Оборотни

Материал из Викитропов
(перенаправлено с «Оборотень»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Пряный запах темноты, Леса горькая купель, Медвежонок звался ты, Вырос — вышел лютый зверь.

»
— «Мельница» — «Оборотень»
« «Кричу им: „Я, кажется, вервольф! Помогите!“ А они такие: „Ну вот будет полнолуние — обращайтесь.“» »
— _moss
Якуб Розальский намекает: кто к нам с мечом придёт, тот от когтей и погибнет

Оборотни — люди, способные превращаться в животных, чаще всего — в волков. Превращение может быть следствием как колдовских сил самого человека (и тогда зверем он может стать обычно по своему желанию), так и проклятия или укуса другого оборотня (и тогда превращение происходит внезапно, против воли человека — и обычно получившийся зверь человеческий разум не сохраняет).

В историях о фольклорных оборотнях не всегда понятно: оборотень — это человек, превращающийся в зверя, или же зверь, способный иногда становиться человеком? Кроме того, в сказках оборотни-животные могут превращаться не только в человека, но и в другое животное (например, волк из некоторых вариантов сказки про Ивана-царевича превращается в прекрасного коня).

По степени разумности оборотни в большинстве произведений делятся на два типа:

  1. В зверином обличье — дикое и неразумное существо. Если вдобавок герой превращается в волка — то волк этот часто кровожаден и убивает всё и всех подряд не сколько от голода, сколько для удовольствия. Вернувшись в человеческое состояние, оборотень может даже не знать, что творил в виде зверя.
  2. Превратившийся оборотень сохраняет разум. Если при этом он испытывает жажду крови, то получается страшное разумное чудовище.

Часто оборотнем является волчий пастырь, вампир, друид или шаман.

Примеры

Фольклор и предания

Истории об оборотнях существовали в мировом фольклоре веками и тысячелетиями, при этом вид зверя, в которого превращался оборотень, и способ, которым он это делал, в разных культурах отличался, часто отражая национальный колорит:

  • В большинстве стран Европы — обычно волк (вервольф у западных германцев (немцев, фламандцев, англосаксов), ульфхеднар («волкоголовый») у скандинавов, волколак (волкодлак) у славян, вилктак (вилкацис) у балтов, лу-гару во Франции и так далее). Превращался в волка-оборотня в западноевропейской традиции обычно колдун посредством ритуала, включавшего приготовление магического зелья и надевание пояса из кожи или меха животного. Славянский рецепт несколько проще: нужно воткнуть нож в пень, перекувырнуться в прыжке через него — и тогда оборотишься волком. Но если кто-то вынет нож и утащит его — быть тебе волком до скончания дней. Есть и третий вариант, совсем печальный: укушенный волком-оборотнем до крови сам становится оборотнем и каждое полнолуние превращается в кровожадного хищника. Спастись от такой участи можно, если невольный оборотень в течение девяти лет будет удерживаться от убийств, а каждое полнолуние за него будет молиться какой-нибудь добродетельный человек.
    • В современной индейской мифологии Бразилии (у гуарани) известен оборотень-волк или -пёс луисон, название и образ которого, вероятно, восходят к португальскому лобизомэ, однако здесь это кладбищенский дух-людоед (обладающий однако оборотничеством и стандартной ликантропной внешностью). Сами бразильцы отождествляют его с кладбищенским духом, в которого индейцы верили до синтеза с португальской культурой.
    • Специфичен армянский народный вервольф мардагайл. Во-первых, большинство мардагайлов — женщины. Во-вторых, состояние оборотня-волка в данном случае — божественное проклятие, передающееся при вкушении случайно оказывающейся у отвергнутого богом человека проклятой еды и само собой исчезающее ровно через семь лет. Но обычно мардагайл не доживает до искупления, потому что каждую ночь, обернувшись волком, крадёт и ест детей у родственников и соседей; когда кончаются дети, переходит на покойников и поздних путников, люди же обычно не склонны терпеть такого прожорливого соседа и убивают оборотня. Чтобы сделать это, достаточно уничтожить звериную шкуру, которую тот днём сбрасывает и прячет в укромном месте.
    • Кельтская мифология — Пука, оборотень, способный превращаться в различных животных с чёрной шерстью и золотыми глазами, и очень любящий пошутить. Шутки бывают неприятными, но никогда опасными, и в целом он считается доброжелательным.
  • В русских народных сказках, впрочем, упоминаются и другие виды оборотней: есть и Царевна-Лягушка, и волшебный Серый Волк, да и положительный герой может превратиться в муравья, чтобы пробраться во вражеское логово.
  • В Восточной и Юго-Восточной Азии волку соответствует лисица: кицунэ у японцев, хули-цзин у китайцев, кумихо у корейцев, хо тинь у вьетов. Интересно, что кумихо больше склонны к огульному людоедству, подобно европейским собратьям (напр. корейская народная сказка о кумихо с Алмазных гор), но более всего любят и вперёд всего выгрызают печень — хранилище души. А вот хо тинь похищает людей больше для утех сексуальных. Характерно наличие множественных хвостов, добавляющихся с возрастом: в пределе и идеале их девять. В Японии, где само слово «кицунэ» обозначает в первую очередь само по себе животное рыжую лису, существует ещё множество градаций лисьих духов:
    • Бякко — белая благопожелательная лиса, спутник и транспорт бог(ини) изобилия Инари;
    • Гэнко — чёрная благопожелательная лиса рангом ниже;
    • Сякко — обычная рыжая кицунэ;
    • Рэйко — призрачная лиса-трикстер;
    • Дзинко — лиса-оборотень мужского пола. Обычно в мифах кицунэ женского пола, этот же — лис или мужчина, превращённый в лиса.
  • Следующими по по популярности за лисами на Дальнем Востоке идут оборотни-кошки, представления о которых резко контрастны. Китайские сяньли (также известные в японском искажении как сэнри) — незлы, прекрасны и благодетельны, поскольку познали за долгую жизнь мудрость небожителей и именно так стали оборотнями, но они энергетические вампиры. Классические же японские бакэнэко являются плодом синтеза сэнри с нэкоматой, гигантской японской древней кошкой-людоедом, сообразно и сами бакэнэко трикстеры и людоеды, которым одной жизненной энергии недостаточно. Есть точка зрения, что взрослого человека бакэнэко может проглотить в одно движение, а при оборотничестве предпочитает принимать облик жертвы. Кроме того они нечеловечески быстры, гибки и хитры. Тем интереснее, однако, то, что в позднем Эдо из-за накопившихся ошибок при переписывании сводов ёкаев возникла и укоренилась добрая версия бакэнэко — готоку-нэко, оберегающая огонь в очагах и фонарях.
  • Конкретно в Японии помимо лис и кошек часто оборотничают енотовидные собаки (тануки), барсуки (мудзина), волки (оками), крысы (нэдзуми), обезьяны (сару), журавли (цуру), змеи (хэби), пауки (сухопутные — кумо и водные — нуси) и другие звери, в совокупности называемые хэнгэ или хэнгэёкай, что, собственно, и означает «оборотень». На этих островах корректнее ставить вопрос, кто же всегда остаётся тем, кто он есть.
  • У кельтских народов упоминаются шелки (или селки), люди-тюлени, а также множество оборотней-лошадей.
  • В Африке известны истории об аниото, людях-леопардах. Менее часто упоминаются ипундулу, оборотни в виде чёрно-белой птицы размером с человека, способные вызывать молнию и питающиеся кровью своих жертв.
    • В Восточной и частично Северной Африке (Танзания, Кения, Сомали, Эфиопия, Судан, Марокко) распространены легенды об оборотнях-гиенах, называемых кори-исмарис, кора, боуда, болтунгин. Считалось, что ими могут быть кузнецы, дровосеки, знахари, евреи и жители затерянных деревушек. Им приписывалось осквернение могил и людоедство, а также нелюбовь к влюблённым парочкам — а потому что ночью не надо заниматься этим на охотничьей территории гиен! В Сомали и Судане считалось, что оборотню-гиене нужна особая палка, которой он трёт о себя или стучит о землю, что превратиться; в Марокко, Эфиопии и Танзании полагали, что превращение само происходит ночью, при этом в Судане считалось, что нательные украшения (кольца, серьги, браслеты) остаются в неизменном виде, что позволяет отличить оборотня от обычной гиены. В Эфиопии охота на оборотней на законодательном уровне была полным аналогом охоты на ведьм. Уличённого ждала казнь, которую, правда, могли заменить на изгнание или продажу в рабство.

