МТА

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
На вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. Этот троп необъективен и зависит от восприятия и взглядов аудитории. Пожалуйста, размещайте его только в подразделе «Вкусовщина».
«

Мой друг, зачем о молодости лет
Ты объявляешь публике читающей?
Тот, кто ещё не начал,— не поэт,
А кто уж начал,— тот не начинающий.

»
— С. Я. Маршак
«

Ты сочинил сто строк, а я - всего десяток
У лавра медлен рост, а у поганки - краток.

»
— Андреас Грифиус
«

Здесь спит бездарности непревзойденный гений.
Всю жизнь молол он ерунду.
С ним надо погрести тома его творений,
Чтоб автора на них поджаривать в аду.

»
— Антуан-Луи Лебрен, «Эпитафия графоману»

МТА (расшифровывается как Молодой Талантливый Автор) — ироническое название бесталанных писателей. МТА допускает фатальные ошибки в тексте, незнаком с матчастью и не имеет ни малейшего понятия об основах литтворчества. Публикует свои «шыдевры» МТА, как правило, в интернете. На WikiTropes не место творчеству МТА!

Этимология выражения утрачена, хотя есть версия, что некий представитель сего племени написал одному из братьев Стругацких «Здравствуйте! Я — молодой, талантливый автор…» С тех пор и пошло.

Очень важно: биологический возраст не имеет никакого значения. МТА можно быть в любом возрасте — явление создаётся не этим.

Творчество МТА от беллетристики называется бульварная литература, МТА от кинематографа — фильм категории Б.

