вроде Авелорна и Сафери всё же правят маги. Орков и зверолюдов могу возглавлять не только шаманы, но и вар-боссы, среди скавенов тоже далеко не все представители совета 13 владеют магией, гномы же магией не владеют в принципе. За исключением гномов Хаоса, у них как раз магократия. Частичным обоснованием тут является то, что ветра магии, как и энергия варп-камня, тут довольно непредсказуемы, поэтому те, кто могут управлять ими, могущественные, но не всесильные. К тому же, источником любой магии в этом мире тут является Хаос, поэтому «светлым» расам нужно держать свои магические способности под строжайшем контролем, чтобы они не обратились против своих же войск и чтобы не перейти на тёмную сторону.

Видеоигры

  • Daiteikoku — зависит от местности. В Японии правители по совместительству мощные псионики, выполняющие жреческие функции. Но это личные предпочтения божества-покровителя. В империи ханни, маскотов компании Alice Soft, опять же правит король-жрец. Тем более, что воскрешать глиняных подданных умеет только он. Но хватает фракций в которых псионикам отводится лишь роль очень крутых магических бойцов.
  • Dragon Age — во вселенной игры маги связаны с Тенью и потенциально опасны, потому их обычно стараются контролировать. Например, в Ферелдене и соседних королевствах они живут в башнях Круга магов, которые являются одновременно школами магии, домами чародеев и тюрьмой-«шарашкой» для них же. За магами следят рыцари-храмовники, обученные им противостоять и использующие антимагию на основе слабых магических способностей, искусственно привитых путем употребления ими волшебного наркотика лириума. Там же, где магов не контролируют, например, в Тевинтере — они находятся у власти. Хотя и там магократия на тормозах — чтобы пролезть во власть. недостаточно быть просто магом, нужно еще иметь деньги и связи, так что по сути в Тевинтере олигархия. В древности Тевинтер все же был самой настоящей магократией, в которой на сомнительный магический эксперимент могли пустить годовой запас лириума и десятки тысяч рабов. Древнее государство эльфов — Элвенан было ещё хлеще, так как им правили маги с околобожественными силами.
  • Heroines of Swords & Spells — в одном из блогов автор подробно объясняет, почему маги не правят Ялмезом — если одним словом то «рано»: нынешняя магия это относительно молодое явление, до изобретения волшебных чернил было натуральная шаманство с непредсказуемыми последствиями, потому народ и важные люди до сих пор колдунам не доверяют, да и сами маги очень неохотно расширяют свои ряды, но главное — Церковь пока еще крепко держит колдунов в рамках и если они полезут куда не надо, то их встретят не только боевые молитвы, но и мечи фанатиков-паладинов, при поддержке богатых и влиятельных людей Ялмеза с которыми у церковников прочные связи. В общем магократия скорее всего однажды наступит, но не сейчас.
  • Pillars of Eternity — в этой вселенной, в числе прочего, есть огнестрельное оружие. Пуля заткнёт мага гораздо быстрее, чем он успеет закончить заклинание, и к тому же пули способны пробивать защитное поле, которое создают волшебники.
  • Spellforce — когда-то маги правили миром, опираясь на рунных воинов. Доигрались до катаклизма, расколовшего мир. Большинство магов погибло, оставшиеся потеряли бóльшую часть магических сил, так что теперь править им уже не суждено.
  • The Elder Scrolls — «на местах» обоснуи могут быть разными, например, полноценным правителем Империи может быть только Драконорождённый, и владеть магией в узком смысле ему вовсе необязательно, а в Морровинде дом Тельванни не стремится к власти из-за изоляционистского менталитета. Тем не менее, кое-где существуют или существовали в прошлом вполне себе магократии (айлейды, Альдмерский доминион), и вообще значительную роль во вселенной играют маги-псиджики, эталонное тайное правительство. Что же до помянутых тельван, то на своих землях на северо-востоке Морровинда они вполне себе магократы — просто расширяют свои владения преимущественно путем захвата никем не населенных пустошей, и не особо желают покорять селения других домов — ведь это чревато появлением ассассинов из Мораг Тонг, которых напустят на колдунов ущемлённые редоранцы или хлаалу, а с ассассинами никто не хочет иметь дело.
  • Warcraft — примеры магократии в сеттинге есть (Даларан), однако в королевствах людей ан масс все-таки правят не маги. Обоснуя как такового нет, но, основываясь на игромеханике, можно предположить, что маги ограничены запасами маны — исчерпав их, они становятся беспомощными. Да и сама магия тут бывает разная, однозначно безопасной является только светлая и природная магия, арканная магия — опасна, вызывает зависимость, а уж чернокнижие и сквернокнижие разных сортов и вовсе такое, что с его помощью не столько колдун будет кем-то править, сколько наоборот — колдуном будет кто-то править.