Литература

  • «Вагнер-вервольф» Джорджа Вильяма Рейнольдса — таинственный незнакомец дарует глубокому старику молодость в обмен на то, что он будет в последний день каждого месяца превращаться в волка и охотиться на людей.
  • «Верные враги» и «Капкан для некроманта» О. Громыко — Шелена. Благодаря волчьему нюху отлично разбирается в лечебных травах. В этом сеттинге интересен механизм наследования оборотничества: от связи оборотня с обычным человеком рождается оборотень (такими были погибший и выживший сыновья Шелены), а вот от связи женщины и мужчины-оборотней не родится никто: зачатое чудовище прогрызёт себе дорогу из матки наружу, убив мать.
  • «Волкодав» М. Семёновой — у народа веннов каждый род пошёл от какого-то животного-прародителя, и достойнейший из его потомков может принимать обличье первопредка. То же самое говорит про свой народ чернокожий Дикерона, слепой метатель ножей. Протагонист с грустью отвечает, что он не «достойнейший», а просто последний из рода Серых Псов. Впрочем, достоинство ему всё равно пришлось доказывать — эту способность он обрёл уже после того, как исполнил кровную месть кунсу Винитарию, головорезы которого убили всю его семью. В облике Предка герой имеет неуязвимость к оружию (во всяком случае, метательный нож ему не повредил) и сверхъестественное чутьё.
  • «Гарри Поттер» Дж. Роулинг — два разных типа оборотня:
    • Классический оборотень, заболевший ликантропией в результате укуса другого оборотня. Может быть как несчастным человеком, страдающим от своих неконтролируемых превращений (как Ремус Люпин), так и кровожадным чудовищем, упивающимся этой своей особенностью (как подручный Тёмного Лорда Фенрир Грейбек, в переводе РОСМЭН — Фенрир Сивый). Существуют сложные зелья, позволяющие оборотню сохранять разум, однако Римус Люпин в ответственный момент «Узника Азкабана» забывает его принять.
    • Анимаг, научившийся принимать образ животного и сохраняющий при этом разум. Здесь выбор куда богаче: Минерва Макгонагалл превращается в кошку, Питер Петтигрю — в крысу, Сириус Блэк — в пса, а Рита Скиттер — вообще в жука-бронзовку (использует эту способность для подслушивания чужих разговоров, чтобы потом пересказать услышанное в своих скандальных статьях). Анимаги группой (втроём точно) могут без всяких зелий сохранить разум ликантропу, однако в одиночку Сириус Блэк этого сделать уже не сумел. Либо они и втроём не умели, а ликантроп просто агрессивен лишь по отношению к людям, а не животным, в которых превращаются анимаги.
  • «Досье Дрездена» Дж. Бутчера — в мире этих книг есть множество разных волков-оборотней. Есть вервольфы — это люди, умеющие превращаться в волка, полностью сохраняя свою ментальность, так что поначалу им надо учиться ходить на четырёх лапах. Есть хексенвульфы, которые превращаются в огромных волков при помощи волшебных поясов, в которых живут духи ярости; хексенвульфы сразу отлично владеют волчьим телом благодаря помощи духа — но из-за этого же духа у них помаленьку сносит крышу, и чем дальше, тем больше они склонны воспринимать любую проблему как повод вырвать кому-нибудь горло. Есть ликантропы — люди, впускающие в себя духов-волков; они не меняют облик, но во время одержимости получают большую силу и регенерацию, а заодно сдержанный и уравновешенный характер разъярённого берсерка. Есть лу-гару, который в полнолуние превращается в демонического волка размером с медведя; лу-гару становятся в результате проклятья. (Кстати, лу-гару — единственная разновидность оборотня, которую надо убивать серебром, причём не обычным серебром, а фамильным, то есть унаследованным. Для всех остальных годится любое оружие) И, наконец, есть вольфверы — разумные волки, которые могут превращаться в человека.
    • Согласно настольной RPG по этому миру, есть и другие оборотни, хотя они пока и не фигурировали в книгах, — например, вермедведи, вербуйволы и вертигры. Общий термин для них — териоморфы.
  • «За что не берутся даже джинны» Татьяны Адриановой — мул гулей оказался оборотнем: может по желанию превращаться из мула в человека и наоборот.
  • «Конгрегация» — в количествах. От полноценных волков-оборотней до уродливых полулюдей-полуволков — и от законченных людоедов до юного вервольфа, добровольно пошедшего на службу в Конгрегацию. При этом стать таким оборотнем можно только унаследовав эту особенность от кого-то из родителей (обычно от отца) — однако не каждая женщина может выносить ребёнка-оборотня. В этом, собственно, и суть одной из книг: вожак стаи ищет своего сына от случайной подруги, хочет сманить его к себе в стаю — а вот случайные свидетели должны умереть.
    • Кроме вервольфов существуют ещё колдуны-малефики, научившиеся обращаться в животных. В книге «Природа зверя» охотник на нечисть Ян ван Аллен упоминает о них мимоходом (дескать, есть слухи — но даже самые старые Охотники их не видели, а лишь слышали от наставников), а вот уже в «Тьме века сего» один лис-оборотень показан «крупным планом».
