Последнее испытание

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
РФ.pngК переписыванию
Нас совершенно не устраивает текст этой статьи. Она должна быть полностью переписана.

Фэнтези-мюзикл с элементами рок-оперы (хотя для рок-оперы содержит мало рока и куда больше фолка) по мотивам книг цикла «Сага о копье». Авторы музыки и текстов — небезызвестные Антон «Саруман» Круглов и Елена «Мириам» Ханпира, соответственно.

Изначально мюзикл существовал только как аудиопроект, записанный звёздным составом: так, роль Рейстлина исполнил сам Антон, Крисании — Елена, Такхизис — Наталья О’Шей (знаменитая, а для кого и великая Хелависа), да и остальные актёры — тоже не из ТЮЗа. Однако впоследствии пьеса затем была поставлена сразу несколькими режиссёрами и даже экранизирована казахскими фанатами (экранизация получилось вполне достойно, но всё портит чудовищный мискаст главной роли: Рейстлин Маджере ярко выраженной монголоидной внешности с круглым и жизнерадостным лицом — это не совсем то, как представляешь себе чародея-задохлика).

Совсем недавно мюзикл был, наконец, экранизирован официально по всем правилам режиссёрского искусства и выложен авторами в сеть в свободный доступ. К сожалению, экранизирована была достаточно спорная постановка, включающая в себя, например, странное явление, которое можно назвать «танец абажуров под аккомпанемент папарацци с невидимыми фотоаппаратами в аду» (без преувеличений, это буквальное описание визуального сопровождения сцены «Изида под покрывалом» — одной из сильнейших партий в мюзикле).

В целом же — грех морщить нос на такой подарок от авторов: мюзикл, даже с «абажурами» и некоторыми другими режиссерскими «ятаквижу», является шедевром.

Действующие лица

Рейстлин (арт Александры Ищенко).
Крисания. Арт Herwigg.
  • Крисания из дома Тариниев — светлая жрица бога Паладайна. Пытается сперва остановить Рейстлина, потом наставить на путь истинный, и в итоге закономерно влюбляется.
    • Аудиоверсия — Елена Ханпира.
    • В постановках — Елена Ханпира, Виктория Григорьева, Елена Минина, Елена Бахтиярова, Дарья Январина.
  • Карамон Маджере — брат-близнец Рейстлина. Силач, по-собачьи преданный брату; не то чтобы совсем тупой, просто привыкший с детства делать то, что лучше всего умеет (то есть бить), оставляя Рейстлину делать то, что лучше всего умеет он (то есть думать).
    • Аудиоверсия — Роман Сусалёв.
    • В постановках — Роман Сусалёв, Данила Жиляев, Андрей Лобашев, Дмитрий Дьяченко, Евгений Аксёнов, Ростислав Колпаков.
  • Тика Вейлан-Маджере — жена Карамона, отставная бой-баба, некогда приключавшаяся с близнецами в одной партии, а ныне трактирщица.
    • Аудиоверсия — не появляется.
    • В постановках — Ирина Круглова, Анастасия Чумакова, Ирина Машинистова, Александра Штолина, Елена Ханпира, Дарья Бурлюкало.
  • Пар-Салиан — архимаг, глава Конклава, обеспокоенный действиями Рейстлина и намеренный окончательно решить вопрос с ними.
    • Аудиоверсия — Никита Коледин.
    • В постановках — Никита Коледин, Алексей Мальков, Данила Жиляев, Олег Зимин, Денис Давыдов, Дмитрий Дьяченко, Фёдор Воскресенский, Алексей Толстокоров, Руслан Герасименко.
  • Даламар — ученик Рейстлина, постукивающий на него Пар-Салиану. По книжному канону, эльф, по результатам действий гримёров — не всегда.
    • Аудиоверсия — Влад Стекунов.
    • В постановках — Алексей Мальков, Сергей Петушков, Юрий Мелисов, Антон Круглов, Сергей Смолин, Ярослав Баярунас, Александр Казьмин, Андрей Сунцов, Руслан Герасименко.
  • Бельдинас Пилофиро, Король-Жрец Истара — первосвященник всеансалонского культа Паладайна, возлагающий большие надежды на Крисанию, а она на него. Но это она зря — за маской доброго дядюшки-проповедника скрывается отменный пастырь недобрый.
    • Аудиоверсия — Фёдор Воскресенский.
    • В постановках — Фёдор Воскресенский, Алексей Толстокоров
  • Такхизис — богиня Тьмы, сатанинский архетип и главгадина всей пиесы.
    • Аудиоверсия — Наталья О’Шей.
    • В постановках — Вера Зудина, Галина Шиманская, Дарья Бурлюкало, Анастасия Макеева.
  • Суккуб — то ли ипостась самой Такхизис, то ли подчинённая ей нечисть, являющаяся Рейстлину в Бездне (зачастую в облике Тики).
    • Аудиоверсия — Ирина Круглова.
    • В постановках — Анастасия Чумакова, Елена Минина, Ирина Машинистова, Виктория Григорьева, Елена Ханпира, Александра Штолина, Софья Джалилова, Вера Зудина, Ирина Круглова, Дарья Бурлюкало.
  • Розамун Маджере — мать Рейстлина и Карамона. Талантливая волшебница, некогда неудачно заключившая сделку с Такхизис и в результате доставшаяся ей. Является Рейстлину во снах, пытаясь уберечь сына от повторения собственных ошибок.
    • Аудиоверсия — не появляется.
    • В постановках — Елена Ханпира, Вера Зудина, Ирина Круглова, Дарья Бурлюкало, Елена Минина.
  • Астинус, летописец Палантасской библиотеки. Отстранённо наблюдает за событиями, записывает и периодически комментирует.
    • Аудиоверсия — Владимир Антоник.
    • В постановках — Юрий Мелисов.

