Хоббит

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Earth.jpg В этом произведении описан вымышленный мир
РК.jpg Для этого произведения есть пересказ сюжета
ПЕ.jpg Для этого произведения есть описание персонажей
НП.png В этом произведении есть Непонятки
Chosen.pngИзбранная статья
Эта статья является избранной статьёй сайта Wikitropes.ru. На протяжении 05/2021 она размещалась на его главной странице.

Эта статья — про повесть Дж. Р. Р. Толкина. Если Вы искали статью про представителей вынесенной в ее заглавие фантастической расы, то см. полурослики.

« Жил-был в норе под землей хоббит. Не в какой-то там мерзкой грязной сырой норе, где со всех сторон торчат хвосты червей и противно пахнет плесенью, но и не в сухой песчаной голой норе, где не на что сесть и нечего съесть. Нет, нора была хоббичья, а значит – благоустроенная. »
— Легендарное вступление
Иллюстрация Толкина для суперобложки

Хоббит, или Туда и обратно (англ. The Hobbit, or There and Back Again) — сказочная повесть Дж. Р. Р. Толкина, впервые опубликованная в 1937 году издательством George Allen & Unwin, являющаяся первым самостоятельным произведением Профессора, изданным на бумаге. Повесть была тепло встречена критиками (а товарищ Толкина по кружку Инклингов К. С. Льюис еще тогда предрекал ей статус классики) и вскоре была номинирована на медаль Карнеги за выдающуюся детскую книгу года, а газета New York Herald Tribune признала её лучшей книгой сезона для детей младшего возраста. Повесть и по сей день считается классикой низкого фэнтези, но куда большее внимание к ней привлекло то, что её продолжением являлся вышедший в 1953 году opus magnum Профессора, роман-эпопея «Властелин Колец».

Стоит отметить, что несмотря на то, что первые свои заметки по Арде Толкин начал писать еще на фронтах Первой Мировой, сеттинг на тот момент был максимально далек от завершенности. Место самого «Хоббита» в Легендариуме тоже не было определено. С одной стороны, сказочно-пикарескная натура повести явно контрастировала с эпическим настроем сказаний о войнах эльфов с Мелькором, а в тексте первого издания мелькали такие анакосмические для сеттинга Арды понятия, как поезда, Китай и пустыня Гоби. С другой стороны, все же изначально было ясно, что действие «Хоббита» происходит в Арде, пусть и в несколько своеобразном ее изводе: в тексте появлялся сын Эарендила Элронд, упоминались падение Гондолина, Берен и Тинувиэль и (иносказательно) три племени эльфов-калаквенди и Валинор, под королем эльфов изначально подразумевался правитель Дориата Тингол, а под Некромантом — не называвшийся тогда Сауроном лейтенант Мелькора Тху. Для издания 1951 года, предварявшего выход «Властелина Колец», Толкин сделал ряд корректировок, четко локализовывавших сеттинг повести Ардой Третьей Эпохи и вычищавших из нее намеки на Первую Эпоху и современность вместе с нелепицами вроде добровольно отдающего Кольцо Голлума, а в 1960 году даже хотел переписать её в эпическом духе своих остальных произведений, однако вскоре забросил задумку, оставив только пару дополненных глав.

В целом повесть обыкновенно рассматривают прежде всего как пролог ко «Властелину Колец», что, конечно, не совсем справедливо. Если ВК — это героический эпос, на страницах которого разворачивается последняя в истории Арды большая война между светом и тьмой, то «Хоббит» — история о путешествии, напоминающая своим настроем исландские саги и плутовские романы Возрождения. Но, пожалуй, главное, что появилось в «Хоббите» — это образ, собственно, хоббитов. Хоббиты, будучи носителями современного Толкину менталитета, оказывались в наполненном средневековыми образами Средиземье своеобразными попаданцами без попаданчества, предоставлявшими читателю героев, с позицией которых они легко мог бы себя ассоциировать, несмотря на непривычность остального художественного мира. Также заметно и куда большее внимание, уделенное в «Хоббите» представителям нечеловеческих рас — главными героями являются гномы, а армия эльфов играет важную роль в финальной битве. Кроме того, в повести наличествуют многие идеи Толкина, не получившие дальнейшего развития за ее пределами — так, это единственное каноничное упоминание в Легендариуме великанов (которых в том или ином виде Профессор пытался пристроить в Арду начиная чуть ли не с фронтовых заметок и кончая последними редакциями лора), и самое яркое — стандартно-фэнтезийной магии (Гэндальф заправски кидается фаерболами из шишек и убивает гоблинов вспышками магического огня, а Беорн и вовсе превращается в медведя — во «Властелине Колец» такого не встретишь).

Предыстория[править]

Для удобства читателя, в этом кратком пересказе события предыстории и сюжета повести будут приведены в том контексте Средиземья Третьей Эпохи, в котором они были были приведены в её второй редакции и приложениях к «Властелину Колец»

Когда Саурон победил в войне королевство эльфов Эрегион, в его руки попало шестнадцать из девятнадцати эльфийских Великих Колец. Девять из них он отдал лояльным себе вождям людей и это вложение полностью оправдалось: действие Колец превратило их в назгулов, сильнейших и самых верных слуг Тёмного Властелина. Семь же Колец Саурон отдал королям гномов, но так как эти существа по своей природе были куда более устойчивы к внешним воздействиям, чем эльфы и люди, то ни один из гномов-кольценосцев так и не попал под контроль Саурона и после его поражения в Войне Последнего Союза гномы остались при своих Кольцах. Тем не менее, могущество, данное им Кольцами Власти, вскружило гномским владыкам головы, что привело к тому, что в своих поисках природных богатств они ввязались в разорительные войны с орками и драконами, ценой которых была утрата многих основанных ими колоний.

