Хочешь жить — убей друга

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пара человек захвачены в плен. Они не представляют никакой ценности и захватчикам нет смысла их щадить. Но тут скуки ради захватчики решают затеять такую игру: одному из пленных говорят «Хочешь жить — убей друга». Злодеи предлагают свободу и жизнь, в обмен на предательство товарища. Как вариант на тормозах — персонажу предлагают убить не то, чтобы друга, но другого пленного, ничего плохого ему не сделавшего. И тут начинается тяжелый выбор. С одной стороны персонаж может подумать: если не сделать то, что требуют, то просто убьют их обоих — так какая разница? С другой — как он сможет после такого жить? Если он откажется, то тоже самое могут предложить другому пленному, и тот не факт, что проявит такое же благородство.

Что происходит, если персонаж все-таки согласится? Зависит от мотивации захватчиков. Возможно, злодеи просто хотели развлечься и действительно выполняют обещанное. Может даже возьмут убийцу к себе, ведь он оказался таким же подонком как и они. Или после «веселого представления» все равно убьют его, не выполнив обещания. Может быть вариант с проверкой на вшивость. Захватчики окажутся со стандартами. Если оба пленных откажутся, то они могут их отпустить. Или убившего вместо свободы будет ждать награда, достойная предателя. А может быть, ему и вовсе не позволят «по-настоящему» убить (как вариант, пуля окажется холостой).

Примеры

Литература

  • «1984» Джорджа Оруэлла — Уинстон Смит, сломанный в комнате 101, умоляет отдать на съедением крысам свою бывшую единомышленницу Джулию.
  • «Баллада о праве на выбор» Л. Вершинина — молодой конокрад, когда его поймали, «дернул кол из плетня да, замах не сочтя, мужика убил». Приговор — смертная казнь («и не звать попа, чтоб по-пёсьи сдох»). Ночью перед казнью парень искренне раскаивается и молится Богу: «Упаси меня от палачьих рук, отвори подвал да в меня поверь — я уйду в пустынь, натяну клобук, сотворю добро, как никто досель!» Утром ему сообщают: палач в запое, встать и работать не может — а в соседнем подвале сидит уже не просто тать, а смутьян, враг самого государя («Ты пред ним — смекай! — скомороший смех»). «В общем, паря, так: порешишь вора, и отмоешь грех!» А не порешишь — ну что ж, палач-алкаш когда-нибудь всё-таки проспится и выйдет из запоя… Судя по финалу стихотворения, парень всё-таки согласился — и теперь он профессиональный палач.
  • «Королевская битва» Косюна Таками — суть самой «Королевской битвы» заключается именно в том, что такое заставляют провернуть друг с другом целый класс старшей школы. В экранизации эффект, правда, слегка смазан фактом того, что в «битве» помимо учеников самого 3 «В» участвует ещё и псих-доброволец из другого класса.
  • «Нелегалы» Э. фон Заломона — бойцы гражданской самообороны предлагают солдатам фрайкора выдать своих офицеров на расправу, обещая в противном случае выпустить их без оружия к разъяренной толпе. К чести фрайкоровцев, они отказываются и кулаками прокладывают свой путь через толпу, потеряв только четыре человека.
  • «Песнь Льда и Огня» — когда Одичалые окружают Джона и Куорена Полурукого, Куорен предлагает Джону разыграть этот троп: Джон делает вид, что переходит на сторону Одичалых и для подтверждения этого убивает Куорена, который, в свою очередь, специально поддаётся.
  • «Россия за облаком» С. Логинова — одного из главных героев, служившего пограничником в Таджикистане, захватывает вместе с друзьями в плен банда моджахедов (то ли местные боевики, то ли пришедшие из Афганистана). Главарь (сам бывший советский солдат, перешедший на сторону боевиков) предлагает герою принять ислам — но вместо произнесения шахады[1] ему нужно расстрелять своих сослуживцев. Герой отказывается и спасается только чудом благодаря своему умению переноситься в прошлое.

