Путешествия Гулливера

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск

Путешествия Гулливера (или «Путешествия в некоторые удалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей») — книга английского сатирика Джонатана Свифта и бессмертная классика английской литературы. Пародия на популярные в то время книги о путешествиях, в которых нередко преувеличивали (тогда ещё не весь мир открыли, и потому было раздолье как для исследований, так и для вранья). Но главное в ней, конечно, обличение всех человеческих пороков. После четвёртой части даже может показаться, что книга откровенно человеконенавистническая. Однако, несмотря на показ скотской природы человека, оттуда же видно и что люди могут быть хорошими (примерно такой позиции Свифт придерживался и по жизни). Также в некоторой степени ответ на «Робинзона Крузо»: если в том было показано, что и один человек способен на многое, то Свифт не доверял индивиду и ставил общество выше.

«Путешествия» часто цензурировались. Также неоднократно делали их детские пересказы (обычно только первой или первых двух частей), где сатирические мотивы исчезали (но могли и отчасти оставаться). Многие адаптации предназначены именно для детей. Поэтому распространено заблуждение, что «Гулливер» — изначально детская сказка.

Есть ещё один «побочный жанр» книги, особенно третьей части — её можно посчитать одним из самых ранних образцов научной фантастики (но не самым ранним), хотя Свифт скептически относился к научному прогрессу, не видя нравственного, и высмеивал учёных.

С точки зрения троповедения книга также интересна как один из первых примеров подробного продумывания вымышленных стран — с масштабами, языками, историей, религиями. Это, конечно, сделано ради пародирования литературы путешествий и сатиры над современниками, но тем не менее[1].

Сюжет[править]

Путешествие в Лилипутию[править]

Гулливер тащит корабли Блефуску

Самая известная часть. Лемюэль Гулливер терпит кораблекрушение и оказывается на неизвестном острове. Пока он пребывает без сознания, лилипуты, местные жители в шесть дюймов[2] ростом, связывают и берут его в плен. Гулливер, в принципе, мог бы справиться с любыми лилипутскими армиями, но решает не портить отношения с аборигенами, показывает покорность и присягает королю.

Он описывает обычаи лилипутов. Древние порядки утопичны с точки зрения Свифта: не только нарушения законов караются, но и их соблюдение награждается, дети воспитываются в специальных общественных учреждениях и т.д. Однако, на момент действия там упадок, и недавно ввели обычай, что высокие должности занимает тот, кто покажет умение в прыжках на канате.

Меж тем, Лилипутия ведёт войну со страной Блефуску[3], из-за религиозного вопроса о том, с какой стороны бить яйца. Гулливер захватывает флот Блефуску и убеждает короля Лилипутии не захватывать её полностью.

В Лилипутии у Гулливера появляются и друзья, и враги. Недоброжелатели уговаривают короля покарать Гулливера за то, что он настоял на мире с Блефуску, но за заслуги в итоге решают прибегнуть к такому «гуманному» наказанию, как ослепление. Но доброжелатели сообщают Гулливеру об этом.

Чтобы сбежать, он пользуется правом посетить Блефуску и расположением блефусканского короля. По счастью, на берегу он находит лодку, ему помогают починить её, и он отплывает.

Путешествие в Бробдингнег (Страну Великанов)[править]

Ужасные волны приводят корабль, на котором служил Гулливер, к неизвестному берегу. Хирург решает отправиться исследовать его, не зная, что уже не встретится с командой. Он оказывается в поле с высокими как деревья колосьями и людьми, которые больше его во столько же раз, во сколько он был больше лилипутов.

Фермер, заинтересованный, относит его к себе домой. Даже там Гулливера ожидают некоторые опасности: кошка, крысы, озорной мальчишка. Однако, дочь фермера начинает заботиться о нём и учить языку. Она называет его Грильдриг, а он её — Глюмдальклич (что на великаньем языке значит «Нянюшка»).

По совету скупого старика Грильдрига начинают возить по стране, показывая за деньги. Так его в качестве забавной диковинки призвали к императорскому двору. Король, поначалу скептичный, расспрашивает его о законах его страны. Гулливер говорит о них восторженно, но задавая наводящие вопросы, король выявляет множество пороков.

Гулливер также узнаёт больше о Бробдингнеге, так как его возят с собой и дают читать книги. Хотя отдельные персонажи представлены сатирически и в стране всё ещё есть нищета и преступность, она описана утопично. Законы формулируются максимально просто, чтобы ими нельзя было манипулировать, а с войнами покончено, и армия держится для предупреждения.