Орк и гном: представители двух рас, воюющих за контроль над Мглистыми Горами

И одной из таких утерянных колоний стала колония короля Трора под Эребором, Одинокой Горой. Изначально богатая и процветающая, она активно торговала с прилегающим королевством людей-хадорингов Дейлом и государством эльфов-синдар в Зеленолесье. Но, как всем известно, сказочные богатства всегда привлекают грабителей, и на королевство Трора покусился алчный огнедышащий дракон Смауг. Гномы и хадоринги проиграли войну с драконом и Дейл был разрушен, а Эребор с его несметными богатствами, главным из которых был огромный алмаз Аркенстон — захвачен Смаугом. Выжившие гномы Эребора во главе с Трором ушли сначала на южные отроги Мглистых Гор, а затем — в старые колонии гномов под Синими Горами. Местные шахты уже были практически исчерпаны, поэтому богатство колонистов не могла приумножить даже сила тророва Кольца, поэтому, отдав свое Кольцо сыну Траину, Трор решил вернуться в старейшую, богатейшую, но, увы, давно потерянную гномами колонию Казад-Дум. Где и погиб от рук захватившего ее вождя гоблинов Азога. Смерть короля привела к полномасштабной войне между гномами и гоблинами, в которой участвовали Траин и его сын Торин. По ее итогам гоблины были разбиты, а Азог — убит, однако по-настоящему выбить гоблинов ни из Казад-Дума, ни из Мглистых Гор в целом гномы не смогли. Это вернуло Траина к мысли вернуть гномам Эребор, но к тому времени Саурон, приняв имя Некроманта, обосновался вместе со своими силами в крепости Дол Гулдур, что в южном Зеленолесье, которое по такому поводу было переименовано в Мюрквид. Поэтому, перейдя Мглистые Горы, Траин попал в плен, и Саурон отобрал у него его Кольцо. Тем не менее, не все было потеряно: вскоре в Дол Гулдур прибыл Гэндальф, желавший удостовериться, является ли Некромант самим Сауроном или лишь одним из его полководцев-назгулов, и умирающий в темнице Траина смог передать волшебнику карту, которая бы смогла привести в колонию под Эребором других желающих вернуть ее гномов.

Сюжет[править]

« За синие горы, за белый туман в пещеры и норы уйдёт караван. За быстрые воды уйдём до восхода за кладом старинным из сказочных стран... »
— Песня гномов в переводе И. Комаровой (включена в перевод Рахмановой)
Собственно, отряд Торина

Гэндальф, опасавшийся того, что Некромант-Саурон обосновался так близко к захваченной Смаугом Одинокой Горе и может завербовать дракона к себе в союзники и наложить руки на его сокровища, решил помочь Торину вернуть гномам колонию, а потому передал ему траинову карту и пообещал подыскать ему спутника, приносящего удачу. Найти великого воина не удалось — их осталось мало, и они были слишком заняты в других землях. Поэтому Гэндальф решил найти Торину, собравшему в Синих Горах отряд спутников-единомышленников из родственников, сослуживцев времен войны с орками и просто привязавшихся интересных личностей, спутника-взломщика, который поможет украсть золото у дракона.

А тем временем, в спокойном и пасторальном Шире жил-поживал и ни о чём не подозревал обыкновенный мелкий землевладелец — хоббит Бильбо Бэггинс. Именно его Гэндальф решил завербовать во взломщики для Торина. Поначалу, будучи добропорядочным хоббитом, не желающим лезть в сомнительные приключения, Бильбо пытался спустить это предложение на тормозах, но, после некоторых колебаний, все же присоединился к походу. Выйдя из Шира, отряд направился к Ривенделлу через Пустоземье. По дороге гномы и хоббит были схвачены тремя троллями Томом, Бертом и Биллом, которые решили съесть путешественников, однако благодаря вмешательству Гэндальфа они проспорили о том, как надо готовить пленников, до рассвета, и обращаются в камень. Зайдя в логово троллей, герои обнаружили там оставшиеся от предыдущих жертв сокровища и разжились оружием: Гэндальф и Торин взяли себе по эльфийскому мечу, а Бильбо подобрал для себя короткий клинок.

Явившись в Ривенделл, путники остались там на короткую передышку, а Гэндальф и Торин получили от владыки местных эльфов Элронда ценную информацию, касающуюся секретов Одинокой Горы, а также выяснили, что найденные ими в пещере троллей мечи были созданы эльфами Гондолина, древнего города эльфов-нолдор, уничтоженного служившими Мелькору гоблинами и драконами в Первую Эпоху: клинок Торина носит имя Оркрист («убийца гоблинов»), а меч Гэндальфа зовется Гламдринг («молотящий врагов»). Отдохнув и обновив запасы в Ривенделле, отряд выдвинулся дальше в путь: ему предстояло перейти Мглистые Горы. Будучи застигнуты на перевале дождем, градом и включавшими в себя перебрасывание огромными булыжниками развлечения местных великанов[1], герои решили укрыться в ближайшей пещере. Увы и ах, пещера оказалась входом в подземное поселение гоблинов, которые застали путников врасплох и взяли их в плен. Гэндальф смог скрыться, убив несколько врагов вспышкой, но гномам и хоббиту не так повезло и их отвели к местному вождю, который без труда опознал в эльфийских мечах гондолинские Гламдринг и Оркрист, печально известные в гоблинских легендах как Кусач и Колотун. Тут бы героям и пришел конец (а то и кое-что похуже), но вовремя явился Гэндальф, разогнавший гоблинов волшебной вспышкой и сразивший их вождя ударом меча. И так уж случилось, что когда недавние пленники убегали, Бильбо отстал от отряда и свалился по подземному ходу еще глубже в пещеру.

И блуждая по пещере, Бильбо нашел и положил в свой карман считавшееся пропавшим со времен смерти Исильдура Единое Кольцо — правда, тогда об этом еще никто не знал (а на момент написания повести — не знал даже Толкин). Вскоре он вышел на пещеру с подземным озером, где обитал недавний обладатель Кольца — бывший хоббит, а ныне безобразный мутант Голлум. Там он ловил рыбу и забредших порыбачить гоблинов, а иногда пользовался волшебным свойством Кольца даровать своему носителю невидимость, чтобы приникать в город гоблинов наверху. Тем не менее, ему не удалось застать врасплох Бильбо, а атаковать в лоб хоббита, вооруженного эльфийским мечом, Голлум побоялся. И тогда окончательно заблудившийся в подземных пещерах Бильбо предложил Голлуму сыграть в загадки: если победит Бильбо, то Голлум обязуется показать ему выход из пещер, если же победит Голлум, то он может съесть незадачливого хоббита. Ну а так как Кольцо обладало собственной волей и властью за пределами дарования невидимости и очень хотело уйти от Голлума, то по стечению обстоятельств Бильбо удалось выиграть игру в загадки, ответив на все загадки Голлума и поставив того в тупик вопросом «что у меня в кармане?», который тот принял за загадку. Впрочем, Голлум, явно не хотевший честно выполнять условия игры, решил надеть Кольцо и убить хоббита и, не найдя «своей Прелести» на месте, заподозрил того в краже и попытался напасть на него. Но Кольцо спасло Бильбо еще раз: когда Голлум готовился напасть на него, хоббит шарил по своим карманам и нечаянно надел Кольцо, став невидимым для маленького чудовища. Следуя за Голлумом, пустившимся в погоню за вором, он смог найти выход из пещер на другой стороне Мглистых Гор, и вскоре встретил Гэндальфа с гномами, пробившимися к выходу с оружием в руках.

