Хроники странного королевства

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
ПЕ.jpg Для этого произведения есть описание персонажей
Earth.jpg В этом произведении описан вымышленный мир
РК.jpg Для этого произведения есть пересказ сюжета
« Ничего себе начало правления. Стою это я, мое величество Шеллар… кажется, я третий… стою у плиты и готовлю ужин для геройского кузена и его соратников, в моей столовой трахаются сумасбродная волшебница и этот перепуганный переселенец… И полдворца лежит в развалинах… Если я доживу до старости, потомки обхохочутся, читая мои мемуары. »
— Что верно — то верно
Хроники странного королевства
Hronikistrannogokorolevstva.jpg
Общая информация
Жанр Эпическое фэнтези
Автор Оксана Петровна Панкеева
Издательство Альфа-книга (Россия)
Fabryka Słów (Польша)
Дата выхода 2004 г.

«Хроники странного королевства» (он же «Судьба короля») — единственный опубликованный цикл произведений Оксаны Петровны Панкеевой (Украина, Днепропетровск). Содержит 13 томов, изданных в период с 2004 по 2013 годы. Жанр: фэнтези.

Экспозиция

Добро пожаловать в королевство Ортан. Как сказал один мой знакомый бард (тоже переселенец), здесь волшебники ходят по улицам, драконы летают над городом, короли пьют с первым попавшимся негром, а какой-то мексиканский киллер с первого раза снимает блюз без единой фальшивой ноты. Я вам больше скажу: здесь злых драконов назначенные им в жертву девушки расстреливают из плазменных винтовок, маги жгут вражеские танки файрболлами и цепными молниями, а место Тёмного Властелина после его упокоения быстро занимают обыкновенные корпорации. Да, такой вот у нас здесь сумасшедший мир.

Но ничего страшного — вы обязательно привыкнете к нему. Ведь вы далеко не первый переселенец, оказавшийся в нашем странном королевстве. Наш король для вас даже специальную Службу адаптации организовал, и я — Жак, её руководитель, а заодно шут его королевского величества, сейчас начну вводить вас в курс дела.

Действие Хроник охватывает несколько миров, между которыми можно перемещаться самыми разными способами. Агенты «лавочек» с Альфы используют телепортационные кабины. Маги из числа эльфов и полуэльфов могут сами телепортироваться между мирами (другие маги — только в пределах мира). Или можно пройти через портал, если найдёте и определите время его работы. И наконец, можно оказаться переселенцем.

Переселенцы

Очень интересная особенность нашего мира заключается в том, что сюда регулярно попадают люди из других миров, поэтому здесь многое так странно выглядит. Чтобы оказаться переселенцем, нужно просто умереть в своём мире и быть перемещённым в последнюю секунду перед смертью. Обычно при этом происходит обмен местами с умирающим магом из другого мира.

Да ещё принц Мафей последнее время начал баловаться вытаскиванием случайных вещей из глубин мироздания. Таким способом тоже можно достать только то, что вот-вот прекратит своё существование. Сколько ему ни говорили, чтобы он так не делал, а то вытащит однажды гранату за секунду до взрыва. Или жертву группового изнасилования, которая будет выглядеть и вести себя соответствующим образом. Впрочем, судя по вашему виду вам очень повезло погибнуть быстро и без мучений.

Стандартный набор классов

Да, как в настольных и в компьютерных играх. Класс персонажа могут определить маги или некоторые магические существа, вроде нимф. Позже мы, конечно же, определим ваш класс, а пока прослушайте общую часть.

Конечно, большинство обитателей нашего мира не имеет никаких классовых способностей, отчего живёт самой простой жизнью, и ни о каких приключениях не мечтает. Каждый класс имеет свою особенность, которая позволяет совершать нечто, недоступное другим людям, и своего бога-покровителя. А ещё класс можно потерять или сменить. С другой стороны класс никак не ограничивает сферы деятельности человека, который вполне может применять классовые навыки любым способом.

  • Алхимик. В первую очередь к этому классу относятся люди науки. Учёные, инженеры, изобретатели и т. д. Алхимик имеет Луч, позволяющий определять и анализировать любые факты, а также просчитывать любые ситуации и логически определять оптимальное решение любых проблем. Причём не только в науке — точный расчёт и планирование помогут алхимику даже в таком деле, как война. Даже если реальная война не слишком похожа на любимые шахматы Его Величества. Главное, чтобы была хоть какая-нибудь информация для анализа.
  • Бард. Божество-покровитель — Бессмертный Бард. К бардам относятся не только музыканты, но и художники, скульпторы, актёры и прочие деятели искусства. Бард имеет Огонь, позволяющий «глаголом жечь сердца людей». Однако этот же Огонь может сжечь и самого барда, если он не будет давать выхода своему творчеству или начнёт творить по чьей-то указке. Как следствие, в обычной жизни барда окружает лёгкий «творческий беспорядок» (или проще говоря, бардак), а без выхода творчества — тяжёлая депрессия или глубокий алкоголизм. С другой стороны, любой человек может назваться «бардом» для оправдания своего непутёвого образа жизни: неумелые воины быстро гибнут в бою, неумелые воры — попадают в тюрьму, зато неумелых бардов — как собак нерезаных.
  • Воин. Божество-покровитель — Вечный Воитель. Сверх обычного бесстрашия и мужества особых способностей не имеет. Должен постоянно искать опасности и героически из преодолевать. Впрочем, последнее наше величество называет обыкновенной адреналиновой наркоманией. Ещё воителям официально разрешено участвовать в дуэлях, и они регулярно вызывают друг друга. И да, женщины-воительницы в нашем мире встречаются очень часто. Например, лучница Валента из бывшей команды Элмара. Или баронесса Кира Арманди, победившая дракона, к которому её назначили в жертву.
  • Вор. Божество-покровитель — Многорукий Вор. Вор имеет Тень, которая позволяет вору придумывать и воплощать всякие хитрые планы. Кроме этой повышенной удачи вор ещё имеет Нюх, которым чувствует любые опасности, даже если никакие причины этого вору не известны. Однако наличие у человека Тени само по себе преступлением не является. Более того, многие сотрудники правоохранительных органов имеют мощную Тень, потому что поймать вора может только другой вор. Ещё Тень и Нюх помогают во всяких торговых делах. Конечно, торговцы регулярно выставляют петиции с требованием выделить их в отдельный класс, однако, между нами говоря, таких жуликов, как многие эти «честные торговцы» ещё поискать. То ерунду какую-нибудь втридорога впарят, то обвесят-обсчитают… А над работниками наёмными порой так измываются, что зла не хватает — легко могут так зарплату «насчитать», что они ещё и сами должны останутся.
  • Маг. Маг имеет Силу, магическую. Точнее, это не сила самого мага, а канал подключения к магической силе нашего мира, так что если маг выполнит слишком мощное заклинание, то может от перенапряжения потерять силу или вовсе сгореть. Классическая магия у нас от эльфов: все маги — потомки эльфов в каком-то поколении, а все заклинания на самом деле — просто фразы на эльфийском языке. Все заклинания делятся на школы: есть четыре классических стихии (огонь, воздух, вода, земля); есть Пятая стихия (Жизнь), включающая различные исцеления; есть Шестая стихия (Смерть), к которой относится некромантия и наложение/снятие различных проклятий, из-за чего она в настоящее время запрещена; есть ещё ряд школ, некоторые из которых тоже запрещены. На магах держится вся наша цивилизация — страшно представить себе, как бы мы жили без телепортации, передачи мыслей на далёкие расстояния, целебных зелий. Даже без волшебных светильников. Что ещё сказать? Да, все маги — долгожители, причём выглядят на столько лет, на сколько сами себя ощущают.
  • Мистик. Мистик имеет Веру, которая позволяет ему творить чудеса. Всякий мистик налагает на себя один или несколько обетов отказа от чего-то лично ему очень приятного и получает силу от преодоления соблазнов нарушить эти обеты. Причём соблазн должен быть реальным — обеты уровня «на тебе, боже, что мне негоже» не работают. В первую очередь мистики известны, как целители. Ещё мистики (особенно христианских школ) могут упокоить нежить и изгонять демонов. Что значит «откуда у нас христианство»? Говорят, что давным давно Учитель явился в наш мир в возрасте тридцати с чем-то лет и быстро обрёл большую силу своими проповедями, прожил долгую жизнь и умер в положенный срок, но вера в него живёт до сих пор. Кстати, Его Величество считает, что Учитель — это тот самый Иисус Христос, переместившийся к нам после смерти на кресте.

Мультикласс

Некоторые люди имеют сразу несколько классов, при этом одни комбинации классов за счёт хорошего сочетания усиливают друг друга, а другие — мешают.

  • Алхимик-вор. С одной стороны мощный Луч помогает Тени детально просчитывать свои хитрые планы и анализировать чужие. С другой стороны много раз получалось так, что когда Нюх предупреждал его о неведомой опасности, этот же Луч глушил предчувствие, как необоснованное. Типичный пример — наш король Шеллар.
  • Бард-Воин. Огонь постоянно толкает такого человека на различные подвиги, так что не-воины склонны считать его смертником. Типичный пример — принц-бастард Элмар. И ещё Кантор, которого родной отец попытался спрятать от большой битвы в глухом тылу, а тот взял и сбежал на войну.
  • Бард-Вор. Огонь постоянно толкает такого человека строить грандиозные замыслы, чтобы получить всё и сразу. «Соблазнять — так королеву, воровать — так миллион». А поскольку Тени для исполнения столь этого оказывается недостаточно, результат оказывается вполне предсказуем. Типичный пример — суслик.
  • Вор-Маг — очень хороший класс. «Если маг-вор не может сам решить проблему — он найдёт того, кто сделает». Только мэтру Максимильяно это не говорите — его эта поговорка уже задолбала.
  • Маг-мистик — удачный класс, в котором магические и божественные силы взаимно складываются, увеличивая силу заклинаний и молитв.