Там он тоже претерпевает трудности: огромные осы, обезьяна, обиженный на него карлик, на которого перестали обращать внимание, когда появился человек меньше чем он. Также говорится о разных забавах с Грильдригом.

В целом о нём заботятся, но его унижает, что он по сути лишь игрушка. Он притворяется, что болен сильнее, чем на самом деле, и паж относит его в обустроенном ящике на берег — хотя бы посмотреть на море. Пока паж отходит, ящик хватает орёл и роняет где-то над морем. У Гулливера нет надежды, что его отнесёт куда-то, но его спасает корабль.

Возвращается он полубезумным, ему кажется, что все вокруг ничтожно-маленькие.

Путешествие в Лапуту, Бальнибарби, Лаггнегг, Глаббдобдриб и Японию[править]

В начале третьего путешествия команду захватывают пираты. Гулливеру было удаётся договориться с ними, но из-за ошибки его высаживают на необитаемый остров. Вскоре Гулливер видит летающий остров, именуемый Лапута, и взывает о помощи.

На летающем с помощью большого магнита острове обитают учёные, вечно погружённые в думы о математике, астрономии[4] и музыке. Их выбивают из «транса» специальные хлопальщики. В отличие от короля Бробдингнега, король Лапуты расспрашивает Гулливера лишь об успехах математики на его родине. Нормально удаётся поговорить только с простым народом, женщинами (которые по понятным причинам часто изменяют мужьям-учёным) и одним учёным, отсталым от остальных.

Описана также борьба Лапуты с восстающими владениями. Лапута может просто закрыть им солнце или даже раздавить, но одно из владений в ответ на это строит магнитные башни. Очевидно имелось ввиду отношение Британии к подвластной Ирландии, против которого Свифт писал памфлеты и добился этим успехов.

Гулливер спускается в Бальнибарби, где под влиянием Лапуты захотели также развивать науку, но от вечных «инноваций» всё пришло в запустение. Все их научные изыскания откровенно нелепы. Интересна их машина, работающая по принципу, который позже назовут «теоремой о бесконечных обезьянах», которой Свифт пародировал попытки создать «философские языки» и «мыслящие машины», по сути предтечи компьютеров.

Затем Гулливер прибывает на Глаббдобдриб, где обитают волшебники, способные к некромантии. Гулливер просит призвать разных исторических личностей и убеждается, что с античных времён произошёл большой упадок.

Затем он посещает Лаггнегг, где принято лизать пол перед королём (с чем сопряжены некоторые интриги). Более примечательно, что там изредка рождаются дети, которые будут бессмертны, так называемые струльдбруги. Гулливер воспринимает это с энтузиазмом, проникается мечтаниями о бессмертии и удивляется, почему же струльдбругов нет при дворе. Но ему объясняют, что струльдбруги подвержены обычным проблемам старости и настолько дряхлеют и впадают в маразм, что их вечная жизнь становится невыносима.

Затем Гулливер посещает единственную реальную страну в своих приключениях — Японию (император Японии в хороших отношениях с королём Лаггнега). В то время в Японию пускали только голландцев, но он выдаёт себя за голландца. Он возвращается на родину на голландском корабле.

Путешествие в страну гуигнгнмов[править]

В начале последнего путешествия Гулливер уже сам возглавляет корабли. По пути многие из его команды умирают от болезни, и он восполняет команду. Но новые моряки поднимают бунт, захватывают корабль и высаживают его на острове.

Там он встречает злобных агрессивных животных, похожих на людей (как он впоследствии узнает, еху). Затем его принимают разумные лошади — гуигнгнмы, и учат языку, представляющему сложное ржание.

Порядки лошадей утопичны, у них нет всех людских проблем и страстей, чему противоположны омерзительные еху. Гулливер рассказывает гуигнгнмам о своей родине, чем ужасает их.

Проведя на острове много лет, он желает остаться там навсегда, но лошади после его рассказов и некоторых доказательств решают, что он такой же еху, но благодаря некоторому разуму он может сделать местных еху ещё опаснее. Гулливера изгоняют (что расстраивает его хозяина, который видел, что он всё же не так плох), помогают сделать лодку, и он отплывает на соседний остров.

После долгих лет, проведённых с такими прекрасными созданиями при созерцании еху он решает сторониться людей, но на этом острове и обитают дикари, и тут же прибывает португальский корабль. Гулливер отрекается от любой помощи, но капитан насильно возвращает его в Европу. При том он проявляет себя дружелюбным и учтивым, чем удивляет Гулливера.

Вернувшись, он сторонится людей, даже жены и детей. Он заводит лошадей, на которых не ездит и заботится о них, и делает для конюха небольшое исключение в отторжении от людей. Он решает написать о своих приключениях, дабы повысить нравственность среди людей. Однако, в предисловии была его жалоба на то, что ничего не вышло (отчасти также выражая жалобу Свифта на цензуру издательства).