Доска позора

Писатели

  • Вадим Белоусов, более известный как Вилли Конн. Некогда легендарный, а ныне забытый писатель-тролль, подражавший МТА; один из немногих в этом списке, кто попал в него исключительно ради денег и фана, и чей реальный талант можно считать подтверждённым. В советское время Белоусов был убийственно-серьезным автором научпопа и публицистики, и неоднократно высказывался, что вся фантастика — низкопробное чтиво для дураков. Когда под конец Перестройки в СССР хлынула волна западной переводной низкокачественной фантастики, Белоусов взял себе псевдоним Вилли Конн и начал клепать эпатажные опусы о приключениях храброго автогонщика и космической проститутки, боровшихся с инопланетным Сатаной-мутантом и террористами СПИДа — в общем, дурачиться на всю катушку.
  • Ричард Бриттен, автор претенциозного опуса The World Rose — формально фэнтези, по факту — выспренней писанины с картонными персонажами и дубовым языком, откуда к тому же буквально сочились авторские фетиши и психологические проблемы. Утверждал, что его творчество сравнивали с Шекспиром, Диккенсом, Раймондом Фэйстом[1] и Норой Робертс[2] (что общего между этими авторами, впрочем, не уточнял), на критику реагировал крайне болезненно, вплоть до прямых угроз. В итоге прославился тем, что претворил угрозу в жизнь — напал на девушку, которая написала одну из разгромных рецензий на «Амазоне», причем ради такого ему было не лень проехать восемьсот километров.
  • Норман Бутен, автор «величайшей книги, когда-либо написанной в истории человечества» (по версии самого автора) под названием «Empress Theresa». Прославился в Интернете за счет постоянных скандалов с рецензентами на «Амазоне» и ряде других сайтов, оставлявших ему плохие отзывы. Обладатель чудовищных размеров самомнения, слепо убеждённый в том, что его книгой восхищались бы Джордж Оруэлл, Чарльз Диккенс и Уильям Шекспир, а все, кто её критикуют, являются частью огромного сообщества троллей, созданного с целью затравить автора. В реальности же его книга — это скучнейшая писанина с картонными персонажами, героиней — Мэри Сью, шизофреническим сюжетом и целым ворохом орфографических, грамматических и даже логических ошибок.
  • Юрий Иванович Дямко. Клинический случай МТА, с замашками извращенца. Герой его книг в подробностях описывает, как герой и его друзья стали интересоваться сексом с пяти лет, а лишились девственности в десять. В десять лет, Карл! Они регулярно устраивали групповуху и ни разу не попались. Извините, вас ещё не тошнит?
  • Никос Зервас (настоящие имя и фамилия неизвестны), автор печально известного антифанфика на «Гарри Поттер» под названием «Дети против волшебников». Наивные, не верящие в возможность существования такой графомании, считают его псевдонимом коллектива троллей, а «ДПВ» — пародией на творчество бесталанных сторонников «православия-самодержавия-народности». На самом деле, скорее всего, «Зервас» писал на полном серьезе. Книга вышла в середине нулевых, когда о «скрепах» еще не трубили на каждом углу и нео-черносотенные нарративы про ужасных сатанинских гаррипоттеров и святую православную Русь были практически не знакомы людям, далеким от ультраклерикальных кругов (то есть большинству). Пародировать малораспространенное явление попросту не было смысла.
  • Милослав Князев. Вероятно, худший из отечественных авторов, из издававшихся на бумаге. Пишет фэнтези про попаданцев; читатели считают, что юмористическое, автор с ними не согласен. Впрочем, по-другому этот набор штампов, замаскированный под приключения шаблонных персонажей в картонных декорациях, в здравом уме воспринимать нельзя.
  • Юрий Григорьевич Корчевский. Ныне почивший стахановец, которому не позавидуют только китайские клепатели веб-новелл про культиваторов. С 2008 до самой смерти в 2021 г. наплодил 128 боевичков про попаданцев в Древнюю Русь, Российскую империю и фэнтези.
  • Эрнст Малышев. Одна из трёх голов отечественного научно-фантастического «Змея-графоманыча», наряду с легендарными Вилли Конном и Юрием Петуховым, чьё имя стало практически нарицательным в отношении низкопробной фантастики. Ныне практически забыт, а его творчество рассматривается как один из курьёзов постперестроечных времён. Ни одно издательство не взялось печатать его «шедевры», из-за чего пришлось издавать книги за свой счёт, ради чего даже были проданы дача и машина. Также публиковался вместе с супругой. Обладает обычным для МТА завышенным ЧСВ, о двух вышеупомянутых «коллегах» крайне низкого мнения.
  • Юрий Медведев. Главный редактор отдела фантастики ведущего советского издательства «Молодая гвардия» (1974—1978), загубивший карьеру Стругацких и некоторых других фантастов в угоду МТА-панславистам, также сам написал несколько романов с прелестно корявым языком, мешающим научно-фантастический антураж с псевдославянизмами и обилием уменьшительно-ласкательных суффиксов (« — Прибило к нам <корабль> из созвездия Геркулеса космическими течениями… — Сколько ж годочков световых их сюда несло?»), а также частыми вставками на злобу дня и просто от себя (наибольшее внимание вызвал эпизод обыска в романе «Протей», намекающий, что доносчиками-виновниками изъятия КГБ документации почившего Ивана Ефремова были его ученики, братья Стругацкие).
  • Юрий Петухов. Отчаянный националист и конспиролог, своего рода турбо-Головачев: именно его перу принадлежит весьма обширный «Классификатор пришельцев» (знай ксеноса в лицо, а то не отличишь «гидроцефала ложнозрячего» от «хомозоида саблезубого») и образчик дурной патриотической космооперы «Звездная месть», аж в пяти томах расписывающий борьбу неимоверно духовного непростого русского православного космодесантника Ивана с жидорептилоидами, бесами из Ада и иже с ними аж в трех вселенных со всевозможными подизмерениями. Сам Борис Стругацкий, когда у него спросили, что он думает о том, что Юрий плагиататит некоторые моменты из его книг, назвал Петухова графоманом. Впрочем, тут скорее имеет место проблема противоположных оценок — если абстрагироваться от отчаянно пихаемой идеологии, то эпопея вполне себе читабельна и интересна для любителей подобного жанра.
  • Илья Деревянко. Квасной патриот и фанатичный верующий, из-за чего некоторые считали, что за псевдонимом Никос Зервас скрывается именно он. Был весьма популярен в девяностые среди любителей «мусорной» литературы, ныне практически забыт. Писал, в основном детективы и боевики, также у него есть несколько книг в жанре хоррор, а вся литература переставляет из себя переложение взглядов автора на бумагу. Все герои Деревянко как один высокие белокурые голубоглазые арийцы русские парни либо действующие, либо бывшие спецназовцы, истово православные, либо обретающие веру в процессе повествования, все злодеи, как один, либо карикатурные звероподобные чеченские террористы, выполняющие роль тупых орков, либо тщедушные коварные либералы или сатанисты. Также, несмотря на истовую религиозность автора, доходящей до карикатурной неприязни к музыкальным жанрам рок и метал, Деревянко совершенно не чурается наполнять свои книги натуралистичными описаниями убийств и расчленёнки, а также половыми извращениями, что вновь наводило на мысли о том, что за псевдонимом Никос Зервас скрывается именно он. Тем не менее, это не так: Деревянко всё же имеет некоторое представление о военном деле, чего не скажешь об авторе ДПВ.
  • Александр Полярный (Аскеров), автор «Мятной сказки», оцененной читающим сообществом как претенциозное ванильное чтиво, сюжетная линия которого рассыпается на части. Но особую ненависть публики он вызвал тогда, когда пригрозил, что если его следующая книга «Юпи» не разойдётся стотысячным тиражом, он покончит с собой. Когда нагрянул вал критики от возмущённой грубым шантажом взрослой публики, он потёр свои посты и снова представил себя жертвой — «я несу в мир добро и няшность, а злые токсичные люди только хотят меня затравить»[3].
  • Владимир Геннадьевич Поселягин, ветеран попаданческого движения, который сам говорит о себе «Великий обормот и лентяй. БОЛЕЮ орфографией, грамматикой и графоманией». Попеременно пишет про магию, космос и ВОВ, порой миксуя их с неимоверным патриотизмом, при этом катастрофически не разбираясь в истории и технике. А его протагонисты сплошь Мэри Сью-подонки-нагибатели, которые сперва терпят, а потом начинают мстить, например, в 8 лет стульями в единоборстве забарывая восьмерых старшеклассников, а потом напропалую занимаются сексом, насилуют женщин и далее занимаются чуть ли не геноцидом во имя мести, что на него косо посмотрели, и России-матушки, этакий ВЕЛИКИЙ СУД почти в каждой серии. А накатал он много — 28 циклов не менее чем по три книги в каждом.
  • Олег Рыбаченко. Тот самый случай, когда по конечному результату невозможно понять, является ли он реальным плодом потуг МТА или жирнейшей пародией на них. Судя по выходам автора на связь с «поклонниками», всё-таки первое. Местами даже хуже Князева. Именно из его творчества пришёл мем «попаданец в пчелу». В последнее время отошел от странных попаданцев и пишет романы наборы малосвязанных друг с другом зарисовок, в которых воительницы в бикини, а также сам Рыбаченко, побивают врагов голыми пяточками, давят на гашетку рубиновыми сосками и выпускают из различных отверстий тела смертоносные пульсары. Кстати о пяточках: они неизменно розовые и гладкие, и единственное, в чем можно быть уверенным в тексте произведений — что их кто-то обязательно поцелует или вылижет. В общем, фу.
  • Игорь Тертышный, ака Йар Эльтеррус/Сурретьлэ Раи. Прославился романом «Серые пустоши жизни», графоманским чернушным фэнтези с сильным акцентом на сценах крайнего БДСМ. Имеет странную фиксацию на отрезании половых органов, а ГГ в одном из эпизодов вообще подают жареные клитора. В последующих произведениях градус неадеквата немного упал, но фетиши автора на грани и, порой, за гранью адекватности, никуда не делись.
  • Алексей Черкасов. Кинорежиссёр Сергей Герасимов кратко отозвался об его трилогии «Сказания о людях тайги»: «Безграмотные книги для безграмотного читателя».
  • Георгий Эгриселашвили, он же Джордж Локхард. Сей МТА помешан на драконах — он ненавидит те сеттинги, где их убивают. Самый яркий пример его творчества — письмо к писателю Лоуренсу Уотт-Эвансу. В этом письме Локхард заявил что книги Лоуренса хуже чем Mein Kampf, потому что там убивают драконов, а самого писателя Джордж обозвал расистом и негодяем. Что ещё сказать про этого МТА? Ну он ненавидит третью часть «Героев меча и магии» и The Elder Scrolls V: Skyrim, обвиняя эти игры в дискриминации драконов.
  • Владимир Щербаков. Преемник вышеуказанного Ю. Медведева на посту главреда фантастики «Молодой гвардии», без тяги к политизированности, но еще более ярый панславист и сторонник фолк-хистори. Сам издал два фантастических романа про борьбу атлантов с этрусками-предками русских, в «Чаше бурь» в протагонисте вывел фактически себя (фантаст Владимир) и добился его публикации, как признавался, за счет своего поста. Критика была к роману весьма неблагосклонна из-за переполнения его эзотерическими изысканиями автора пополам с сомнительной фолк-хистори с шовинистским душком (этруски сплошь высокие голубоглазые блондины, и от них пошли русские, а атланты чернявые брюнеты, от которых произошли римляне и прочие европейские нации).
  • Основатель церкви саентологии Л. Рон Хаббард. Был внесён в книгу рекордов Гиннеса, как самый печатаемый и переводимый автор. За всю свою писательскую карьеру написал 1080 книг (это, на секунду, в два раза больше, чем Дарья Донцова), но даже при таком объёме писательская деятельность не принесла ему ни литературной славы, ни финансового благополучия, а его книга «Дианетика» так и вовсе была поднята на смех профессиональными психологами. Лишь создание собственной секты помогло ему разбогатеть.
  • И ещё многие и многие графоманы, создающие тонны низкопробных книжек о попаданцах, эльфийках и содомии в магических университетах. Тысячи их!

