Безразличное чудовище

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Не рубите, почтенные люди, сплеча,
Не спешите, друзья, осуждать палача, —
Если платят за каждый удар по динару,
Руки сами спешат к рукояти меча!

»
О. Ладыженский

Безразличное чудовище — злодейский типаж, к которому могут принадлежать как люди, так и какие-нибудь чу-чундры. Из людей к этому типу относятся особо бесчувственные социопаты. Характеризует его то, что он творит ужас, зло и беззаконие не потому, что ему нравится, а потому, что его не волнуют последствия. У него есть какая-то своя цель, которая сама по себе может быть вполне мирной — например, кормить семью. Но идёт он к этой цели так, что перед ним все рыдают, а позади него всё горит — и он не считает, что это что-то плохое. Хорошим тоже не считает. Так, мелочи жизни.

Зачастую безразличные чудовища являются законопослушными нейтралами. Часто сочетается с отсутствием эмпатии.

Примеры

Литература

  • Общая тема большинства лавкрафтианских чудовищ. Возможно, кодификатор.
  • «Белый ящер» Павла Вежинова, 1977 — Анастас Алексиев, сокращённо Несси. Могучий интеллект, физическое совершенство — и полное отсутствие эмоций. Когда же эмоции вдруг проявляются… то лучше б они не проявлялись совсем. Убил троих и тяжело ранил ещё нескольких (а перед этим ещё одного убил). «— И откуда мне было знать об этом звере? Я даже и не подозревал о его существовании. Мне человека хотелось в себе разбудить, понимаешь?»
  • «В час, когда луна взойдёт» — Вадим Габриэлян. Он не лишён чувств, но они у него крайне своеобразные. По сути, Габриэлян — высоко адаптированный социопат, способный притвориться нормальным человеком — но эмпатии, сочувствия, сопереживания у него нет в принципе, только голая логика и просчёт моделей поведения.
  • «Дозоры» Сергея Лукьяненко — в такой режим перешёл вампир Саушкин после гибели единственного сына Кости в конце третьего тома и самоупокоения любимой жены. Решил отомстить Городецкому, который в то же время стал магом вне категорий, и начал для повышения своей магической силы массово пить кровь людей — и за короткое время убил полсотни человек, при том что обычно вампиры получают очень редко получают разрешение на охоту. Будучи строителем, Саушкин регулярно брал в помощники гастарбайтеров, и сейчас точно также набирал «бригады для работы» и приводил домой, где выпивал досуха. Утилизацией трупов не заморачивался — просто наглухо заматывал тела в строительный полиэтилен, проклеивая стыки скотчем для герметичности, и складывал штабелем в дальней комнате. К моменту обнаружения трупы уже начали разлагаться, так что даже бывалые иные-следователи начинали блевать от одного взгляда на этот штабель. Однако Саушкин при последующем разговоре с Городецким даже тени сожаления не показал.
  • «Золотой телёнок»: Корейко. Движим одной-единственной страстью — накопительством денег любыми способами. Сколько человек при этом пострадает и какой урон будет нанесен стране, его ни чуточки не волнует, а беспокоиться он начинает только тогда, когда над его схемами нависает угроза раскрытия. В молодости пытался присваивать чужое добро нагло и беспардонно, получив пару раз по башке — стал осторожным и хитрым. Самое вопиющее его преступление — кража поездов с продовольствием, направлявшихся в голодающее Поволжье.
  • «Зондеркоманда А», стихотворение Александра «Могултая» Немировского — монолог как раз такого человека, командира нацистской зондеркоманды, руководящего массовым расстрелом:
« Наше дело по праву хвали,
Хоть не хвалятся им при народе…
А теперь не спеша дострели
Уцелевших при первом заходе.
Пацана вон — ревёт как медведь, —
И вон ту, по центрам, при мамаше.
Эти дети
Должны умереть,
Чтобы выжили наши.
»
— А. Немировский
  • «Плоский мир» — Игори. Нанимаются к любым маньякам, воздерживаются от любых комментариев в адрес нанимателя. Чтобы вывести Игоря из равновесия, надо делать что-то ну очень эпичное, уровня начала Абокралипсиса. И даже тогда Игорь продолжает работу. Впрочем, когда ясно что карьера маньяка подходит к концу, Игорь со спокойной совестью смывается. Помогать в работе это одно, сталкиваться с разозлённой толпой — совсем другое. Хотя в серии книг был Игорь, который возмутился поступками хозяев-вампиров и прервал их безобразия, раньше времени вернув из небытия их благородного предка, так что не всё так просто.
  • «Страж-птица» Р. Шекли — наёмный убийца с таким подходом к своей работе поначалу был незаметен страж-птицам, поскольку не проявлял никаких известных им эмоциональных признаков преступника. «Надо аккуратно всадить пулю в башку незнакомому человеку. Ничего особенного — и не волнует, и не противно. Дело есть дело, не хуже всякого другого. Убиваешь человека. Ну и что?» Потом, правда, страж-птицы самообучились, засекли его при попытке убийства и остановили. С этого момента проект страж-птиц и пошёл наперекосяк: машины теперь сами решали, кто убийца, не по излучениям мозга с агрессивным намерением, а по поведению — убийству живого существа, — и стали относить к хладнокровным убийцам сначала мясников на бойнях, потом фермеров на уборочной и лесорубов на вырубках. И врачей, делающих операции. В общем, когда вред от них стал ещё большей угрозой, пришлось создавать других роботов — которые охотились на страж-птиц. И тоже самообучаемых — в конце рассказа робоястреб сообразил, что, кроме страж-птиц, есть и другие существа. И их тоже следует убивать…
  • «Хроники странного королевства» — Шеллар до оздоровительной порки (буквально): в силу отсутствия эмоций он попросту не понимал, что плохого в том, чтобы, скажем, замучить кошку из любопытства. Харган туда же: в данном случае всякое сочувствие из него вытравливали сознательно, чтобы получить идеальную «правую руку».