Положение героев по ту сторону гор оказалось максимально далеко от радужного: попали-то они в окрестности Мюрквида, а в тамошних лесах усилиями Некроманта расплодилась всякая нечисть. Вот и за Торином и ко увязалась большая стая варгов — злых и разумных гигантских волков, связанных с Сауроном еще с Первой Эпохи. Волки быстро загнали путников на деревья, но Гэндальф, в очередной воспользовавшись своими познаниями в магии огня, смог распугать их с помощью превращенных в фаерболы шишек сосны, на которой сидел. Впрочем, вскоре к волкам присоединились и гоблины, продолжившие преследование убийц своего вождя, а поскольку оба племени отлично ладили между собой и в эту ночь собирались устроить совместный набег на живших в предгорьях людей-хадорингов, то гоблины помогли волкам и, воспользовавшись устроенным Гэндальфом лесным пожаром, решили поджечь деревья, на которых укрылись герои. Так бы они и сгорели, но за территорией вокруг гор следили обитавшие там орлы Манвэ, которые, заметив пожар и подозрительную активность гоблинов и волков, пришли на помощь путникам и спасли их с горящих деревьев.

Гэндальф договорился с орлами, чтобы те принесли его и отряд Торина в дубраву, в которой расположил свое жилище Беорн: умеющий превращаться в медведя и повелевать животными колдун-северянин, водящий знакомство с коллегой Гэндальфа по ордену Истари Радагастом. Представившись как друг и соратник Радагаста, Серый Странник убедил оборотня принять у себя путников и провести их непосредственно в Мюрквид и, проводив их до края леса, уехал на юг по своим делам, связанным с противостоянием Некроманту. В Мюрквиде гномы быстро сбились с дороги и был захвачены очередной нечистью, расплодившейся в лесу благодаря владычеству Некроманта — гигантскими пауками. На этот раз положение спас Бильбо: надев Кольцо и вооружившись своим мечом (который по случаю использования против пауков нарекает Жалом — впоследствии этим мечом другой хоббит нанесет смертельную рану прародительнице оных пауков) и камнями, которые он хорошо умел метать, хоббит вступил с чудовищами в неравный бой и вызволил своих спутников. Однако вскоре их взяли в плен представители формально светлых сил: обитавшие в Мюрквиде эльфы-синдар, ведшие войну с Некромантом и от того не слишком дружелюбно относившиеся к незнакомцам. Для выяснения обстоятельств гномов разоружили, согнали в колонну и посадили в подземелье, в котором хранились бочки. Бильбо же, остававшийся незамеченным благодаря Кольцу, смог незаметно пробраться в замок эльфийского короля и, воспользовавшись тем, что охранявшие темницу эльфийские воины упились до беспамятства, выкрал у них ключи и освободил своих товарищей. Освободившись, гномы по совету Бильбо залезли в бочки, которые эльфы сплавили по реке, ведущей в Эсгарот: озерный город, расположенный близ Одинокой Горы, в котором обитали потомки жителей Дейла и с которым эльфы Мюрквида поддерживали торговые отношения.

Прибыв в Эсгарот, Торин объявил о том, что является наследником Трора, пришедшим отбить Эребор у дракона и возродить колонию под Одинокой Горой. Это привлекло внимание городского бургомистра и он согласился оказать гномам поддержку. Получив в городе передышку и припасы, гномы направились к Одинокой Горе и через два дня прибыли на место. Не решившись проверять на наличие дракона главные ворота, они нашли тайную дверь, которую, однако, не смогли отпереть с помощью мотыг и кирок. Тогда Бильбо, вспомнивший сказанные Элрондом в Ривенделле слова о том, что чары на двери покажут способ открыть ее в последний день осени (День Дурина), убедил гномов подождать. Дождавшись вечера, гномы увидели, как последний луч осеннего солнца указал им на до того скрытую замочную скважину, и Торин открыл ее своим ключом.

Первым в дверь решился пройти Бильбо. Благополучно добравшись до логова дракона, он нашел змея спящим на своих сокровищах и украл у него золотую чашу, с которой вернулся к товарищам. Вскоре проснувшийся Смауг заметил пропажу и в ярости устроил разгром вокруг горы, а гномам удалось лишь чудом спастись от гнева дракона в потайном ходе. Тем не менее, когда они несколько оправились от страха, гномы уговорили Бильбо еще раз сходить на разведку и хоббит, надев Кольцо, возвращается в драконью сокровищницу. Дракон, будучи существом куда более могущественным, чем гоблины, эльфы или Голлум, почуял Бильбо, однако заметить его так и не смог. Будучи уверенным в своей непобедимости, Смауг рассказал хоббиту о том, что знает о планах гномов вернуть колонию себе и заявил о том, что чешуя делает его неуязвимым для любого доступного им оружия, а потому их миссия уже обречена. Подобная долгая злодейская речь позволила присмотревшемуся хоббиту увидеть, что на шкуре змея все же есть уязвимое место, с которого сползла его чешуя, и меткий выстрел в него может сразить чудовище. Вернувшись, он пересказывает услышанное Торину и его спутникам, а их беседу услышал старый дрозд, сидевший на ветке неподалеку. Дрозды Одинокой Горы были существами, несомненно, разумными, и дружили с гномами и жителями Дейла и Эсгарота, поэтому дрозд понял, что говорит хоббит и надежно запомнил это.

Гномы вернулись под гору, а Смауг тем временем задался целью отомстить жителям Эсгарота за помощь Торину и устроил налет на озерный город, попутно завалив входы. Тем не менее, это значило, что в отсутствие хозяина гномы смогли пробраться в его сокровищницу и разжиться оружием и доспехами. За свои заслуги Бильбо получил от Торина мифриловую кольчугу, шлем и богато украшенный пояс. Сам же хоббит нашел Аркенстон, но, начав сомневаться в адекватности все более и более опьяненного возвращением сокровищ Торина, решил до поры до времени не сообщать ему о находке. Ну а пока гномы делили сокровища, Смауг выжигал Озерный Город. Какое-либо внятное сопротивление нападению змея попытался организовать капитан эсгаротских лучников Бард, потомок королей Дейла, унаследовавший от свои венценосных предков способность понимать язык птиц. Дрозд сообщил ему об уязвимом месте на драконьей шкуре и тот смог пустить в Смауга волшебную Чёрную Стрелу, сразившую дракона наповал.