Поэты

  • Уильям МакГонагалл прославился именно как худший поэт Великобритании, что видно по его самому известному стихотворению «Крушение моста через реку Тэй»: зашкаливающая патетика при корявых рифмах, многократных повторениях сказанного (что могло бы уместиться в одну строфу, МакГонагалл растянул на восемь), дурной ритмике стиха и смешная мораль, которой этот стихотворение заканчивается. При этом он считал себя непризнанным гением и любую критику воспринимал как похвалу. Умер в нищете — но десятилетия спустя смерти всё-таки прославился как второй известный шотландский поэт после Бёрнса, а Роулинг «подарила» Минерве МакГонагалл его фамилию.
  • Граф Дмитрий Иванович Хвостов — практически синоним графомана для русской культуры девятнадцатого века. Писал неимоверно пафосные стихи, переполненные архаизмами и давно вышедшими из моды словами и оборотами, безбожно уродовал фонетику и забывая о смысле и логике, издавался за собственный счет большими тиражами в красивых переплетах, да к тому же был зятем Суворова, который, согласно легенде, на смертном одре умолял его не писать, не позорить родных.
  • Семен Надсон — пример неоднозначный. Среди читателей его стихи пользовались огромной популярностью, а коллеги над ним насмехались, ставя в вину и меланхоличное настроение поэзии, и несовершенство формы, и общую подражательность. С другой стороны, мудрено ли, что меланхоличен и подражателен был человек, который болел туберкулезом и не дожил до двадцати пяти лет? В общем, хоть он и снискал одиозную славу похоронного графомана, но этот автор был буквально молодым и, пожалуй, буквально талантливым.