Тропы

  • Ай, молодца! — попытки Шеллара и Пассионарио удержать Кантора подальше от битвы закончились тем, что Кантор самовольно сбежал воевать, заработал контузию и проклятье от Харгана, а затем из-за ранений и вызванных проклятьем головных болей (снять которые, по иронии судьбы, должна была свадьба с подстрелившей ранее Харгана Ольгой) отказался возвращаться к Ольге.
    • Шеллар, работая на Харгана, чуть не сыграл троп: он хотел свести полудемона с подходящей женщиной — непризнанной королевой Такката Даной забыв под действием установленного блока памяти, что именно к Дане он отправил беременную Киру вместе с Эльвирой, Терезой и доктором Кинг и не зная, что туда же после разгрома эгинской армии попали Морриган, Хирон и тяжелораненый король Эгины Александр. На его счастье, наместник сначала увлекся Камиллой, а затем попытался соблазнить Ольгу.
    • Массовая эвакуация агентами службы «Дельта» друзей и родственников через Т-кабины в начале иномирового вторжения привела к тому, что начальство усилило контроль над использованием кабин и в дальнейшем в течение почти всей войны казенные Т-кабины оказались недоступны ни для кого, кроме Амарго и Макса.
    • Ворона-маньяк (мэтресса Джоана), героически спасла из клеток черепашку Шарлотту (мэтра Силантия) и белого кролика (мэтра Алена) — и в результате вместо комфортного путешествия в каретах из Галланта на север почтенные мэтры и присоединившийся к ним рыжий кот (мэтр Мельди) получили сомнительное счастье проделать тот же путь пешком.
    • Превращенного в чучело скорпиона Астуриаса не стали добивать и подарили в качестве намека оппозиционному деятелю да Косте… И в результате когда магия пропала, расколдовавшийся Астуриас стал чуть ли не самым опасным противником героев: для него возвращение магии становилось прямым путем обратно на каминную полку, так что ради работы подавителей магии одноглазый мастер-вор был готов сделать что угодно и пойти на союз с кем угодно.
    • Макс Рельмо искренне желает уберечь сына, пока в итоге не получает от Диего справедливый упрек: «Папа, тебе не кажется, что ты заврался?» А в финале всему семейству Рельмо (Максу, Диего, Ольге и ее как раз надумавшей рождаться дочери) чуть не прилетает кармический бумеранг от Справедливого.
    • Во флэшбеке тот же Макс Рельмо рассказал Кендару Завоевателю и его сыну Шеллару-старшему о наложенном на их род проклятии — и принц Шеллар попытался решить проблему простым методом: отравил своего сына и отравился сам, рассчитывая, что вся ветвь «бездушных выродков» вымрет и проклятие развеется.
  • Алкоголь — это зло — особенно если им поить товарища Пассионарио: этот отморозок, которому даже оружия в руки не дают: полуэльф, бард, маг, лицо революции, главный по пропаганде, единственный выживший представитель королевской семьи Мистралии и просто очень хороший человек отправится в крестовый поход по всем своим врагам от мистралийского президента до мужика, который когда-то набил мистралийцу-эмигранту морду.
    • Галлантский король Луи — ходячий противолодочным зигзагом демонстратор вреда неумеренного употребления алкоголя, в конечном итоге все-таки отстраненный супругой от власти.
    • Принц-бастард Элмар регулярно получает на свою голову лекции о вреде неумеренного винопития от Шеллара и мэтра Истрана — да и сам после чрезмерных возлияний включает режим «что же я творю-то!?»
    • Виктор Кангрем перед эвакуацией с Каппы как следует набрался местного самогона вместе с миссионером Жаном и героически проспал захват своего оазиса войсками Повелителя, выйдя с утра прямо под вражеские автоматы. Жан тоже познал истину о вреде алкоголя, очнувшись в подвале, выход из которого оказался наглухо завален (на его счастье несколько дней спустя в подвал телепортировался Мафей, вытащивший помиравшего от жажды миссионера на волю).
    • Бард Карлос, друг Диего, когда-то решивший не ссориться с мистралийскими властями и работать по указаниям правительства, в итоге стал запойным алкоголиком, но затем, благодаря Диего и Ольге, завязал и вернулся к театральной работе. И снова запил и попытался повеситься, когда к нему явились с цензурно-идеологическими рекомендациями представители оккупационных властей.
    • Мэтр Истран, кстати, тоже на своем примере знает, что такое патологическое опьянение — и потому не пьет вообще. «Сдала» его правнучка Этель, и это была одна из самых невинных тайн благообразного ментора-зануды.
  • Амазонка:
    • Лучница Валента из отряда Элмара.
    • Королева Такката Дана и ее «оголтелые феминистки», как их назвал Макс Рельмо.
  • Амнезия — побочный эффект встречи с кулаком Элмара: Кантор после знакомства чуть не сутки приходил в себя и пытался увязать обрывки информации в непротиворечивую сюжетную линию, подбадриваемый ехидным внутренним голосом, а виконт Бакарри в последней книге несколько суток вспоминал, кто и за что его ударил.
  • Антимагия:
    • В мире Дельта в качестве средства подавляющего магию используется полиарг, из которого делают браслеты, ошейники, наручники, сети и так далее. Некоторые маги носят полиарг и добровольно — например, Жак, у которого имплант, если его не блокировать полиаргом, становится источником магии и страшной головной боли. Есть лишь одна проблемка — на некоторых магов, например, на владеющего способностями шархи Кантора, полиарг не действует.
    • На Каппе было изобретено специальное устройство, подавляющее магию в определенном (и немаленьком) радиусе. Увы, разрабатывавшееся для противостояния некроманту Скаррону оружие после захвата им Первого оазиса оказалось в руках некроманта и было использовано на Дельте. Опять же, антимагическое поле не заблокировало способности Макса Рельмо, Казака и некоторых других неклассических магов и мистиков.
    • Разного рода амулеты и обереги — так, для короля Шеллара таким оберегом стала сережка, забытая у него лучницей Валентой и позволяющая игнорировать и приворотные зелья и «золотую паутину» Араны. Еще один амулет подобного типа Шеллар подарил Ольге, попавшей под влияние наложенной на Артуро Сан-Барреду магии.
  • Астрал — Лабиринт, единая для всех миров субреальность, «мир контуженных и коматозников» — попасть туда простой человек или классический маг может только умирая, потеряв сознание, сойдя с ума или при помощи умеющего ходить в Лабиринт мага (исключением является Верхний Лабиринт — мир снов, куда спокойно попадает любой человек). А вот маги-шархи чувствуют себя в Лабиринте как дома: могут относительно свободно перемещаться, искать и выводить на волю заблудившихся коматозников и излишне любопытных эльфят, удерживать умирающих, которых тянет в ведущий на тот свет Тоннель, общаться с покойниками, которых можно при помощи Тоннеля вызвать, убить человека в Лабиринте, после чего он умрет и в реальности…
  • Бегство в Воображляндию — в девятом томе захватившие героев в плен предатели ночью на стоянке попытались изнасиловать беременную Ольгу прямо на глазах у связанного Кантора, которому оставалось только сходить с ума от ярости. Однако это действо прервали дикие тролли, один из которых с криком «Еда!» поднял в лапах тела убитого насильника и залитой его кровью жертвы… После этого разум Кантора ушёл в самые глубины Лабиринта, где нашёл тихий уютный уголок, в блаженной тишине которого он забыл всё, что с ним случилось и кто он вообще такой. Со временем его душа просто бы растворилась в этом покое, однако где-то через две недели дядя Дэн нашёл племянника в этом закутке и вытащил оттуда на пинках. После чего Кантор сам вспомнил, что кроме погибшей Ольги с ним ещё оставались два слабых, беспомощных товарища. И что настоящие мистралийские мужчины после такого несчастья убивают не себя, а врагов. А заодно вспомнил, что уже бывал в этом уголке Лабиринта несколько лет назад, сбежав в воображаемый мир после пережитого в Кастель Милагро.
  • Борьба нанайских мальчиков — король Шеллар и его кузен Элвис постоянно засылают друг к другу шпионов просто для тренировки своих органов разведки и контрразведки. Выявленных агентов после поимки возвращают обратно в целости и сохранности, а в конце года короли считают, кто больше наловил. Шеллар говорит, что разведка Элвиса круче.
  • Бретёр — Кантор снискал среди товарищей по Сопротивлению репутацию отморозка, способного вызвать в круг кого угодно за любые оскорбления в свой адрес. Впрочем, побеждать любого противника у него получилось далеко не сразу.
  • Вампиры — Повелитель Скаррон обещает своим наиболее преданным сторонникам и перешедшим на его сторону конфедератам бессмертие и обращает их в вампиров: на Каппе такая форма бессмертия является очень даже удобной — можно плевать на радиацию, не бояться пуль, а осина в том мире не растет[1]. А вот на Дельте оказавшиеся в армии вторжения вампиры внезапно обнаружили, что они всего лишь нежить, которую можно упокоить осиновой стрелой или колом.
    • Превращение в вампира Харган предполагал использовать для дискредитации Шеллара — наемник должен был вколоть королю зелье для трансмутации, условием срабатывания которого было приближение к мэтрессе Морриган, которая должна была проверить чудом выжившего короля на предмет некромантии.
    • Тот же Харган сделал себе подручного-вампира из попавшегося под руку мистралийца. Только «мистралиец» оказался сотрудником «лавочки» Пьетро Росси, еще и сохранившим после превращения свободу воли — крещение помогло.
  • Везунчик — на первый взгляд кажется, что у нашего короля такой толстый иммунитет протагониста, что аж в дверь не пролезает, поскольку он чем дальше, тем глубже попадает в ситуации, которых не мог предусмотреть, и выбирается из них исключительно на совершенно внезапной помощи друзей или врагов. Однако гномы объясняют это тем, что его жизнь хранят гробы, которые ему наживую сделали за время приключений.
    • За пять лет до начала сюжета, когда вся королевская семья погибла при взрыве бомбы в королевской ложе стадиона, принц Шеллар (четвертый наследник) задержался на работе, а после получения известия о трагедии приказал помощнику подбросить пару его вещей на место преступления, чтобы неизвестные заговорщики уверились в своём успехе. Так что пока он подавлял мятеж силами корпуса паладинов и сотрудников департамента госбезопасности, а медики по кускам собирали тела жертв взрыва, гробовщики в поте лица строгали гробы по списку приглашённых. Так что после похорон родственников король приказал убрать лишний гроб на дальний склад.
    • Второй гроб ему сделали, когда он во время расправы над Комиссией по отбору жертв для дракона получил от их головорезов арбалетный болт и чуть было не истёк кровью. Там была такая суматоха, что никто ничего толком не понял, но кто-то из придворных подумал о самом худшем и на всякий случай дал распоряжение.
    • Третий гроб — после свадьбы, на которой он закрыл своим телом невесту от отравленного дротика. Поскольку убийца использовал яд, от которого не существовало противостояния, дату похорон официально объявили, когда он ещё дышал. Однако один его друг успел найти и принести противоядие от всех ядов, так что его величество после утешения жены и друзей первым делом распорядился добавить новый экспонат к своей новой коллекции.
    • Потом переговорщик от голдианского олигарха Дорса в очередной раз пришёл в жилетке со взрывчаткой. Его величество успел спастить телепортом, однако услышавший про взрыв королевский плотник сразу же приступил к работе, прагматично рассудив, что его наградят при любом исходе
    • Пятый гроб уже мы сами ему подарили на день рождения. С иллюминаторами по бокам, обзорным перископом и оббивкой из жёлтого шёлка (Ольга присоветовала). Придворные, понятное дело, были в шоке, зато король — в полном восторге. Подарок сработал, когда вскоре случилось иномирское вторжение — король за неимением других вариантов решил капитулировать и стать советником наместнику, а захватчики устроили ему промывание мозгов, которое чуть было не превратило его в верного слугу Повелителя.
    • Когда его разоблачили и отправили на расправу к Повелителю, узнавшие об этом гномы без лишних слов вручили посланцам Повелителя подарок для короля Шеллара от своего короля — большой цельнокаменный саркофаг, украшенный золотом и самоцветами.
    • А перед финальным противостоянием с агентами земных корпораций Шеллар получил целую пирамиду, в которой добрый лич Ушеб просидел две тысячи лет и на радостях подарил Шеллару после освобождения. И кенотаф в Лондре от любимого кузена Элвиса.
  • Вещий сон:
    • Принц Мафей периодически видит вещие сны со всякими нехорошими сюжетами: окровавленного Жака бьет по лицу какой-то мистралиец, Шеллар стреляется, Кантора пытают каленым железом или везут в гробу, Ольгу утаскивает тролль… Вот только не все эти ужасы воплотились в реальности (Шеллар, твердо решивший переиграть судьбу, вовсе отменил вариант со своим самоубийством), а некоторые, воплотившись в жизнь, оказались не такими уж страшными — Жака просто приводили в чувство ударами по щекам, Ольгу тролль не съел, зато убил пытавшегося ее изнасиловать солдата.
    • В десятой книге вещие сны начинает видеть Ольга — так проявляются способности[2] ее еще не родившейся дочери Роаны. И, в отличие от снов Мафея, которые показывают, что должно случится, сны Ольги подсказывают, как нужно (или не нужно) действовать.
    • Кантор, получив способности сноходца, организует «вещий сон» своему старому знакомому, спившемуся барду Карлосу, отправив его к Ольге для совместной театральной работы. Позднее, правда, раскрывает свою истинную личность и извиняется перед Карлосом за «явление мертвеца во сне».
  • Видок — Ха-Танг (оперативный псевдоним Зинь), профессиональная воровка, которую братец (Флавиус) в целях жизненного урока устроил в Госбезопасность.
  • Взятие заложников — взявшие в плен Кантора голдианские бандиты решили похитить Ольгу, которую король как раз на всякий случай попросил пожить у меня в гостях. А мой дом раньше принадлежал его наставнице принцессе Джессика, которая там всяких ловушек наставить придумала. Да и Ольга с Терезой не растерялись. Получилась считалочка про десять негритят пятерых похитителей. Первого, погнавшегося за Терезой, спрятанным в перилах лезвием пополам разрезало. Второго застрелил Кантор, который после побега из плена сразу направился Ольгу спасать. А перед этим сказал их главарю, что не стоит пытаться прикрываться девушкой, которая меньше его самого. Третьего застрелила сама Ольга из той самой плазменной винтовки, с которой дракона убивать ходила — оставшийся от него кошмар потом вместе с куском стены выпилили и в анатомический музей увезли. А их главарь попытался взять в заложники не вовремя пришедшего ко мне в гости принца Элмара, который одним движением порвал наручники и ему шею свернул. После этого последний «выбежал на улицу» через окно второго этажа, и угодил как раз под ноги спешащих на помощь сотрудников контрразведки.
    • Те же голдианцы потом где-то нашли пульт управления «капсулой безопасности», которую мне после перемещения сюда в Кастель Милагро поставили, начали её каждый час в режим боли включать и передали королю угрозу включить её в режим смерти. Это им подсказал один сотрудник агентства «Дельта», который на самом деле работал на корпорации из мира Альфа. Однако Толик в обход телепортационных кабин притащил сюда и Альфы своего родственника доктора Рельмо с эндоскопом, и тот вытащил из меня эту гадость.
    • Накануне штурма Кастель Агвилас Харган попытался захватить Киру и Ольгу, опрометчиво улетевших кататься на драконе. Группа захвата сгорела в драконьем пламени, а демон узнал много новых слов и получил наглядный урок о возможностях огнестрела в относительно умелых руках. Героини улетели в неизвестном направлении на драконе, проглотившем табака в количестве, эквивалентном литру водки для человека, так что Харгану пришлось блефовать, оставив на живописно раскуроченном месте перестрелки записку с требованиями, и этот блеф удался.
    • Одновременно с Кирой и Ольгой похитили и Мафея вместе с его подругой. Принца-то силами службы Флавиуса успешно спасли, а вот девушку Харган, несмотря на четыре пули и два проклятия, смог затащить в портал и доставить своему Повелителю, который ее принес в жертву.
    • Стелла и Амарго познакомились именно в процессе захвата заложников: революционер-мистралиец пытался захватить беременную жену своего врага, однако ей в тот момент уже делали кесарево сечение, так что голдианская медичка со всей своей прямотой велела им выйти вон из операционной со своими нестерильными железяками. Амарго сообразил, что тащить в горы женщину с распоротым и только что заштопанным животом — действительно идиотская затея.
    • Дэна Рельмо заставили снять браслеты-обереги, препятствующие вселению в его тело шархийских богов, прислав фото связанной дочери — как и в случае с «похищением» Ольги и Киры, это был блеф (девочка участвовала в ролевой игре и «попала в плен» по сюжету), но доктор проверять ничего не стал. Просто сделал все, чтобы в него не вселился отвечающий у шархи за «беспощадную справедливость» Эйдм — в этом случае мирный доктор стал бы аналогом Жака в «режиме берсерка», убивающим всех, кто хоть в чем-то виноват.
    • Представители мира Альфа попытались шантажировать Шеллара, похитив его шестимесячного ребенка. Шеллар предусмотрел это и подсунул похитителям специально подготовленную нежить, а потом во время переговоров предложил оппонентам представить, что произойдёт, когда похищенный «младенец» проголодается.
  • Внезапное повышение в звании — принц Шеллар, отвечавший за госбезопасность королевства Ортан, задержался на рабочем месте. Внезапно в кабинет забежал его заместитель Флавиус и сообщил, что королевская семья (включая трёх наследных принцев) погибла при взрыве. В общем, мятеж Шеллар подавил успешно, но после коронации пришлось вникать в экономику и думать о том, где найти верного главнокомандующего, потому что сам он ещё и армию не потянет (всё же реальными войсками управлять — не в шахматы играть), а двоюродному брату Элмару при всей его личной силе и храбрости больше взвода в подчинение давать нельзя.
    • Баронесса Кира Арманди после победы над драконом, десятилетия терроризировавшем всю страну, получила от короля Шеллара предложение руки, сердца и должности верховного главнокомандующего. Причём не за красивые глаза (один из которых она потеряла в битве с драконом), а именно за умелое руководство ополчением в своём уделе.
  • Волшебное зеркало — маги используют зеркала для удаленного наблюдения. У сильного мага, такого как мэтр Истран, зеркало может показывать даже параллельные миры. Зато Мафей поначалу постоянно сам «проваливался» в зеркало при попытке заглянуть чуть дальше дворца. Разумеется, от удаленной прослушки и просмотра можно защититься своей силой или амулетом, а некоторые маги способны почувствовать, что за ними наблюдают и пообещать накрутить вуайеристу его длинные уши.
  • Враги сожгли родную хату — подобное произошло со многими персонажами:
    • Много лет назад мать внезапно собрала юному Элмару узелок с вещами, вручила оставленную королём Деимаром регалию и отправила в столицу. Уже в столице Элмар узнал, что вскоре после его отъезда всё его племя вырезали агрессивные соседи. Король Деимар официально признал сироту, а через несколько лет принц-бастард потребовал включить его в состав армии, отправленной против того племени.
    • В ходе попытки захвата власти в Мистралии Орденом Небесных Всадников погибла вся королевская семья этой страны, кроме пятнадцатилетнего принца Орландо.
    • За пять лет до начала основной сюжетной линии принц Шеллар задержался на работе в тот день, когда Орден Небесных Всадников подложил бомбу в королевскую ложу. Из большой королевской семьи выжили только его кузен Элмар, который был на подвигах, десятилетний принц Мафей, которого за плохое поведение оставили во дворце, и ещё две кузины, успевшие выйти замуж и уехать в другие страны. В тот день рожденный «бездушным чудовищем» Шеллар научился плакать… Мятеж удалось подавить, захваченные в плен заговорщики были казнены, однако всё равно на годовщину коронации король Шеллар по окончании официальных церемоний оставляет традиционный праздник подданным, а сам до конца дня уходит на кладбище.
    • Самоуверенный мерзавчик Артуро Сан-Барреда, сын одного из бывших министров госбезопасности Мистралии, с пафосом попытался отыграть троп. Дескать, не может он вернуться в родную страну, пока убийца его отца (Мануэль Карерра, он же товарищ Амарго) стоит возле трона нового короля Орландо. Король Шеллар, заранее озаботившийся сбором информации на нового жениха Ольги, выслушал его и с притворным сочувствием ответил, что служба-службой, но вешать беременную жену революционера на воротах тайного убежища старшему Сан-Барреде всё же не стоило… Ну а сам старый Мануэль, со временем влюбившийся в другую женщину, не спешит являть широкой общественности новую семью.
  • Вымышленный наркотик — во-первых, фанга, столь успешно поспособствовавшая сближению Ольги и Кантора, а затем их встрече в больнице, во-вторых, галлантская «пудра» — аналог кокаина, надо полагать, и в третьих — слимис трехлепестковый, на котором работают вдохновение и прорицательские способности товарища Пассионарио.
  • Гордая и мудрая раса — шархи из мира Бета. Смогли защитить свою страну от «руки помощи», протянутой корпорациями Альфы.
  • Герой поневоле — попаданка в сказочный мир Ольга совсем не хотела сражаться с огромным драконом, который перебил огромное множество героев. Моей Терезе, которая во Франции 1940-го года лечила солдат Сопротивления и была зверски убита гестаповцами, хотелось лечить, а не сражаться. И баронесса Кира Арманди вместо драконоборчества предпочла бы ещё раз сразиться с армией соседского герцога, решившего по причине безнаказанности отжать владение её старого отца. Однако во втором томе злодеи включили их в очередной отбор жертв для непобедимого дракона, а магическое закрепление этого закона не позволяло им никуда сбежать. И даже король Шеллар в силу того же закона ничего не мог изменить — только исполнить их последние желания. Вот девушки и пожелали взять в пещеру дракона оружие, а Ольга в личной беседе уточнила — оружие с секретного склада вещей, которые принц Мафей натаскал из других миров. Так что не ожидавшее подвоха чудовище было расстреляно из плазменной винтовки, гранатомёта и лазерного резака, а девушки стали национальными героинями.
    • Виктор Кангрем, обыкновенный агент-наблюдатель из мира Альфа (наша Земля XXII века) в постапокалиптическом мире Каппа. Разумеется, жизнь даже третьего слева торговца-NPC в Falloutе — это уже сама по себе заявка на главную роль в экшене-блокбастере, так что с личной крутизной у него всё в порядке. Однако его угораздило оказаться единственным обладателем рыжих волос в мире, который очень много лет ждал исполнения Последнего Пророчества Нарны о том, как Карающий Меч Света и Повелитель Божественного Огня уничтожат бессмертного (ибо лич) Повелителя. А потом он угодил в плен вместе с остальными жителями захваченного Оазиса № 5, и во время перевозки рабов из одного места в другое оказавшийся рядом силач (принц Элмар из сказочного мира) внезапно выхватил откуда-то зачарованный меч и порубал охранников.
« Они уже стояли рядом — огромный светловолосый пришелец со своим волшебным мечом, и он, скромный мутант с огненно-рыжей шевелюрой. А какой-то полоумный дикарь, пав перед ними на колени, простирал к ним руки и вопил о чуде, карающих богах и последнем пророчестве Нарны.