  • «Кот, который умел искать мины» А. Уланова и В. Серебрякова — эта книга выходила и под названием «Оборотень в погонах». И действительно, один из двух героев-рассказчиков, Валентин, как раз и служит в правоохранительном органе фэнтезийного мира, носит форму с погонами — и при этом он по природе оборотень (хотя он и не афиширует свои способности). Оборотни тут не являются отдельной расой (теоретически можно встретить и эльфа-оборотня), но их дар передаётся по наследству. Валентин, к примеру, на четверть волк-оборотень, и его способности проявляются, если он сильно злится или волнуется (например, он случайно обернулся на экзамене по основам права: у преподавательницы сработал детектор магии, она его несправедливо обвинила в том, что принёс магическую шпаргалку — а на самом деле просто недавно состоялось полнолуние, и студент-оборотень бурлил магией сам). Из-за этого ему врачи предписали найти хобби, требующее спокойствия и сосредоточенности — и он начал увлекаться начертательной магией: руны, печати, пентаграммы и прочее, где ошибёшься на волосок в чертеже — и перерисовывай всё заново.
    • В этом мире оборотни могут превращаться не только в волков. Например, на главного героя напала женщина-киллер, сознательно превращающаяся в пантеру (и по происхождению цыганка: в Москве пантеры в природе не водятся, а цыгане всё-таки происходят из Индии). В одном отделении с Валентином служит его коллега по фамилии Лисохвостов: и этому оперу, чтобы унюхать партию наркоты, не нужна служебная собака — лисий нюх не хуже. А ещё в разговоре с Валентином его коллега из смежного ведомства упоминает оборотня-маньяка. Только он не волк — он бобр, и никого не убивает. «Деревья он грызет, и ножки у скамеек. Уже одиннадцать скамеек обрушил… Да, тебе смешно, а мне его ловить».
  • Легендариум Толкина — Саурон в своё время крайне любил косплеить готического персонажа, перекидываясь в гигантского волка или летучую мышь (а ещё, подобно вампиру, он не мог войти в Нуменор без приглашения, испытывал проблемы с пересечением водных пространств, не жаловал солнечный свет и занимался некромантией). А вот про подчиняющихся ему волколаков лучше читать в статье варги — эти ребята ни в кого превращаться не умеют, а являются просто громадными разумными волками, вероятно, демонической природы.
  • «Пасть» В. Точинова — здесь причиной оборотничества является вирус, выделенный из найденных останков предположительно оборотня, на поиски которых местные спецслужбы навели многочисленные легенды об оборотнях. На момент действия книги с помощью штаммов вируса неэтичный учёный превращает в зверей отловленных бомжей, а потом из их биоматериала производит почти чудодейственные лекарственные препараты. Сюжет начинается с того, что обиженная средней руки бизнесменом лаборантка крадёт штамм вируса, думая, что это какая-то отрава, и подливает его в водяную скважину на участке бизнесмена. И в окрестностях города появляется прожорливая и крайне трудно убиваемая тварь. О возвращении в человеческий облик речи не идёт, обращение навсегда. Правда во второй книге трилогии описывается случай спонтанной ремиссии обратно в человека. Как выяснилось, герой связан дальними родственными узами с тем самым источником оригинального вируса. При этом в дальнейшем переход в звериную ипостась происходит неконтролируемо под воздействием сильных эмоций. В дальнейшем процесс прогрессирует, герой даже в человеческом обличье себя не осознаёт и не контролирует. Дело кончается пулей в голову от спутников, чтобы не мучился и других не мучал.
  • «Песнь Льда и Пламени» Дж. Р. Р. Мартина — очень нестандартные оборотни. Там это псионики, умеющие овладевать разумами зверей. Те из них, кто проделывает это с волками (и их родственниками лютоволками), называются варгами. Как правило, большинство оборотней ограничены одним животным, но особо сильные могут контролировать и большее их количество, например, шаман Одичалых Варамир Шестишкурый подчинил себе более шести зверей (зачастую — бывших спутников менее удачливых оборотней).
  • «Плоский мир» Т. Пратчетта — оборотни в этой вселенной вполне обычная категория населения (как и тролли, гномы или вампиры). Есть оборотни-«нацисты», убивающие сородичей, не подходящих под строгие расовые критерии — но есть и законопослушные вервольфы, а сержант Ангва Дельфина фон Убервальд (чаще предпочитающая отзываться просто на «сержант Ангва») вообще служит в Страже Анк-Морпорка — и является из-за дисциплины и нюха одним из лучших сыщиков в Страже.
    • Кстати, эти самые сородичи, не подходящие под строгие критерии, — интересное дополнение к лору. Как правило, это еннорки — оборотни, на всю жизнь застрявшие в одном облике, потому что у них от рождения не работает «переключатель». С мистической и генетической точки зрения это полноценные оборотни — только превращаться не могут.
  • «Повелитель волков» А. Дюма — силу оборачиваться в зверя даёт лично дьявол, прибывающий в виде огромного чёрного волка. Он же исполняет все недобрые желания оборотничающего в обмен на часть его тела — волосы, причём каждое последующее исполнение желания забирает в два раза больше волос, чем предыдущее. Оборотень осознаёт себя в зверином теле и отдаёт отчёт в своих действиях.
