Мир Полудня

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Мир Полудня — научно-фантастическая вселенная братьев Стругацких, названная так по первой книге серии — «Полдень, XXII век».

Суть[править]

На Земле построили настоящий, действующий коммунизм. Нет, не очередную партократию с дефицитом, фарцой и очередями, а труЪ коммунизм. Каким образом это было достигнуто? В первую очередь — через новую систему воспитания людей. Всех землян с детства воспитывают в специальных интернатах Учителя (именно так, с большой буквы) и индоктринируют им в головы разумное, доброе, вечное: они создали целую науку, как воспитывать ученых, творческих личностей и альтруистов и не воспитывать мещан, рвачей и эгоистов. В результате этого было создано утопическое общество, в котором начисто отсутствуют менты[1], президенты, армия и флот[2], богачи и блатные. Управляется это общество Мировым Советом (состоящим из ученых, учителей, врачей и других интеллигентов). От каждого это общество спрашивает по способностям, и каждому даёт по потребностям. Есть, к примеру, у тебя потребность лететь к другим планетам? Запишись в Группу Свободного Поиска и получи звездолёт. Есть у тебя способность разводить бегемотов-медоносов? Тебя после интерната распределят на соответствующую ферму.

При всём этом цивилизация Полудня — ограничена в своих возможностях. Земляне несовершенны и могут не всё. К примеру, они постоянно фейлят попытки цивилизовать другие расы и научить их разумному, доброму, вечному. Все дело в том, что ультрагуманные земляне не понимают построенных на насилии обществ более примитивных планет, напрочь утратили хватку в «играх престолов» и скованы догматическими «базисными теориями», в которые не укладывается половина из того, что происходит в других культурах.

Половина инопланетян в этой вселенной представляет собой тех же людей, неотличимых внешне, но намного менее развитых. Это позволяет землянам засылать к ним своих наблюдателей (позднее — прогрессоров), чтобы пытаться влиять на происходящее извне, но в основном безуспешно. Есть, однако, и цивилизации совершенно негуманоидные, главная из которых — насквозь таинственные Странники, сверхразвитые, обладающие непостижимыми способностями и столь же непостижимыми мотивациями. Если земляне засылают своих прогрессоров в примитивные культуры, то Странники в свою очередь влияют на землян, чем пугают их до степени оторопи. Вследствие этого даже в таком ультрагуманном обществе начинается эпидемия спецслужбистской паранойи, которая приводит к весьма некрасивым событиям.

К концу своей творческой деятельности Стругацкие становились всё более критичными к созданной ими же самими утопии, поэтому поздние произведения из Мира Полудня просто пронизаны подчеркиванием несовершенства этой утопии и предчувствием её скорого конца. Братья, однако, не успели написать произведения, в котором начинался бы явный упадок и распад земного общества. Сохранились, однако, наброски ненаписанного романа «Белый ферзь», в котором нам предстает злой двойник Мира Полудня — Островная Империя с планеты Саракш, общество, в котором раса господ живет в такой же благостной утопии, как и Земляне, а всех остальных курощает и низводит безжалостный имперский флот. Попавшему в эту империю землянину Максиму Каммереру в финале романа антагонист должен был сказать, что его мир — придуманный и нереальный, в отличие от весомой, грубой, зримой и зубастой Империи.

Произведения[править]

Произведения цикла подразделяются на три периода: Рассвет, собственно Полдень и Закат. К первой группе относятся ранние произведения ближнего прицела, повествующие о XXI веке и составляющие собой предысторию мира. В этих произведениях человечество ещё не доросло до межзвездных путешествий, а в одном из них — своеобразной антиутопии «Хищные вещи века» — демонстрируется последний оскал умирающего старого капиталистического мира. Ко второй группе — идеалистические произведения собственно Мира Полудня, хотя уже в них начинает подчеркиваться его несовершенство (Трудно быть богом). К третьей группе — поздние произведения братьев, в первую очередь, две из трех книг трилогии о Каммерере, в которых на поверхность выходят все самые острые проблемы Мира Полудня и в которой сами авторы начинают деконструировать собственную утопию.