— …! — только и смог сказать Витька. Но его примитивное, пошлое и не подобающее богам высказывание никто не расслышал за истовыми воплями ненормального фанатика.

»
— Ну а далее пришлось соответствовать образу.
  • Герой в отставке — принц-бастард Элмар. Карьера прославленного героя закончилась за три года до начала основного сюжета, когда двое его соратников погибли в бою с драконом, а он сам в неполные тридцать лет оказался прикован к инвалидному креслу из-за перелома позвоночника, который не смогли исцелить ни лучшие мистики, ни лучшие маги Пятой Стихии («Жизнь», то есть целители). Сексуальная магия нимфы Азиль смогла вернуть ему здоровье, однако он охладел к лихим подвигам, занял чисто декоративную должность Первого паладина[3] и стал вести жизнь богатого бездельника, перемежаемую периодическими выездами в составе отряда. Впрочем, силач Элмар продолжает каждое утро делать зарядку со всем снаряжением своей оружейной комнаты, так что может голыми руками и цепь моментально порвать, и врага с одного удара убить, а в полном доспехе с фамильным мечом и вовсе сойдёт за армию из одного человека. Позже во вражеском плену дал обет вернуться к подвигам, и в конце цикла действительно основал новую команду с участием Виктора Кангрема (огнестрельное оружие), который решил остаться в мире Дельта, и юного полуэльфа Мафея (боевой маг, телепортист и целитель в одном лице)
  • Готтентотская мораль — маг Кайден приложил немало усилий, чтобы отправить на тот свет Шеллара, убийцу своего брата. Но крайне возмущен, что теперь уже братья Шеллара Элмар и Мафей на него нехорошо смотрят и явно хотят угостить заклинанием или кулаком. Сам Шеллар издевательски комментирует ситуацию: «Просто поразительно, как меняется у некоторых людей отношение к мести всего лишь при смене объекта…»
  • Драматическое проклятие:
    • Ольга и ее проклятие «мертвый супруг», которое должно было отпугивать от девушки других мужчин и постепенно свести ее в могилу — вот только супруг оказался во-первых, не мертвым, а во-вторых, не ревнивым (разве что к одному суслику, но там была не только ревность, но и личная неприязнь).
    • Шеллар стал жертвой сразу трех проклятий — двух родовых, доставшихся от деда («династия будет вымирать, пока кто-то из ее представителей трижды не обманет смерть» и «будут рождаться бездушные уроды, пока один из них не полюбит больше жизни») и одного неправильного, но сказанного от души Алисой Монкар пожелания — «чтоб ты сдох в день свадьбы». В итоге пожелание Алисы сбылось, хоть и не полностью, и помогло избавиться от двух других: условие «полюбит больше жизни» Шеллар выполнил, заслонив жену от отравленного дротика, а универсальный антидот помог королю третий раз[4] избежать верной смерти.
    • Харган проклял ранившего его Кантора, наслав на обидчика постоянную головную боль и сделав условием избавления свадьбу с подстрелившей полудемона несколькими часами ранее Ольгой.
    • Высказывались также предположения, что появление Артуро в жизни Ольги — это такой точечный прилет Кантору от присматривающей за ним Эрулы: бросил без объяснений посланную тебе самой судьбой девушку — теперь отбивай ее у козла-афериста.
    • Саша Рельмо, решившая отомстить однокласснице, заработала «откат»: да, одноклассница серьезно заболела, а ее богатый папа попался на взятке и получил срок, вот только одноклассница выздоровела и родители у нее на почве несчастья помирились, а Саша перестала расти и до шестнадцати лет жила в теле одиннадцатилетней девочки.
    • Два магических отката, заработанных Максом Рельмо за несовместимые с шархийской моралью действия по спасению сына: в первый раз (когда сына нужно было действительно спасать и лечить) удар пришелся по самому Диего, на пять лет утратившему Огонь[5], а во-второй (когда Макс сам себя накрутил и попробовал обманом удержать сына от участия в войне) чуть не умерли в процессе родов Ольга и ее дочь, внучка Макса — и только когда Макс, от которого требовалось отправиться на самоубийственную миссию, решился, ребенок сам развернулся головой вперед и благополучно родился.
    • Харгану за разгром, устроенный в храме Матери Богов Пустыни прилетело очень своеобразное проклятие — он влюбился в нимфу Азиль, которую должен был отправить к Повелителю и в итоге, запутавшись между любовью и верностью, застрелился. А затем проклятие явило и положительную сторону — умерев, полудемон попал под защиту Матери Богов и стал недоступен для гнева Повелителя.
  • Дракон — сразу несколько:
    • Дракон-изгнанник Скорм, добрый десяток лет требовавший дань с Ортана и Мистралии золотом и девушками, пока однажды не доигрался.
    • Еще один дракон-изгнанник Хрисс, которому Шеллар разрешил поселиться в пещере безвременно скончавшегося Скорма. Этот, в отличие от предшественника, не хулиганил, денег и женщин не требовал, а в ходе межмировой войны еще и поучаствовал в диверсионной операции по уничтожению антимагического излучателя и побеге Ольги из плена.
    • Аррау — подруга Хрисса, добровольно отправившаяся с ним в изгнание. В начале войны пропала без вести из-за массового сбоя в работе порталов мира Дельта, но несколько месяцев спустя нашлась и тоже повоевала.
  • Ехидный комментатор — внутренний голос, прорезавшийся у Кантора со второй книги и активно и нелицеприятно комментирующий его действия. Сам Кантор в ходе долгих переговоров с ним решил, что это если это и шизофрения, то правильная, снова превратившая его из боевика-отморозка в нормального человека.
  • Живьём брать!:
    • Небесные Всадники в предыстории захватили живыми принца Орландо, рассчитывая, что юный одаренный маг перейдет на их сторону — парень просидел два года в «каменном мешке» и с блокирующем магию ошейником, но к убийцам своей семьи не присоединился.
    • С аналогичными целями после мятежа в Ортане Всадники пытались поймать принца Мафея, но мальчишку спас Жак.
    • Кантору и Саэте ведьма Арана была нужна живой — их целью было не устранение опасной колдуньи, а возвращение двух с копейками миллионов «золота партии», которые серийная соблазнительница увела.
    • В самом начале иномирового вторжения да Коста и Астуриас поймали застрявших в Мистралии Кантора, Ольгу, Жака и Мафея — с такими пленниками оппозиционеры рассчитывали получить у Харгана место в руководстве оккупационной администрации.
    • После фиаско с захватом нимфы на Ледяных островах (Харган сдуру убил возлюбленного нимфы, а это убило и саму нимфу) Элмара стараются захватить и обращаются с ним в плену максимально аккуратно.
  • Закадровый персонаж — Светлый Эстелиад, великий эльфийский маг. Его неоднократно упоминают, и один раз Шеллар даже с ним беседует… но за кадром: нам описываются только последствия встречи. «В кадре» за него действует его племянник Таэль-Глеанн, среди людей более известный как Толик.
  • Замороченное видение — товарищ Пассионарио в трансе видит несколько вариантов гибели повстанцев в Зеленых горах: сначала это засада в Астрайском ущелье с расстрелом отступающих из пушек, затем бой за какую-то крепость, удары с воздуха драконами или с вертолетов (которых в этом мире вообще нет), восставшие в качестве зомби убитые товарищи, обещанная, но так и не пришедшая подмога…[6] Воплощается в итоге именно вариант с крепостью Кастель Агвилас, притащенными из параллельного мира вертолетами, поднятыми демоном-некромантом зомби и опоздавшей на несколько часов подмогой. А вот со своей смертью и смертью Кантора вышла промашка — пришлось одному ногу и ухо регенерировать, а второму лечить контузию.
    • Прогнозы от Ресса Рельмо тоже отличаются красотой и непонятностью формулировок:
« Серая тень восстала из монеты, – без возражений и без долгих вступлений начал Ресс. Нет чтоб уж сразу и толковать между делом, неужели он думает, что его цветовые аллегории могут быть понятны людям, видящим глазами! – Накрыла тень все видимое пространство, и засветились в тени два огня, кажется, синий и красный. Синий направил свой свет на шпильку, а красный – на наконечник. Из шпильки же потянулись нити света к наконечнику, замкнув треугольник, и на металле выступила кровь. И услышал я крик, словно много людей одновременно взвыли от боли и отчаяния, и взметнулся силуэт человека над окровавленным куском железа, взвился и опал, рассыпавшись прахом. Тогда распался треугольник, исчезли светящиеся нити, а шпилька ожила, обернувшись змеей. И покатился к ней браслет, а она покатилась к нему, свернувшись кольцом, и, встретившись, обвила его, после чего стали они множиться на глазах, образуя цепь, в которой серебряное звено чередовалось с черным… »
— Ресс Рельмо выдает предсказание о возвращении Скаррона
  • Зловещий трофей — Флавиус, начальник департамента безопасности Ортана, не отказал себе в удовольствии сделать из черепа Хаббарда шкатулку для канцелярской мелочи. А у доктора Стеллы Кинг есть пепельница из головушки да Косты-старшего, когда-то сдавшего ее любимого человека советнику Блаю.
    • Чуть не стал таким трофеем Кантор, но стараниями Мафея чучело кобры попало не на полку к матушке Сан-Барреды, а к Ольге, расколдовавшей кабальеро поцелуем.
  • Злодей по должности — Плюшевый Тедди. Работа у него такая — из людей выбивать информацию каленым железом, отмахиваясь от непрошенных советов разных дилетантов-садистов.
  • Злодей поневоле — мэтр Алехандро, которого сначала Артуро и его матушка шантажом заставили оказывать им магическую поддержку, а затем появился еще один мистралиец, соперник Артуро, который похитил внучку мэтра. Когда выяснилось, что «похититель» никого не похищал и пострадал от разгневанного дедушки ни за что, готов помочь избавиться от шантажистов и вообще оказался сыном мэтра Максимильяно, с которым у Алехандро были давние дружеские отношения, мэтр быстро согласился свидетельствовать против Артуро.
    • Ольга после общения с наместником Харганом воспринимает полудемона именно как злодея поневоле — как молодого парня (а Харган действительно старше двадцатидвухлетней Ольги примерно на пять лет), у которого моральные ориентиры сбиты напрочь и заменены «отцовской» фигурой Повелителя, воля которого священна и слово которого — закон.
  • Известен под псевдонимом — люди слушают кристаллы с записями песен Эль Драко, Золотого голоса Мистралии. Среди бойцов партии Реставрации есть стрелок и метатель ножей товарищ Кантор. И мало кто в курсе, что это один и тот же человек — Диего Алламо дель Кастельмарра, кабальеро Муэрреске.
    • Ученый Мануэль Каррера практически неизвестен широкой публике, в отличие от революционеров Мануэля де Фуэго, дона Рауля и товарища Амарго.
  • Изгнание нечисти — в ходе битвы за Кастель Агвилас повстанец товарищ Торо, он же отец Себастьян, засек полудемона Харгана, поддерживающего штурмующих крепость мистралийских солдат и со всей широты души послал супостата «туда, откуда пришел», на чем участие некроманта в битве и закончилось — полудемона унесло обратно в мир Каппа.
  • Иммунитет протагониста — действует не только на Шеллара и Ольгу, а вообще на всех героев. Из всех хороших персонажей по ходу сюжета погибает только Саэта (напарница Кантора по первой книге), Оливия (первая любовь принца Мафея), эгинский принц Ставрос (первый муж принцессы Тины) и совсем уж массовка вроде солдат на поле боя.
  • Инсценировка смерти:
    • Когда за пять лет до основных событий Небесные Всадники устроили взрыв, убивший почти всю королевскую семью Ортана, отсутствовавший на мероприятии глава департамента безопасности принц Шеллар решил имитировать свою гибель, подбросив на место взрыва звезду начальника департамента безопасности и перстень, и дать заговорщикам проявить себя.
    • Король Лондры Элвис II, узнав о готовящемся покушении, подставил под удар своего двойника, а сам укрылся у Шеллара. Следующие несколько часов лондрийские спецслужбы ловили заговорщиков, а Шеллар с Элвисом успокаивали коллег-государей-президентов, прибывших к ортанскому королю со скорбной вестью о смерти его родственника.
    • Одним из вариантов устранения Шелларом Комиссии по отбору жертв для дракона была инсценировка его убийства по приказу Комиссии — король в этом случае бежал в Лондру, а Элвис вводил в Ортан войска и устраивал зачистку Комиссии. Разумеется, этот вариант означал гарантированную потерю короны, так что его (а также вариант с реальным самоубийством для обеспечения «казус белли») Шеллар оставил на самый крайний случай.
  • Искатель бессмертия:
    • Некромант Скаррон, стремившийся обрести вечную жизнь любой ценой — в первый раз его остановили в процессе подготовки ритуала, проведение которого сделало бы Скаррона бессмертным и разрушило бы к чертям весь Ортан и прилегающие государства, но, погибнув в мире Дельта, он переместился в мир Каппа и стал готовиться к реваншу, в качестве промежуточной формы бессмертия проведя ритуал Ушеба и превратившись в лича.
    • Древний куфтийский маг Ушеб, также стремившийся к вечной жизни и разработавший ритуал превращения в лича. Как честный человек, опасавшийся в случае ошибок в ритуале превратиться в агрессивную нежить, Ушеб провел ритуал в своей гробнице, переделанной так, что открыть ее изнутри было невозможно и случайно оказался заперт в этой гробнице на две тысячи лет — ученик, который должен был проверить состояние Ушеба, увидел его в процессе трансформации, решил, что учитель все-таки ошибся и запер гробницу.
  • Истинное зрение — Ольга обладает способностью видеть сквозь заклинания невидимости и иллюзии, что помогло ей избежать двух покушений в первой книге, обнаружить пользующегося магией иллюзий дракона во второй, а при попытке Харгана похитить ее и Киру засечь полудемона-невидимку и ранить его из винтовки.
  • Кающийся грешник — Харган, которого проклятие Матери Богов заставило влюбиться в нимфу Азиль, приложил массу усилий, чтобы достучаться до обиженной богини и узнать, как спасти возлюбленную. Судя по тому, что после гибели полудемон попал под защиту богини и впоследствии был отправлен забрать и вернуть на место ту статуэтку, ради которой он разрушил ее храм, чистосердечное раскаяние и готовность отдать за Азиль свою жизнь ему зачли.
  • Кнопка берсерка — у товарища Кантора есть две такие кнопки: государственный гимн его родной Мистралии и шутки про изнасилование. Дело в том, что ранее он был всемирно известным бардом Эль Драко, который вернулся на родину после очередной революции, получил заказ на написание нового гимна и отказался переписать своё творчество в «более правильном ключе». После этого гимн «исправил» придворный бард, а сам Эль Драко за отказ угодил в концлагерь. Что касается второго, то это случилось не в концлагере (хотя там герою для защиты анальной девственности пришлось убить нескольких соседей по бараку), а позже — когда его поймали после побега и подвергли бесчисленному множеству жестоких пыток, чтобы узнать маршрут отхода его товарищей.
    • Еще одна кнопка осталась у Кантора из его прошлой жизни и связана со смертью хинской девушки Мейлинь — когда придворная дама Акрилла после ссоры с отцом попыталась покончить с собой, Кантор чуть не вызвал горе-папашу на дуэль. А вопли мистралийца в стиле «ты бы ее еще на воротах повесил!» позднее дали Ольге подсказку к установлению личности любовника.
    • И еще одна кнопка — нелюбовь к плагиату и плагиаторам вообще и к Артуро Сан-Барреде конкретно.