Тропы[править]

  • Благородный дикарь — гуигнгнмы: их уклад прост, у них нет технических ухищрений сложнее повозки, однако они нравственнее людей. А также, на тормозах — хотя после жизни с этими лошадьми Гулливер желал бы сторониться любых людей, но всё же предпочёл бы дикарей европейцам.
  • Быстрое обучение языку — в самом начале заявляется, что Гулливер очень способен к языкам благодаря хорошей памяти. При этом, в некоторых частях Свифт описывает этапы, когда он ещё не в совершенстве овладевал местным языком. А в третьей части ему помогает то, что острова, по которым он странствовал, связаны друг с другом, и язык одного известен на другом.
    • Во многих экранизациях вместо этого Гулливер сразу понимает местных.
    • Высокое наречие — язык лапутян, чистый и звонкий, «похожий на итальянский», как раз для приверженцев точных наук. Также по-своему — язык гуигнгнмов (особенно в восприятии протагониста), где отсутствуют слова для обозначения разных пороков.
  • Гордая и мудрая раса — опять же гуигнгнмы («типологически», в буквальном же смысле гордость у них отсутствует). В меньшей степени — великаны.
  • Искусственный язык — одно из первых произведений с вымышленными языками. Называется по нескольку слов из языков лилипутов, бробдингнежцев, лапутян и гуигнгнмов.
  • Лилипуты — кодификатор и первоисточник названия. Пожалуй, главный неологизм книги (и не единственный). В нашем мире лилипутами стали называть людей с особым видом карликовости, при котором рост совсем маленький, но черты лица не мясистые, как у карликов, а похожи на детские, а телосложение в целом правильное (у обычных карликов, как правило, ноги и руки непропорционально короткие).
  • Люди — это странно — практически во всех частях: лилипуты и великаны удивляются размерам и вещам Гулливера, они же, и особенно гуигнгнмы ужасаются законам и обычаям его страны, а лаггнежцы удивляются, почему в остальном мире так жаждут бессмертия.
    • Необычный язык — опять же язык гуигнгнмов: лошадиное ржание с огромным количеством тонов, опережающее в этом плане китайский.
  • Отбеливание и культовая неканоничная деталь — в оригинале лилипуты и великаны в экзотических восточных одеждах, в экранизациях и на иллюстрациях — в европейских (только в мини-сериале 1996 года лапутяне ряжены под Индию, хотя в оригинале национальная специфика их нарядов не упоминалась, только узоры; что любопытно, там же великаны, включая Королеву, иногда бывают чёрными, несмотря на старинно-европейский антураж). Хотя одежды поминаются кратко, и по сути там сатира на Европу, так что ничего удивительного.
  • Хрустальный дракон Иисус — тоже как минимум один из самых ранних примеров: религия пророка Люстрога, принципы которой изложены в книге Брундекраль — аллюзия на христианство, спор тупоконечников с остроконечниками — на вражду католиков и протестантов (стоит отметить, что у католиков и протестантов споры были куда более существенными, взять хотя бы тот факт, что М. Лютер не про какие-то мелкие детали писал, а изложил целые 95 тезисов). В действительности в Брундекрале написано «Все истинно верующие да разбивают яйца с того конца, с какого удобнее», что по-своему отражает взгляды Свифта (в другом его произведении, «Сказке бочки», действуют три брата, олицетворяющие разные течения христианства, и самый разумный из них соответствует англиканству).
  • Элизиум — субверсия: казалось бы, лапутяне — характерные обитатели такого места, однако из-за погружения в умозрительные науки, в практических делах у них всё вкривь и вкось, и в архитектуре тоже. Впрочем, в общем виде остров Лапута соответствует тропу: ровное круглое алмазное дно и несколько ярусов.

Предтечи[править]