  • «Приют героев» Г. Л. Олди — хомолюпусы. Делятся на две категории: оседлые, живущие в Пуще, «обязавшиеся при кормлении в лес не глядеть» и потому пользующиеся всеми правами подданных королевства — и дикие, на которых по-прежнему можно охотиться. Мельком упоминается одно серьёзное отличие хомолюпусов от обычных людей: их женщины способны к зачатию лишь в течении течки, примерно месяц раз в году. Всё остальное время они, как и люди, могут заниматься сексом для удовольствия — но без последствий. Собственно, одним из доказательств того, что в «Приюте героев» компания приключенцев не была перебита или похищена, как раз и стало наличие в номере у Агнешки Малой бутыли с зельем-«нерожухой», убивающей младенцев во чреве: оно ей ни зачем не нужно, во время течки она к себе никого не подпускала — а в остальное время она в нём не нуждалась.
    • Особняком среди хомолюпусов стоит Кош Малой, брат упомянутой выше Агнешки. В отличие от всей своей родни он оборачиваться волком не умеет в принципе. Не помогают даже укусы, от которых вроде бы можно стать оборотнем («Сам просил маманьку: цапни, мол!.. никакой пользы»). Оборачивается Кош по-своему: «То дурак дураком, то умный — аж страсть! Умным интереснее, зато дураком жить проще. Кручусь помаленьку…» Как можно узнать из рассказа «Снуль вампира Реджинальда», в «умном обличье» Кош даже читает научные доклады о природе хомолюпусов. В виде дурака же Кош носит аляповатые самодельные бусики из цветных камушков и всерьёз не способен понять, почему не надо обращаться к барону: «Эй, твоё сиятельство!»
  • «Разноамериканцы» Олега Кожина — протагонист, от которого велось повествование, в конце рассказа оказался одним из оборотней, в полнолуние охотящихся на людей.
  • «Пчеловодческий цикл» В. О. Пелевина:
    • «Проблема верволка в средней полосе» — лучшие из людей, имеющие тень волка (а не козла или петуха, например), могут стать верволком и заиметь тень человека. Теперь они могут произвольно обращаться гипертрофированными волчьими тушами, прорастая шерстью прямо через одежду. Там же упоминаются и оборотни-совы, с которыми верволки враждуют, и оборотень-змея из Средней Азии, которая с ними сотрудничает и подаёт эликсир (для полоскания рта) на верволчьих шабашах.
    • «Священная книга оборотня» — протагонист «Проблемы верволка» Саша Лапин тут появляется как один из главных героев, генерал ФСБ Александр Серый/Чёрный, но сама история рассказана от лица оборотня-лисицы А, соответственно и в фокусе истории не верволки, а хули-цзин (благодаря впечатляющим успехам японцев в культурной экспансии среднему читателю куда более известные как кицунэ). Хули короче верволков на чакру, но крайне сильно от них отличаются — по словам А, если верволки используют свой хвост (в котором и существуют «лишние» чакры) для того, чтобы убедить себя в том, что они звери, то хули свой хвост используют для того, чтобы убеждать в чём угодно всех остальных, а сами полностью обращаются только под влиянием сильных эмоций. А ещё в отличие от верволков они отродясь не были людьми — согласно своей легенде, хули происходят от небесного камня и не размножаются (собственно, по-хорошему они вообще бесполые и, хоть и выглядят и чувствуют себя, как существа женского пола, они таковыми не являются и вместо женских гениталий у них орган-симулякр) и не стареют. Заняты преимущественно энергетическим вампиризмом и созданием иллюзий, развлекаются охотой на кур (условные гуманисты вроде А) или на английских лордов (условные злодеи вроде И). Кроме того, у оборотней есть легенда о том, что когда-нибудь появится сверхоборотень, который будет их мессией и покажет им путь к просветлению, каковым и оказывается в итоге А. А вот Серый/Чёрный по итогам «Священной книги» продвигается ещё на одну чакру, но вместо того, чтобы стать мессией оборотней, становится Псом Пиздецом — их аналогом антихриста.
    • «Empire V» и «Бэтман Аполло» — местные вампиры оборотнями не называются и отчасти последним противопоставлены, но у них есть своя метаморфоза для быстрого незаметного перемещения и бегства — Древнее Тело. После метаморфозы вампир сидит в зеркале нетопыря в человеческий рост с рогом на носу, но видеть его могут только другие вампиры, а люди запрограммированы игнорировать всякое присутствие Древнего Тела (хоть бы и в виде показаний радаров и камер наружного наблюдения) в поле зрения.
  • «Сумерки» Стефани Майер — индейцы племени Квилетт, живущие по соседству с городом, куда переехала Белла Свон. Превращаются по своему желанию в огромных волков, которые даже один-на-один рвут вампиров, как тузик — грелку[1]. Сами оборотни себя полностью контролируют и никакой опасности для людей не представляют за исключением момента первой трансформации (в частности, жена главного оборотня ходит со шрамом на половину лица, а он не может себе этого простить). С кланом Каленов, пьющих только кровь животных, в их предыдущее появление заключили перемирие — не будут трогать, пока те не трогают людей.
    • Также упомянуты «дети луны» — классические европейские оборотни, которые оборачивались в полнолуние, творили кровавый угар и были полностью уничтожены вампирами клана Вольтури за регулярное нарушение маскарада.