    • Наконец, по итогам бурной жизни у Кантора выработалась острая нелюбовь к магам-менталистам, способным залезть к нему в голову и увидеть там что-то личное или стереть что-то нужное. Даже родного отца и его двоюродного брата Дэна Кантор пускает к себе в память со скрипом зубовным (в основном потому, что они специалисты в шархийской магии и от них в Лабиринт не сбежишь).
    • Королевский шут Жак — совершенно мирный человек, который падает в обморок при виде крови. Однако он также может впадать в реальный режим берсерка (срабатывают гены предка-суперсолдата), позволяющий голыми руками рвать оковы и противников. Одна проблема — включает этот режим ярость, которую до невозможности мирный Жак самостоятельно испытывать не способен. Поэтому все три раза его активирует эманация ярости Кантора: когда Жака заставили смотреть на действия палача, которому разрешили делать с упорствующим Эль Драко что угодно (и тот попутно стал насиловать связанного барда); когда на поминальном обеде по отправленным в жертву дракону девушкам музыканты в честь Кантора исполнили гимн Мистралии (момент, когда рыдающий по невесте Жак внезапно для всех выхватывает меч из ножен сидящего рядом Элмара и начинает рубить на куски комиссию по отбору жертв, давит педаль в пол); и когда головорезы предателя попытались изнасиловать Ольгу на глазах у связанного Кантора.
  • Кошмарные сны:
    • Жак, как человек впечатлительный, часто имеет дело с кошмарами — набрался впечатлений в Кастель Милагро, потом его испугали пророческим сном, в котором его бьет по лицу какой-то мистралиец, затем Жак стараниями Шеллара поучаствовал в убийстве Комиссии — снова кровь-кишки и масса впечатлений…
    • Раненному Шеллару во второй книге снятся разнообразные кошмары — о воскресшем Хаббарде, о трансформировавшемся в берсерка Жаке, о собственной свадьбе…
    • Кантор под коктейлем из опиума, лекарств и заклинаний тоже видит «прекрасный» сон о том, как палач из Кастель Милагро и Плюшевый Тедди пытаются зажарить его на вертеле и спорят о рецептуре. А затем, восстанавливаясь после ранений, случайно «подключается» к кошмару Ольги и наблюдает со стороны, как на нее нападает маньяк.
    • В дальнейшем, освоив возможности сноходца, Кантор налюбовался на кошмары других людей — сон своего отца, в котором центральное место занимал гроб с застрелившимся Кантором, сон Ольги, в котором на нее нападает маньяк, послепыточный бред Шеллара с торжественной подачей короля в качестве главного блюда Повелителю — но в этих случаях Кантору удавалось повлиять на сюжет снов: успокоить отца, убить маньяка и спасти жену, увезти короля-в-яблоках с пиршества и так далее.
    • Страшный кошмар Виктора Кангрема, в котором он оправдывается перед начальством, что стал богом не по своей воле, а начальство требует сдать табельную молнию и божественную униформу.
  • Красивый — не значит хороший:
    • Мистралийская красавица Патриция, в которую когда-то всерьез влюбился известный бабник Эль Драко. Как Эль Драко выяснил чуть позже на собственном опыте — корыстная сволочь, легко сдавшая любовника властям, когда тот сдуру явился к ней после побега из лагеря. А затем, развив свои природные способности к воздействию на разум, Патриция стала Араной — ведьмой-соблазнительницей, легко манипулирующей мужчинами.
    • Красавец, гитарист и прекрасный певец Артуро Сан-Барреда. Этим его положительные качества и исчерпываются — в остальном Артуро характеризуется как «сволочь редкая».
    • Графиня Алиса Монкар — красавица, умница и сволочь, сначала попытавшаяся извести Ольгу (извести получилось волка, зомби и мага Пентара Леста), а затем неоднократно ввязывавшаяся в заговоры против Шеллара, последние два раза — уже как агент департамента безопасности.
  • Крутой инвалид — эгинский король Александр, несмотря на тяжелое и так до конца и не залеченное ранение руки и легкого, смог в одиночку противостоять вампиру. А еще, вдохновившись рассказом Ольги про безногого летчика, спелся с драконом Хриссом.
    • Виктор Кангрем, геройствовавший в последней книге после того, как ему электрошокером вывели из строя имплант-кардиостимулятор. Затем, правда, несколько суток валялся без сознания — отказ имплантов, плюс передозировка стимуляторами пополам с сердечными лекарствами, плюс сыворотка правды плюс местный «аварийный гриб», также резко повышающий силу и выносливость… Чудом выжил.
  • Крутой с шевелюрой — отец и сын дель Кастельмарра: мэтр Максимильяно с косой, как и положено магу-мистралийцу, его сын Диего — с «конским хвостом», традиционной прической воина.
  • Леди-воительница:
    • Кира, супруга его величества Шеллара, бывшая баронесса Арманди — причем она в первую очередь воительница, с детства (точнее, с пророчества, по которому ей когда-то предстояло стать королевой) выбравшая путь воина и успешно защищавшая свои владения от посягательств охамевшего от безнаказанности герцога Браско.
    • Глафира, жена поморского принца/короля Пафнутия — боевая аристократка, крутая лучница, живущая по своему родовому принципу «князь Погуляй-Залесский сказал — князь сделал».
  • Ложная мистика:
    • Истинно ложная мистика — провокация нечистых на руку «дельтовцев» против Шеллара с установкой голографического проектора в зале, где мэтресса Морриган должна была проверить короля на предмет некромантии и возможной подмены двойником: голограмма демона, во всеуслышание объявляющего, что душа Шеллара принадлежит ему, должна была произвести сильное впечатление… Если бы Ольга не своротила проектор.
    • Условно ложная мистика — явившийся к королю Луи призрак мистралийского принца Орландо, чуть не выкинувший его величество в окно и пригрозивший вернуться вместе с братьями, если король еще раз попытается пристать к принцу Мафею: из сверхъестественного тут была только левитация, которую вполне живой принц Орландо в свое время освоил, а теперь решил применить, заодно припомнив алкашу и педофилу Луи историю двадцатилетней давности, когда тот приставал к самому Орландо, за что был сильно бит его братьями.
  • Ложная смерть:
    • Кантор в четвертой книге какое-то время считался героически погибшим под пытками в плену у голдианцев. К счастью, Ольге сию печальную новость сообщить никто не решился, а когда докладывать о судьбе почившего друга пришел товарищ Пассионарио, его встретил сам «почивший», уже сутки как спасший Ольгу и отлеживающийся после чуть не сведших его в могилу геройств.
    • Сам Кантор в процессе допроса и побега от голдианцев узнал об отравлении короля Шеллара ядом, противоядия от которого не существует. А поскольку дальше он или геройствовал или лежал под коктейлем из заклинаний, эликсиров и банального опиума, то первый визит выжившего короля списал на глюки, а при повторном начал осторожно уточнять, почему его покойное величество пришел не в пятницу, как подобает покойникам, а в понедельник.
    • Ольгу, якобы погибшую в девятой книге, после прибытия в Даэн-Рисс знакомые встречали амулетами от нежити, святой водой, серебряной вилкой и осиновым сосновым колом.
  • Любитель секса:
    • Седьмой паладин Лаврис, местный поручик Ржевский, герой войн и анекдотов. Неоднократно подкатывал к Ольге, несмотря даже на королевский запрет выраженный двумя емкими словами: «яйца оторву» и наличие Кантора (Кантор, что характерно, с героем-любовником даже не поссорился — на фоне желающих добраться до денег Ольги аферистов пришедший честно и без всяких меркантильных помыслов разводить даму на секс Лаврис оказался самым приличным).
    • Придворная дама Камилла Трезон — «королева минета», бывшая галлантская проститутка, привезенная ко двору предшественником Шеллара. Активно искала любовника получше, пока не нашла на свою… гхм, голову полудемона Харгана.
    • Мэтр Мельди, ортанский маг-телепортист, еще и расшивший мантию под «Камасутру». В один прекрасный момент королю Шеллару это надоело и окружающие получили возможность полюбоваться королем с ножницами и мэтром в очень дырявой мантии.
    • Мистралийский маг Максимилиано дель Кастельмарра, он же агент мира Альфа Макс Рельмо. Как прокомментировал ситуацию Толик: «Макс, есть в мире хоть одна женщина, которую ты по случайности пропустил?»
    • Его сын бард-маг Диего/Эль Драко. Правда, после тюрьмы Кастель Милагро и последовавшего превращения в стрелка Кантора он на пять лет забыл о женщинах, а затем всерьёз влюбился в Ольгу и по большей части хранил ей верность.
    • Этель, волшебница из геройской команды принца Элмара. Только один раз в непрерывной смене партнеров произошел тайм-аут — после двух дней «общения» с Эль Драко Этель неделю ни к кому не приставала.
    • Эгинский король Александр, любитель катать дам на колеснице.
  • Маг-недоучка:
    • Кантор, которому его отец только показал некоторые возможности Лабиринта и способностей шархи: смог оказать помощь Шеллару, вовремя остановив кровь, сжег «черную паутину» Терезы, успешно сопротивлялся приворотной магии Араны и попыткам Джоаны просканировать его память, но все это — на чистой интуиции, удивляясь внезапно проявившимся способностям.
    • Орландо, сначала сидевший несколько лет в полиарговом ошейнике, а затем еще на несколько лет потерявший Силу после попытки «колдануть выше головы», отбиваясь от пытавшихся его арестовать мистралийских солдат. На начало истории с трудом восстанавливает навыки, пытаясь вспомнить уроки своих многочисленных учителей, которых регулярно ловили в постели его матери и тут же выгоняли, или вытягивая информацию из своего безалаберного папаши-эльфа. В итоге случайно попал, обучаясь телепортации, в ортанский дворец, где познакомился с Мафеем, а через него — с мэтром Истраном.
    • Мафей, у которого силы-то хоть отбавляй, а вот знания-умения-навыки еще только нарабатываются, и уровень ответственности не выше среднеэльфийского (раздолбай, то есть). Как результат — разрушенные дворцовые башни, закрученные спиралью столы, вытащенные из-под ножа маньяка девицы и путешествия по Лабиринту, в который классическим магам лезть вообще не рекомендуется.
    • Саша Рельмо «сестра по разуму» принца Мафея: в активе числится успешная попытка проклясть одноклассницу, запугивание окружающих при помощи способности насылать страх, а также регулярное утаскивание ритуальных предметов у отца и дяди Макса ради гаданий и проведения некромантских ритуалов по вызову духа Жака.
  • Магазинчик редкостей — лавка дядюшки Цыня в Даэн-Риссе, в которой можно найти множество ценных предметов, от «рунного доспеха героя Полистарра» с надписью Achtung, Minen до Радужного камня или заколдованного принца козла.
  • Маги — долгожители — классические маги живут «столько, сколько позволяет их могущество». Самому старому из них (нежить не в счет) около девятисот лет.
    • При этом выглядят они на столько, на сколько себя чувствуют. Так, придворная магичка Лондры смеется над придворной магичкой Голдианы из-за того, что та, будучи в три раза моложе, выглядит в два раза старше. А как прикажете выглядеть молодой, когда сорокалетний мужик зовет тебя бабушкой?
    • Короткая, но ёмкая выволочка, которую мэтр Истран устроил эльфу Хоулиану при первой встрече — «Извольте быть вежливым с человеком, который в три раза старше вас»
  • Магический полёт — мистралийский принц Орландо в юности научился сначала обеспечивать левитацией мягкую посадку, а затем и полноценно летать, причем первый полет получился «по бразильской системе» — очередные пришедшие к власти революционеры, не договорившись с принцем, решили устроить ему несчастный случай, столкнув с башни. Чуть позже трюки с полетами освоил и принц Мафей, вдохновившись примером старшего товарища.
  • Магическое зрение — такая способность есть практически у всех магов и приравненных к ним: Азиль, например, разглядела у Кантора «мертвые пятна» на лице и руке, пустой очаг и перерезанное горло — приметы, по которым Шеллар в итоге и догадался об истинной личности мистралийца (разве что вопрос об изменившемся лице и неизвестно откуда взявшейся руке вызвал у короля замешательство — пока Жак не рассказал об успехах пластической хирургии и трансплантологии XXII века), а Мафей нарисовал портреты трех личностей Кантора — доминирующего на тот момент воина, спрятанного где-то глубоко в подсознании барда и почти неизвестного на тот момент даже самому «натуршику» мага.
  • Магия призыва — Алиса Монкар, не успокоившаяся после попытки проклясть Ольгу (горе-некромант Пентар Лест стал примером того, как не надо практиковать некромантию) и отправить ее в жертвы дракону (дракон скоропостижно скончался, равно как и комиссия по отбору жертв), решила призвать демона. Как водится, явившийся на зов демон (Харган) надежд Алисы не оправдал — у него своих дел хватало.
  • Магия разума — сразу две магических школы: школа Чистого разума (легальная) позволяет работать с памятью человека — прочитать, заблокировать/разблокировать память или внушить ложные воспоминания, а школа Потаенных Дуновений (запрещенная) работает с подсознанием — приворот вплоть до полного подчинения, внушение доверия, искусственная храбрость…
  • Магократия — государство Повелителя на Каппе держалось именно на магах: самом Повелителе, двух его учениках-некромантах Нимшасте и Харгане, а также вынужденных волей-неволей подчиняться некроманту магах немногочисленной народности куфти.
  • Ментор — придворный маг мэтр Истран является ментором уже для нескольких поколений королей и принцев Ортана, действуя в основном добрым или не очень словом, но если придется — может и розгами. При дворах других государств тоже есть свои маги, воспитывающие будущих правителей в меру своих способностей — педагогический провал мэтра Алена, у которого получился алкоголик-педофил Луи IX, коллеги еще долго будут припоминать четверть-эльфу.
    • Революционер со стажем Мануэль Каррера, которому на воспитание достались Диего и Орландо, чуть ли не на стенку лезет от их самодеятельности: сначала оба барда занимались творческим поиском, затем их пришлось поочередно вытаскивать из мистралийских застенков и сдавать отцам-иномирцам на лечение, потом оба подались в революционеры и как итог — старший (Орландо) начал самостоятельно осваивать телепортацию и куда-то пропал, а у младшего случилась большая любовь, которую вот-вот отдадут дракону, после чего он гарантированно всех пошлет и уйдет или в запой или в загул или рядовым бойцом в боевую группу.
  • Мёртвый, но опасный — убитый во второй книге Хаббард остался в форме призрака в замке и какое-то время шпионил за его обитателями (пока Шеллар, сам ставший ненадолго призраком, не обнаружил подзадержавшегося гостя и не прикрыл лавочку), а затем поступил на службу к Харгану.
    • Шеллар, изображавший перед Кайденом неупокоенного призрака и запугивающий его скорым приходом то ортанских паладинов, которые всех гуманно перережут, то диких мистралийцев, которые перережут только мужчин, а женщин заберут себе («кстати, Кайден, где там твоя невеста?»), то персонально магами Орландо и Мафеем. Разумеется, дальше запугивания Шеллар заходить не собирался, просто отплатил менталисту, пытавшему его трансляцией в память сцен жутких расправ над Кирой, Мафеем и Элмаром, той же монетой.