Краткое содержание мюзикла

Часть первая: Тьма и Свет

Рейстлин на пике своей магической мощи, ощущая как начинают угасать его силы, решает стать ни много ни мало, но богом. Причем, за отсутствием вакансий, освободить себе место силой. В качестве жертвы он выбирает местное воплощение зла: Госпожу Тьмы Такхизис, которую за несколько лет до этого, сам же и запер в Преисподней.

Проблема в том, что на Вратах в Преисподнюю лежит гейс: открыть их можно лишь совместными усилиями представителей Тьмы и Света — следовательно, Рейстлину потребуется помощник от Светлых Сил. Карамон пытается удержать брата от данной авантюры, но итогом становится лишь ссора. В то же время Крисания, юная жрица бога Паладайна, получает от своего небесного патрона указания принять меры по нейтрализации Рейстлина.

Маг, предвидевший встречу со жрицей, морочит ей голову, увлекая её за собой и уверяя, что желает лишь уничтожить Темную Госпожу, после чего назначает испытание: если Крисания хочет остановить его (а лучше — поддержать), то пусть найдёт его в Башне Магов, расположенной за Рощей Мёртвых.

По дороге к Башне Крисанию заносит в Утеху — родное селение братьев Маджере, где в настоящий момент проживает Карамон со своей женой Тикой (у них там трактир). Тика, узнав, что Крисанию несёт в гиблые места, и не сумев отговорить её от этой затеи, посылает Карамона защитить девушку.

С приключениями добравшись до Башни Магов, путники не застают Рейстлина (тот уже отправился дальше, в город Истар), но попадают на заседание конклава магов. В ходе заседания ученик Рейстлина, эльф Даламар, раскрывает часть плана учителя, получает задание осуществить ликвидацию Рейстлина и тут же технично спихивает это дело на хрупкие плечи Крисании. Разумеется, всё это происходит по плану Рейстлина, которому Крисания нужна в качестве Ключа от Врат.

Часть вторая: Всё во имя веры

Крисанию переносят в Истар, где она сталкивается с лицемерной версией своей религии и едва не разочаровывается в вере. Следствием действий Короля-Жреца Истара становится локальный апокалипсис: город сносит с лица земли разгневанный искажениями собственного учения Паладайн. Врата, спрятанные в Истаре, становятся для Рейстлина недоступны, но остаётся последний вариант: врата, спрятанные у гномов (тем более, что последние к катастрофе Истара отнеслись крайне равнодушно и в гуманитарке выжившим отказали).

Часть третья: Легенда о Вратах

Рейстлин, уговорив брата взять на себя роль предводителя армии, состоящей из переживших катастрофу истарцев, и при непосредственной магической поддержке — берет штурмом город гномов, получая таки доступ к Вратам. Тогда же — он окончательно влюбляет в себя Крисанию, которая совершенно теряет голову и становится игрушкой в её руках. Сам Рейстлин, впрочем, тоже начинает терять контроль, и если бы не вмешательство Тёмной Госпожи — то, похоже, и сам бы забил на свой великий замысел ради простого счастья с любимой женщиной. Однако, снова вмешавшаяся Такхизис возвращает Рейстлина к исходному плану (себе на погибель, как оказывается).

Кто-нибудь может объяснить, что здесь творится?

Часть четвёртая: Властелин Ничего

Добравшись до Врат, Рейстлин с абсолютно покорной и послушной Крисанией открывают Врата и попадают в царство Такхизис. Та уже ждёт их у парадного выхода, нетерпеливо притоптывая ножкой: она уверена, что Рейстлин пришёл её освободить по её же плану. Тем не менее, Маджере переходит в атаку. Совместные действия тёмного мага и светлой жрицы оказывается настолько эффективны, что все дьяволы Такхизис оказываются бессильны и бесславно изничтожаются, после чего, сама Тёмная Госпожа решает пойти в атаку лично, поставив на карту всё: она атакует мага ментально, проникая в его разум, но и открываясь при этом сама. Она сводит его с ума, поднимая в его памяти все детские кошмары, загоняет в агонию и почти одолевает. Но вовремя подоспевшая Крисания возвращает любимого к жизни, вливая в него силы и жертвуя при этом зрением.