Музыка

  • The Jon Spencer Blues Explosion — «She Said»: лирический герой заражён (или проклят) оборотничеством. К концу песни жажда крови овладевает им. В песне упоминается пентаграмма на его ладони — это тоже примета оборотня, но не из фольклора, а из классического фильма «Человек-волк» (1941). Кстати, в песне лирическому герою суть оборотничества объясняет цыганка, как и в фильме. Возможно, что песня написана по мотивам фильма.
    • (линк)

      She Said
      В клипе по этой песне на протагониста-оборотня пытаются охотиться монашки, но он успешно соблазняет их en masse. К несчастью для него, оказывается, что на монашек уже положила глаз местная вампирша; в финале она побеждает и выпивает оборотня.
  • Warren Zevon — «Werewolves of London»: английский вервольф-джентльмен. Да, он может клыками вырвать лёгкие и делает это — но в человеческой форме он всегда безупречно одет и причёсан. Кстати, в песне упоминается довольно экзотическая примета оборотня — волосы на ладонях.
  • Алькор (С. Никифорова) — «Не будите во мне зверя». «Волка-оборотня забрали в армию и отправили на учения в болота Белоруссии. Вот что он об этом думает — то и поёт!» Думает же он немного хорошего: «Вы чего-то говорили о каком-то марш-броске. Я могу окопы „синих“ пробежать в одном носке — но полдня тащилась рота, даже выжала слезу… Нет, наверное, кого-то я сегодня загрызу!» Вдобавок оборотню-десантнику очень не нравится сам факт, что его призвали именно в ВДВ: «Я кольцо поддёрнул лапкой, парашют едва раскрыл… И вообще, под этой тряпкой ничего я не забыл!»
    • Её же «Лазутчица». На тормозах, поскольку прямо не сказано — но есть намёки («Но скользит по городу торный волчий след…»), что героиня — далеко не самый обычный человек.
  • Лесли Фиш — «Cat Maiden»: бедную горничную ведунья научила превращаться в кошку, и горничная обнаружила, что у домашней кошки жизнь куда лучше, чем у горничной. Теперь она, хотя формально и является оборотнем, не меняет форму и живёт только в кошачьем облике.
    • «Golden Eyes» на музыку Лесли Фиш и слова Мерседес Лаки — про оборотней-леопардов. (Потом Лаки развернула сюжет этой песни, написав о том же небольшой рассказ.)
  • «Мельница» — см. эпиграф. «Выпей, может, выйдет толк, обретёшь своё добро: был волчонок — станет волк, ветер, кровь и серебро!» Впрочем, о точном облике зверя ничего не известно: «Был котёнок — станет рысь, мягко стелет — жёстко спать» и «Медвежонком звался ты — вырос, вышел лютый зверь». Достоверно одно: «Опадают звёзды перьями на следы когтистых лап». Так что кто герой в зверином обличье — неизвестно.
    • «Шаман» — здесь шаман племени самоедов или другого северного народа разнообразия ради обернулся оленем о семи рогах, но что-то пошло не так. Теперь его спутница должна успеть снять колдовство, а то по следу оленя уже собак пустили.