  • МТА — министр изящных искусств оккупационного правительства брат Вольдемар: пользуясь служебным положением, настолько достал бардов Ортана, что Шеллар всерьез опасался, что они ринутся бить графомана всем коллективом. Когда же непризнанный гений решил осчастливить своим творчеством Погорелый театр, Карлос чуть не покончил с собой, а к Ольге Вольдемару запретили приближаться Шеллар и Харган.
  • Мужская и женская магия — у народа куфти женщины традиционно занимаются предсказаниями, а некромантия или магия разума — вотчина мужчин. Появление на переговорах мэтресс Джоаны и Морриган стало для старейшин куфти шоком — ладно, женщина-менталист, но женщина-некромант!
  • Наркотики — это зло — эльфы и полуэльфы способны потреблять наркоту без формирования зависимости… но только пока действует их магия: король Орландо, застрявший в «мертвой зоне» без магии и по незнанию употребивший подброшенный ему синтетический наркотик с Альфы познал все «прелести» ломки, а Амарго пришлось ломать голову, как эвакуировать его на север, куда подавители магии не достают.
    • Кантору после эпизода с фангой во второй книге несколько человек, не сговариваясь, прочитали нотации о вреде наркотиков, так что товарищ Кантор решил наркотой больше не баловаться.
  • На фига родня такая, лучше буду сиротой — по предыстории именно такие отношения сложились у принца Мафея с поморской родней: принцесса Лизавета конфликтовала с его матерью принцессой Роаной и активно настраивала против маленького принца его двоюродных братьев, так что после гибели матери, отчима — короля Ортана и сводных братьев при попытке захвата власти Мафей предпочел остаться в Ортане со своим кузеном Шелларом, а не возвращаться к «любящей» родне в Поморье. Впрочем, несколько лет спустя старый обидчик Мафея принц Кондратий все-таки осознал ситуацию и помирился с двоюродным братом, а дальше наладились отношения и с остальной родней (чему способствовало и «выбрасывание за скобки» через стирание памяти скандалистки Лизаветы после неудачной попытки «лавочника» Григория Соколова с ее помощью отодвинуть от власти Зиновия и Пафнутия).
  • Не на того напали:
    • Регулярные попытки разного рода криминальных элементов (от гопоты до киллеров) наехать то на Элмара, то на Кантора — и если принц-бастард, как добрый человек, может просто поколотить недалеких противников, то после «мексиканского киллера» обычно остаются трупы[7].
    • В первой книге группа идиотов решила похитить напарницу Кантора Саэту. Когда выяснилось, кто такая «жена мистралийского кабальеро» на самом деле, было уже слишком поздно — пришел злой мистралийский кабальеро-киллер и всех перестрелял.
    • Там же серийная соблазнительница Арана попыталась взять под контроль Кантора, но провалилась вместе с ним в Лабиринт. В итоге в Лабиринте Кантор ее просто оттолкнул и пошел блуждать в поисках выхода (там и попал под зов некроманта, проклинавшего Ольгу), а в реальности… неаппетитная сцена получилась в реальности.
    • Некроманта, решившего покомандовать призванными душами без должной проверки, Кантор просто придушил: «А кто тебе сказал, сволочь, что я мертвый?»
    • Во второй книге досталось дракону, которому вместо очередных жертв пришлось иметь дело с четырьмя очень решительно настроенными девушками, вооруженными среди прочего плазменной винтовкой, лазерным резаком и гранатометом.
    • Решивший отомстить Кире и Шеллару маг Алоиз Браско нарвался на тайком учившегося у Жака принца Мафея и оказался заморожен в здоровенной ледяной глыбе.
    • Попытка похищения Ольги и Киры Харганом, по итогам которой «черепашку-ниндзя» становится даже немного жалко.
    • Покушение на наследника поморского престола Пафнутия закончилось тем, что этот любитель кошачьих по официальной версии спустил на убийцу хищника из своего зверинца, а в реальности сам обернулся хищником.
    • Попытался отыграть троп Артуро Сан-Барреда, но над его историей «злобный Кантор пытался меня убить, но я отбился» ржали всем Ортаном: во-первых, Кантор не пытается, Кантор убивает, во-вторых, Кантор дал Ольге слово Сан-Барреду не бить, а в третьих, Артуро в качестве доказательств сумел привести только небольшую потрепанность, зато Кантор обеспечил себе алиби двумя трупами напавших на него по заказу Артуро (снятый с трупа оригинальный кошелек с деньгами, который Ольга сама недавно передала Артуро, прилагается) бандитов.
    • Виктор Кангрем, которого захватили его работающие на заговорщиков коллеги из агентства «Дельта», вырвался, вырубив голыми руками троих противников: сработали специальный амулет на освобождение связанных рук и коктейль из гномьих грибочков и сыворотки правды.
    • Невезучие дамшанские террористы, действовавшие на Альфе — каждая их попытка устроить теракт или захват заложников пресекается быстро, кроваво и… случайно: например, попытка захватить спецпоезд с «крупной шишкой» привела к захвату спецпоезда, на котором перевозили очень злых багларских наемников, а захват театра был сорван группой случайно оказавшихся там эльфов.
  • Не может иметь детей:
    • Королева Такката Дана страдает бесплодием, что помешало заключению брака между ней и Шелларом: королю нужны законные наследники.
    • Кантор честно сообщил Ольге, что детей у него быть не может: в детстве залез в алхимическую лабораторию отца и что-то нахимичил с зельями. После свадьбы, однако, обнаружилось, что информация о бесплодии устарела — уже через месяц Ольга познала прелести токсикоза.
    • У принцессы Тины несколько беременностей заканчивались неудачно, но, как оказалось, дело было не в ней — в эпилоге у принцессы и Виктора Кангрема трое детей.
  • Некромант — официально Шестая стихия запрещена к использованию, но если надо… прекрасная мэтресса Морриган вполне разбирается в предмете, мощный старик мэтр Алехандро — тоже, мэтр Максимильяно, он же маг-шархи Макс Рельмо со своей нетрадиционной магией Лабиринта также умеет общаться с мертвыми. Ну а на Каппе вообще официальная некромантократия, устроенная Повелителем Скарроном.
  • Оборотень:
    • Династия оборотней королевского дома Поморья: Зиновий превращается в ворону, его сын Пафнутий — в рысь, сын Пафнутия Кондратий и его любовница Анфиса — в собак, дети Кондратия и Анфисы Макар и Назар — в бурундуков. При этом они — стихийные оборотни, то есть для превращения им нужен какой-то триггер (например, у Пафнутия превращение срабатывает при резком испуге, а сохраняет контроль над собой наследный принц/король простым как табуретка методом — хватается за рукоять меча: «Страх — провоцирует. Оружие — сдерживает»)
    • Савелий из «Великолепной семерки» — оборотень цикличный классический: каждое полнолуние застенчивый молодой человек превращается в жаждущего крови волчару. Правда, мистик «Семерки» сестра Жюстин знает способ сохранять сокоманднику разум в волчьей форме, но когда при вторжении армии Повелителя магия «выключилась», а сестра Жюстин застряла на севере континента, остальным членам «Семерки» пришлось каждый месяц запирать агрессивного товарища в погреб, чтобы не съел.
  • Одержимость — в доктора Дэна Рельмо может вселяться Эйдм-Мститель, наказывающий высшей мерой всех виновных (что, как легко догадаться, обычно означает массовое убийство тех, кто не успел сбежать). Для защиты от незваного гостя доктор носит несколько специальных серебряных браслетов и горе тому грабителю, который на них позарится — Эйдму даже не придется виноватого искать. Когда у Дэна похитили дочь и заставили снять браслеты в людном месте, он смог призвать в себя не Эйдма, а Хранительницу Очага богиню Ма, не отличающуюся повышенной кровожадностью.
  • Осознание катастрофы — на поминальном обеде по жертвам дракона Генри Хаббард замечает среди приглашенных Кантора и ВНЕЗАПНО понимает, что у мистралийца руки не связаны никаким магическим контрактом и он может начать убивать членов комиссии хоть сейчас, при полном одобрении всех присутствующих.
    • Аналогичным образом запаниковал и немедленно самоэвакуировался при виде Кантора лорд Сильверстоун, он же агент «Дельты» Пол Хадсон — нечистый на руку «дельтовец», попавшийся на незаконной установке голографического проектора, принял Кантора за своего непосредственного начальника, регионального координатора Макса Рельмо.
    • Когда Макс Рельмо в нарушение инструкций рассказывает мэтру Истрану о происходящем в мире Каппа, старый маг чудом не зарабатывает инфаркт — он-то сразу сопоставил истории о каппийском Повелителе, чьи посланники бегают по параллельному миру с зельями для трансмутации в вампиров и уничтоженном три сотни лет назад некроманте Скарроне, изобретателе этого самого зелья. А несколько секунд спустя по реакции собеседника догадался обо всем и Макс, заодно окончательно уверившийся кем является мэтр Истран на самом деле.
    • Если верить Жаку, именно такой была реакция Кантора на раскрытие истинной личности Зинь: не просто рядовую сотрудницу департамента безопасности соблазнил[8], а целую сестру Флавиуса.
    • Итог расследования загадочного убийства Лауренсио да Косты, обезглавленного в собственном запертом изнутри кабинете — единственным кандидатом в убийцы оказался бессмертный маг, способный телепортироваться куда угодно, убить кого угодно и при случае даже сыграть в камикадзе: все равно он просто переместится после смерти в другой мир и рано или поздно вернется на Дельту.
  • Отрава для нелюдей:
    • Драконья кровь для эльфов и их потомков в первом-втором поколениях — аллергия и смерть практически гарантированы.
    • Для усыпления Харгана Шеллар использовал травку, действующую на демонов как снотворное, но не представляющую опасности для людей. Правда, курить эту травку в смеси с табаком до Шеллара никто не пробовал, так что в итоге траванулись оба: полудемон мирно заснул, а вот его «верный» советник после злодеяния всю ночь вел неравную борьбу с выворачивающимся наизнанку желудком.
    • Для шархи опасность представляют эликсиры, сделанные с применением классической магии: Кантор еще в прежней своей жизни периодически получал «заряженные» приворотными зельями напитки от поклонниц, после которых ему приходилось бежать не на свидание, а в сортир или к медику, а в восьмой книге ему чуть не поплохело просто от описания зелий, выпить которые ему не дал присматривающий за ним агент короля (три приворотных, отворотное, фанга, возбуждающий эликсир в смеси с алкоголем, снотворное — воистину, только слабительного не хватало для комплекта).
  • Пацифист — Жак: в оружии не разбирается от слова совсем, драться и уж тем более убивать не любит и не умеет, даже программу-«колючку» писать отказывается — не хочет становиться причиной чьей-то смерти.
  • Пишет с ошибками — Виктор Кангрем для общения с аборигенами Каппы пользуется «лютиком», но вот если надо что-то написать… Потом приходит убас (шериф) и ругается на «дикаря Морковку», запугавшего соседей надписью на двери «Закрыто на дезактивацию» вместо «дезинфекции». Забавно, но спустя всего несколько часов после общения с убасом сам Виктор теми же словами поминал неграмотную гопоту родного мира, неспособную без ошибок написать официальный документ.
  • Пластиковая каша — «балабухи», пищевые концентраты из мира Альфа: даже в приготовленном виде выглядят очень подозрительно, а отведавшего по незнанию неприготовленных балабух Кантора и вовсе пришлось лечить универсальным антидотом.
  • Поиски лекарства — когда Шеллар на свадьбе оказывается отравлен хитрым хинским ядом, Орландо и Жак, не сговариваясь, начинают поиски универсального антидота: Орландо совсем недавно принимал такой, получив от политических противников очередную дозу мышьяка в кофе, а Жак как попаданец просто в курсе существования такого средства. Поиски приводят обоих к сейфу товарища Амарго, который Жаку приходится взламывать.
  • Поймали со спущенными штанами — не знаю, как именно был одет в момент смерти Лауренсио да Коста, подлым предательством выслуживший в захваченной Мистралии должность наместника из местных; обезглавивший его Казак на все вопросы только ругается всякими нехорошими словами. Однако из захваченных протоколов опроса свидетелей и осмотра места происшествия известно, что этот мерзавец заперся в своём кабинете для «работы с особо важным документом» под названием «Ненасытная Кончита» — других документов на его столе не обнаружили.
  • Полезное проклятие — Ольга из-за ревности придворных дам была обручена с покойником, который должен был со временем забрать её к себе. Вот только наложивший проклятие некромант оказался некомпетентным лохом (цитата из самой книги), который даже не проверил призванные души — там оказались клирик, который чхал на некромантские заклятия, и вполне живой человек, который просто потерялся в Комаляндии. И хотя её муж на этот момент — не вполне нормальный, но зато в прошлом он — красавец, умница, талант и несбыточная мечта всех без исключения женщин; к концу серии большая часть из перечисленного к нему возвращается. Полезным оказалось проклятье и для мужа поневоле — когда уже его прокляли постоянной головной болью и поставили условием излечения свадьбу с Ольгой, проклятие сработало наполовину по принципу «день головной боли, день нормального самочувствия».
  • Помощник в любовной интриге — в третьей книге Кантор принял активное участие в устройстве личной жизни Шеллара, раздав бесплатные (и непрошенные) советы и королю и Кире Арманди, зависшим на этапе «взаимная симпатия есть, но первый шаг и та ни другая сторона сделать боится». В седьмой-восьмой книгах Шеллар вернул долг, поучаствовав в нормализации отношений рассорившихся Кантора и Ольги.
    • Кантору в седьмой-восьмой книгах решили помочь вернуть Ольгу вообще все — друзья, отец, самолично сглазивший его соперника, наставник Ольги маэстро Карлос, который очень хорошо знал Артуро и не питал к нему дружеских чувств, даже только что познакомившийся с «мексиканским киллером» музыкант-переселенец Гарри.
  • Посмертный персонаж — мистик Шанкар из геройской команды принца Элмара, погибший в бою с драконом Скормом за несколько лет до начала основного сюжета: он оказался среди призванных некромантом мертвых женихов и подсказал Ольге выбрать именно Эль Драко, а затем встретился в Лабиринте с Кантором и сообщил ему, что такое марайя и где можно добыть обойму к плазменной винтовке. В дальнейшем в пещере Скорма нашлась и потерянная чакра Шанкара, доставшаяся все тому же Кантору.
  • Постоянная шутка — Амарго периодически гневно обвиняет Кантора, Пассионарио и их отцов в том, что они все ему врут и молодежь все-таки братья — а как иначе они ухитрялись бы влипать в истории независимо друг от друга, но практически одновременно: и в Кастель Милагро чуть не попали одновременно, и будущих жен нашли независимо друг от друга в Ортане, и после битвы у Кастель Агвилас оба пропали без вести, а затем нашлись в некондиционном состоянии (один без ноги, второй контуженный и полупарализованный). Даже анализ крови, наглядно демонстрирующий, что Пассионарио — эльф, а Кантор — шархи, партизана со стажем не убеждает.
  • Появление кавалерии:
    • Попытка похищения Ольги в четвертой книге: сначала к похитителям является Кантор, убивает пытавшегося усыпить девушку мага и дает ей шанс добраться до плазменной винтовки, а затем телепортом прибывает Элмар и сворачивает шею главарю.