Кино

  • «Капитан Волконогов бежал» — таких хватает:
    • Дядя Миша инструктирует, как правильно расстреливать людей, будто инструктирует мясников на бойне: стойте вот так, стреляйте под таким-то углом, берегите патроны и амуницию.
    • Безымянный майор, объясняющий Волконогову интонациями отца к ребенку, что убивать невинных гражданских — совершенно нормальное дело.
    • Сам чекист Волконогов, который вроде бы и думает спастись от грозящего ада через прощение хотя бы одного из родственников убитых им, но при встрече с ними он не может сказать ничего, кроме, например «К вашему отцу применялись особые методы» — настолько въелась в него казенщина, что он может только бежать от посланных за ним бывших коллег, но не раскаяться в содеянном.

Телесериалы

  • «Во все тяжкие» — Тодд Алквист. Беззлобный и исполнительный социопат, способный не моргнув глазом застрелить подростка-свидетеля или беззащитную женщину по приказу своего дяди, не испытывая от этого ни удовольствия, ни каких-либо угрызений совести и всегда имея при себе рациональное объяснение своего поступка. Как говорит он сам: «Знаете, ничего личного».
  • «Бандитский Петербург» — Череп, бывший офицер КГБ, а ныне правая рука вора в законе Антибиотика. Хладнокровный профессионал, способный запытать и убить кого угодно, но сделает это абсолютно добросовестно, без злобы, без садизма, без увлечения процессом (сначала выудит из жертвы нужную информацию, потом уже добьёт, в отличие от куда менее профессиональных головорезов), одновременно же без раскаяния и сострадания. Единственный раз, когда Череп проявил эмоцию, был перед смертью, когда израненный Обнорский со всей силы сдавил ему сломанную руку. Вероятно, в этот момент он первый и последний раз в жизни прочувствовал всю боль, что причинял своим жертвам.
  • «Сумеречная зона» (1959), эпизод «Самосовершенствование Сальвадора Росса» — заявленная характеристика заглавного персонажа, послужившая причиной его расставания с любимой девушкой. А так как по сюжету он имеет способность покупать и продавать личные качества (даже такие, как возраст или образование) в результате честной сделки, он решил эту проблему, купив сопереживание у отца любимой. Чтобы быть хладнокровно убитым им. Бесполезно просить пощады: сопереживание уже продано.