Очухавшийся (и автоматически одолевший Такхизис) маг внезапно отталкивает от себя ослепшую Крисанию: ему, становящемуся богом, не нужна подобная «слабость» (в том, что любовь — это слабость, дурака убедила Такхизис, которая при каждом удобном случае вливала ему в уши данную мысль). Крисания в ужасе остается одна в Преисподней, ослепшая, потерявшая волю к жизни… Ну а Рейстлин — направляется к престолу Такхизис, попутно (это происходит за кадром) уничтожая всех богов, которые пытаются ему помешать. Всё бы ничего, но мир Кринна — это мир баланса, который умирает, если лишится богов. А Рейстлину не хватает чисто человеческих качеств (таких как «любовь», «сострадание», «эмпатия»), чтобы остановить катастрофу или хотя бы «перезапустить мир». За всем этим наблюдает Тень Такхизис (поглотив её силу — Рейстлин приобрел и такую вот «личную шизофрению»), которая ехидно и в то же время горько комментирует его «триумф» и констатирует гибель мира. У Рейстлина впереди вечность, ведь как бог, поглотивший всех прочих, он тотально бессмертен. И эту вечность ему предстоит провести в пустой вселенной и гордом одиночестве — даже Тень Такхизис в итоге его покидает, удалившись «вникуда»…

Нота бене: здесь у авторов небольшой фейл в знании вселенной. Кринн — всего один мир из множества миров космологии D&D, и гибель его — ещё не конец для Рейстлина, как и для мультивселенной. Отряд не заметит потери бойца, и Великое Колесо продолжит крутиться между тьмой и светом без Кринна. «Угробил свой мир» - практически стандартный первый шаг во тьму для многих надмировых злыдней Великого Колеса вроде Киарансали или Оркуса. По хорошему, представление должно заканчиваться разухабистым танцевальным номером демонов-танар'ри на первом слое Бездны[1], приветствующих нового соседа в лице Рейстлина зажигательным канканом, под куплеты в исполнении нахваливающего нашего протагониста и выделяющего ему заслуженный персональный слой с трехзначным номером демонпринца-обирита Пазузу.

Галерея
Звёздный состав  
Такхизис  
Рейстлин и Крисания  
Они же  


Альтернативный финал

Хотя театральные постановки оканчиваются на минорной ноте, у мюзикла есть и оптимистичный финал. Пока Рейстлин и Крисания сражаются с ордами тьмы, обиженный на брата Карамон возвращается в Утеху и застаёт там самое начало апокалипсиса. Собственно, уже этого начала хватило, чтобы Утеха была сожжена дотла, Тика погибла, а вемь мир погрузился в хаос.

Шокированному увиденным Карамону является Астинус, бог времени и хроник, который показывает ему финал истории — Рейстлина в Пустоте. Карамон умоляет перебросить его в прошлое, чтобы предотвратить произошедшее. Астинус соглашается, и Карамон оказывается рядом с братом в тот момент, когда Крисания уже ослепла, Такхизис практически побеждена, но финальный удар — ещё не нанесён. Без лишних предисловий Карамон бросается на Рейстлина с мечом. Маг отражает атаки брата, и даже готовится его убить… Но в последний момент осознав, что Карамон только что прошёл сквозь время и, видимо, имеет очень веские причины пытаться зарубить любимого братца, Рейстлин читает память брата. Маг осознаёт в какой ужас он себя загнал и какие кошмарные ошибки совершил, а тем временем от его ангста набирается сил и Такхизис, успевшая всё-таки прервать ментальный контакт.

В итоге Рейстлин принимает решение, которое хоть как-то искупает совершенное им зло: он вышвыривает из Преисподней брата с Крисанией и запирает за ними Врата Преисподней изнутри, отдаваясь во власть Такхизис — отпереть Врата теперь невозможно никак.

Проходит где-то двадцать лет. Крисания занимаясь у себя дома какими-то хлопотами, внезапно слышит стук в дверь. Открыв её, она обнаруживает Рейстлина Маджере, постаревшего, измученного, но живого и существенно очеловечившегося за время пребывания в Аду — «оздоровительная порка» возымела свой позитивный эффект. Рейстлин по-своему просит прощения за свои поступки, Крисания признает что тоже была той ещё дурой, и оба получают ещё один шанс. Сцена заканчивается на том, как они, нежно обнявшись, удаляются куда-то прочь.

Будем надеяться, что когда-то расширенную концовку включат и в театральную постановку.

Официальная видеозапись мюзикла

https://youtu.be/qdcqNA9qb_w

Примечания

  1. Такхизис, как lawful evil, обитала в Бааторе, и именно там происходили сцены в ее царстве. Рейстлин же, как социопат-одиночка и разрушитель, стал chaotic evil, и должен получить прописку в Бездне. Напоминаем, что Баатор и Бездна ведут вечную Войну Крови, поэтому уничтожение Такхизис дополнительно зачтется жирным плюсом в репутацию новоиспеченного демонпринца Рейстлина.