Кинодеятели

  • Сарик Андреасян — что бы этот человек ни пытался снимать: комедии («Беременный»), детское кино («Тот ещё Карлосон»), супергеройское кино («Защитники») — на выходе стабильно получаются на редкость убогие и унылые фильмы, переполненные штампами, вымученной актёрской игрой и вульгарным юмором. Нет, есть у него и немного приличных фильмов — но они теряются на фоне треша.
  • Уве Болл. На тормозах: хоть и известен своими бредовыми экранизациями игр, все же умеет снимать хорошо. Помимо игротреша, снял «Туннельных крыс» (Мрачновато-абсурдистский боевик про Вьетнам), «Рэмпейдж» (о юном маньяке, ставшем прототипом Неважного из Hatred) и «Освенцим» (короткометражку про один день из жизни лагеря, сам снялся в роли солдата СС, охраняющего газовую камеру). В отличие от предыдущих примеров, смотреть с соответствующим настроем можно и его плохие фильмы — они проходят по категории так плохо, что уже хорошо.
  • Марюс Вайсберг — верный соратник Андреасяна, специализирующийся на как бы любовных комедиях. Ему мы обязаны, в частности, сценой трахбушета из «Гитлер капут».
  • Томми Вайсо — клинический пример «режиссера в малиновом пиджаке»: не особо дружащий с художественным вкусом бизнесмен, возомнивший себя гением кинематографа и на свои деньги снявший якобы драму «Комната» с собой в главной роли и сценарием собственного сочинения. Счастливый пример, когда так плохо, что уже хорошо — фильм стал культовым.
  • Эд Вуд — официально режиссер худшего фильма всех времен. Не со зла, просто ну очень любил он снимать кино, настолько, что снимал сцены с одного дубля, брал деньги у кого угодно на каких угодно условиях, а уж мелкие вопросы вроде декораций и костюмов считал пустяками, на которые можно потратиться в самую последнюю очередь, а то и вовсе стащить с соседней площадки. Зато вытащил из наркозависимости горячо любимого актера Белу Лугоши.
  • Александр Невский/Курицын — многостаночник, успевший побыть и актёром, и сценаристом, и режиссёром, и продюсером, и бодибилдером заодно. И всё это получается у него одинаково плохо. Однако как и в предыдущем примере его фильмы это всё-таки так плохо, что уже хорошо.
  • Франк Гастамбид — по сути, французская версия Невского/Курицына. В наличии самопальная статья на Википедии, полная самовосхваления и самолюбования, попытки копировать Вина Дизеля и его Форсаж, а также постоянная труппа актеров, которые в его фильмах шутят про женские груди, гениталии, задницы и фекалии. Неудивительно, что ни один из фильмов, в которых он выступал в качестве режиссура и сценариста, не был оценен выше 5 из 10, а пятую часть франшизы «Такси» фанаты оригинала просто разгромили.
  • Джейсон Фридберг и Аарон Зельцер — неразлучный режиссёрский дуэт (у них даже страница на TvTropes одна на двоих), специализирующийся на пародиях. Некогда они принимали участие в разработке сценария к первому «Очень страшному кино», после чего, похоже, решили, что это их призвание. Юмор у этих ребят, прямо скажем, на очень большого любителя, а режиссёрского таланта им и вовсе не завезли, но зато никто не мешает им называть свои ленты «Очень [вставь прилагательное] кино» и заманивать зрителей надписью «От сценаристов „Очень страшного кино“», поэтому кассу они стабильно собирают.