Сетевой оригинальный контент

  • Worm — в Америке невмешательство в политику и экономику — часть «неписаных правил», соглашения, регулирующего взаимоотношения между супергероями и суперзлодеями. Служба контроля паралюдей следит в том числе и за подобными вмешательствами, для чего у неё есть отдельное подразделение WEDGDG, где работают Умники (паралюди со способностями расширенного познания, будь то ясновидение, усиленные чувства или сверхмощный интеллект). Впрочем, если вы суперзлодей, можете сделать карьеру босса мафии — только в этой сфере властвовать над магглами неписаные законы не запрещают. Но это конкретно американский консенсус, а в остальном мире — кто во что горазд. В Африке, например, неприкрытая магократия.

Примечания

  1. Была нужна не только чтобы почесать ЧСВ происхождением от древних героев или самих богов, но и чисто практически — чтобы знать, кто кому приходится родней и в каком поколении, чтобы избежать близкородственных браков и вырождения. Очень насущная проблема в условиях небольшого племени.
  2. Так-то в Британии маги подчиняются Министерству Магии, которое хоть и состоит из одних волшебников, однако входит в британское же правительство. Министр магии Британии иногда консультируется по важным вопросам с премьер-министром, но в большинстве случаев проводит независимую от номинального начальника политику.
  3. Самое смешное в том, что в книгах семья Малфоев яро презирает магглов и магов-«грязнокровок» — но, как гласит Слово Божие, когда принимался Статут Секретности, именно Малфои были столь же ярыми его противниками. Нет, магглов, сиречь обычных людей, они и тогда презирали и не гнушались убивать (например, бунт крестьян-арендаторов в своих землях один из Малфоев подавил, просто истребив колдовством всех нелояльных и выдав их смерть за вспышку чумы) — но вот их золото для волшебников было вполне притягательно, а с принятием Статута оно начинало уплывать из рук. Больше того: Люциус I Малфой (отец однокурсника Гарри Поттера Драко был уже Люциус II) в молодости даже активно сватался к королеве Елизавете, пытаясь стать принцем-консортом и подгрести под себя маггловскую Англию — и когда королева отвергла его ухаживания, в гневе наложил на неё проклятие безбрачия, из-за чего детей у «королевы-девственницы» не было, и она всю жизнь считала себя «обручённой с Англией», вместо мужа обходясь любовниками-фаворитами.
  4. Скажем так, сжечь его условным файерболом не получится, но можно, например, подорвать этим же файерболом потолок и похоронить хороносца под обломками.
  5. В этом сеттинге колдуны и ведьмы — не чернокнижники, а псионики.
  6. Вот только Анк Морпорк такой гадюшник, что занимать место Витинари не хочет даже законный король. А волшебникам на деле вполне достаточно того, что их шляпа служит им универсальным платёжным средством в любом заведении города, тем более что Университет с его нетривиальной геометрией постоянного расширяющегося пространства предоставляет волшебникам всё необходимое для жизни и интриг внутри своего сообщества.