Музыка

(линк)

Можно сказать, тропнеймер.
  • «Король и Шут» — песня «Два друга и разбойники» (см. видео). Вариант с «проверкой на вшивость» — главарь разбойников приказал положить убийцу в могилу к убитому другу.

Кино

  • «Der Hauptmann» Роберта Швентке (да, не одними трэш-экранизациями молодежных антиутопий знаменит этот режиссер) — Херольд предлагает двум актёрам-узникам лагеря для дезертиров поучаствовать в расстреле других заключенных. Один из них, пользуясь случаем, совершает самоубийство из выданного ему «капитаном» пистолета, другой — напротив, соглашается, и Херольд принимает его в свою «боевую группу».
  • «Иди и смотри» — белорусские партизаны, захватившие в плен бойцов нацистских карательных батальонов, предлагают русским коллаборантам облить своих немецких товарищей по карательному отряду бензином и поджечь, но когда один из них решается на это, партизаны не выдерживают и расстреливают из автоматов и ружей всех: и немцев, и русских.
  • «Пила» — Джон Крамер временами устраивает «игры» для нескольких участников, для двух и более человек одновременно, выжимая педаль в пол запредельной жестокостью:
    • В первой части маньяк требует от доктора Гордона ради спасения жены и дочери убить совершенно незнакомого ему фотографа Адама, точно также прикованного в противоположном углу комнаты. А чтобы дотянуться до пистолета, доктору нужно отпилить себе ногу. Впрочем маньяк предусмотрел ещё один способ — без членовредительства, но с подлым обманом.
      • По ходу сюжета доктор вспоминает историю одной выжившей жертвы маньяка. Наркоманка Аманда очнулась с капканом на голове, а ключ находился в животе её мёртвого приятеля. Точнее не мёртвого, а просто парализованного, но на поиски ключа в кишках это не повлияло.
      • В финале тяжело раненный Адам решает поискать ключи от наручников в карманах мёртвого маньяка, но находит такой же диктофон с записанным требованием следить за ходом этой «игры» и убить семью доктора, если тот к назначенному сроку не убьёт фотографа. Настоящий маньяк вколол яд своему подневольному помощнику и пообещал дать противоядие только при строгом соблюдении «правил».
    • В начале четвёртого фильма адвокат оказывается прикован к своему клиенту (убийце-рецидивисту), и ловушка затягивает их обоих за цепь. У преступника зашиты веки, поэтому он в панике размахивает молотком во все стороны. У адвоката зашит рот, поэтому тот не может сказать клиенту замереть, и убивает его своим молотком, чтобы снять с тела ключ от ошейников.
    • Весь пятый фильм о том, как пятеро незнакомых людей, связанных с поджогом заброшенного здания и гибелью обитавших там бомжей, должны пройти несколько комнат, каждая из которых убивает одного из них. Однако перед последней дверью двое выживших понимают истинный смысл: каждую из ловушек легко можно было пройти сообща, и если бы они так сделали, то сейчас бы каждый из пятерых обошёлся бы малой кровью. Однако двоим выжившим теперь придётся или в качестве повышенного искупления вдвоём наполнять кровью трёхлитровую банку, или учинить Mortal Kombat с помещением проигравшего в мясорубку заместо Fatality. Они выбрали искупление кровью на двоих.
  • «Спартак» Стэнли Кубрика — аверсия: Марк Лициний Красс приказывает двум последним из взятых в плен восставших (самому Спартаку и своему бывшему рабу Антонину) сражаться. Победителя распнут на кресте, как и предыдущих 6000 мятежников, так что получиться должны кровавые «поддавки». Не желая доставлять удовольствие своему врагу и отправлять друга на мучительную смерть, опытный гладиатор Спартак сразу же убивает Антонина. Антонин успевает перед смертью поблагодарить Спартака за лёгкую смерть.
  • «Толковые ребята» — двух шестеркок мафии Харри Валентини и Мо Дикштейна за то, что поставили выданную доном крупную сумму денег не на указанную им лошадь и продули, дон Энтони Костелло ставит перед выбором: один должен убить другого. Правда, умалчивает, что убийцу тут же прикончит его правая рука Фрэнк Акавано — мол, просто убить обоих «придурков» будет скучно, а так позабавимся.