Игроделы

  • Мотому Торияма — самый ненавидимый фанатами серии Final Fantasy работник Square Enix. До прихода в компанию, играл лишь в Final Fantasy IV и, по его словам, очень хотел создавать игры с таким же глубоким сюжетом. И этот новичок сразу же стал проситься в, ни много ни мало, руководители проекта. Несмотря на то, что разрабатывать полноценную часть серии Final Fantasy ему не дали, а отправили руководить разработкой игры Bahamut Lagoon на устаревающую Super Nintendo, Торияма попал в команду разработчиков Final Fantasy VII. В ней он был ответственен за дизайн Мидгарда, а также запомнился трешовой необязательной сценой с несмешной шуткой на гомосексуальную тему. Если есть люди, которые слабы в одном, но при этом сильны в другом, Мотому Торияма на протяжении всей своей карьеры в Square Enix показал себя исключительно как очень слабый режиссер, сценарист, геймдизайнер и продюсер. А единственные удачные игры, в создании которых он принимал участие, вроде Final Fantasy VII и Final Fantasy X, получались такими либо если Торияма не отвечал за режиссуру и сценарий, либо если ему помогали ещё минимум 2-3 режиссера и сценариста. В качестве полноценного руководителя проекта он отметился лишь весьма спорной Final Fantasy XIII, сиквелами к Final Fantasy X, Final Fantasy XII и Parasite Eve, а также сценариями к играм Front Mission Evolved, уничтоженной фанатами серии в отзывах, и MindJack, признанной одной из худших игр 2010 года. Стиль его работ легко узнаваем: крайне непонятный и перегруженный сюжет, который очень трудно понять без прочтения внутриигровых кодексов и фанатской энциклопедии, картонные клишированные персонажи, говорящие пацанскими цитатами и, самое главное, предельно тупой и несмешной похабный юмор. Видимо, спустя столько лет, даже боссы компании поняли это, поэтому к разработке Final Fantasy XV и Final Fantasy XVI его уже не подпускали. Ныне же Торияма пытается выезжать на столь популярной нынче на западе теме толерантности и представительства разных нетрадиционных в играх. На японских имиджбордах получил меткое прозвище «Toriyama Motomerarenai-san», что на русский язык можно примерно перевести как «Торияма Ни-на-что-не-годный».
  • Алекс Мэйхан aka YandereDev — один из хрестоматийных примеров плохого инди-разработчика, умудрившегося провалиться сразу на нескольких уровнях. Начиная как автор сравнительно перспективной идеи о «симуляторе хитмана в сеттинге аниме на яндере-тематику», последующая разработка показала, что Алекс мало того, что не был способен осилить проект и свои же амбиции, но и попросту, в силу своей гордости, отказывается передать его тем, кто способен помочь. В списке «грехов» Мэйхана числятся: воровство ассетов (вплоть до того, что Алекс взял продвинутую и тяжелую модель зубной щетки, которая нужна для рендера фотореалистичной графики, но никак не аниме-игры), плохой перегруженный геймдизайн с множеством ненужных фич, ужаснейший код игры с меметичным «If else», который привел к тому, что игра безбожно тормозила без особых причин. И ко всему этому добавляются жадность (вроде принципиального отказа платить людям, которые ему помогают в разработке), конфликтность и невероятная гордыня (которые привели к разрыву контракта с tinyBild, чьи ресурсы могли гарантированно позволить закончить игру). Как итог, игра не имеет спустя 8 лет разработки даже скелетного сюжетного режима, пережила несколько перестроек с нуля, а Мэйхан успел стать посмешищем, практически растеряв весь свой кредит доверия.
  • Джеймс и Роберт Ромин — два брата-акробата и по совместительству основатели студии «Digital Homicide», «самого худшего разработчика игр» по мнению пользователей Steam. Они заработали себе скверную репутацию, клепая отвратного качества игры из ассетов, приобретенных в магазине Unity (именно им Интернет обязан широким распространением термина «asset flip», обозначающего такого рода кривые игры, собранные на коленке без каких-либо стараний и труда), а потом продавая их пачками за гроши. Не забывали они и банить тех игроков, которые оставляли им плохие отзывы и подкупать людей раздачей игр гораздо лучше их поделий в обмен на хорошие отзывы. В 2015 году они попытались засудить критиковавшего их видеоигрового журналиста Джима Стерлинга на сумму в 10 миллионов долларов, но дело в итоге было прекращено. Впоследствии, когда они стали всеобщим посмешищем для Интернета, в 2016 году братья Ромин подали в суд на платформу Steam и на 100 пользователей, оставлявших им гневные отзывы, требуя в качестве компенсации морального ущерба 18 миллионов долларов и выдачу личных данных этих пользователей. На следующий же день Steam удалил все их «игры» и перманентно забанил студию, на чем их история благополучно закончилась.