    • План битвы при Кастель Агвилас предусматривал удар ортанской армии по втянувшимся в битву с повстанцами мистралийским войскам, но по ряду причин план пришлось перекраивать на ходу и кавалерия опоздала на несколько часов.
    • В финальном сражении за королевский дворец в Даэн-Риссе столкнулись две кавалерии — нанятые Астуриасом бандиты, чье вступление в бой задержалось в связи с убийством их главаря Бороды, и поднятый Кангремом и Флавиусом столичный гарнизон. Бандитов, часть из которых после смерти предводителя уже начала разбегаться в разные стороны, разметали быстро и безжалостно.
  • Превращение в животное — мэтр Алехандро использует не совсем законное (ибо с примесью некромантии) заклинание, превращающее человека в животное в соответствии с его внутренней сущностью — подлый трус Сан-Барреда стал сусликом, боец Кантор — коброй, подлец Астуриас — скорпионом, некромант Скаррон — упоротым лисом пустынным кроликом. Разрушается заклинание традиционно-сказочно — поцелуем. Или подавителем магии.
    • Превращение в животных используется магами-долгожителями как страховка на случай потери силы. Так что если увидите необычную процессию из кота, кролика, катящего перед собой черепаху и кружащей над ними вороны — это не алкогольный делирий, это почтенные мэтры Ортана, Галланта, Поморья и Голдианы пытаются своим ходом выйти из-под подавляющего магию поля.
  • Предмет с оружейным потенциалом — Кантор, удостоившийся характеристики «ваш ребенок может превратить в оружие любой подручный предмет»:
    • Будучи приглашенным на поминальный обед по жертвам дракона, отоварил члена Комиссии по отбору жертв мэтра Альви броском вилки в лицо.
    • Сбежал из плена, воспользовавшись вырванным из находившейся в камере лавки гвоздем. Гвоздь нашли в глазнице одного из конвоиров.
    • Случайно оказавшись на Альфе, разбирается с местной гопотой при помощи импровизированных кистеней из скрученных с гантели «блинов» и молотка.
    • Там же на Альфе «поохотился» с отверткой на редкого эндемика — робот-пылесос.
  • Прерванное самоубийство — Ольга по совокупности причин (депрессия, нелюбимая работа, перспектива оказаться очередной жертвой для дракона, похмелье, кавалер после проведенной вместе ночи подхватился и убежал, даже не сказав «спасибо») наглоталась фанги — легкого наркотика, забытого у нее этим самым кавалером. К счастью, Ольгу нашел Жак и сдал врачам, а Элмар ударом кулака отправил в ту же больницу вернувшегося чтобы объясниться с Ольгой Кантора. В итоге несчастные влюбленные таки смогли объясниться — когда одна пришла в себя после передоза, а у второго прошли симптомы сотрясения.
    • Попытка самоубийства придворной дамы Акриллы — бросившуюся с моста девушку прибежали спасать аж четыре героя, правда, один из них не умел плавать, а второй героически бросился в реку, не снимая положенной стражнику брони и оружия. Первый приз (девушку) вытащил Кантор, утешительный (горе-спасателей) — Лаврис.
  • Приворот — волшебница Арана использует «золотую паутину», в буквальном смысле сводящую мужчин с ума.
    • Для провокации международного скандала между Ортаном и Эгиной под приворот подставили Киру и молодого эгинского короля Александра, зашив им в подушки парные куколки-андрогины, но приворот сработал только частично — Александр за наглые приставания получил от Киры, подушка которой волею случая оказалась у Шеллара, коленом в пах и кулаком в глаз (а затем королева Андромаха, сравнив узор фингала и перчатки Киры, выписала мужу еще один подглазник).
    • Артуро Сан-Барреда использует заклинение доверия, срабатывающее в том числе и как приворот, а также изготовленные его матушкой зелья[9]. Догадываются об этом в том числе и потому, что вроде бы неглупая Ольга переходит в режим «вся рота идет не в ногу, а Артуро — в ногу»: когда уже не только Кантор (само собой, каждый первый мужчина считает более удачливого соперника по любовному треугольнику козлом) и бывшая жена Артуро, но и все остальные заявляют, что Артуро как минимум нехороший человек, а Ольга не верит — тут явно что-то не так.
    • Сам Кантор, как и его отец и дед, отмечены богиней Эрулой и привлекают противоположный пол в режиме 24/7/365. Даже в Лабиринте в постинсультном состоянии. Дочь Кантора, кстати, тоже начала привлекать противоположный пол на втором месяце после зачатия, что доставило Ольге немало неприятных минут — сначала к ней просто приставали местные кабальеро и Кантору приходилось их отпугивать от жены, а затем еще и несколько раз изнасиловать пытались.
  • Прикрыться заложником — когда Ольга добирается до плазменной винтовки и размазывает одного из пришедших за ней похитителей по стенке, главарь похитителей кидается к лежащему на полу без сознания Кантору: винтовка слишком мощная и неизбирательная, а значит, Ольга не будет стрелять, опасаясь задеть своего.
  • Прирождённый дипломат — Шеллар III: субверсия. Такой уж дипломатичностью он не отличается, но его спасает репутация гения, причем вполне заслуженная. Куда больше тропу соответствует Орландо, сочетающий природное обаяние со способностью управлять чужими эмоциями.
  • Раздоры среди злодеев — слуги Повелителя Скаррона, прошедшие посвящение, преданны ему, но на наместника Харгана эта верность не распространяется — полудемона за время его пребывания на Дельте несколько раз пытались и подсидеть, и отравить. А когда агенты корпораций с Альфы, слуги Повелителя и местные криминальные дельцы во главе с Астуриасом оказались вынуждены работать вместе в атмосфере взаимного недоверия…
  • Регалии — волшебный меч Доллегар, принадлежащий королевской династии Ортана. Король Шеллар владеет им скорее номинально — он не воин, как двадцать два его предшественника на троне, а полицейский, и мечу предпочитает пистолет (точнее мечом не владеет вообще). По особому королевскому дозволению равное право использовать Доллегар имеет принц Элмар, которому он чаще бывает полезен. Благо, при необходимости этот меч за три секунды переместится хоть к одному, хоть к второму.
  • Регенерация — эльфы и полуэльфы способны восстановиться даже после очень тяжелых травм (мистралийский принц-полуэльф Орландо, например, словил организмом близкий разрыв снаряда с прилагающимися осколками и был вынужден отращивать ногу) — главное, запустить эту регенерацию: Орландо, не умеющий регенерировать, до прихода эльфа Хоулиана дожил только потому, что ортанские маги поддерживали его в жизнеспособном состоянии.
  • Религия — это магия — мистики за счет соблюдения обетов (причем обет должен быть важен: Терезе, которая и без всяких обетов шарахается от мужчин, обет безбрачия что мертвому припарка, а вот Жюстин из «Великолепной Семерки» преодоление соблазна переспать с пациентом серьезно повышает целительские способности) и воздержания от соблазнов (даже если это соблазн оставить на минутку пациента и съесть приготовленный заранее бутерброд) получают возможность творить чудеса.
  • Ружье Чехова — среди купленных Ольгой в седьмой книге безделушек оказались Радужный камень, кольцо-телепорт, ключ от гробницы Ушеба и превращенный в суслика Артуро Сан-Барреда.
  • Русский перевёртыш — в странном королевстве Ортан король готовит ужин для своих подданных (не постоянно, только один раз), а прекрасная девушка убивает злого дракона и в награду получает от короля предложение руки и сердца. Зато «прекрасные принцы» (Орландо из соседней Мистралии) «вваливаются среди ночи, грязные, как поросята, в драных штанах, несчастные и голодные, и первым делом лишают красавиц ужина».
  • Самоуверенный мерзавчик — Артуро Сан-Барреда: патологический лжец, мошенник, плагиатор, двоеженец, шантажист, трус, бард-бездарь и просто сволочь, использующая для подавления недоверия магию. При этом упорно не слушает советов матушки, дважды прямым текстом заявлявшей — бросай Ольгу и тикай с городу: ему ведь деньги Ольги нужны и честь(!) не позволяет уклониться от вызова на поединок[10]! По итогам публичного диспута с Кантором опозорился настолько, что Диего просто отказался марать об него руки.
    • Жорик Бранкевич, он же «господин Айзек», агент-наблюдатель, работающий по ортанскому и голдианскому купечеству, принятый на работу в агентство «Дельта» явно по блату. Наивно предположил, что может, заполучив пульт управления вживленной Жаку «капсулы безопасности», шантажировать Шеллара, а когда план стараниями Макса Рельмо и Толика провалился, отправил к королю переговорщика в «жилетке шахида», чем обеспечил Толику и Максу убедительное доказательство того, что кто-то из агентов-наблюдателей переквалифицировался в агенты-вредители, но увы, без конкретного подозреваемого[11]. В дальнейшем принял участие в попытке убийства Макса Рельмо, попытался прогнуть под себя работавшего лично на Макса товарища Амарго, но в итоге получил бесплатную путевку в пыточную ортанского департамента безопасности (проводил экскурсию лично Шеллар, Амарго и Толик не возражали) и рассказал все, что знал о службе «Дельта» и заговорщиках в ее рядах.
  • Священник и врачеватель — добрая половина лекарей в мире Дельта — мистики, то есть адепты одной из тамошних многочисленных религий. В частности, сестра Жюстин из «Великолепной Семёрки».
  • Сглаз:
    • Жак в ходе ознакомления Ольги с миром, в который она переместилась, высказался, что знакомиться с информацией о драконах смысла нет — Ольга с ними не столкнется. И с троллями скорее всего тоже.
    • Очень хорошо умеет сглаживать Макс Рельмо — аж всей семьей просят придерживать язык. Один раз чуть весь мир не сглазил — благо, Толик вовремя накормил коллегу чертополохом.
    • Мэтресса Морриган тоже мастерица с богатым опытом — ни одно из мистралийских правительств, которые она поздравила с приходом к власти, долго не продержались.
    • Шеллар тоже умеет сказануть — как минимум, его пожелание посмотреть на практическую реализацию предсказаний Небесных Всадников с явлением посланника на летающей колеснице и идея организовать Кантору частичный паралич, чтобы пару месяцев лежал и восстанавливался, а не геройствовал.
    • «А когда Кантор остепенится, женится и займется сельским хозяйством на землях своих предков, тогда конец света и настанет.» — прокомментировал Жак однажды приступ хозяйственности Ольги. Как в воду глядел — «семь-девять недель» (с) прошли между свадьбой Диего и Ольги и вторжением с Каппы.
    • Самосглаз в десятой книге устроил Кантор, в ответ предложение отца и Шеллара не заниматься самодеятельностью, а взяться за ответственное задание выдав фразу «опять в тыл пошлете, пафнутьевых кошек охранять?» И таки да — в итоге оказался в Поморье и принял посильное участие в защите многочисленной королевской родни от вампирского десанта.
    • Там же в десятой книге Харган в ходе беседы с Шелларом в сердцах пожелал советнику получить кроме теоретических знаний, как принимать роды, еще и практический опыт. Стоит ли говорить, что в самый ответственный момент рядом с Ольгой не оказалось никаких профессионалов, кроме короля-теоретика?
  • Соперничать с умершей любовью — по этой самой причине мать Артуро отговаривает его от «окончательного решения» проблемы внезапно вернувшегося Кантора. Пока он жив, Ольга помнит свою обиду на него и на глупые обстоятельства их расставания. Однако в случае его гибели плохие воспоминания уйдут, а хорошие — отделят её от Артуро непреодолимой стеной. Зато если «исчезнуть» его так, чтобы стандартные поисковые заклинания определяли его живым…
  • Спор с судьбой:
    • Кантор, подслушавший разговор Шеллара, Истрана и Пассионарио и услышавший конкретную фразу «Кантор погиб еще раньше…», решает не спорить с судьбой и уходит от Ольги на битву, от которой его старательно берегли и Шеллар, и Пассионарио с Амарго, и, через товарищей по партии, родной отец. В результате глупых и самовольных действий Кантора, Ольги и королевы Киры вообще все предсказания пошли по бороде, так что Кантор выжил (а заодно, оказавшись после контузии в Лабиринте, помог удержать от ухода в Тоннель своего отца, с родней по шархийской линии познакомился и застрявших в том же Лабиринте Мафея с Эспадой вывел)
    • Ольге, расставшейся с Кантором и влюбившейся в его давнего врага, Орландо философски заявляет «Рано или поздно судьба все расставит по местам… Вы (с Кантором) связаны двумя проклятиями. Куда вы денетесь». До решающего разговора Ольги и Кантора, плавно перешедшего в свадьбу, оставалось три недели (в которые, правда, уложились полтора мордобоя, одно покушение, один посыл Ольгой обоих кавалеров в пешее эротическое, одно заколдовывание с расколдовыванием, одна словесная дуэль и отвоевание Кантором своего замка, на празднике в честь освобождения которого Кантор и сделал девушке предложение).
    • А вот Шеллар в третьей книге (которая и называется «Поспорить с судьбой») решает во что бы то ни стало переспорить судьбу и изменить предсказания, сделанные Мафеем и Орландо. И достигает в этой борьбе успеха, хоть и сомнительного: спасает свою невесту, закрыв ее собой от отравленного дротика
  • Ставка на контратаку — Мафей в дуэли с мэтром Алехандро прикрывается очень прочным щитом, и пока пожилой маг пытается пробить щит всем подряд, от заклинания, насылающего ужас, до банального файербола, берет лечебным заклинанием под контроль сердце мэтра, а затем предлагает на выбор прекращение сопротивления или спазм коронарных сосудов.
  • Стирание воспоминаний:
    • Макс Рельмо заблокировал своему сыну Диего воспоминания, связанные с лечением и восстановлением после пыток в Кастель Милагро.
    • Он же стер лишнюю информацию из памяти своего агента Амарго, пойманного и раскрытого как представитель иного мира — отловивший наблюдателя мэтр Истран никому ничего не скажет, а вот Амарго после разоблачения хотел застрелиться, опасаясь появления группы зачистки с Альфы.
    • Эльф Раэл стер лишнюю информацию из памяти Киры и Ольги, спасших потерпевшего крушение Макса Рельмо, так что чуть позже Ольга познакомилась с мэтром Максимилиано дель Кастельмарра заново.
    • Капитан Парамон Полянский (он же «лавочник» Григорий Соколов) капитально зачистил память принцессе Лизавете «отбеливателем» — специальным химическим препаратом, исключающим восстановление воспоминаний магией или ментоскопом.
    • Королю Шеллару, собравшемуся поступить на службу к вторгшимся в его мир завоевателям с Каппы, по его просьбе блокируют все опасные воспоминания — служебные о департаменте безопасности и его деятельности и личные — о местонахождении жены.
    • Мафею, после того как он «засветился» на Альфе как эльф и маг, стирают ориентиры для телепортации на Альфу, в том числе и ориентир комнаты Саши Рельмо, с которой принц подружился. И именно согласие Мафея и Саши временно прекратить общение приводит к снятию с девушки «магического отката».
  • Стокгольмский синдром — отношение Ольги к Харгану постепенно меняется от вполне обоснованных опасений за свою жизнь и здоровье к искренней симпатии стараниями Шеллара, старательно подталкивавшего наместника к идее попробовать раскрутить Ольгу на отношения «по человечески», а не традиционным харгановским методом. Со стороны Харгана, к слову, тоже возникает симпатия — до этого ни одна женщина не кидалась его защищать.
  • Странный грамматика — Феандрилль мэтр, волею случая в Ушеба гробнице застрявший, вариант древний языка харзи выучил и теперь в стиле Йоды магистра с людьми общается.
