Конгрегация

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
РЦ.png На это произведение есть Рецензии
НД.png Для этого произведения есть Необузданные Догадки
НП.png Для этого произведения есть Непонятки
ПЕ.jpg Для этого произведения есть описание персонажей
Обложка первого тома серии

«Конгрегация» — российский цикл романов в жанре фэнтези автора Надежды Поповой[1], описывающих альтернативную Европу XIV века[2], где действительно существует работающая магия, а нечистая сила — это не суеверие, а, к сожалению, реальность.

Мир[править]

Сам мир чрезвычайно похож на историческое позднее Средневековье, но при этом полным аналогом не является: любые параллели возможны — но при этом могут быть и любые отклонения. «Точки бифуркации» просто нет — это с самого начала не наш мир, тут может быть (или не быть) всё, что угодно.

Как бы то ни было, на дворе — XIV век. Уже создан (и к моменту начала цикла — признан устаревшим) труд «Молот ведьм». И на сто лет раньше, чем у нас, создана Инквизиция: люди, имеющие необычные способности, колдовство и нечистая сила — это наблюдаемый факт, поэтому проблема стоит куда острее, чем у нас.

Католический мир расколот между двумя Папами (в Авиньоне и Риме — как бывало и в реальности), и поэтому каждой стране приходится разбираться самостоятельно. И в Германии начинается реформа: взамен старой, безжалостной и коррумпированной инквизиции, создаётся Конгрегация — инквизиция реформированная и обновлённая. Организована академия Святого Макария, где готовят специалистов, профессионально разбирающихся как в богословских тонкостях — так и в сыскном деле и боевых искусствах (вплоть до создания зондергрупп — этакого средневекового спецназа, способного взять живьём для суда могущественного колдуна, прикончить оборотня или упокоить вампира).

Одним из выпускников академии оказывается Курт Гессе — выросший на безжалостных городских улицах сирота, бывший малолетний бандит, поставленный перед выбором: или обучение в академии и десять лет службы — или петля за убийство. И его первое дело, начатое лишь ради порядка по банальному заявлению из глубинки, запускает цепь событий, напрямую затрагивающих самые высокие сферы государства…

Содержание цикла[править]

По внутренней хронологии событий:

  • «Ради всего святого» (приквелл, обычно в составе серии не учитывается);
  • «Ловец человеков»;
  • «Стезя смерти» (авторское название — «По делам их»);
  • «Пастырь добрый»;
  • «Ведущий в погибель»;
  • «Природа зверя» (авторское название — «Natura bestiarum»);
  • «Утверждение правды»;
  • «И аз воздам»;
  • «Тьма века сего» (по состоянию на сентябрь 2018 года — пишется, опубликованы пролог и две первых главы).

Автор неоднократно утверждала, что у неё есть полный замысел на весь цикл — и что написаны будут ровно 9 книг.

Большая часть книг официально издана на бумаге, но Попова не видит особых проблем и в распространении своих текстов через интернет: известность к ней пришла благодаря Флибусте и СамИздату, и потому она очень лояльно относится к сетевым пиратам[3].

Тропы[править]

  • Инквизиция — субверсия. Инквизиция здесь добрее и мягче, чем в обычной массовой культуре. По крайней мере, сотрудники Конгрегации пытаются всё-таки найти виновного, а не просто казнить кого попало.
  • Перекличка — все книги цикла битком набиты пасхалками и аллюзиями на всё подряд, от сказок Андерсена до современной массовой культуры. Вот лишь несколько примеров:
    • Дело деревенского лошадника, мимоходом рассмотренное Куртом в «Природе зверя» — развёрнутый пересказ песни группы «Король и шут» «Ели мясо мужики».

(линк)

Ели мясо мужики, пивом запивали… А потом пришёл злой инквизитор и казнил конюха.
    • Оружейники, создающие оружие для зондергруппы, носят фамилии Хеклер и Кох (Heckler & Koch — немецкая оружейная компания).
    • Злодея, убивающего детей и вернувшегося с того света, зовут Фридрих Крюгер. Надо ли напоминать про серию фильмов «Кошмар на улице Вязов»?
    • Обращаясь к своему помощнику, Курт говорит: «На белом свете, Бруно, есть два типа людей: одни со Знаком[4], а другие копают». Это отсылка к фильму Серджио Леоне «Хороший, плохой, злой» («Понимаешь, в этом мире есть два типа людей, мой друг: те, кто с заряженным оружием, и те, кто копают»).
    • Охотник на нечисть Ян ван Аллен со своей лошадью по кличке Импала — аллюзия на Дина Винчестера из сериала «Сверхъестественное» (тот ездил на Chevrolet Impala 1967 года).
    • «Ангел без меча — такой же, как Ангел с мечом, — отозвался Курт ровно. — Только без меча».
    • Сцена в седьмой книге («И Аз воздам»), где толпа на мосту по обвинению в злонамеренном ведовстве казнит невиновную девчонку и получает в ответ ливень из кипятка, убивающий большинство добровольных палачей, навеяна клипом Depeche Mode — «Personal Jesus»