Музыканты

  • Андрей Ковалёв — тот самый случай, когда МТА не обязательно «молодой». Депутат и олигарх, который на старости лет возомнил себя рок-звездой и создал группу «Пилигрим». Подобно своим сотоварищам из этого списка, агрессивно пиарился, используя ботов и проплаченные отзывы. В те времена (2008—2010) это было сравнительно в новинку, многие принимали эти восторженные комментарии за чистую монету, после чего знакомились с нахваливаемым творчеством и недоумевали. Музыка «Пилигрима» представляла собой унылый закос под олдскульный хэви-метал (а на более поздних альбомах — под альтернативу, лучше не стало), тексты Ковалева и его умение петь — ниже всякой критики. Зато хватило денег аж на Памелу Андерсон в одном из клипов!
  • Александр Осипов, он же Aor — «мастер на все руки», приписывавший себе кучу талантов во всех возможных сферах, включая цигун, восточные единоборства и пикап.[4] Тем не менее, больше всего прославился именно музыкальными талантами. Создал группу Revelance, которую безбожно пиарил на всех метал-форумах нулевых, а на критику, в том числе конструктивную и обоснованную (слабый вокал, отсутствие элементарных навыков игры на инструментах и хоть каких-то проблесков композиторского таланта), реагировал по большей части истериками. В начале десятых разогнал Revelance и создал новую группу — Imperial Age, потратившись на пиар и профессиональных музыкантов, но при этом оставшись вокалистом, не умея петь. Получилось как-то так — музыканты, конечно, хороши, но дутый пафос, лезущие отовсюду комплексы Аора и его вокал, который метко прозвали «конингом», портят всё.
  • Андрей Шмелёв, более известный как Lord Seth — «звезда» отечественной блэк-метал тусовки девяностых-нулевых, способная по анти-популярности соперничать только с Ковалевым и Аором. Основал группу Satarial, отметившуюся дикой претенциозностью, безвкусным «эротизмом», текстами из разряда «так плохо, что уже хорошо» и совершенно блеклой музыкой. Безосновательно утверждал, что его группа основана еще в 1989 году как Ad Majorem Satanas Gloriam, став, таким образом, первой блэк-метал группой в СССР и соцлагере вообще.[5] В качестве пруфа было предоставлено демо в ужасном качестве, которое при ближайшем рассмотрении оказалось записью малоизвестной венгерской группы. В нулевых перешел от потуг в блэк-метал к столь же примитивным потугам в индастриал. Все перечисленное вкупе с навязчивым и хамским поведением Шмелёва и его «соратников» (возможно, на самом деле — виртуалов самого Сета) было причиной, по которой Satarial стала нерукопожатной группой в постсоветском андеграунде. Критиков Шмелёв безосновательно обвинял в подкупленности РПЦ.
  • Андрей Лаптев — пример того случая, когда МТА остаётся в статусе МТА не одно десятилетие. Бывший барабанщик известной группы «Эпидемия». Прямо перед записью хитовой «Эльфийской рукописи» был уволен из-за раздолбайства и крайне сомнительной компетентности. Смертельно обиделся на бывших коллег, много лет бегал по форумам и утверждал, что группа без него нелегитимна, и что скоро он соберёт новый состав и всем покажет. В итоге, альбом «Затерянный хлам Лаптева храм Энии» был выпущен в 2018 году — после пятнадцати лет мытарств! Рассказы задействованных в проекте лиц о процессе записи состояли исключительно из грубых ругательств. Конечный результат повеселил публику совершенно подвальным качеством звука и текстами с рифмами уровня «эльфы-полуэльфы». Отдельно радует персонаж самого Андрея с очень эльфийским именем Тобиас — в честь Тобиаса Заммета, по которому Лаптев фанатеет. Надо ли говорить, что никаких чартов альбом не порвал?
  • Максим «Cruel Addict» Доши — исполнитель экспериментального альтернативного рэпа (по мнению родителей, «на уровне Высоцкого, а, может быть, даже и выше»). Напрочь лишён музыкального слуха, чувства меры и вкуса, картав, шепеляв, плохо владеет английским языком (настолько плохо, что даже при переводе своего псевдонима родил бафос-нежданчик: хотел назваться Жестоким Влиятелем, а получился Жестокий наркоман) — и при всём при этом обладает невероятных размеров самомнением. Участвовал в нескольких талант-шоу (на Украине, в России и даже в Германии), где прославился исключительно бесталанными, но скандальными выступлениями.

Внутримировые примеры

Иначе говоря, молодые да талантливые графоманы, фигурирующие в художественных произведениях в качестве персонажей. Обычно появляются шутки ради или в качестве сатирической отсылки на кого-то из современников автора.