Ставшие полноправными хозяевами горы гномы разгребли завалы и возвели укрепления, а Торин послал через ворона весточку на Железные Холмы к королю местных гномов и своему двоюродному брату Даину Железностопу, вместе с которым воевал против гоблинов Азога. Как оказалось — не зря: Бард, собравший вокруг себя жителей Эсгарота, пришел к горе со своими воинами, требуя от Торина выплатить Озерному Городу из сокровищ возвращенной колонии компенсацию за понесенный ущерб, а также помощь в экспедиции и убийстве Смауга. Увы, Торин, к тому моменту полностью оправдавший опасения Бильбо, отказал людям Озерного Города, заявив, что сокровища Горы принадлежат только ему и его спутникам. Положение ухудшилось, когда на слухи об освободившихся от дракона сокровищах прибыли и эльфы Мюрквида во главе со своим королем, которые признали в гномах своих недавних пленников и встали на сторону хадорингов. И тогда Бильбо, зная, какую ценность представлял для Торина Аркенстон, решил, что самое время воспользоваться своей находкой и, надев Кольцо, прокрался в лагерь эльфов и людей и отдал камень их вождям в качестве залога. Поэтому когда на очередных переговорах Бард и король эльфов предъявили Торину камень, предводитель гномов пришел в ярость и выставил «предателя» Бильбо из крепости. Впрочем, вернувшийся с разборок с Некромантом Гэндальф поступок хоббита одобрил. Тем не менее, переговоры зашли в тупик, а когда на зов Торина таки пришли полки гномов с Железных Холмов во главе с самим Даином, дело приняло совсем скверный оборот: армии начали готовится к битве за гору и ее богатства. Положение дел спасло появление общего врага: гоблины Мглистых Гор тоже прознали про гибель дракона и тоже привели к горе свои войска вместе с несметными стаями варгов, которых они использовали в качестве ездовых зверей и боевых собак. Между эльфами, людьми и гномами с одной стороны и гоблинами и варгами с другой завязалось сражение, впоследствии вошедшее в историю как Битва Пяти Воинств. И когда Больг со во главе своей личной гвардии смог смертельно ранить Торина и повести гоблинов в неудержимое наступление, и надежда была почти потеряна, в битву вмешался Беорн. В облике медведя он напал на гоблинов с тыла, разметал из ряды, забрал умирающего Торина и сразил самого Больга. Оставшаяся без предводителя армия гоблинов и волков дрогнула, а появившиеся на поле боя орлы помогли эльфам, гномам и людям одержать победу. Тем не менее, был смертельно ранен Торин: перед смертью он успел помириться с Бильбо и раскаяться в своей неразумной жадности, — и убиты его племянники Фили и Кили. Его похоронили вместе с мечом и Аркенстоном под Одинокой Горой. Новым королем Эребора стал Даин, решивший восстановить колонию силами гномов Железных Холмов. Он дал эльфам и хадорингам причитавшуюся им за участие в победе над драконом и гоблинами часть сокровищ, и Бард вскоре начал возрождать и Дейл (зато озерный бургомистр, наложив руку на часть драконьих богатств, тут же сбежал с ними на юг, где и сгинул без воды и еды). Бильбо тоже получил положенную ему как взломщику команды долю сокровищ, но непосредственно в Шир забрал только два сундука.

На обратном пути он посетил вместе с Гэндальфом Ривенделл, где они рассказали эльфийскому князю о случившемся, а затем взломщик отправился к себе домой, по пути забрав и те сокровища, что остались в пещере троллей. Вернувшись в Шир, Бильбо столкнулся с тем, что за время его отсутствия его объявили умершим и уже начали распродавать на аукционе его имущество. Появление живого и невредимого хозяина оного имущества сорвало торги и не дало зловредным родственникам Бильбо Саквилль-Бэггинсов наложить руку на его недвижимость и он возвратился к мирной хоббитской жизни. Не забывая, впрочем, общаться с эльфами Ривенделла, Гэндальфом и прочей сомнительной с точки зрения ширских обывателей компанией, и навсегда оставшись в их глазах чудаком и авантюристом.

Галерея[править]

Эпизоды повести
Гэндальф приходит к Бильбо.  
Гномы вербуют Бильбо в качестве взломщика.  
Бильбо поймали тролли.  
Те самые каменные великаны.  
Герои в пещере.  
И атакующие их гоблины.  
Верховный Гоблин.  
Бильбо находит Кольцо.  
Загадки в темноте.  
Из огня да в полымя.  
В доме Беорна.  
Гномы в Мюрквиде.  
Паук и очень злая муха с Жалом.  
Торин в темнице короля эльфов.  
Бильбо и пьяные эльфийские солдаты.  
В бочках на волю.  
Торин в Эсгароте.  
Гномы пытаются открыть тайный вход в колонию.  
Бильбо крадет чашу.  
Аркенстон.  
Битва Смауга и эсгаротцев.  
Гномы строят укрепления.  
Торин прогоняет Бильбо.  
Битва Пяти Воинств.  
Бильбо, Гэндальф и Трандуил возвращаются домой.  

Переводы и переводчики[править]

Наиболее распространен на русскоязычном пространстве перевод Рахмановой, который считается классическим. Именно в этом переводе выходил знаменитый «Леоновский Хоббит», где на иллюстрациях Бильбо был похож на Евгения Леонова.

