Достойный противник

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
На тему этого тропа у нас есть набор цитат
« Наконец-то достойный соперник! Наша схватка будет легендарной! »
— Тай Лунг узнаёт о существовании По, «Кунг-фу панда»
Вся суть в одной картинке

Чёрный рыцарь Дубадам прославился на всё Твердиземье как могучий воин, пред которым ложились оземь целые армии, подобно пшенице под лезвием косы. Богатые города сдавались на милость жестокого воителя и его шайки, только лишь заслышав о его приближении. Короли и императоры трусливо платили огромную дань, приличествующую могучим державам, а не одинокому мрачному и хмурому громиле в потёртом шипастом доспехе, только чтобы отвести беду от своих границ. Однако никто не знал правды — на самом деле Дубадам хандрил по-чёрному. Не радовали его ни полные сундуки со златом, ни великая слава, ни трусливая лесть окружающих — рыцарю было безмерно скучно. Ни одно из тех ничтожеств, что попадалось ему на пути и смело называть себя воином, даже нескольких минут не было способно продержаться в честном бою. «А ведь силу истинного бойца определяет сила его врагов» — с грустью думал Дубадам. Но печаль черного рыцаря длилась недолго — однажды, когда он в очередной раз собрался разорить со скуки очередную деревеньку, путь ему заступил паренёк в дырявом кожаном дедовском доспехе со ржавым мечом в руках. Не ожидавший серьёзного сопротивления Дубадам в ходе боя внезапно с удивлением обнаружил, что ему противостоит сильный и умелый противник, ни в чём не уступающий такому опытному бойцу, как он, несмотря на свою молодость. Три дня и три ночи бились могучие воины, пока не упали обессиленные на землю. Вот только не было у молодого воина верных товарищей. Не было их и у Дубадама — лишь трусливые прихлебатели, которые весь бой отсиживались по кустам, а теперь вылезли из своих нор, чтобы добить обессиленного юношу, дабы засвидетельствовать свою верность предводителю. Но когда двуногие шакалы окружили свою жертву, поднявшийся с земли тёмный рыцарь грозным окриком отозвал свою свору и отправился прочь от места побоища, повернувшись спиной к героическому молодому человеку, всё ещё настороженно следящему за удаляющимся рыцарем. Дубадам был слаб от усталости, шатался от ран — но лицо его искрилось от радости: он наконец нашёл достойного врага! С которым обязательно вновь встретится в честном бою — и тогда уж точно победит! Именно с этого эпизода и началось знаменитое соперничество между чёрным рыцарем Дубадамом и благородным героем Всеславуром.

Троп достойный противник уходит корнями в глубокую древность, во времена, когда у многочисленных племён и народов, населяющих Землю, уже заметно выделились фракции воинов, но ещё без наследственного закрепления в сословной системе. Выдающиеся бойцы своими личными заслугами в деле борьбы с опасными животными и в военных сражениях обретали геройскую репутацию, в том числе и грозную. Соответственно, формировались и кодексы поведения, основанные на вежливости и почтительности (по крайней мере, внешних), что позволяло как избегать внутренних конфликтов среди воинов, так и не провоцировать ненужных войн с соседями. Впоследствии, по мере формирования сословной системы, сложилась парадоксальная ситуация, когда отношение представителей знати к таким же знатным людям из другого народа оказывалось намного лучше, чем к представителям своего собственного, если те были из «низших» сословий — к которым записывали земледельцев и ремесленников… На протяжении веков в разных странах мира «знать» вообще запрещала «черни» иметь оружие и обучаться владению им, и военные конфликты разрешались не благодаря ополчению народных масс, а путём столкновения двух армий из наследственных воинов — стремление к сохранению собственного привилегированного положения перевешивало стратегические соображения. Одним из следствий этого стала концентрация внимания на действиях отдельных бойцов: если они добивались успехов, то событие запечатлевалось в творчестве, обычно устном, в виде песен и рассказов, и эти произведения с одной стороны запускались в виде национальной пропаганды, а с другой — щекотали самолюбие знати, которая поддерживала сочинителей. В таком «аксепте» сражение изображалось как совокупность поединков богатырей, проведённых по некоторым правилам, соблюсти которые было важнее, чем победить. И соответственно, проиграть не считалось позорным — если противник оказывался достойным.