  • «Бесы» Ф. Достоевского — капитан Лебядкин с его нелепыми и убогими стихами, лишенными смысла. Частично, как «Шея», пародия на Бенедиктова, но чаще самодостаточен в своем графоманстве.
  • «Евгений Онегин» — внезапно Ленский, хотя многие и думают, что он юный гений, списанный с Пушкина. Нет, его стихи, написанные перед дуэлью, штампованы и местами несообразны с логикой, и Пушкин по ним прохаживается уничижительно: «Так он писал темно и вяло».
  • «Обыкновенная история» И.Гончарова — главгерой Саша Адуев в начале романа. Самоирония: Адуев зачитывает юношеские стихи самого же Гончарова. Вот только Гончаров переключился на прозу и обнаружил огромный талант, а из Адуева писатель оказался еще хуже, чем поэт.
  • «Аркашка» Вл. Елистратова — мальчик Аркашка решил стать писателем и стал кропать рассказы в жанре карикатурного мясного хоррора. В его историях постоянно кого то объедают со всех сторон, откусывают части тела, а вонзив оружие в тело жертвы, три раза «пириварачивают» его, чтобы жертва больнее обстрадалась.
  • «Двенадцать стульев» — поэт-халтурщик Никифор Ляпис-Трубецкой, автор однообразных сатирических стихов в духе «Служил Гаврила хлебопёком, Гаврила булку испекал». Он же — изобретатель выражения «стремительный домкрат».
  • «Драма» А. Чехова — к протагонисту приходит шапочная знакомая, желающая услышать его мнение о драме своего сочинения, и начинает читать ее вслух. Под действием этого невыносимо ходульного, затянутого, переполненного надоевшими штампами (прогрессивная дочь реакционного отца и ее сложные отношения с карикатурным нигилистом) «творения» слушатель постепенно впадает в помешательство и убивает МТА, но присяжные оправдывают его.
  • «Мистер Бин на отдыхе» — кинорежиссёр Карсон Клэй мнит себя гением кинематографа, но его фильм то ещё зрелище. Все сцены в фильме скучные до невозможности, и всё это сопровождается унылым закадровым голосом.
  • «Приключения Незнайки и его друзей» Н. Носова — Незнайка брался за разные занятия, в том числе за написание стихов, и все едва-едва не привели к его избиению. Однако в реальности в народ его перлы пошли: «Торопыжка был голодный, проглотил утюг холодный!»
    • Там же действуют поэтесса Самоцветик (сочиняет штампованные стишки в стиле «тара-ра, тара-ра, я поймала комара», в которых меняются только изловленные насекомые и занятие (то «книжку почитать», то «полик подметать»), к которому автор переходит в конце) и писатель Смекайло (реально не написавший ни строчки и пытающийся тайком записывать чужие разговоры на пленку, чтобы плагиатить).
  • «Смертельное убийство трупа» Игоря Пидоренко — графоман Зеленецкий, до печёнок доставший главного героя (который работает редактором в книжном издательстве). На свою голову, друг последнего решил дать несколько «ценных» советов этому «многообещающему автору», с расчётом на то, что тот потерпит грандиозное фиаско: «Н-ну-с, я просмотрел ваше творение. Что ж, забавно, забавно, забавно. Но… Не актуально, уважаемый товарищ, не актуально, увы! Вы же прекрасно сами понимаете — нынче у нас рынок. А рынок диктует свои законы. Кто сейчас станет читать о каких-то человечках и звездолетах? Сопливые школьники? Оно вам надо — писать для пацанов? Пишите для настоящих мужчин. И настоящих женщин. Пусть у вас будут реки крови, пусть на каждой странице звучит как минимум пять выстрелов. А то и автоматная очередь. Пусть трупы громоздятся горой. Пусть невообразимые красотки соблазняют героев. Читателю осточертела супружеская верность. Побольше секса! Женщины после вашей книги должны стонать и метаться ночью в постели! Мужчины, как один, — становиться культуристами и каратеками. И все это на добротном фоне нашей действительности. Читатель уже знает, что у них там, за бугром, может происходить все. Так покажите же, что мы ничем не хуже какой-то занюханной Америки! Сыграйте на нашем исконном патриотизме! Отечественная мафия — вот что актуально, вот о чем надо писать! И не беда, что вы многого не знаете о наших мафиози. Вам дано воображение — используйте его на полную катушку!». Автор ушёл от них с горящими глазами, главный герой и его друг поржали над идиотом… да вот только через несколько месяцев им стало не до смеха, так как следующий их наставлениям MTA внезапно резко пошёл в гору и стал популярным.
  • Александр Прозоров, «Дело о чёрном мерседесе» — в одном из рассказов возлюбленная протагониста зачитывает ему перлы начинающего писателя Александра Прозорова (реальные ляпсусы автора), а ещё рассказывает о странных людях, которые сами платят издательству за издание своих … произведений.
  • Антон Орлов (Ирина Коблова), «Убийца наваждений» — к протагонисту (специалисту по изгнанию мороков) обращается его любимый писатель (точнее «мастер рамги»[6]) с просьбой спасти её от морока в облике злодейки из одного её произведения, написанного в пору «талантливой молодости». Поскольку Инора — камео автора, читатели сразу задали вопрос: из какого произведения была взята эта Демея? Автор ответила, что в реальности это произведение ни разу не было издано, а черновики к счастью для всех давным-давно потерялись.
  • Хроники странного королевства — неоднократно упоминается известный лондрийский (английский) драматург (на момент действия уже покойный), который обосновывал крайне странные сюжетные повороты своих произведений тем, что перемещал действие в далёкую Мистралию (Испания + немного Италии) и списывал всё на «горячий южный темперамент» местных жителей (очевидная пародия на Шекспира). При том сам драматург из своей Лондры никогда никуда не уезжал. Когда Ольга спросила у своего наставника — некогда известного театрального режиссёра Карлоса — ставят ли эти пьесы в самой Мистралии, как комедии, Карлос ответил, что эти пьесы в Мистралии не ставят даже в такой форме.
  • «Я влюбился в графоманку?!» (визуальная новелла, LDJAM 2022) — Татьяна Чертоляс, возлюбленная главного героя Кирилла Суворова, оказывается втайне писательницей визуальных новелл и, когда Кирилл ее разоблачает, со смущением и тайной надеждой показывает ему три начатые ею новеллы. Первая — уморительно плохой хоррор с крайне кривыми монстрами и ломанием четвертой стены, вторая — по горло забитая специфическими терминами фэнтезятина, а третья…третья вообще ванильная романтика, которая вот вообще ни капельки не самовставка автора и самого Кирилла в идеализированном виде. Если не критиковать третью новеллу, а принять заложенные в ней чувства — будет хорошая концовка, Таня продолжит разрабатывать новеллы и встречаться с Кириллом. Если воспринять ее всерьез и начать высказывать недостатки — отношения сойдут на нет.
  • The Elder Scrolls — Гор Фелим, творивший под псевдонимом «Маробар Сул» писатель, кропавший очень древние легенды из мифологии вымершего народа двемеров, толком ничего не зная о них. По сути — переделывал сказки различных других народов под то, что ему казалось «двемерским» стилем, делая грубые языковые ошибки. Например, в одной из легенд этот писатель утверждал, что слово «кимарвамидиум» переводится с двемерского языка как «последняя надежда народа кимеров», в то время, как реально оно означает «педальный конь механическая лошадь кимеров».
  • «Серебряное дерево с поющим котом» В.Крапивина — зигзаг. Вступление про пропавшего на Землю и встретившего местного человека инопланетянина-каплю Капа оказывается рассказом, который профессор филологии Егор Николаевич Телега представляет на суд местного клуба любителей фантастики «Рагал» («Радиус Галактики»). Почти весь клуб состоит из степенных людей, которые в свободное от работы время пишут одинаковые рассказы о покорении космоса (начиналось примерно так: «Звездолёт „Тайфун“ (или „Радуга“, или „Циклон“, или „303-Х-Эталон-бенц“ и т. д.) после долгого перелёта опустился на незнакомую планету. „Роботы взяли пробу, — сказал командир. — Здешний воздух годен для дыхания. Выходим, друзья…“ Далее речь шла о контакте с местными обитателями. Конец мог быть хороший или трагический, но так или иначе торжествовала идея космического братства, единства гуманных ценностей и любви ко всему живому. И ничего плохого тут, конечно, не было, только очень уж… как-то одно и то же. Сами Авторы признавали это со стыдливой самокритичностью»), среди которых выделяется только действительно очень молодой и реально талантливый пятиклассник Семен Персиков, назначенный за литературные успехи вице-президентом. Телегу утверждают в члены КЛФ…вот только после Персиков спрашивает у профессора, где Кап — не мог профессор такое выдумать («Не обижай­тесь, пожалуйста, но я же знаю уровень ваших возможно­стей»), он правду описал под видом вымысла. И Персиков оказывается прав.