Рассвет[править]

  • «Страна багровых туч» — строго говоря, с этой книги и начались Стругацкие как авторы. Насквозь советская история о покорении Венеры (такой, какой её представляли по научным данным 50-х годов).
  • «Путь на Амальтею» — «производственный роман» о буднях учёных и космолётчиков начала XXI века. На научной станции, расположенной на спутнике Юпитера Амальтее заканчивается провизия. С Земли направляется фотонный грузовик «Тахмасиб» с запасом продовольствия — но из-за навигационной ошибки он на орбите Юпитера сталкивается с метеоритом и начинает падать вглубь атмосферы газового гиганта…
  • «Стажёры» — постаревшие и помудревшие герои первых двух книг на том же «Тахмасибе» совершают инспекционный рейс по внеземным объектам, где то восхищаются героизмом и самопожертвованием учёных, то низводят и курощают капиталистических хищников.
  • «Хищные вещи века» — Иван Жилин, навсегда покинувший космос бывший бортмеханник «Тахмасиба», пытается решить загадку странного наркотика, распространяющегося по миру из одной неназванной, но благополучной капиталистической стране где-то в Европе.
  • «Чрезвычайные происшествия» — рассказ, в котором космическая экспедиция в Солнечной системе сталкивается с внеземной формой жизни, способной при бесконтрольном распространении уничтожить Землю.
  • «Испытание СКИБР» — рассказ об испытании кибернетической техники для первой межзвёздной экспедиции.
  • «Шесть спичек» — рассказ об учёном, с помощью нейтринного облучения мозга открывшем в себе сверхспособности.
  • «Частные предположения» — рассказ о судьбе одной из первых межзвёздных экспедиций. Благодаря некоторым неочевидным следствиям из теории относительности она смогла, хотя и с потерями, вернуться не через десятилетия, а через считанные месяцы после старта. Позднее способ, которым воспользовались космонавты, попытались применить герои романа «Полдень» — но неудачно. Рассказ, среди прочего, интересен тем, что там впервые упоминается Леонид Горбовский — один из любимых героев Стругацких, и в последний раз упоминается фамилия Быков (одним из звездолётов командует внук Алексея Быкова, главного героя «Страны багровых туч», а после экспедиции на Венеру — капитана «Тахмасиба»[3]).

Полдень[править]

  • «Полдень, XXII век» — роман в новеллах, рисующий картины жизни коммунистического общества XXII века как с точки зрения его коренных обитателей, так и уроженцев примерно нашего времени, вернувшихся из межзвёздной экспедиции.
  • «Трудно быть богом» — первая история о прогрессорстве. На далёкой планете существует гуманоидная цивилизация, в которой работают земляне — агенты-наблюдатели из Института экспериментальной истории. Они изучают местное общество, находящееся на уровне земного позднего Средневековья — и один из наблюдателей, Антон, действующий под видом дворянина дона Руматы в Арканарском королевстве, начинает замечать странные тенденции в местном обществе, не ложащиеся в привычную теорию…
  • «Попытка к бегству» — два друга, пилот-космолётчик Антон[4] и структуральный лингвист Вадим, всего-то хотели отдохнуть и поохотиться на планете Пандора. Но их странный новый знакомый, историк Саул Репнин, уговорил их отвезти его на безлюдную неисследованную планету. Но, прибыв на место, друзья обнаружили на Сауле (планета была названа в честь Репнина) гуманоидную цивилизацию на уровне земной Античности или раннего Средневековья — и следы работы некой сверхцивилизации, как минимум сравнимой с земной, но совершенно негуманоидной.
  • «Обитаемый остров» (1 книга трилогии о Каммерере) — Максим Камеррер, пилот-любитель из Группы Свободного Поиска (добровольческая исследовательская организация: скучно на Земле — получай звездолёт, регистрируй маршрут в КОМКОНе — и лети, куда хочешь), потерпел крушение на планете с развитой гуманоидной цивилизацией, находящейся на уровне не ниже 70-х годов XX века Земли (местами ниже — тамошняя авиация вызовет у землян 70-х только здоровый хохот, местами намного выше — делать ментоскопы и автоматическую боевую технику, способную работать десятилетиями, не умеем даже мы в 10-х годах XXI века). Страна, в которой оказался Максим, пережила ядерную войну, у власти — диктатура. На протяжении всей книги Мак Сим (как его будут называть аборигены) пытается разобраться в том, что творится, и как устроено местное общество.
  • «Малыш» — ещё одна прогрессорская операция. Гуманоидной цивилизации, находящейся на уровне каменного века, грозит гибель из-за вспышки сверхновой. Местом для эвакуации выбрана необитаемая, но пригодная для жизни планета… вот только, как оказалось, там есть уже своя, негуманоидная и предельно непонятная людям цивилизация, когда-то спасшая ребёнка с потерпевшего крушение земного звездолёта.
  • «Парень из Преисподней» — снова прогрессорство. На планете Гиганда идёт затяжная война между Империей и Алайским Герцогством (в прошлом — частью этой империи). Герцогство проигрывает, дыры на фронте затыкают чем попало — от наскоро набранных ограниченно боеспособных солдат из прежде тыловых частей до курсантов школы Бойцовых Котов (местный спецназ). И землянин-наблюдатель Корней пожалел и подобрал после одного из боёв смертельно раненого курсанта по имени Гаг. Гага привезли на Землю, вылечили — и попытались хоть как-то встроить в общество. Но у юного Бойцового Кота, знающего в жизни только армию и войну, свои планы на собственное будущее…

