The Ball and the Cross

Материал из Викитропы
(перенаправлено с «Шар и Крест»)
Перейти к: навигация, поиск
Обложка позднего издания, в принципе верно отражает сюжет.

Шар и крест — книга христианского апологета Гилберта Кита Честертона. По сути представляет философский спор светского и духовного («шара» и «креста»), оформленный как интересное и колоритное приключение, под конец перешедшее в антиутопию, с небольшими элементами фантастики и даже предположительного фэнтези.

Повествует о том как искренний христианин Макиэн и такой же искренний атеист Тернбулл, оба — шотландцы, решили сойтись на дуэли за свои убеждения, но современный мир (начало двадцатого века) не очень-то располагает к дуэлям, и им приходится бежать от полиции, невольно становясь друзьями, и по пути ведя дуэль словесно — проводя философские споры. Также героям помогает сдружиться совместный троллинг разных фриков: ницшеанца, который жаждал крови, но побоялся драки, совершенно комичного пацифиста-толстовца и проч.

Хотя роман по сути — христианская апологетика, атеист и его позиция расписаны с пониманием и уважением, без очучеливания (хотя профессор Л. из первой главы и немного карикатурен, но Тернбулл не таков), а позиция христианина, с другой стороны, представлена несколько экстремистской.

Книга написана ярким стилем, с обилием остроумия, неожиданных сравнений и неочевидных жизненных наблюдений.

Сюжет[править]

Роман начинается с персонажей, которые затем появятся ещё нескоро — профессора Л., создавшего необычный аэроплан, и монаха Михаила из неназванной страны Восточной Европы, которого профессор взял в полёт, чтобы показать ему силу науки и бессмысленность религии. В частности, подлетев к собору, профессор показывает шар, на котором стоит крест, и говорит, что шар — и есть идеальный символ. Отец Михаил парирует его аргументы. Тогда профессор оставляет монаха висеть на кресте, с вопросом «Спасает вас крест», и улетает. Но монаху благодаря терпению и вдумчивости удаётся спуститься. Первому встречному он говорит о том, что спустился с неба, и конечно, его забирают в сумасшедший дом.

Далее повествование идёт из примерно того же места, но уже с другими героями. Ивэн Макиэн, шотландец, при чём из такой «настоящей», северной, горной Шотландии, якобит (что не стандартно) и верующий католик, приезжает в город, искать работу. По ходу он берёт газету «Атеист», не особо представляя, о чём она, и читает о сравнении Девы Марии с древними богинями, с «Вавилонской блудницей». Преисполненный горского праведного гнева, он разбивает окно редакции «Атеиста» и вызывает редактора Тернбулла на дуэль. Макиэна удивляет, как же это тут никто не понимает, что задета честь Богоматери, и для него это очень важно.

Хотя на суде Тернбулл говорит, что не стал бы драться, но когда они с Макиэном оказываются наедине, утверждает, что это было для виду, чтобы не заработать проблем, а на самом деле он (кстати, тоже шотландец, но южный) готов принять вызов и драться за убеждения.

В лавке древностей они покупают две шпаги и готовятся было сражаться, но их засекают, и приходится бежать. Скрывшись от погони с помощью понимающего кэбмена, они решают, что делать дальше, и знающий город Тернбулл говорит, что в городе их в любом случае заметят, и они должны двигаться загород.

Прежде чем они успевают отойти в глушь, Макиэна начинает терзать чувство, что может полюбить Тернбулла как друга, тем самым пойдя против своих убеждений, и требует сражаться немедленно. После некоторых споров они скрещивают шпаги, и тут их замечает некий курортник, и до противного слащаво, цитируя Толстого, убеждает их, что насилие — это не выход. И уверяет, что не вызовет полицию, потому что это тоже насилие. Но когда видит, что они этим воспользуются, всё же решает вызвать, и дуэлянты бегут дальше.

Затем они сталкиваются с другим мыслителем — помещиком, университетским преподавателем, который «любит поединки», и рад будет, если они сразятся в саду его имения. Однако, он указывает на каменного «божка Силы» и радуется, что наконец-то свершится кровавая жертва, демонстрируя закон природы, что кто сильный — тот и прав. Тогда Макиэн предлагает ему сразиться первым, раз уж у него такие убеждения. И «мыслитель» в страхе бежит от них.