Кино

  • «Американский оборотень в Париже» — фильм ужасов с элементами «чернушной» комедии. Молодой американец, приехавший в Париж, был укушен местным оборотнем — и теперь у него есть лишь несколько дней, чтобы найти средство для излечения себя и любимой. Под луной герой себя не контролирует, случайно убивает людей… но получается смешно. Необычный элемент лора — все, убитые оборотнем, «застревают» на этом свете в виде призраков, видимых только оборотням и в посмертие смогут отправиться только после смерти убийцы-оборотня. Или после того, как он вылечится от оборотничества.
    • «Американский оборотень в Лондоне» — почти то же самое, но уже по другую сторону Ла-Манша.
  • «Другой мир» — опять же, целая франшиза о том, как оборотни-ликаны когда-то были в услужении у вампиров, но затем восстали, и теперь оборотни и вампиры мутузят друг друга с переменным успехом. А главная героиня крутит роман с супер-оборотнем, унаследовавшим и ген ликанов, и ген вампиров.
  • «Кровь и шоколад» — молодая оборотниха, которую собирается сделать своей очередной женой вожак, чтобы обновить генофонд стаи, влюбляется в простого смертного, который из-за этого становится дичью для оборотней. В итоге простой смертный оказывается неожиданно крут и вырезает большую часть стаи серебряным столовым ножом, а главная героиня, поболтавшись как цветок в проруби, решает остаться с ним, предав сородичей.
  • «Леди-ястреб» — здесь причина оборотничества в проклятии: именно благодаря ему титульная леди превращается от восхода до заката в ястреба, а её возлюбленный-рыцарь — в волка от заката до восхода. Обе жертвы проклятия в животном обличье сохраняют разум, но по говорить не могут.
  • «Медвежий поцелуй» — медведь Миша, способный ненадолго становиться человеком. Чтобы стать человеком навсегда, он должен в течение года даже случайно никого не убить. Однако для того, чтобы защитить возлюбленную Лолу, он вынужден совершить убийство. В итоге Лола отпускает медведя в тайгу… и сама, став медведицей, уходит за ним.
  • «Псы-воины» — показанные в фильме шотландские оборотни превращаются в зверей по ночам. В животной форме они выглядят как высокие прямоходящие волки, живучие и сильные, но после превращения резко глупеют и забывают многое из того, что умели, будучи людьми. Из уязвимостей — свет поярче, что их замедляет, плюс традиционное средство против зла в виде серебра: оборотней оно не убивает, но ослабляет настолько, чтобы их можно было застрелить обычными пулями. Стать новым оборотнем можно через укус, процесс превращения занимает сутки с небольшим; когда до превращения в вервольфа остаётся совсем немного, глаза укушенного меняют цвет, становясь желтыми.

Телесериалы

  • «Баффи — истребительница вампиров» — Оз. Положительный оборотень, Уиллоу с ним даже какое-то время встречалась. В итоге, выяснив, что он ей изменяет с оборотнихой, и Уиллоу так огорчилась, что сменила ориентацию.
  • «Волшебники из Вейверли Плэйс» — одна из магических рас, живущая несколько сотен лет, но выглядят по человеческим меркам молодо. Большую часть времени (и то с 3-го сезона) мы видим только одного, Мэйсона (в контексте Алекс), и только однажды появилась целая масса оборотней (в 4-м сезоне). Если вампир покусал оборотня, последний становится волком, а если оборотень поцарапал вампира, то последний не сможет скрыть свой возраст. Да и на Луну оборотни воют по стандарту.
  • «Гримм» — технически многие везены (особенно те, которые похожи на реальных животных) являются оборотнями. Обычно пребывают в облике человека, но при необходимости способны «схлынуть», принимая облик звероподобного гуманоида. Особенно часто фигурируют «потрошители» (волки, но это не единственный, а лишь самый распространённый вид волкоподобных везенов) и «рыжехвосты» (лисицы, опять же, не единственные в своём роде).
    • Отдельным пунктом идёт ликантропия — сравнительно редкое заболевание, встречающееся среди потрошителей, которое делает их агрессивными и не контролирующими себя в три ночи полнолуния. В очень редких случаях заболевание может передаться и человеку, через царапину или укус. В 5 сезоне оборотнем стал Ву, правда, превращается он не в полнолуние, а в любое время суток, под влиянием сильных эмоций.
    • Чупакабра — похожий на ликантропию вид болезни, но заразиться ею могут только везены.
  • «Зов крови» — местные оборотни называются shapeshifters и являются одним из видов фейри. Отличаются поразительным разнообразнием форм и разновидностей: есть способые превращаться в животных, других людей (что уже ближе к метаморфу) и даже растения. Волки-оборотни (которые здесь именуются не werewolves, а wolf-shifters) тут также имеются, могут превращаться в любой момент, причём как полностью, так так и частично, даже в человеческом виде сильные, ловкие и способны регенерировать.
  • «Охотники за нечистью» — во второй серии главные герои побеждают стаю из десятка ликантропов, орудующих в Чикаго. Они заражаются через слюну мутагенным вирусом, очень быстрые и сильные, обладают обострёнными чувствами. Когда ликантропам ввели противоядие, они уменьшились (чем дольше были оборотнями, тем уменьшились сильнее).
  • «Полтергейст. Наследие» — люпены. Дерек почему-то настойчиво твердит, что это не оборотни и оборотней как таковых не бывает. Хотя люпены во всём точно такие же, как стереотипные оборотни, но в чём разница, он объяснить не может. Произошли эти существа, кстати, от тех самых Ромула и Рема.
  • «Сверхъестественное» — вервольфы и перевёртыши (вторые отличаются тем, что не зависят от фазы Луны). А оборотнями в переводе названы те, кто в оригинале называются «shapeshifters» — вервольфам с перевёртышами они родня, но превращаться умеют только в других людей (то есть, это скорее доппельгангеры).
  • «Секретные материалы» — монстр недели в s1e19. По мнению здешних индейцев, возможность оборачиваться волком обусловлена тем, что в человека вселился Маниту — у этой сущности имеется привычка раз в восемь лет в кого-нибудь вселяться и жрать людей.