  • Твоя магия здесь не работает — в Лабиринте действуют только силы магов Лабиринта, а остальная магия не работает.
  • Тем временем в замке шефа — с пятой книги основной сюжет периодически перебивается «прямыми включениями» из двух мест — с Каппы, где окопался и потихоньку подгребает под себя оазисы Повелитель и его помощник Харган и с совещаний решивших устранить Макса Рельмо заговорщиков из мира Альфа.
  • Трудоголик — Шеллар, во многом основанный как раз на Шерлоке Холмсе. «Король-трудоголик — бедствие для страны!»
    • Спит по 4 часа в сутки и держит сразу двух секретарей: один приходит к нему в кабинет рано утром, другой — уходит поздно вечером.
  • Удар по командованию:
    • Три попытки захвата власти Небесными Всадниками предусматривали быстрое физическое устранение правящей верхушки: в Мистралии за двадцать лет до событий книги план удался (из всей королевской семьи выжил только маг-полуэльф принц Орландо, которого Всадники рассчитывали склонить к сотрудничеству), в Ортане за пять лет до событий книги случайно уцелел и подавил мятеж глава департамента безопасности принц Шеллар, в третей книге в Хине также уцелел и удержался у власти при поддержке Шеллара принц Лао Чжень.
    • В битве за Кастель Агвилас впервые в мире Дельта была продемонстрирована эффективность снайперского огня — присланный в качестве военспеца из мира Каппа генерал Терл прямо перед началом боя словил пулю в голову и умер, а некоторое время спустя получил хэдшот и его непосредственный начальник Харган, но у полудемона оказалась слишком прочная черепушка.
    • В десятой книге была проведена операция по захвату и изоляции устроившего полномасштабное вторжение с Каппы на Дельту лича-некроманта Скаррона — но его приспешникам Харгану, Кайдену и Нимшасту удалось сохранить контроль и в итоге спасти начальника. В разнос ситуация пошла чуть позже, когда Скаррона удалось упокоить, его ученик Харган застрелился, а Кайден волей-неволей стал помогать магам с Дельты — в одиночку Нимшаст, не отличавшийся ни могучим разумом, ни силой воли, ни боевыми навыками, ничего сделать не смог.
    • В финале главарю отправившихся штурмовать замок бандитов прямо перед началом операции прилетает в глаз арбалетный болт, после чего удерживаемая только его авторитетом толпа частично разбегается, частично начинает выяснять, кто теперь главный.
  • Фаворитизм — злые языки разносят по королевскому двору Ортана слухи, что шут Жак спит с королём. Королю Шеллару на слухи пофиг, а Жаку обидно — ведь в порядке «соблюдения королевского достоинства» сплетники назначают королю «активную» роль, а Жаку — «пассивную». К тому же все знают о множестве любовниц Жака, стало быть по их мнению Жак делает это исключительно ради корыстного интереса. На самом же деле Жак является одним из наиболее доверенных и близких друзей Шеллара, которому просто приятно поговорить с умным человеком. Особенно если этот человек — ещё один переселенец, но не из прошлых веков, а из нынешнего XXII века, в котором хорошо известно про существование других миров и проводится их тайное изучение, так что в обозримой перспективе королевства мира Дельта ожидает полноценный колониальный конфликт.
    • Аверсия с придворными дамами Шеллара. Периодически то одна, то другая начинают хвастать, что «король назначил её любимой женой», но на самом деле Шеллар по появлении физиологической необходимости просто трахает их без всяких сантиментов, благо своевременно обновляет противозачаточные заклинания и не опасается появления бастардов. Зато с появлением Ольги придворные дамы забили тревогу — ведь король вдруг начал уделять столько времени переселенке без роду и племени — и даже попытались извести её драматическим проклятием, но безуспешно. Однако на самом деле она ему просто подруга.
    • В финале Виктор Кангрем становится фаворитом принцессы Тины (двоюродной сестры Шеллара). При этом у них это не мимолётное увлечение, а Любовь с большой буквы. Официальный брак они не заключили только из-за прямого запрета Шеллара: по законам Ортана вышедшая замуж принцесса исключается из очереди престолонаследников, а так она и её дети имеют все права на престол. В эпилоге трое рыжеволосых мальчиков вписаны Шелларом в очередь престолонаследия и наравне с детьми самого Шеллара получают положенное воспитание у придворного мага.
  • Фанат ножей — у мистралийцев нож вообще чуть ли не деталь национального костюма, так что мастеров ножевого боя среди них хватает — тот же Кантор, хоть и стрелок-снайпер, прекрасно умеет драться на ножах и хорошо эти ножи метает (и не только ножи — вилка, гвоздь, отвертка…), а вор Астуриас, как и положено человеку его класса, ценит нож в первую очередь за бесшумность и отсутствие осечек.
  • Фобия — у Жака целый набор фобий: кровь, трупы, мистралийцы, нейроимпульсная защита, она же «колючка». Но когда возникла острая нужда, он без всякого режима берсерка прошел через морг, договорился с мистралийцем и взломал установленную на сейфе «колючку».
  • Человек-миф — мэтр Максимильяно дель Кастельмарра: участник одной из пропавших заморских экспедиций, организованных мистралийским правительством, неожиданно вернувшийся спустя десять лет, якобы робинзонивший эти годы на острове[12] и научившийся у аборигенов странной магии, несовместимой с магией классической. А затем снова неизвестно куда девшийся — хотя к тому моменту в Мистралии уже шла гражданская война и пропажа еще одного мага и аристократа фурора не наделала. По мнению некоторых — шарлатан и самозванец, легализовавшийся исключительно за счет романа с мистралийской принцессой. На самом деле — Макс Отто фон Штирлиц Рельмо, агент-наблюдатель от мира Альфа, маг-шархи, оставивший работу «в поле» после повышения до регионального координатора.
    • По поводу Кантора — о его личности, происхождении, поведении, жизни до вступления в ряды партизан и так далее — тоже высказывается масса догадок, вплоть до мыслей, что он — тот самый выживший наследник мистралийского престола принц Орландо, брат принца Орландо[13] или еще один сын мэтра Максимильяно — очень уж похож лицом на предполагаемого отца (в отличие от официально признанного сына Диего дель Кастельмарра, пошедшего лицом в мать).
  • Честь прежде разума — принц Орландо после свержения его родителей лишился дома, бродяжничал и жил впроголодь. Будучи эмпатом, он был способен внушать людям какие угодно чувства (в том числе и жалость), но не пытался воспользоваться этим своим талантом, чтобы добывать деньги, прося милостыню (хотя люди, знающие его, уверены, что он бы на этом озолотился), так как считал это несовместимым со своей честью.
    • Когда Шеллар вместо безнадёжного боя с армией Повелителя решил подписать капитуляцию, и попытаться переиграть его хитростью. А перед этим он отправил всю армию в Лондру — за пределы действия генератора антимагии. Вот только принц Элмар по прибытии на место вместо выжидания удобного момента для ответных действий сел на верного коня и помчался обратно — спасать любимого брата и короля — отчего для его остановки пришлось задействовать лучшего агента лондрийских спецслужб.
  • Чистая правда — в начале третьей книги Кантор, объясняя товарищам, почему он опоздал к назначенному времени отъезда их группы из ортанской столицы, рассказывает, как пошел к любовнице, встретил у нее принца-бастарда Элмара, получил приглашение на поминальный обед по очередной партии жертв дракону, в число которых попала эта самая любовница, а там началась драка, стрельба, комиссию по отбору жертв дракону перерезали, короля ранили, Кантора ушибли, отправленные в жертву девушки тем временем дракона одолели, поминки плавно перетекли в празднование победы, празднование перешло в секс… и разумеется, никто ему не поверил, только товарищ Торо (падре Себастьян, натренировавшийся различать ложь и правду на исповедующихся) тихонько посоветовал Кантору в следующий раз предупреждать дворцовых слуг, чтобы будили.
  • Чужая магия — магия живущих в мире Бета шархи по отношению к классической (эльфийской) магии Дельты и Эпсилона: какие-то заклинания сходны, какие-то взаимно аннигилируются, в реальном мире классический маг сильнее шархи, но шархи может затащить такого мага в субреальность Лабиринта и делать там с беспомощным противником все, что двуликие боги позволят. Ну и по мелочи — шархи легко траванется замешанным на классической магии эликсиром, зато как-то блокировать его силу полиаргом или антимагическим излучением не выйдет. Позднее оказывается, что в мире Каппа есть еще и народность куфти, чья магия находится где-то между классической и шархийской.
  • Шахматы и аналоги — хотя на Дельте таки есть игра в шахматы, но она была завезена переселенцами, причем сравнительно недавно. Местный же аналог — некие «башенки»; правила не указаны, но упоминается, что там нужны логика и тактическое мышление (поэтому обыграть гениального Шеллара могут только опытные военачальники).
    • Кстати да, пусть даже Шеллар взял в жёны Киру по велению сердца, но её успешная игра в «башенки» тоже повлияла на окончательное решение (он с самого начала планировал передать будущей супруге руководство армией).
    • Ещё есть местный аналог карточной игры Magic The Gathering, в которой Шеллар тоже является мастером. Палач Тедди не смог обыграть его даже в своём собственном сне — «в реальности он бы меня ещё быстрее бы победил».
  • Электрическая магия — среди боевых заклинаний магов Дельты есть и молнии, пригодные для поражения людей, крупных животных и техники. Жак же возможность магов создавать молнии использует нетривиально — он заряжает от мэтра Истрана аккумуляторы.
  • Этот человек мёртв — Кантор, боевик мистралийской партии Реставрации, прочно и глубоко «похоронил» свою прежнюю личность — знаменитого барда, певца, композитора и любимца женщин Диего «Эль Драко» дель Кастельмарра. Да и вообще людей, знающих, что Эль Драко не сгинул в тюрьме Кастель Милагро на начало сюжета можно пересчитать по пальцам самого барда: Жак, вытащивший изувеченного однорукого парня из застенков, товарищ Амарго, к которому Жак доставил раненого, отец Диего Макс Рельмо, обеспечивший сыну нормальное лечение и пластическую операцию в мире Альфа, товарищ Пассионарио/принц Орландо — друг, ученик и начальник Диего и Аллама Фуэнтес — матери Кантор, разумеется, посылает краткие весточки. И, разумеется, в курсе побега был возглавлявший тюрьму советник Блай. Позднее круг посвященных расширился за счет еще нескольких человек, в том числе короля Шеллара, опознавшего Кантора по совокупности косвенных признаков, троюродного дяди Дэна Рельмо, встретившего душу племянника в Лабиринте, и Ольги, благодаря которой Кантор вновь стал самим собой.
  • Юридический иммунитет — в начале второго тома король Шеллар рассказал Ольге, как ушлый и хитрый адвокат Хаббард (тоже переселенец) уболтал предыдущего короля и провернул многоходовый хитрый план, по итогам которого созданная им Комиссия по отбору жертв для дракона получила магически подкреплённый иммунитет. В общем, теперь десять лет кряду в королеве Ортан в полный рост действует шайка сволочей, которым ни один подданный короны ничего не может сделать при всём желании, в то время как они сами могут отправить к чудовищу любую девушку, которая не замужем и не член королевской семьи — и даже король не может изменить список отобранных жертв. Члены комиссии (состав которой могут изменить только они сами) уже десять лет вымогают у богатых и знатных граждан огромные суммы денег и различного рода «услуги», а те в свою очередь не могут ни привлечь их к ответственности по закону, ни отомстить незаконными способами. В последнем Ольга лично убедилась, когда при знакомстве с «наёмным убийцей» Кантором попыталась нанять его — и не смогла вымолвить ни слова. Так что в самое ближайшее время Ольга с подачи одной злыдни попадёт в очередной отбор, а самому Шеллару устроят государственный переворот, который не в силах предотвратить вся королевская конница, вся королевская рать. Принц Элмар поступает проще — он тоже не может нанять Кантора, но детально расписывает ему деятельность Комиссии, а заодно и сообщает о том, что Ольга тоже попала в число жертв дракона, так что мистралиец сам «доходит до кондиции», соглашается работать по королевскому плану в качестве основного и запоминает имена семи человек, пославших Ольгу на смерть, в качестве плана Б.
  • Я отомщу — для Кантора месть становится мотивацией к жизни как минимум дважды — после Кастель Милагро и после гибели, как он считал, беременной Ольги:
« Сначала я найду Астуриаса и да Косту. Я не буду в них стрелять. Я найду способ их умыкнуть в тихое, безопасное место, и умирать они будут долго. Потом я найду винтовку и займусь отстрелом. Каждая голубая мантия с белой лошадью, каждая иномирская рожа, где бы я их ни встретил. А еще я припасу арбалет и пару дюжин крепких осиновых болтов с серебряными наконечниками. Пригодится. А если мне опять доведется дожить до победы — Судьба ведь любит поиздеваться, — уже не придется маяться выбором, куда девать остаток своей бесполезной жизни. Я посвящу его охоте на троллей… »
— Мысли Диего, очухавшегося после шока от гибели жены
  • Шеллар после попытки переворота в Ортане и гибели почти всех его родственников тоже поддался желанию отомстить, о чем в последствии жалел — с точки зрения логики следовало не казнить захваченных иерархов ордена Небесных Всадников немедленно, а выбивать из них информацию. Но, как и у Кантора выше, «каждая голубая мантия с белой лошадью…». И при отправке помощи в Хину мотив расправиться с пережившими ортанскую зачистку Всадниками тоже был не последним.
  • Ответка Шеллару за подавление мятежа в Хине, прилетевшая от Лао Юй, старшей жены нового хинского императора и тайного члена ордена — попытка убить его жену Киру, тоже была осуществлена в качестве мести: ни на что большее одна из немногих уцелевших представителей Небесных Всадников не рассчитывала.
  • Мафей после гибели Оливии долго лелеял мечту добраться до принесшего ее в жертву некроманта.
  • Кира от товарища Кантора недалеко ушла: «Если ты мне еще и скажешь, кто сдал Горбатому ребят и убил Ольгу, у меня появится еще одна конкретная цель в жизни». За Ольгу мстить в итоге не пришлось, зато когда Кира увидела, во что превратился Шеллар после плена, у нее в голове осталась только мысль «Пленных не брать!»
  • Кайден, маг-куфти, брата которого отравил Шеллар ради подставы Астуриаса, поклялся отомстить убийце и почти преуспел. А затем внезапно для себя обнаружил, что чуть не подставил весь свой народ своей местью: сначала явившийся на переговоры с куфти Мафей спросил, не стоит ли ему отыграться на их поселке за погибших от рук слуг Повелителя родных, затем Кантор напомнил про Орландо и его семью, хинский император Лао Чжень вспомнил о старших братьях и племянниках, эгинский король Александр тоже высказался о погибших…
  • Тот же Кайден стремился отомстить и еще одному человеку: Повелителю, который принес в жертву его мать. По иронии судьбы цели Кайдена и Шеллара совпали…
  • В прошлом — граф Гаэтано, родовитый аристократ, пришедший в партию Реставрации только ради того, чтобы отомстить за свою дочь, жестоко убитую семейкой первосвященника Сальваторе.