Макиэн считает, что эти две встречи были знаком свыше, чтобы они подумали. Тернбулл тоже считает, что надо поговорить, и они уходят спорить за кружкой пива в ближайший деревенский кабак.

Они решают спросить мнения простого человека — местного крестьянина-пьянчужку. Тот с неприязнью отзывается и об атеистах, и о священниках, выражает невнятную мысль «Я — человек, а человек — он и есть человек» и уходит.

Дуэлянты находят новое место для дуэли, но Макиэн решает, что если будет подан хоть какой-то Божий знак, дуэль не должна состояться. И они слышат женский крик. Они идут на него и спасают даму в автомобиле от толпы пьяниц. Тернбулл говорит, что ей не следует ехать одной, и они садятся к ней в машину. Макиэн тем временем заворожен — он считает, что это действительно было знамение небес, и поэтому слова дамы, уверяющей, что надо уважать чужую веру, он воспринимает серьёзно.

Их останавливает полицейский и намеревается арестовать дуэлянтов, но дама решительно уезжает. Когда они приезжают к её поместью, шотландцы спрашивают, зачем она их спасла, вызвав на себя кучу проблем. Та отвечает, что всё время помогает кому-то, не понимая зачем. И говорит, что в этом мире условностей, возможно, самое глупое решение — и есть самое верное. И поэтому, возможно, их дуэль — самое верное решение. Тогда Макиэн с отчаянием понимает, что они не могут не драться.

Неподалёку был берег под откосом, где Тернбулл бывал в детстве, и он знал, что там их никто не увидит. И когда перед дуэлью начинается прилив, Макиэн решает, что это Божий знак, что нечестно будет, если кто-то выживет, поэтому умереть должен и победитель. Они начинают было сражаться, но когда вода поднимается высоко, Макиэн понимает, что это нечестные условия, ведь Тернбулл намного ниже его. Тем не менее, атеист не отказывается драться, хоть противник и сопротивляется неохотно. И всё же Тернбулла смывает, и Макиэн бросается спасать его. На их счастье поблизости оказывается рыбацкая лодка. После этого Макиэн долго отпаивает продрогшего товарища бренди.

Их прибивает к некоему берегу с распятием на дороге, «какие бывают только в католических странах». Макиэн начинает молиться, тем временем Тернбулл замечает надпись на французском. И он радуется, и его товарищ подхватывает радость, что они «в стране дуэлей», где все всегда отстаивали свои взгляды, и им никто не помешает.

Но едва они скрещивают шпаги, появляется английский полисмен. Они возмущены — почему вмешивается не французская полиция. Но полисмен объясняет им, что они на острове Сэн-Луп в Ламанше, что в английских владениях, но в основном с французским населением. Дуэлянтам опять приходится бежать.

Затем в фокусе оказывается семья Пьера Дюрана — очень практичного и серьёзного агностика, и его дочери Мадлен — столь же основательной католички. За ней пытается ухаживать некий мсье Берт, аристократ и джентльмен, прибывший на остров две недели назад. У него происходит конфликт с отцом пассии, но он продолжает ухаживания и ходит за ней в церковь. Она удивляется — как же он называет себя атеистом, если чтит святыни? Устав спорить об этом, мсье Берт срывает бороду и признаётся, что он Тернбулл, скрывающийся от властей. Мадлен подчёркивает, что ради святынь он открыл свою личность.

Тернбулл и Макиэн снова бегут. Один пьяный человек отдаёт им яхту. Они долго блуждают в открытом море, пока не видят на горизонте остров. И решают, что это отличное место, где один может сразить другого и умереть. Но для начала они решают устроить себе пир-панихиду из имеющихся на корабле шампанского и деликатесов, и, чтобы их борьба за идею не пропала зря, написать об этом в двух экземплярах — один оставить на острове, другой — бросить в море в бутылке.