По понятным причинам, троп распространён весьма широко и охватывает все страны и времена, начиная с Античности; последнее его яркое проявление наблюдалось во времена Первой мировой войны. В более поздние времена окончательный развал старой сословной системы и формирование профессиональных армий не по происхождению, а по способностям низвели его из чуть ли не обязательного элемента до личного дела двух противников по разным сторонам фронта, взаимно решивших внести в бой классические правила, основанные на уважении — или, по крайней мере, на справедливой оценке способностей друг друга.

В произведениях троп характерен для событий, происходящих до Второй мировой войны или её эквивалентов в иных мирах. Дополнительные баллы, если в описанном в произведении обществе сохранились элементы сословной системы. Достаточно распространён в аниме и манге из-за менталитета авторов: в сёнэнах «Я буду твоим противником» (бой разбивается на поединки) — это отказывающийся умирать штамп.

Помимо прочего, постоянный поиск достойных соперников является характерным признаком типичного рыцаря крови.

Схожий троп — «Возлюбленный враг». Отличие в том, что закадычные враги отнюдь не всегда испытывают друг к другу хоть какое-то даже подобие уважения — просто их вражда длится так долго, что за это время успела превратиться в извращённый аналог привязанности друг к другу.

Примеры

Мифология и фольклор

  • Библия — Давид так относился к царю Саулу, который преследовал его долгие годы и желал смерти вплоть до самого конца: он дважды щадил его жизнь, а когда Саул погиб в битве с филистимлянами вместе со своим сыном Ионафаном, то Давид даже оплакал их обоих в песне.
«

От крови сражённых, От плоти могучих Лук Ионафана не отворачивался, Меч Саула не возвращался несыт. Саул и Ионафан — Столь любимы и чтимы при жизни, И в смерти не разлучились. Были они быстрее орлов, Львов сильнее.

О, дочери Израиля, Оплакивайте Саула, Который одевал вас в роскошные алые наряды, Который украшал ваши платья золотым убранством.

»
— 2-я книга Царств
  • Гильгамеш так задолбал население своего города Урука буйным поведением, что его жители взмолились богам, дабы те создали достойного противника для их правителя и героя. Боги вняли и слепили (буквально — из глины) великана Энкиду и вдохнули в него жизнь. Гильгамеш, прослышав про покрытого шерстью дикого громилу, который «единится с природой» где-то в степях и отгоняет охотников от зверей… нет, не рванул сломя голову на битву, как можно было бы ждать от него. Сначала он отправил в качестве «прогрессора» храмовую проститутку, которая в перерывах между плотскими утехами понемногу социализирует великана и в конце-концов уговаривает жить вместе с людьми в Уруке. А уж в городе Гильгамеш рванул сломя голову «рубица» с Энкиду. Правда, битва закончилась вничью, а Гильгамеш и Энкиду после этого закорешились и стали очень близкими друзьями.
  • «Бой Кухулина с Фердиадом» — ирландская сказка о сражении заглавных персонажей (закончившаяся гибелью второго) по личным мотивам. Оба противника относятся друг к другу с уважением, соответствующим рыцарским романам более поздних времён.
  • Отчасти под троп подпадают истории о трикстерах, в которых встречаются два плута, пытающихся друг друга одурачить, после чего, оценив хитрость друг друга, иногда начинают работать вместе. Так, в мальгашской сказке «Кутуфеци и Махака» заглавные персонажи обменялись мотыгой из глины и вороной в корзине, выдав их за железную и за курицу соответственно, а в аналогичной молдавской сказке «Пэкалэ и Тындалэ» заглавные персонажи обменялись мешками с ореховой скорлупой под видом орехов и мешком с болотной травой под видом шёлка.
  • Древнегреческая мифология — царица амазонок Пентесилея для Ахилла: хотя он смог сразить воительницу во время Троянской войны, её красота и смелость произвели на него такое впечатление, что он даже убил позволившего себе издевательства над погибшей амазонкой союзника Терсита и горько оплакивал её смерть.
    • А вот в случае с Гектором субверсия: многие ахейцы восхищались смелым троянским героем, но как раз Ахилл его ненавидел всей душой без малейшего проблеска уважения за убийство своего друга Патрокла. Поэтому после победы над троянским принцем Ахилл долго издевается над его телом и возвращает для погребения отцу Гектора Приаму только после слезной просьбы последнего и немалого выкупа (мера золота, равная весу тела Гектора).
«

Сержант в «учебке» наставляет новобранцев:

— Врага надо уважать. Вот, например, собираешься ты поставить «растяжку», но так как человека уважаешь — должен поставить её так, чтобы рядом была какая-нибудь ямка. Ну, чтобы если вдруг враг заметит, что задел — у него была возможность спрятаться от взрыва.