Примечания

  1. Американский автор фэнтези, прославившийся своим долгоиграющим циклом про Мидкемию (количество книг сопоставимо с Пратчеттом). Пик его популярности пришелся на восьмидесятые-девяностые, когда его произведения наравне с Dragonlance и «Шаннарой» стали одними из кодификаторов типового фэнтези-сеттинга, и по их мотивам была создана RPG Betrayal at Krondor, признанная рядом критиков лучшей игрой 1993 года.
  2. Современная американская авторша детективов и любовных романов с толикой мистики.
  3. К сожалению, это не единственное, чем данный писатель отметился. Критики вменяют Полярному в вину также обман спонсоров на «Бумстартере», где он собирал деньги на издание книги «Тлеющие ветви леса Блум» (не изданной ДО СИХ ПОР, хотя сбор производился 5 лет назад — и деньги до сих пор многим не возвращены), многочисленные угрозы судом блоггерам, обозревающим его «творчество» и угон паблика ВК.
  4. Видели древнюю, еще из середины нулевых, картинку с «Советами от гуру пикапа», в которых рекомендуется при разговоре с девушкой, помимо всего прочего, «совершать движения пальцами, как будто они уже у нее во влагалище»? Это реальные советы от Аора. И на картинке, собственно, он.
  5. Следует отметить, что в то время блэк-метал как жанр хоть и оформился, но устояться не успел и был малоизвестной экзотикой. Культовые группы «первой волны» вроде Venom и Celtic Frost свой стиль так не называли, играли совсем другую музыку и были причислены к блэку постфактум, а самые популярные и кодифицировавшие жанр работы норвежских групп и исполнителей (Mayhem, Emperor, Darkthrone, Burzum, etc.) вышли чуть позже, в первой половине девяностых. В 1989 же году эти норвежские кодификаторы играли по подвалам, писались в школьном туалете, о них знало три с половиной человека и достать их записи было почти невозможно даже в самой Норвегии, не говоря уж про социалистические страны. То есть Шмелёв фактически претендовал на изобретение жанра с нуля независимо от классиков, каковые претензии были смехотворны и неправдоподобны для любого фаната жанра, хоть немного знающего его историю.
  6. Рамга — по описанию похоже на визуальный роман, что-то типа манги в волшебной рамке, способной работать только в тех местах