Примечания

  1. Хотя и отсутствие осины на Каппе не гарантия — ставший вампиром «лавочник» Митька Чандр из Первого оазиса получил в грудь кол от своего коллеги Виктора Кангрема.
  2. Как предположил мэтр Максимильяно, у его внучки способностью может быть и полноценное тактическое ясновидение, но Ольге доступны только сновидения и иногда спонтанные действия или слова, оборачивающие ситуацию в ее пользу.
  3. Традиционно Первым Паладином был король Ортана, однако Шеллар III предпочёл вместо этого оставить за собой должность Верховного судьи
  4. Первый был в десятилетнем возрасте, когда принц Шеллар-старший попытался отравить сына и отравился сам (спас ребенка тот же антидот, введенный оказавшимся рядом мэтром Максимильяно, агентом мира Альфа) а второй — когда принц Шеллар из-за беседы с Жаком избежал гибели в устроенном Небесными Всадниками теракте. Элмар, к слову, тоже избежал смерти дважды — выжив после попытки убить Скорма и после «золотой паутины».
  5. Необузданная догадка, конечно, но если бы Диего не получил медпомощи XXII века, но сохранил Огонь, он бы в итоге смирился и с сорванным голосом, и с потерей руки, и со шрамами на лице — сочинял бы новые песни для других, ушел бы в театр играть крутых героев или злодеев… А так получился у Макса сын как новенький — но утративший смысл жизни, кроме мести.
  6. А все потому, что самозванный пророк смотрит в будущее при постоянно меняющихся вводных: Шеллар выжил и предоставил помощь, так что вместо Астрайского ущелья случилась битва за Кастель Агвилас, Кантор оказался не среди стрелков, где действительно мог погибнуть, а рядом с ребятами из «Великолепной семерки», забравшими раненного снайпера с собой и оказавшими ему помощь, Ольга метким выстрелом расколотила уникальную Сферу Обуздания, при помощи которой Харган пытался взять под контроль дракона Хрисса, среди бойцов в Кастель Агвилас оказались маг Толик, натравивший на вертолеты магически призванных птиц, а на пехоту — мамонтов, и товарищ Бандана, он же агент-наблюдатель Тенгиз Хурцилава, пошедший в бой с абсолютно незаконной, но очень эффективной против вертушек плазменной винтовкой…
  7. Исключением стал разве что Даэн-Шерви, где нападавшие быстро осознали, что напали реально не на того, а Кантор по избыточно нервной реакции жителей на мистралийцев понял, что здесь-то его соперник Артуро и наследил.
  8. Исключительно в рамках дела — мало ли кто к Ольге своего человека в подруги заслал.
  9. Причем поскольку и магию и зелья Артуро применяет на себя, Ольга благополучно проходит первые проверки на приворот и заклинание удается обнаружить, только показав ее кавалера мэтру Истрану, а использование мази засекает подосланная к Артуро профессиональная соблазнительница Нита Галл, сама пользующаяся подобными штучками.
  10. Заказать соперника бандитам ему честь не мешает.
  11. Подельники по незаконной работе обеспечили Жорику алиби, сообщив шефу, что на него напали местные бандюги, избили и ограбили, а для достоверности как следует отметелили идиота дубинками, чтобы не использовал в закрытом мире продвинутую взрывчатку и оснащенные электроникой детонаторы.
  12. Технически, кстати, Макс действительно прибыл с отдаленного острова, на котором размещается база службы «Дельта»
  13. Не брат, но они и в самом деле родственники — эльф Хоулиан одновременно прадед Кантора и отец Орландо.
Сюжет.png

Хроники странного королевства входит в серию статей

Литература

Посетите портал «Литература», чтобы узнать больше.