Аниме и манга

  • Busou Shoujo Machiavellianism — Сатори Тамаба, одна из пяти боевых мечей школы. Вечно рассеянный взляд широко раскрытых глаз, улыбка, ленивая протяжная манера речи не должны обманывать — она еще в детстве сбросила свою сестру и заставила поменяться личностями и не испытывает ни капли стеснения, сражаясь голой, чтобы дезориентировать противника или заставить его сфокусировать взгляд на ее теле и тем предугадать движения. Правда, благодаря проигрышу от Фудо Номуры становится капельку человечнее.
  • Mahou Shoujo Madoka Magica — Кьюбей и его раса Инкубаторов. Все злодейства совершают, чтобы остановить энтропию, на какую-либо этичность, а также вообще на людей им плевать.
  • Neon Genesis Evangelion — SEELE имеют перед собой чётко поставленную цель: создать Бога путем объединения человечества с Семенами Жизни. Будут ли люди рады своему новому положению как ячейки разума нового Бога, SEELE не рассматривают.
  • Eureka Seven — аналогично SEELE: Дьюи хочет уничтожить Скаб, точка. Если он уничтожит Скаб ценой гибели человечества, это его вполне устроит.
  • Gurren Lagann — Антиспиральщик хочет предотвратить Спиральную Немезиду — и поэтому тысячелетиями проводит геноцид спиральных рас. Лордгеном же хочет, чтобы от этого геноцида не было уничтожено человечество — но для этого ему приходится держать людей в подземных деревнях и содержать армию боевых мутантов, готовых держать численность человечества под контролем.
  • Maoujou de Oyasumi — Принцесса, конечно, даже по стандартам демонов тот еще монстр. Но никакого удовольствия от мучений своих жертв не получает. Она просто преследует свои собственные цели, не больше и не меньше.
  • The Saga of Tanya the Evil — Таня спокойно отдаст приказ стрелять по эвакуирующемуся населению, просто потому что «выживут — запишутся в солдаты и мстить будут». Но ничего личного, просто эффективные методы ведения войны. И если кто-то не желает подчиняться такому приказу, Таня даже готова спокойно объяснить свои мотивы, а не расстрелять на месте.
  • Maou no Hisho — Секретарь Сатаны, пародийно-комический вариант. Очень эффективный менеджер, причем, в хорошем смысле слова. Вот только моральная сторона такой эффективности ее абсолютно не волнует. Достаточно сказать что изначально она была секретарем людей, но сменила начальство без каких либо моральных терзаний. Начальник — человеческий король? Будем помогать людям. Сатана похитил и требует работать на него? Ну, будем помогать истребить человечество. Работа есть работа. Сама Секретарь позднее оправдывалась что люди вокруг нее тоже не подарок были, так что для нее без разницы что люди, что демоны.
  • Ren'ai Harem Game Shuuryou no Oshirase ga kuru Koro ni: правила игры Зепафур таковы, что из всего гарема Асунаро выжить может только одна девушка. Сэрика искала лазейки в правилах, еще три участницы гарема просто выполняли минимум гаремных штампов, необходимый чтобы их не убили прямо сейчас. Рэн мало того что взяла курс на быструю победу, так еще и предложила Сэрике докинуть в гарем пару участниц, чтобы за их счет набрать очков на спасение и себя, и Сэрики. То что число трупов при этом увеличится — ну, издержки производства. Не мы такие, жизнь такая, все претензии предъявляйте Зепафур.
  • Kino no Tabi — в каждой стране свои собственные заморочки, от моральной оценки которых Кино предпочитает воздержаться. Так что для Кино нормально хрустеть печеньем, глядя как жители одной страны, едут верхом на гигантском танке по головам жителей другой страны. А то и помогать первым отбиваться от вторых. Даже не за награду, а просто так, от чистого сердца. Ну, просто так получилось что Кино в гостях у тех, кто едет на гигантском танке, а не у тех, по кому танк проехался. А кто, кого и за что, это Кино не касается.
  • Wonder Egg Priority — Фрилл, искусственный интеллект, которому близнецы-гениальные ученые некогда подарили собственное тело. Она искренне любила своих создателей как родных отцов… и поэтому убила жену одного из них Адзусу, когда тот стал уделять жене больше внимания, чем Фрилл. Когда убитый горем Акка несет ее заточить в саркофаге, она искренне не понимает, чего плохого она натворила, и плачет — они ведь должны быть вместе, раз все препятствия устранены. А спустя годы, когда чудом уцелевшая дочь Адзусы Химари подросла, Фрилл даже из заточения довела ее до самоубийства (причем перед этим Химари состроила точно такую же рожицу, какую делала Фрилл — знак, что Фрилл подчинила себе ее разум) и предположительно послужила виновницей целой эпидемии самоубийств.

Реальная жизнь

  • Часть нацистских преступников, вроде многих из охраны концлагерей. Оставшиеся — либо особо идейные фанатики, либо отбитые садисты, получавшие удовольствие от своей работы, либо просто «исполняющие приказ», в душе не радовавшиеся творимому, но боявшиеся и слово сказать против начальства, поэтому под критерий «безразличности» они уже не попадают.
  • Собственно, таких немало среди профессиональных киллеров, наёмников и тому подобного контингента. Хорошие деньги и ничего личного.