Телесериалы

  • «Гоморра» — Джинаро предлагает одному из пленных капитанов в Гондурасе убить своего товарища ради свободы. Слово отпустить сдерживает. Ранее вне кадра ему предлагали тоже самое.
  • «Ведьмак» (2019) — Император предложил Кагыру помилование (рыцарь за свой обман был приговорен к самоубийственным заданиям на севере, пока не погибнет), если тот убьет своего старого друга-эльфа, вздумавшего мутить воду у скоя'таэлей. Кагыр со слезами, но сделал это.
  • «Дневник убийцы» — именно вокруг такой ситуации и закрутилась завязка сюжета — в далеком прошлом, во времена гражданской войны, одного студента пообещали отпустить, если он убьет других пленных.
  • «Игра в кальмара» — совсем жутко получилось в четвёртом испытании. Игрокам велели разбиться на команды по двое, и многие, решив что будут соревноваться в одной команде против другой пары, распределились по личным симпатиям, в одну пару с кем-то, с кем успели подружиться… а оказалось, что участники каждой двойки должны будут играть друг против друга, и проигравшего убьёт охрана. В общем, выиграть и остаться жить для таких пар означало обречь друга на смерть, а если не играть, то просто обоих убьют по истечении времени. И было в этой серии много всякого. Главный герой, со слезами на глазах дурачащий своего друга, страдающего склерозом старика, с целью самому выжить. Героическое самопожертвование одной из героинь, умышленно проигравшей, чтобы подружка спаслась. И, что самое худшее, любящие муж и жена, вынужденные играть друг против друга не на жизнь, а на смерть (хотя эти могли бы вообще не играть и просто умереть вместе — всё равно муж повесился после гибели жены). Последний плевок в лицо игрокам - местная истеричная скандалистка, оставшаяся без пары, потому что с ней вообще никто не захотел иметь дело, прошла в следующий тур автоматом.
  • «Убойная сила» — во время командировки в Чечню Плахов попал в плен к боевикам, которые в один момент предложили ему убить другого пленного (русского солдата) и приготовили видеокамеру для дальнейшего шантажа. Плахов отказался, однако убившие солдата бандиты не стали убивать Плахова, потому что похитили его для обмена на финансировавшего их чеченского бизнесмена. А позже выяснилось, что в аналогичной ситуации убил товарища «сбежавший из плена» заместитель командира части, в которой служили герои. Далее он под угрозой шантажа передавал боевикам планы командования и даже вместо ареста позволил бежать связной. Был раскрыт при попытке вывода из окружения главаря разгромленного бандформирования.

Комикс

  • «Поход крови» по вселенной Warhammer 40000, аверсия — два Кровавых Ангела попали в плен демону и должны драться. Умерший получает лёгкую смерть, выживший пытки, пока не перейдёт на сторону Хаоса. Один из космодесантников смог спровоцировать другого на своё убийство, а потом, пользуясь нечеловеческой выносливостью космодесанта ожил, восстановился и спас товарища.

Аниме и манга

  • Frieren: Beyond Journey’s End — троп показывается от лица организатора таких поединков. После того как демон Махт заинтересовался не доступными демонам человеческими эмоциями и захотел их понять, он избрал именно этот метод: в вырезаемых им человеческих поселениях он давал ножи паре выживших и заставлял драться насмерть. Махт проделывал это множество раз, но в деталях показали только один случай, как раз с убийством друзей, когда мальчик зарезал свою подругу детства. Глядя на это, Махт пришёл в восторг, поскольку увидел те самые эмоции, которые искал. После чего убил мальчика и поблагодарил его за то, что тот подсказал ответ: чтобы сам Махт ощутил вину, ему нужно сблизиться с людьми, а затем убить их.