  • Античный рассказ «Правдивая история» Лукиана: сочинялась с похожей целью высмеять недостоверные истории о далёких странах, и там тоже герой в результате злоключений попадал в удивительные страны, там тоже встречались великаны, увиденный круг Луны можно сопоставить с Лапутой, а попадание на Остров Блаженных — с эпизодом на Глаббдобдрибе.
  • Что любопытно, в XVII веке французский писатель д’Абланкур написал продолжение оной «Правдивой истории», где упоминается остров животных, рядом с которым находятся острова великанов, волшебников и пигмеев — почти точно по четырём частям «Путешествий Гулливера». Неизвестно, есть ли тут связь, или это просто совпадение.
  • Эпизод с пленением Гулливера лилипутами, вероятно, навеян рассказом «Картины» ещё одного древнегреческого писателя, Филострата: пигмеи (не реальный народ, а мифические маленькие человечки) связали Геркулеса таким же образом. Однако, Геркулес не оказался таким же смиренным, как Гулливер: он разорвал путы и сгрёб всех пигмеев в львиную шкуру.
  • «w:Гаргантюа и Пантагрюэль» — великий роман Франсуа Рабле XVI века, также сатира, оформленная как фантастическая история. Здесь уже сами герои — великаны (отец и сын), несмотря на их склонность к обжорству, выпивке и пердежу — люди благородные, мудрые и достойные подражания, противопоставляемые низменному обществу (и также с разнообразными затейливыми сценами, связанными с разницей в размерах, только ещё более нереальными и часто тошнотворными). В некоторых томах Пантагрюэль, вместе со спутниками, также путешествует по удивительным странам, через которые высмеиваются разные пороки. Встречаются прямые отсылки на «Правдивую историю» Лукиана, вплоть до посещения описанной там страны Фонарии.

Адаптации, сиквелы, вариации на тему[править]

По-хорошему стоило бы создать два раздела: непосредственные адаптации и произведения с отдалёнными мотивами. Однако, градации между тем и этим такие плавные, что разделительную черту при желании можно поставить где угодно, так что разобьём раздел лишь по видам медиа (тем более, что книги от оригинала обычно всё же дальше, чем фильмы и мультфильмы).

Поскольку большинство экранизаций предназначены для детей, они сняты в духе светлее и мягче.

Литература[править]

  • Много «фанфиков» появилось сразу после публикации «Путешествий». Самый ранний — анонимные «Воспоминания о дворе Лилипутии», где рассказано больше коротких историй о пребывании Гулливера в означенной стране.
  • Пьер Франсуа Гюйо-Дефонтен, автор первого перевода «Гулливера» на французский, неточного, но с более красивым языком[5], с которого делали первые переводы на другие языки, написал также продолжение — «Новый Гулливер, путешествия Джона Гулливера, сына капитана Лемюэля Гулливера».
  • «Микромегас» Вольтера (который был знаком со Свифтом и одобрительно отзывался о его сатире) — в Солнечную систему пребывает великан с Сириуса. Вместе с жителем Сатурна (который для него карлик, а для землян всё равно великан) они пребывают на Землю. И поначалу даже не замечают признаков жизни — настолько земляне для них мелки. Но затем им удаётся осторожно поднять корабль с учёными и поговорить с ними. Суть, в общем, в том, что везде всё одно и то же, но в разных масштабах.
  • Часто отмечают влияние образа еху на образ морлоков в «Машине времени» Герберта Уэллса.
  • Венгерский писатель начала XX века Фридьеш Каринти написал два продолжения «Гулливера», где он пилот Первой Мировой войны: «Путешествие в Фаремидо», где он попадает в мир добрых неорганических существ (наподобие роботов, но природных), говорящих музыкальным языком, которые помогают ему увидеть красоту мира вокруг, и «Капиллярия», о стране маленьких мужчин, которые только и заняты тем, что возводят высокие здания, и огромных женщин, которые разрушают их.
  • Другой венгерский писатель, эсперантист Шандор Сатмари, написал книгу в духе «Гулливера» под названием «Kazohinia», где герой попадает в две страны: в одной царит что-то вроде свершившегося коммунизма (и всё так чуждо, что даже непонятно, подразумевалась тут утопия или антиутопия), в другой — сатирически-утрированные современные реалии. Есть некоторое сходство с «Дивным новым миром» Хаксли, но автор, видимо, не читал его, и его книга весьма отличается по духу.
  • Советский фантаст Владимир Савченко — «Пятое путешествие Гулливера — Путешествие Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей, в страну тикитаков», где навык хирурга героя играет более существенную роль. Здесь он попадает в страну людей, которые особым средством делают свою кожу прозрачной, так как считают непрозрачных людей скрытными и уродливыми.