Мультфильмы

  • Ирландский мультипликатор Том Мур создал уже два мультфильма про оборотней. «Песнь Моря» рассказывает о трудностях юной шелки, дочерью шелки и мужчины-ирландца, с братом-человеком и людьми вообще. Обыгрывается сказочный архетип про похищенную шкуру, русскоязычной аудитории лучше всего известный по сказке о царевне-лягушке. А «Wolfwalkers» повествует, что не так страшен вервольф, как его малюют, предлагая зрителю следом за главгероиней со стороны людей оказаться буквально в волчьей шкуре.
  • «Приключения Пильи» — пастушок, встреченный в Долине Оборотня, попав в тень, превращается в злобного антропоморфного единорога. Не в курсе о своей природе и не верит в единорогов.

Мультсериалы

(линк)

«Страна троллей»
  • «Любовь. Смерть. Роботы» — оборотни хули-цзин (мать и дочь) в серии «Доброй охоты» и солдаты-вервольфы на афганской войне в серии «Оборотни» могут перекидываться из человека в зверя и обратно.
  • «Ниндзяго. Мастера Кружитцу» — формлинги могут по желанию принимать звериную форму. Рэд / Акита превращается в трёххвостую волчицу, а её брат Катару — в медведя.
  • «Рапунцель: Новая история» — оборотень здесь призрачная сущность, живущая в волках, но может вселиться в озлобленного или обиженного человека, позволяя ему превращаться в огромного ликантропа. При этом трансформация и поведение контролируются и если человек не дает волю гневу, то он не опасен для окружающих.
  • «Супер Монстры» — Лобо днём выглядит как человек, а ночью превращается в человековолка.
  • «Чип и Дейл спешат на помощь» — в серии «Забавный оборотень» профессор Нимнул сконструировал прибор, позволявший ему обмениваться внешностью с волком из местного зоопарка. Как всегда, в целях незаконного обогащения.
  • «Школа вампиров» — Вольфганг из серии «Ученик по обмену» и в обычное время, и под светом полной луны выглядит как человековолк, но во втором случае он становится гораздо больше, сильнее и быстрее.

Комиксы

  • DC Comics — супергерой Бистбой. Способен превратиться в абсолютно любое животное.
  • Fables — Бигби, шериф Фэйблтауна, знаменитый Большой и Страшный Серый Волк. Он родился от союза Северного ветра (существа, способного менять свой облик — отсюда способность превращаться в человека) и волчицы.
    • В спин-оффе Fables: Werewolves of the Heartland есть целая деревня оборотней. Предки этих оборотней были людьми, покусанных Бигби.
  • Marvel Comics — Ночной Оборотень, Человек-Волк, Вервольф, Волчица, Пума, Ночной Вампир, Феросия; причём классическим оборотнем является первый; второй превратился в оборотня, присвоив найденный на Луне необычный камень и сделав из него амулет; на третьего влияет не Луна, а Марс; способность Волчицы оборачиваться определена геном X; пятый оборачивается антропоморфной пумой благодаря индейскому ритуалу; шестая изначально была обычным оборотнем, племянницей Ночного Оборотня, но после схватки с дочерью Дракулы, Лилит, обрела, в дополнение к оборотничеству ещё и вампирские способности, при этом сохранив способность ходить под лучами солнца; а седьмая и вовсе обычная волчица, волею мага-злодея превращённая в нечто среднее между волком и человеком.
    • Росомаха в одном из комиксов на время превратился в оборотня.
    • Есть вселенная, в которой герои стали оборотнями — Земля-7085.