Экранизации[править]

  • «Хоббит» (1966) — первая экранизация повести в частности и творчества Толкина в целом: двенадцатиминутная picture drama (последовательность кадров без анимации с озвучивающим сюжетные перипетии закадровым голосом) совместного производства США и ЧССР по отдалённым мотивам повести. Толкин продал права продюсеру Уильяму Снайдеру на крайне выгодных для того условиях, однако они истекали 30 июня 1966 года в случае, если при его содействии не была бы осуществлена «цветная» экранизация повести. Джин Дейч, нанятый Снайдером для создания экранизации, изначально хотел снять полноценную анимированную полнометражку, но у Снайдера не заладилось с финансированием, поэтому когда до истечения прав остался месяц, в авральном режиме была нарисована последовательность кадров и записана озвучка с целью хотя бы продать права обратно Профессору. Итоговый результат получился весьма далек от оригинальной повести: так, Эребор и Дейл в короткометражке были объединены в один город, дракона звали не Смауг, а Слэг, спутниками Торина были не 12 гномов, а некие стражник и принцесса Дейла Мирка (!), которая в финале к тому же оставалась с Бильбо (!!), Гэндальф изначально искал Кольцо, вместо трех троллей было два гроуна, которые с рассветом превращались не в камень, а в дерево, гоблины были названы греблинами, а Смауга-Слэга убивал не Бард, а сами члены отряда Торина, собрав из найденного горняцкого оборудования самодельную баллисту и застрелив змея огромным болтом, на котором в качестве наконечника был укреплен Аркенстон (!!!). Ривенделл, нападение гоблинов в горах, варги, Беорн, пауки, эльфы, Эсгарот и последняя битва были опущены из повествования, остались только вербовка Бильбо, сцена с троллями гроунами (причем в этой версии стравливал троллей между собой не Гэндальф, а Бильбо), игра в загадки с Голлумом и обретения Кольца Бильбо и финальный сегмент освобождения горы от дракона. В общем, по сюжету короткометражки более-менее можно судить о планах Дейча на серьезную экранизацию.
  • «Хоббит» (1979) — а это уже первая полноценная экранизация повести в частности и творчества Толкина в целом: полнометражный мультфильм от режиссёров Артура Ранкина-младшего и Жюля Бэсса. За анимацию и дизайн отвечала, к слову, студия Topcraft, впоследствии реорганизовавшаяся в эпичную, легендарную и не нуждающуюся в представлении Ghibli. Полнометражка была тепло встречена как критиками, так и зрителями и даже удостоилась премии «Хьюго» за лучшую постановку. Беорна (и, как ни парадоксально, Аркенстона) в экранизации опять не было, зато были зеленые гоблины, не менее зеленые эльфы[2] (!) и Смауг с явными кошачьими чертами.
  • «Сказочное путешествие мистера Бильбо Бэггинса, хоббита» — советский телеспектакль 1985 г с Даниловым в роли Бильбо. Достаточно близок к тексту повести, но опущены сцена с троллями и весь отрывок, связанный с волками, орлами и Беорном.
  • Хоббит (кинотрилогия) — расширенная адаптация в трех фильмах от Питера Джексона. Изначально планировалось два фильма от другого зубра кинофэнтези, Гильермо дель Торо, но он ушел из проекта еще до того, как был снят первый фильм и тогда на основе оставшихся наработок дель Торо и своей экранизации «Властелина Колец» в дело впрягся уже Джексон. В целом трилогию можно считать попыткой Джексона сделать то, что забросил в свое время Толкин — переделать сказочную повесть на эпический манер «Властелина Колец». Из-за этого трилогия перешла в формат высокого фэнтези и помимо, собственно, «Хоббита», экранизирует и толкиновские заметки о событиях, непосредственно связанных с событиями повести (например, о походе Белого Совета на Дол Гулдур и тамошних разборках с Некромантом). Так как по итогу адаптация получилась много объемнее оригинала, в нее попал весь сюжет оригинальной повести, включая, в кои-то веки, Беорна. Заодно показали и Саурона-Некроманта в виде жуткого человека-фрактала, что после образа «глаза на башне» есть несомненный прогресс в сторону близости к толкиновскому канону.

Странности в первой части[править]

Так как повесть была написана и опубликована задолго до того, как лор Арды оформился хотя бы в некое приблизительное подобие канона, то странностей там много. Часть из них была исправлена в обновленной редакции 1951 года, но часть осталась и продолжает будоражить воображение фанатов. Но обо всем по порядку:

  • Начнем с самого очевидного: в первой редакции в самом начале книги Гэндальф сравнивает резкий громкий звук с выстрелом из пугача (стартового пистолета). Упоминаются также поезда, Китай и пустыня Гоби. С одной стороны, да, ни в одном из описанных Толкином временных периодов Арды в ней не было ни поездов, ни Китая, ни пустыни Гоби, да и «полые стальные луки» нуменорцев не факт, что были огнестрельным оружием. С другой стороны, не забываем, что описываемый Толкином сеттинг — всё же не другой мир, а вымышленная эпоха нашего мира. Так что почему бы там и не быть хотя бы Китаю и пустыне Гоби? Впрочем, это неактуально — все намеки на современность во второй редакции убрали.
  • С другой стороны, при наличии отсылок к современности, были и намеки на то, что события «Хоббита» происходят приблизительно в одно время с событиями «Повести о Берене и Лютиэн» — так, упоминалось, что крепость Некроманта (то есть тогда еще не называвшегося Сауроном генерала Мелькора по имени Тху) разрушили именно Берен и Тинувиэль. Таким образом, под Мюрквидом, вероятнее всего, подразумевался Таур-ну-Фуин, а крепость Некроманта с большой долей вероятности стояла на Тол-ин-Гаурхоте или его тогдашнем аналоге. Отсюда ясны такие детали, как обитающие там варги (которые на тот момент могли быть не родственниками волколаков, а их альтернативным обозначением, как гоблины для орков) и пауки (которые действительно обитали в Таур-ну-Фуин среди прочих чудовищ). Соответственно, и не названный по имени король лесных эльфов был, вероятно, Тинголом, а упоминавшиеся в тексте «бессовестные гномы», будто бы дружившие с гоблинами — гномами Ногрода (которые в ранних заметках были куда как темнее и острее и не стеснялись союзничать с орками и торговать с Мелькором). Аркенстон возможно был не просто похож на Сильмарилл, а и был натуральным Сильмариллом. Большую часть этих намеков вычистили во второй редакции, но они интересны тем, что позволяют сказать, какое место в Легендариуме повесть могла занимать изначально, до того, как стала прежде всего повестью о нахождении Кольца.
  • Голлум, добровольно отдающий Кольцо Бильбо. Впоследствии переписано, а версия с первой редакции объявлена враньем Бильбо под тлетворным влиянием оного Кольца. Ну и, собственно, само это кольцо, которое на момент первой редакции было обычным дающим невидимость волшебным артефактом, а не тем самым Кольцом-с-большой-буквы-и-со-зловещим-придыханием. Соответственно, и с Некромантом оно изначально никак не было связано.
  • Том, Берт и Билл. Ладно еще имена — вполне возможно, они не Томба, Бертрам и Вильгельм, а какие-нибудь Толман, Беретор и Вилварин. Проблема в том, что на фоне троллей из ВК, по уровню интеллекта недалеко ушедших от животных и показанных как злые монстры, эти три дурачка, вполне умеющих складно разговаривать на пусть и грубом, но Всеобщем и испытывающие некое подобие жалости к добыче, кажутся едва ли не гениями. Принадлежащий одному из них заколдованный кошелек тоже вызывает сомнения — не тролли же его заколдовывали! Да и Элронд со знанием дела говорит об Оркристе и Гламдринге, что «эти мечи ковали не тролли», подразумевая, что хоть для троллей такая работа и чересчур сложная, они в целом могут ковать какие-никакие, но мечи. Нигде больше тема умных троллей не раскрыта — разве что сауроновские олог-хай были достаточно умны и неплохо разговаривали на Чёрном Наречии, да только появились они много позже описываемых событий и на другом конце мира, так что ни трое из «Хоббита» не могли быть ими, ни Элронд знать о них ничего не мог.
  • Лексикон, используемый в повести. Так как повесть была все же сказочно-детской, Толкин, даже помещая туда отсылки к своему «серьезному» Легендариуму, дал многим его понятиям альтернативные, более понятные обозначения. Так, ваньяр, нолдор и телери превратились в солнечных, подземных и морских эльфов, Аман — в Волшебную Страну, а синдар — в эльфов лесных (и, возможно, пассаж о том, что лесные эльфы, в отличие от перечисленных трех племен, не были в Волшебной Стране, были намеком на то, что их король, если под ним подразумевался Тингол, таки был). Орки стали гоблинами, волколаки — варгами. Мелькор нигде не упоминался — вероятно, упоминание сатанинской фигуры сеттинга сделало бы формально детское произведение неуместно темнее и острее[3], поэтому везде силы Мелькора были названы просто гоблинами и драконами. Впоследствии было дано обоснование, что все это хоббитские обозначения для соответствующих понятий. Некоторые, вроде упомянутых варгов, впрочем, отделились от прототипов и зажили своей жизнью — в основном Легендариуме варги и волколаки, конечно, родственники, но отнюдь не одно и то же, а, например, упомянутые в паре строк хобгоблины Серых Гор (которые будто бы были больше и сильнее обычных гоблинов), стали, вероятнее всего, прототипами орков-уруков из ВК.
  • Поскольку сам Профессор не оставил какой-то «каноничной» версии «Сильмариллиона» и итоговая книга была созданной уже после его смерти компиляцией наиболее проработанных и внутренне непротиворечивых его заметок по Арде, то некоторые идеи, показанные в «Хоббите» и принадлежавшие не вошедшим в «Сильмариллион» черновикам Толкина, что называется, повисли в воздухе. Именно к ним относятся, например, многострадальные великаны Мглистых Гор и упомянутые Бильбо в качестве потенциальной опасности из далеких земель огры. И если огров еще можно назвать существами, вымышленными и внутри вселенной (или хотя бы очередным хоббитским обозначением орков или троллей), то великаны появлялись вполне себе «в кадре» и не могут быть списаны на игру воображения героев. Есть и вконец таинственные создания вроде помянутых Бильбо в одном ряду с ограми «червеоборотней Последней Пустыни» — конечно, вполне возможно, что и они тоже относятся к сфере «бабкиных сказок», но так как в пустошах на востоке действительно жили в обилии драконы и их родня, так что некоторые фанаты считают червеоборотней каким-то подвидом толкиновских драконов, их родственниками, а то и неиспорченными Мелькором предками. А в описании Элронда есть пассаж о том, что он был предводителем тех, кто «вел свой род от эльфов и северных воинов», то есть, ни много ни мало, целого народа полуэльфов, о котором в основном каноне тоже ни слуху, ни духу.
  • Как уже было сказано, намечалась третья редакция «Хоббита», в которой он должен был быть переписан в более серьезном и эпическом духе и в него должны были быть добавлены отсылки к последующим событиям «Властелина Колец» и реалиям Третьей Эпохи. Толкин так и не закончил этот проект, однако готовые главы были опубликованы в «Истории „Хоббита“». Там же были исправлены и некоторые мелкие странности, вроде отсутствующего в тексте оригинальной повести города Бри, через который герои ВК шли на Ривенделл и который, по логике, должны были проходить и герои «Хоббита» — в нем происходила часть действия переписанной второй главы.

Тропы[править]