Видеоигры

  • Call of Duty: Black Ops II — чтобы прикрытие Фарида не было раскрыто, от него потребуется по приказу Менендеса застрелить попавшего в плен Харпера. Попытка застрелить Менендеса приведет к гибели Фарида, но Харпер останется жив. Убийство Харпера является обязательным условием для золотой концовки — иначе Фарид не сможет прикрыть от пули Хлою, а она является единственной, кто может обезвредить целериевого червя.
  • Destiny 2 — в одном из необязательных заданий выясняется, что Вексы захватили отряды Падших и разрешили тем убивать друг друга, пообещав отпустить выжившего. Но ни один из Падших даже не подумал выстрелить в товарищей.

Реальная жизнь

  • В Риме имперского периода иногда практиковалась казнь типа «damnatus ad gladium» — «осуждён к мечу». В этом случае на арену для гладиаторских боёв выпускали двух преступников сражаться друг с другом под условием: или честный бой до смерти одного из них — или казнь обоих. В частности, Гай Юлий Цезарь, проводя игры в память о своей дочери, заставил сражаться на арене двух бывших сторонников Гнея Помпея Великого (соправителя Цезаря из числа первого Триумвирата, проигравшего гражданскую войну) — Фурия Лептина и Квинта Кальпена, римлян из знатных родов. Условия были просты: или казнь обоих — или гладиаторский бой, в котором выживший может получить помилование. Что любопытно, Юлия, в память о которой проводились игры, была женой того самого Гнея Помпея — и её смерть стала одной из причин, по которой триумвиры начали насмерть грызться за власть над Римом.
    • Что любопытно: при всей милитаризированности римлян классического периода, дуэль у них была практически неизвестна (все сохранившиеся упоминания касались судебных поединков варваров-союзников либо римлян, по каким-то причинам сражавшимися в таких поединках с дружественными варварами). Сами римляне не видели ничего дурного в том, чтобы опытный гладиатор-«доктор» учил юных отпрысков благородного рода фехтованию, в том, чтобы опытный воин (всадник или даже сенатор) преподал пару-тройку уроков гладиаторам в школе, показав именно боевые приёмы; были конные игры-состязания «hippika gymnasia» — но именно дуэль или что-то вроде рыцарского турнира Средневековья квиритам показались бы позорными и неуместными для свободного человека: биться и рисковать жизнью на потеху толпе — вы что, с ума сошли?![2] Хотя гладиаторы-добровольцы из свободных римлян и присутствовали массово — все римские авторы дружно их осуждают и считают позорной практикой, и для свободного римского гражданина сын-гладиатор — примерно то же, что сейчас сын-наркоман. Так что «осуждение к мечу» было ещё и дополнительным позорящим наказанием: даже выживший и освобождённый до конца жизни бы уже не отмылся.

Примечания

  1. Буквально — «Свидетельство». Священная формула, подтверждающая, что произносящий принимает ислам. В переводе с арабского означает: «Свидетельствую, что нет Божества, кроме Аллаха, и ещё свидетельствую, что Мухаммад — Посланник Аллаха».
  2. И именно в этом была одна из причин, по которой император Коммод, обожавший «экстрим» и лично сражавшийся на арене, был для подданных чистым чудовищем и чем-то немыслимым. Впрочем, сознательный эпатаж и надругательство над «духовными скрепами Рима» у императоров в определённый момент стали почти обязательным: как править, не попробовав — а вот такое вот римляне вытерпят или взбунтуются?
Внешние ссылки
TV Tropes Shoot Your Mate