(линк)

Марш Бойцовых Котов

Закат[править]

  • «Жук в муравейнике» (2 книга трилогии о Каммерере) — земляне столкнулись с действиями Странников — цивилизации, наголову превосходящей земную. И Максим Каммерер, уже не прогрессор, а сотрудник КОМКОН-2[5] должен решить в условиях крайнего дефицита времени, является ли конкретный землянин обычным человеком, с которым несправедливо обошлись, и потому он обижен и творит глупости — или же он автомат Странников, который реализует неизвестную (и возможно — гибельную для Земли) программу? Авторы книги категорически отказываются давать подсказки — и потому истина в итоге оказывается неизвестной ни героям, ни читателям.
  • «Волны гасят ветер» (3 книга трилогии о Каммерере) — старый и мудрый Максиим Каммерер, уже ставший руководителем КОМКОН-2, разбирается с загадочными и пугающими происшествиями уже на Земле, где действуют то ли Странники, то ли иная сверхцивилизация, творя непонятное с неведомыми целями.
  • «Белый ферзь» — не дописан, сохранились только наброски, тоже должна была относиться к циклу о Каммерере. Максим, ещё молодой прогрессор, сумел пробраться в самое сердце Островной Империи на Саракше — и обнаружил там, что мир устроен далеко не так, как он думал раньше.

Стороннее творчество[править]

Хорошая вселенная не может не обрасти ценителями. Так произошло и с Полднем.

  • «Звёзды — холодные игрушки» Лукьяненко выступает полемизирующим произведением. Мир Геометров (прозванных так за преобразование слишком природных континентов родного мира в правильные геометрические фигуры) это злая версия Полудня. Институт Учителей и Прогрессоров явно виден. Только первые — фашиствующие насаждатели своих Единственно Правильных Идей, мучители детей и единственные, кому можно их касаться. А вторые — идеологические захватчики с двоемыслием уровня «прилетел я к вам без оружия, зато в критической ситуации могу использовать неоружейные системы корабля, как оружие. Какой счастливый случай, что конструкторы предусмотрели такое использование!» Кроме того, у Геометров есть ещё и регрессоры — провокаторы, задача которых — сваливать цивилизации в каменный век, чтобы потом отпрогрессировать их в нужную сторону.
  • Проекты «Время учеников», «Мир Стругацких» и т. д. «Продолжения», приквеллы и «вбоквеллы» цикла, написанные как известными писателями-фантастами (С. Лукьяненко, В. Рыбаков, Л. и А. Белаш и т. д.) так и начинающими авторами с согласия Б. Н. Стругацкого, а после его смерти — уже волей держателей авторских прав. Уровень разнится от великолепия до халтуры, идеи — от честного продолжательства до полемики.

Примечания[править]

  1. А вот гэбисты есть и местный аналог МЧС — тоже.
  2. Зато есть следопыты с большими пушками для охраны экспедиций от агрессивной фауны
  3. Строго говоря, Быкова вспоминают и в «Возвращении» — но исключительно вскользь: один из главных героев, тренирующийся держать на центрифуге сверхперегрузки, говорит товарищу: мол, Быков смог увести «Тахмасиб» от Юпитера, спасти экипаж и груз, потому что выдержал 12 G, а другой капитан корабля погиб, потому что потерял сознание от перегрузок.
  4. Есть фанатская, ничем не обоснованная теория о том, что после странных событий на Сауле Антон как раз и подался в ИЭИ и стал там «доном Руматой». Во всяком случае, в «Трудно быть богом» главный герой вспоминает, что в молодости был звездолётчиком. С другой стороны, другая, не менее фанатская теория утверждает, что события «Попытки к бегству» происходят после «Трудно быть богом»: один из героев упоминает игру в «Румату-искателя». Дойлистское объяснение: имя Румата в черновиках Стругацких встречается аж с 50-х годов. Братьям очень нравилось это имя — и они хотели воткнуть его хоть куда-нибудь.
  5. КОМКОН-1 — Комиссия по контактам, КОМКОН-2 — Комитет по контролю, местная «кровавая гэбня».