  • Антигерой: в количествах. Торин и компания — жадные до сокровищ и весьма циничные готичные мстители, Бильбо — сначала обыватель, потом — трикстер.
  • Антизлодей: Король Эльфов (Трандуил). Он выступает в роли антагониста, у него тяжелый характер, но вообще он деятель незлой и в конце концов со своим войском помогает в битве с гоблинами.
  • Властелинчик: Верховный Гоблин и предводитель гоблинов горы Гундабад Больг. А в предыстории таковым был отец Больга Азог.
  • Внутрисюжетная песня: см. хотя бы эпиграф. Даже оркам-гоблинам Профессор написал тематические кричалки.
  • Всеведущий совет неясности: именно таким предстает Белый Совет. Гэндальф и Элронд заявлены как его участники, среди заявленных целей — противостояние Некроманту в южном Мюрквиде, но никакой конкретики не предоставляется (в отличие от фильма и сиквела, где в подробностях показан и сам совет, и все его участники).
  • Гад за Гадом: Некромант (Саурон). Он упоминается то тут, то там, но никакого прямого участия в злоключениях Бильбо, Торина и компании не принимает. Воюет с ним исключительно Гэндальф и исключительно за кадром.
  • Готичный мститель — источником вдохновения для Толкина послужили исландские саги, поэтому неудивительно, что месть в повествовании играет важную роль. Торин (и, в несколько меньшей мере, остальные гномы) мстит дракону за разрушение Эребора и присвоение себе гномских сокровищ, в предыстории гномы объявили войну гоблинам в целом и Азогу в частности ради мести за убийство Азогом Трора, Смауг жестоко мстит любому, кто покушается на его сокровища и даже гоблины мстят за смерть Верховного Гоблина. Наиболее концентрированный типаж в данном случае — именно Торин, в варианте «мститель реалистический».
  • Домой быстрее!: обратное путешествие Бильбо занимает лишь малую часть последней главы.
  • Дракон: Смауг. Большой, с красно-золотой чешуёй, летающий, огнедышащий. Один из последних огнедышащих драконов-урулоки.
  • Дуализм главгадов: наравне со Смаугом, антагонистами выступают гоблины (орки) во главе с вождём Больгом, сыном Азога, и безымянным локальным вождём «Верховным Гоблином». Ну и на горизонте маячит Некромант-Саурон, Гад за Гадом.
  • Закадровый персонаж: Радагаст, Бурый Маг и коллега Гэндальфа по ордену Истари, фигурирует в тексте как хороший знакомый Беорна и «кузен» Серого Странника, но непосредственно в кадре не появляется. Ну и Некромант, который Гад за Гадом.
  • И.О. героя: Торин исполняет в этой истории функцию пафосного героя-воина и возвращающегося на трон короля-изгнанника в противовес протагонисту-трикстеру Бильбо. В свою очередь, Смауга убивает Бард-лучник — тоже профессиональный воин и потомок другой королевской династии, лишенной своего королевства драконом. Примечательно, что в ранних зарисовках дракона должен был убить именно Бильбо.
  • Коверкает язык: Голлум за века крайне нездоровой жизни приобрел странную шипящую манеру речи, вербальный тик «голлм! голлм!» и привычку называть себя в третьем лице.
  • Крутой король: именно таким планирует стать Торин, а становится в итоге Даин Железностоп. Бард Лучник — тоже.
  • Ку-ку, кукареку: субверсия — гномы предлагают Бильбо подать сигнал криком совы, но Бильбо, будучи простым обывателем, не знает, как кричать совой.
  • Маг — Гэндальф и Радагаст тут маги-Истари (полубоги в обличье людей), Беорн — владеющий магией смертный.
    • Колдун и воин — Гэндальф горазд не только планы думать и посохом колдовать, но и мечом драться. Про Беорна, который и в человеческом-то облике могуч и силен, а в зверином и вовсе армия из одного человека (точнее, медведя), и речи нет.
    • Чёрный маг — именно таково амплуа Некроманта. Впрочем, для Саурона оно традиционное.
  • Магия — в наличии, едва ли не больше, чем в ВК:
    • Артефакторика представлена волшебными эльфийскими мечами, которыми владеют герои, Чёрной Стрелой Барда, зачарованной дверью в Эреборе. открывающейся только при определенных обстоятельствах и, конечно, Кольцом, пока что только известным как дающее невидимость.
    • Магия огня представлена магией Гэндальфа, которая позволяет ему жечь все, что горит. Крайне эффективно жечь всё, что горит, включая волков и гоблинов. Ставить дымовые завесы он тоже горазд (как и бить магией огня из-под дымовой завесы, чтобы сеять в рядах врагов панику).
    • Оборотничество — самая заметная из способностей человека-колдуна Беорна.
  • Мебель: большая часть гномов. Торин — антигерой и король-изгнанник, Балин — его второй номер, Бомбур — смешной недотепа-толстяк, Дори — «ноги мои, ноги», Фили и Кили — трагически погибающие юноши. Остальные — увы, мебель.
  • Меч — это героично: именно найденные в пещере троллей эльфийские мечи становятся оружием главных героев. У пафосных волшебника Гэндальфа и воителя Торина это полноразмерные мечи с легендарной историей, скоромный же взломщик Бильбо довольствуется более коротким клинком, который свою легендарную историю обретет куда позже.
  • Отсылка: некоторые присутствующие в тексте отсылки на «Сильмариллион» изначально, возможно, отсылками не были, а были следами первой попытки встроить повесть в Арду, в события Первой эпохи (например, удаленное во второй редакции упоминание о Берене и Тинувиэль). Некоторые же бесспорно являются именно отсылками, например, сон Смауга, в котором «самым неприятным образом фигурировал какой-то мелкорослый воин невиданной отваги, обладатель страшного меча»: Смаугу, никак, снилось, что он Глаурунг?
  • План? Какой план?: у Торина нет четкого плана, как победить Смауга. Бильбо это проговаривает ему вслух. Разобрались на месте: Бильбо высмотрел на животе у Смауга незащищенное место, и с помощью дружелюбного говорящего ворона передал этот секрет сражавшимся с драконом эсгаротцам.
  • Псевдодружелюбный злодей: для дракона Смауг весьма вежлив и на редкость неагрессивен — предпочитает сидеть на своих богатствах и никого не трогать. Но стоит кому-либо притронуться к его сокровищам, как он превращается в яростную машину убийств и разрушений, в которой нет ничего человеческого.
  • Профессиональный герой: у гномов не принято верить в силу дружбы, патриотизма или тому подобные нематериальные понятия. Они предпочитают относиться к помогающим им героям как к наёмникам и заключать с ними контракты.
  • Путь героя — это повесть Толкина, так что ничего удивительного.
    • «Жил-был простой обыватель, жил простой обывательской жизнью, но втайне знал, что к ней не приспособлен и желал чего-то большего» — в наличии. Обывателя звали Бильбо Бэггинс, жил он мирной жизнью простого помещика, да вот только была у него «туковская» сторона, которой хотелось подвигов и приключений.
    • Зов. И пришел к нему маг Гэндальф и предложил поучаствовать в предприятии по освобождению захваченной драконом гномской колонии
    • Вестник Зова: Гэндальф, это его традиционное амплуа.
    • Отказ от Зова. Только вот Бильбо, будучи все же добропорядочным обывателем, в первый раз даже не придал значения словам волшебника и даже когда на его порог завалились сами гномы, рассказали ему о своей беде и наняли его, он наутро ещё сомневался: а не приснились ли они ему гномы? Но в последний момент все-таки побежал их догонять.