(линк)

Не надо убивать девочек ни за что. Ответка может оказаться слишком жестокой для города
  • Носитель — дух Хаммельнского Крысолова мог вселяться в тела людей (даже инквизиторов).
  • Тяжёлое детство, деревянные игрушки — Маргарет в 12 лет изнасиловал родной дядя. Когда её отец, пылая гневом, бросился разбираться — дядя его прикончил. После этого дядя стал опекуном племянницы, продолжая регулярно с ней спать. Немудрено, что в итоге из Маргарет выросла малефичка-убийца.
  • Крутой в пальто — инквизиторы с того момента, как один из курьеров Конгрегации, вконец измученный вечными скачками под дождём и снегом, изобрёл фельдрок — «некий ублюдок фельдъегерской куртки, дорожного плаща и купеческого камзола». Получившееся «исчадие» отличалось длиной (доставало до середины сапожного голенища), имело пристяжной капюшон и высокий (до скул в застёгнутом виде) ворот. Одеяние оказалось настолько удачным, что, начиная с «Природы зверя», в нём щеголяют почти все сотрудники Конгрегации, работающие «в поле».
  • Магом можно только родиться — инверсия. Большинство колдунов в цикле действительно владеет своими способностями от природы. Однако при этом можно иметь некоторые не вполне нормальные таланты, но не быть колдуном[5]. Кроме того, есть возможность с помощью определённых мистических практик обрести некоторые магические способности.
  • Мастер пыток — и в старой Инквизиции, и в реформированной Конгрегации встречаются в изрядном количестве. Даже сам Курт во время экстренного допроса проявляет таланты в этой области.
  • Дуализм главгадов — в полной мере показано в «Пастыре добром»: за спиной Хаммельнского Крысолова стоит более могущественный (и безумный) маг-демонолог. Он пытается вернуть к жизни мёртвого колдуна, но не как коллегу и соратника, а как своего раба.
  • Жестокое милосердие — Каспар и Курт в двух их поединках. В первом случае («Ловец человеков») малефик оставляет молодого инквизитора в живых — но истекающим кровью от нескольких ран, не способным встать на ноги — и в коридоре горящего замка[6]. Во втором случае («И аз воздам») инквизитор, победив малефика, доставляет его на суд — и после допроса казнит.
  • Магия вероятностей — Петер Ульмер. Если над городом бушует гроза — есть же вероятность, что молнией убьёт конкретного человека? А уж довести ненулевую вероятность до единицы — это уже дело техники.
  • Спартанские тренировки — тренировочный лагерь зондергруппы с выбитым на стене девизом: «Debes, ergo potes» («Должен — значит можешь»). В результате его «выпускники» способны, пусть и не совсем на равных, сражаться даже с вампирами и оборотнями.

Примечания[править]

  1. Это псевдоним. Несмотря на активное присутствие в интернете, настоящее имя и все личные данные автор тщательно скрывает.
  2. То есть порох и артиллерия уже есть, а ручного огнестрельного оружия ещё нет.
  3. Вплоть до того, что сама с ними взаимодействует.
  4. Знак (Сигнум) — номерной жетон сотрудника Конгрегации, подтверждающий его полномочия. Выпускникам академии святого Макария изображение Знака и его номер дополнительно выжигалось на теле — и потому инквизитор считается всегда „при исполнении“, он не может снять Знак и отказаться действовать.
  5. Яркий пример — сам Курт Гессе: он устойчив к ментальной магии (хотя и не абсолютно), плюс обладает странной особенностью: когда он неправильно воспринимает улику, упускает из вида при рассуждении какую-то деталь — у него иногда начинает нестерпимо болеть голова. Боль прекращается мгновенно, стоит только понять, в чём ошибка.
  6. На прямую мольбу Курта добить его и не дать сгореть заживо — Каспар отвечает отказом и уходит.