Закончив, сержант оглядывает важно кивающих рекрутов, после чего усмехается и внезапно продолжает:

— А ещё запомните, что умный враг — это самый опасный враг, поэтому в ямку нужно заодно установить противопехотную мину!

»
— Анекдот

Литература

  • «Баллада о Востоке и Западе» Р. Киплинга — лихой «абрек» по имени Камаль с двенадцатью бойцами скрылся на мятежной границе британской Индии и украл лошадь безымянного британского полковника. Сын последнего бросается в погоню за разбойником, вступая с ним в смертельную схватку. Однако каждый оценил смелость и удаль другого, и в итоге взаимное уважение победило ненависть — оба помирились и стали побратимами.
    • «Фуззи-Вуззи» — а здесь автор с нескрываемым восхищением уважительно отзывается о суданских партизанах, которые в своё время дали знатно прикурить британским солдатам.
  • Цикл «Волкодав» М. Семеновой — заглавный герой и Винитар. При этом тут на самом деле достаточно интересная ситуация — уважение настолько велико, что ни один не хочет убивать другого. Но того требует долг — Волкодав убил отца Винитара в отместку за своих родных. Благородный сын злодея на самом деле не сказать, чтобы прям таки пылал сыновьей любовью к жестокому батеньке, но традиции жёстко требуют в этом случае только кровной мести. И даже при этом Винитар хочет решить все вопросы с главным героем исключительно через честный поединок. Эврих даже подсвечивает благородство Винитара Волкодаву: «С такими врагами тебе, брат мой, можно не торопиться заводить новых друзей».
  • «Змей Уроборос» Эрика Рюкера Эддисона — такими Лорды Демонландии считают своих врагов ведьмландцев. Особенно достойным предстаёт Корунд. И конечно, Король Горис, как извечный враг.
  • «Золотой телёнок» И. Ильфа и Е. Петрова — Бендер при первой встрече с подпольным миллионером Корейко, на денежки которого хочет наложить лапу, сразу понимает, что ему попалась непростая цель: «Этот денег на тарелочке не принесёт… ну, разве только я очень уж попрошу. Объект, достойный уважения». Сын турецко-подданного как в воду глядел — Александр Иванович легко отразил попытку «взять крепость неожиданной атакой» и сдался только после длительной и тяжёлой (как в материальном, так и в моральном плане) «осады».
  • «Повесть о разорении Рязани Батыем» — поражённый отчаянной смелостью, мужеством и воинским искусством Евпатия Коловрата, Батый, сказав «Если бы такой вот служил у меня, — держал бы его у самого сердца своего», отдал тело рязанского богатыря оставшимся в живых русским воинам и велел их отпустить, не причиняя им никакого вреда.
  • «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» Артура Конан Дойла — Шерлок Холмс и Джеймс Мориарти друг для друга. Для Холмса не жалко пожертвовать жизнью, чтобы избавить мир от гениального преступника. А для профессора Мориарти важно покончить с противником собственноручно, хотя бы с риском для собственной жизни.
  • «Сказки тёмного леса» — для Грибных эльфов в таком амплуа выступает команда «Хирд» и её лидер Морадан, исповедующие жёсткую субординацию, качественный отыгрыш и бескомпромиссно трезвый образ жизни. То есть, прямо противоположную Грибным систему ценностей. Изначально были самыми лютыми врагами ГЭ, но со временем противоречия между двумя группами заметно сгладились.
  • «Судьба человека» Михаила Шолохова — комендант немецкого концлагеря восхищается стойкостью и мужеством главного героя, которые тот не теряет даже перед угрозой быть убитым: «Вот что, Соколов, ты — настоящий русский солдат. Ты храбрый солдат. Я — тоже солдат и уважаю достойных противников».
  • «Тёмный эльф» Роберта Сальваторе — убийца Артемис Энтрери (кстати, песню Канцлера Ги «Единственный враг» (см. раздел «Музыка») часто приписывают именно ему) встретив Дзирта (Дриззта) До’Урдена, загорается маниакальной идеей одолеть темного эльфа в бою, но все никак не выходит — то Дзирт его случайно победит, то победа выйдет не чистая. В результате Джарлакс, чтобы его приятель угомонился, инсценировал смерть Дзирта. Забавно, что годы спустя, когда они снова встретились, Артемис уже «перегорел» в своем желании, а эльф был рад ему почти как другу.
  • «Хроники странного королевства» О. Панкеевой — для Шеллара в десятой-одиннадцатой книгах таким становится брат Чань из Ордена Небесных Всадников, доходит даже до того, что Шеллар до самого последнего момента ищет возможность перевербовать человека, стараниями которого он оказался одной ногой в могиле. Впрочем, когда выяснилась принципиальная невозможность перевербовки прошедшего ритуал посвящения человека, Шеллар без раздумий приказал Чаня устранить — противник Чань, конечно, достойный, но слишком опасный.
    • Шеллар и региональный координатор службы «Дельта» Макс Рельмо в первых книгах не то чтобы противники, просто любопытный король хочет знать, чего ему ждать от разведывательно-исследовательской сети из параллельного мира, а региональный координатор, разумеется, не хочет раскрывать ее существование кому попало. Но в конечном итоге Макс признает, что Шеллар по совокупности косвенных улик и обрывков информации узнал очень многое, включая имена нескольких агентов (а еще раскрыл зреющий в службе «Дельта» заговор против Макса) и идет на контакт.
  • «Школа» А. П. Гайдара — поручик-белогвардеец, командовавший расстрелом пленного красноармейца Чубука, отдаёт должное его мужеству перед лицом смерти: «А этот-то хорош. Стоял, как на часах, не коверкался. И ведь плюнул ещё!».