    • Порог. И вот герои столкнулись с первой серьёзной опасностью на своем пути — встретились с троллями-людоедами, которые в данном случае выполняют роль Стражей Порога. Бильбо, пусть и не особо отметился, уже успел кое-чем себя зарекомендовать и, несмотря на опасность, продолжил путешествие.
    • Инициация. И когда наши герои переходили Мглистые Горы, они были атакованы гоблинами и Бильбо свалился в пещеру, где нашел Кольцо. Потом он пришел к подземному озеру, обыграл в загадки предыдущего хозяина Кольца, устоял перед искушением его убить и вышел на поверхность уже другим хоббитом.
    • Испытания. Тут и переход Мюрквида, и борьба с пауками, и вызволение друзей из эльфийского плена, и нахождение входа под гору, и разведка в сокровищнице дракона — в общем, все то, что Бильбо делает после нахождения Кольца и не без помощи даруемой им невидимости.
    • Мать. А вот и нет. В повести вообще женские персонажи как класс отсутствуют. Да и судя по тому, что Бильбо так и остался бездетным холостяком, отношения с прекрасным полом у него как были, так и остались не очень.
    • Отец. Зато финальным по сути антагонистом героя выступает окончательно поехавший крышей на почве обладания богатствами горы Торин, своим упрямством чуть не доводящий дело до войны. И чтобы предотвратить перерастание конфликта в горячую фазу приходится Бильбо отдать людям и эльфам в качестве залога Аркенстон, став в глаза друга предателем.
    • Победы над Смаугом и гоблинами достигаются не без участия Бильбо (в первом случае он добывает нужную для этой победы информацию, встретившись с драконом лицом к лицу, во втором — занимает вместе с эльфами оборонительную позицию на холме), но ключевую роль в них играет не скромный хоббит, а подобранные специально для этого «пафосные» герои: Смауга убивает капитан эсгаротских лучников Бард, а вождя гоблинов сражает оборотень-медведь Беорн. При этом битва со Смаугом — это буквальная Битва с Драконом, а Битва Пяти Армий с гоблинами в волками — Битва с Родичем, так как ведется по правилам обычной войны.
    • Возвращение — ну, классическое, типажа «Герой возвращается в свою деревню и снова живёт как простой смертный». Хотя, конечно, свою долю сокровищ Бильбо получил, пусть и оставил большую часть в Эреборе (но, по-видимому, многочисленные подарки на свои дени рождения он закупал в Дэйле именно на эти, эреборские деньги).
  • Сказочный волшебник: Гэндальф. Фактически — самый триумфальный пример, пик тропа; после него уже начался генезис «мага классического холодноштампованного», для которого он послужил прототипом. Он же — глубокая и вдумчивая реконструкция того, чем на самом деле может являться сказочный волшебник в мире с развитым лором. Впрочем, порубить зло мечом или пожечь магией он тоже горазд — но куда более ценен в качестве вдохновителя и советчика.
  • Трикстер: Гэндальф является таковым изначально, а Бильбо быстро у него учится и тоже осваивает это амплуа.
  • Фэнтези-расы:
    • Гномы — собственно, несмотря на заглавие, история в основном про них. Кодификатор стандартно-фэнтезийных дварфов: невысокие, квадратно-бородатые, живут в подземных колониях, являются великолепными горянками, металлургами и ремесленниками, зачастую нездорово помешаны, с одной стороны, на материальных ценностях, а с другой, на чести и мести. Носят имена гномов из Эдды. Для стандартного образа гномов разве что акцента на топорах маловато: Торин значительную часть книги сражался эльфийским мечом, воины из армии Даина владели короткими клинками и боевыми мотыгами, гномы из отряда Торины стреляли из луков.
    • Эльфы — опять же, кодификатор современного образа лесных эльфов. Лучники и следопыты, воюют с темными силами, но и сами чужаков не любят. Находятся в конфликте с гномами. Частью черт напоминают классических фэй — пируют в лесах, играют со смертными в странные игры, а их король живет в подземном дворце. Помимо эльфов Мюрквида встречаются и куда как более дружелюбные к гномам эльфы Ривенделла, а помимо них упомянуты и некие солнечные, морские и подземные эльфы, живущие в Волшебной Стране. О них лучше читать здесь или здесь.
    • Полурослики — ака, собственно, хоббиты. Невысокого роста коренастые человечки с мохнатыми ногами, шарж на сельских жителей плюс-минус современной Толкину Англии. Куда более раскрыты, впрочем, во «Властелине Колец».
    • Гоблины — хоббитское название орков, в узком смысле — орки Мглистых Гор. Агрессивные и воинственные существа, враждующие с эльфами, людьми и большинством гномов и ранее (во времена Мелькора) союзничавшие с драконами. Злы, порочны и ленивы, но не чужды понятий о чести и в некоторых ремеслах могут, если захотят, проявлять себя не хуже гномов (хотя чаще просто не заморачиваются и используют рабов, даже если могут сделать лучше сами). Ездят верхом на варгах — разумных демонических волках. Умные и жестокие: активно создают боевые машины и орудия пыток. В качестве оружия предпочитают топоры и сабли. Упоминается о том, что в Серых горах живут их родственники — хобгоблины и орки. В общем, кодификатор гоблинов как враждебной фэнтези-расы и, во многом, кодификатор орков до распространения слова «орк».
    • Тролли — уродливые и тупые великаны-людоеды, на солнечном свету превращающиеся в камень. В отличие от других творений Толкина, тут они появляются как совершенно независимые от орков-гоблинов монстры, и вообще сначала идентифицируются как великаны, а уже потом — как конкретно тролли (что вкупе с появлением собственно каменных великанов заставляет предположить, что, вероятно, оные каменные великаны могут быть их неиспорченными злом родственниками). Обладают магическими артефактами от пафосных, вроде древних эльфийских мечей, до более приземленных, вроде кошелька с магической сигнализацией.
    • Драконы — в кадре появляется только огромный, крылатый, разумный, жадный до золота и огнедышащий Смауг, но в Серых Горах и восточных пустошах водятся и другие драконы. Бильбо утверждает, что существуют и некие «червеоборотни», которые, судя по названию и локализации в «Последней Пустыне» могут иметь к драконам непосредственное отношение. Опять же, судя по Смаугу, разумные драконы воплощают в себе все негативные черты гномов, доведенные до логического завершения — абсурдную жадность, непомерную гордыню и мелочную мстительность. Считается, что повесть возродила троп о драконах, сторожащих сокровища, который начал отмирать еще в эпоху рыцарских романов.

Примечания[править]

  1. Как уже было сказано, Толкин пытался официально включить великанов в лор Арды на всем протяжении работы над сеттингом, но так и не пришел к консенсусу, кто они такие. В ранних версиях они были созданиями Мелькора, в поздних редакциях — первым поколением людей. Часть фанатов считает, что это иносказание для энтов или все тех же троллей (возможно, их неиспорченных Мелькором родственников?), Джексон в своей экранизации показал здоровенных каменных элементалей размером с гору.
  2. Кроме Элронда.
  3. Хотя и можно было бы и тут выразиться сказочно, например — «Гоблины и драконы служили когда-то Всем Злым Делам Начальнику, тому, который и Некроманта выучил в былые времена»… Но Толкин так не сделал.
Сюжет.png

Хоббит входит в серию статей

Литература

Посетите портал «Литература», чтобы узнать больше.