Кино и мультфильмы[править]

Советский Гулливер
Мультфильм 1939 года
  • «Путешествие Гулливера» (Франция, 1902) — немой фильм на четыре минуты (такой вот длины были фильмы той эпохи). Особого сюжета не имеет, представляет собой просто картины с крутыми по тому времени спецэффектами. Разница в росте с лилипутами и великанами создана игрой с перспективой, и получилось весьма убедительно.
  • «Новый Гулливер» (СССР, 1935) — фильм, смешанный с кукольной анимацией, одна из первых таких смесей (первые — экранизация «Затерянного мира» и «Кинг-Конг»), и первый фильм с таким обилием кукол. Подростку-пионеру Пете снится, что он стал новым Гулливером в стране лилипутов, и он помогает угнетённым лилипутским рабочим восстать против капиталистов.
  • «Путешествия Гулливера» (США, 1939) — один из первых полнометражных мультфильмов, второй американский после «Белоснежки», по духу подобен тогдашнему Диснею (но от студии Парамаунт). Сатира обращена в весёлую музыкальную комедию с романтикой (Гулливер помогает в любви принцессе Лилипутии и принцу Блефуску). Гулливер нарисован в технике ротоскопии (т.е., поверх кадров с живым актёром), тогда как лилипуты характерно-мультяшные.
  • «Три мира Гулливера» (США, 1960) — игровой фильм.
  • «Космическое путешествие Гулливера» (Япония, 1965) — чёрно-белое аниме. Главный герой — маленький мальчик, который встречает престарелого Гулливера, который стал учёным. Вместе они отправляются на планету лилипутов.
  • «Путешествия Гулливера» (США, 1968-1969) — мультсериал от Ханна-Барберы, весьма далёкий от оригинала: здесь Гулливер с помощью карты ищет своего отца, ему помогают его собака и несколько лилипутов.
  • «Путешествия Гулливера» (США, 1977) — Гулливера играет актёр, лилипуты же анимированные.
  • «Дом, который построил Свифт» (СССР, 1982) Захарова по пьесе Шварца — сюрреалистичная трагикомедия, основанная на некоторых фактах биографии Свифта, но всё же являющаяся вольной фантазией. Джонатан Свифт, известный сатирик и мизантроп, помешан, давно не разговаривает и уже в который раз разыгрывает свою смерть. К нему подсылают нового, молодого доктора, которому предстоит выяснить, что же в его доме творится, рискуя тоже свихнуться. В дом Свифта являются персонажи его «Путешествий Гулливера», всех частей (иногда творчески-переосмысленные Шварцем), и непонятно, где кончается реальность и начинаются сон, фантазии, галлюцинации.
  • «Небесный замок Лапута» (Япония, 1986) — трогательное детское аниме Миядзаки в стиле стимпанк, к книге Свифта не имеющее почти никакого отношения (хотя она там упоминается), кроме означенного места — летающего острова с развитой наукой (и возможно, мотива гордыни и ложных стремлений).
  • «Путешествия Гулливера» (США, 1992-1993) — мультсериал, адаптированы все части. Однако здесь Гулливер путешествует с семьёй и есть много отсебятины.
  • «Путешествия Гулливера» (США, 1996) — двухсерийный фильм с хорошими спецэффектами, редкий случай, когда адаптированы все части (правда, эпизоды с Глаббдобдрибом и особенно Лаггнеггом уж очень «по мотивам», но остальное весьма близко) и едва ли не единственная прямая экранизация, не предназначенная изначально для детей (хотя всё равно чуть-чуть светлее и мягче — в конце ему всё же удаётся начать воспринимать жену и сына, как семью). Параллельно путешествиям, показана лирически-драматическая линия, когда он уже вернулся домой сумасшедшим, линии причудливо и символически смешиваются.
  • «Путешествия Гулливера» (США, 2010) — действие перенесено в современность и превращено в типичную дурацкую романтическую комедию.

Примечания[править]

  1. Для сравнения — в книге XVI века «Гаргантюа и Пантагрюэль», не менее знаменитой и несомненно повлиявшей на творчество Свифта, тоже в сатирических целях описаны диковинные страны, однако все высмеиваемые свойства выписаны там крайне-прямо, гротескно и без создания некоего продуманного, живущего своей жизнью времени-пространства, без оформления в качестве правдоподобной истории мореплавания, как это сделано в «Путешествиях Гулливера», и когда речь заходят о цифрах, они там комически-огромные, а не такие, которые смотрятся пусть и фантастично, но логично.
  2. Для англичан, с их мерами длины, такие числа воспринимаются естественно, как если бы мы сказали, что кто-то ростом в 10 см.
  3. Чаще всего считается, что под Блефуску подразумевалась Франция, с которой Англия вела войны, но возможно, имелась в виду Ирландия.
  4. Что любопытно, описывая открытия лапутян, Свифт угадал с количеством спутников Марса (которые откроют лишь сто лет спустя), однако не угадал с их расстояниями от Марса. Астрономы XX века назвали один кратер на Деймосе в честь писателя.
  5. Свифт предпочитал писать без украшательств, просто чтобы было ясно (и этот взгляд выражен в эпизоде, где Гулливер читает столь же лаконичные книги великанов).