И вот так они проводят несколько дней, не стремясь исследовать остров. Но когда наконец начинают поединок, видят, что земля идёт дальше, чем им казалось. Им становится любопытно, в какой же земле они очутились — в Америке, на Ямайке? Оказывается, что они на популярном английском курорте, их послание в бутылке сразу выловили, и оно вызвало ажиотаж.

Снова убегая от полисменов, шотландцы перемахивают через высокую ограду и оказываются в прекрасном дорогом саду. Встретив старика и приняв его за хозяина поместья, они пытаются объяснить, как они здесь очутились и говорят, что спорят из-за Бога. Старик с энтузиазмом восклицает, что спорить не нужно, потому что он и есть Бог. Затем ещё подходит «Король», и эти двое даже собираются быть их секундантами.

Конечно, оказывается, что они в сумасшедшем доме, и их оттуда не собираются выпускать из-за странных идей. Они там проводят какое-то время, и обоим снится сон (видимо, вещий), где к ним является на аэроплане и призывает профессор Л. (которого они ещё не знали). Макиэну он является блистающим, подобным ангелу или рыцарю, возвещая, что Король вернулся, и показывает мир, где рыцари следят за порядком, при чём крайне строго. Тернбуллу же он является в виде «пирата»-бунтовщика, и показывает, что ради переворота они сожгли многих мирных жителей. Обоим шотландцам не нравится крайний вариант их идей.

Затем они встречают профессора Л. в реальности, и он назначает им более суровое лечение. Их запирают в одиночных палатах, где еду им доставляют машины. От одиночества и невозможности что-либо сделать они чуть не сходят с ума на самом деле. Но к счастью, находят, что можно переговариваться через вентиляцию. За много дней они проковыривают отверстие между палатами. Тернбулл видит, что Макиэн сделал такое же и с другой стороны — где, в особо далёкой и глухой палате, содержался никто иной, как отец Михаил. Но он не приходил в отчаяние и даже полушутливо хвалил палату.

Затем профессор Л. велит их выпустить, так как теперь весь мир для них — лечебница. Профессор и его сторонники продвинули закон, что теперь по умолчанию все люди считаются ненормальными, и вменяемость надо доказывать и предъявлять значок. А поводом тому послужило то, что вся Англия «сошла с ума», оказавшись под впечатлением от истории двух дуэлянтов.

Вокруг шотландцы видят многих, с кем встречались в своём путешествии — все они попали сюда из-за касательства к их похождениям, ибо официальной позицией стало, что никаких шотландцев-дуэлянтов не было.

Макиэну, однако, раем казалось времяпровождение с дамой, которую они когда-то спасли, несмотря на то, что они были в психиатрической лечебнице.

И всё же шотландцам удаётся устроить бунт. В пожаре они спасают отца Михаила (для этого им пришлось сказать «Спаси нас»).

Персонажи[править]

  • Ивэн Макиэн — северный шотландец. Жил по законам гор, поэтому поначалу был наивен и не понимал городских порядков, но после общения с Тернбуллом неплохо их изучил. Способен на горячие решения. Глубоко верующий, готов бороться за честь Девы Марии и верит в Божьи знамения. Якобит (и его предки были якобитами), ждёт возвращения «истинного короля». Долговяз и черноволос.
  • Джеймс Тернбулл — тоже шотландец, но южный, живущий в английском городе. Редактор газеты «Атеист», и для него атеизм и наука — дело принципа, и за них он готов сражаться. Поначалу готов драться с Макиэном на шпагах, затем они становятся друзьями. Социалист, жаждет бунта, но рассудителен, знает нравы людей. В противоположность Макиэну, низкоросл и имеет волосы другого характерного для кельтов цвета — рыжего.
  • Профессор Люцифер (возможно, отсылка на значение этого имени — «Светоносный», а также на образ антихриста) — с большим пафосом превозносит науку, и способен перестроить Англию в антиутопическом ключе.
  • Отец Михаил — скромный монах из Греции или Болгарии. Весьма терпелив и смиренен, в самых тяжёлых ситуациях сохраняет бодрое расположение духа, способен мягко полемизировать и радоваться как ребёнок.

Тропы[править]