Аниме и манга

  • Dog Days — в ситуации, когда солдаты должны были бы получить серьёзные травмы, жители Фроньярда просто временно превращаются в зверушек. Благодаря этому можно и повоевать бескровно, и помутузить друг друга дубинками по голове.
  • Hellsing — Гауптштурмфюрер, лучший боец «Миллениума», является могучим оборотнем-эсэсовцем, и в человеческом-то виде внушающем страх (двухметровый красноглазый амбал в форме штурмовика), а в зверином представляет собой громадного белого волка, окутанного серебристой дымкой.
  • Koi Neko — кошки-оборотни, которыми являются и Нао, и Мияби. В данном сеттинге оборотнем может стать вообще любая кошка, главное влюбиться в человека.
  • Kutsuzure Sensen — Majo Vasenka no Sensou — Василиса умеет оборачиваться медведицей, поскольку она ведьма, избранная медвежьего бога Велеса. Чью именно силу использует её противница, нацистская ведьма Дике Берта, не указывается, но она может превращаться в чёрную кошку
  • Yurikuma Arashi — оборотни-медведи здесь выступают в роли антагонистов. В предыстории рассказывается, что в прошлом медведи после падения метеоритов превратились во что-то вроде отарков и объявили людям войну, по итогам которой человечество окружилось стенами и война перешла в состояние холодной. А оборотни — шпионы и убийцы медведей на территории людей. Причём, судя по всему, человек, утративший человечность, сам превращается в оборотня.
  • «Волчий дождь» — на тормозах. Главные герои, разумные волки, способны выглядеть как люди, но именно выглядеть: это что-то вроде иллюзии, а не настоящее превращение в людей. Аристократ Дарсия под троп подходит больше — он человек и в волка действительно превращается.
  • «Волчица и пряности» — Холо, языческая богиня-волчица, способна принимать человеческое обличье с хвостом и ушами. А в истинной форме она громадный зверь, размером больше лошади.
  • «Волчьи дети Амэ и Юки» — возлюбленный главной героини, последний японский волк-оборотень. Также к оборотничеству склонны его дети, которым в конце концов приходится сделать выбор между жизнью в мире людей и существованием в дикой природе. Отмечается, что все культурные стереотипы, связанные с вервольфами, ничего общего с реальностью не имеют — в действительности фильма они умеют оборачиваться не только в полнолуние, для трансформации достаточно всего лишь сильного проявления эмоций.
  • «Невеста чародея» — у Тисэ есть специальная шкура, накинув которую, можно обернуться каким-нибудь животным. Главное, не забыть потом, что ты — человек. Однажды её даже превратили в феникса. Просто феи огня поняли заказ «доставьте меня к Элиасу» достаточно творчески.

Настольные игры

  • Werewolf: The Apocalypse и её аналог в Новом Мире Тьмы, Werewolf: The Forsaken. К слову, даже по мнениям тех, кто не одобряет Новый Мир Тьмы, вторая лучше отражает суть оборотничества — зверь и человек в одном теле, а не солдат священной войны.

Видеоигры

  • Bloody Roar — основная геймплейная задумка этой серии файтингов. Персонажи-оборотни (называемые здесь «зоантропами») во время боя могут переключиться в «звериный режим», превратившись в антропоморфное подобие какого-то животного. Звери, в которых оборачиваются герои — в основном банальные опасные хищники (волк, тигр, леопард), но есть и нетипичные в целом для оборотничества животные, вроде крота, слона, хамелеона или пингвина.
  • Dwarf Fortress — встречаются самые разные оборотни, как вам, например, оборотень-слон?
  • King’s Bounty. Легенда о рыцаре — среди юнитов есть эльф-оборотень, способный превращаться в стремительного волка и становящийся сильнее ночью. Забавно, что в отличие от остальных эльфов, он не протестует против нежити и демонов в армии — не суди и не судим будешь.
  • Mortal Kombat 3 — «анималити». Особое добивание, для выполнения которого персонаж превращался в то или иное животное. Кого там только не было! Впрочем, Лю Кэнг умел обращаться в дракона ещё с первой части, а у Скорпиона и в какой-то из последующих игр было фаталити, оправдывающее его прозвище.
  • The Elder Scrolls — во второй, третьей и пятой частях можно стать оборотнем. Причём в двушке можно было стать не только волком, но и кабаном-оборотнем. Сюжет аддона к третьей части целиком завязан на оборотничестве, а в Skyrim можно добровольно стать волком-оборотнем, присоединившись к фракции Соратников и получив повышение до члена Круга. Кроме вышеупомянутых разновидностей, во внутриигровых книгах упоминается множество других видов этих тварей — крокодилы-оборотни, львы-оборотни, стервятники-оборотни и многие другие.
  • The Witcher — целый ряд персонажей как в первой, так и в третьей части. Например, Винсент Мэйс — начальник городской стражи в Вызиме, охотник Неллен в Велене, проклятый пират и богохульник Моркварг со Скеллиге…
  • Vampire: the Masquerade — Bloodlines — в побочном квесте «Рыбка в мутной воде» нашему герою придётся сразиться с рокеей — акулой-оборотнем. А в сюжетном квесте придётся побегать от злющего волка-оборотня.

Визуальные романы

  • Paca Plus — девушка ОЯШа Кадзумы Саэки Юкари Идзуми неожиданно после поездки в заповедник «Королевство альпак» сама проснулась альпакой. Говорящей и довольно капризной с замашками цундэрэ, так что по сюжету предстоит Кадзуме предстоит помогать ей вести более-менее привычный образ жизни: помогать играть на скрипке, вместе с ней участвовать в школьном спортивном фестивале или ходить на свидания, параллельно выискивая способ снять проклятие (есть концовка и с Юкари-человеком, и с Юкари-альпакой). В сиквеле уже сестра Саэки становится капибарой.

Сетевой оригинальный контент

  • SCP Foundation — SCP-2537 в полнолуние превращаются в кирпичи и стремятся упасть человеку на голову, после чего тот превращается в новый SCP-2537.

См. также

Примечания

  1. А ведь нетипичные кровососы этого сеттинга — очень сильные, быстрые и прочные твари, которым обычные люди в принципе ничего противопоставить не могут.
Dragon icon.png

Оборотни входит в серию статей

Бестиарий

Посетите портал «Бестиарий», чтобы узнать больше.

Внешние ссылки
TV Tropes Our Werewolves Are Different