Музыка

  • Группа «Ария», «Ангелы неба» — пилоты боевой авиации здесь показаны как настоящие рыцари неба, взаимно уважающие своих соперников («Здесь, на краю, в этом яростном бою нет побеждённых — встретимся в раю!»).
  • Кошка Сашка (А. Павлова), «Враг» — в финале герой всё же убивает того самого Врага, которого ему следует ненавидеть всей душой («Враг навсегда остается врагом, // Не дели с ним хлеб, не зови его в дом»). Но он всё равно отдаёт дань уважения своему погибшему оппоненту («И вместо молитв к небесам посылаешь последний патрон — // На память о том, кто был честен и смел, но назвался врагом…»).
  • Канцлер Ги, «Единственный враг» — аверсия: лирический герой песни как раз страдает от того, что никак не может найти себе сабж статьи («Моя трагедия комедий балаганных смешней, // И потому безумно мне дорога: // Я научился находить себе прекрасных друзей, // Но не могу найти по силам врага»).
    • «Романс Ротгера Вальдеса» — «Адмирал, в этот час пью за ваше здоровье, // Лучше будьте здоровы, чем будьте мертвы. // Ведь без вас, признаюсь, скучно станет на море, // Ведь противник достойнейший — вы…».
  • Джем, «Колдовские врата» — выступающая рассказчиком демоническая сущность убила прибывшего к тем самым вратам охотника на нечисть. Но, оценив его упорство и мужество (хоть и не преминув указать, что считает их глупыми), оживляет его… в виде хищной нежити. Увы, уважение у этого демона проявляется в полной гармонии с его зловредной природой.
  • Meldis, «Поединок» — «Тёмные башни, ворот булат — // Враг твой силён, но не хочет боя, // Враг твой — такой же как ты солдат, // Только на флагах его иное…».
  • «Battotai» (один из первых японских военных маршей времён Реставрации Мэйдзи) — в песне есть строчка: «Вражеский генерал — наихрабрейший из героев, а его воины — все как один бесстрашные самураи».

Театр

  • «Бронепоезд 14-69» Всеволода Иванова — «белый» капитан Незеласов, командующий заглавным бронепоездом. Несомненно выступает на вражеской стороне, так как ему поставлена задача привезти подкрепления для борьбы с возможным восстанием «красных» во Владивосток. Однако при этом он показан как истовый патриот, который остаётся защищать то, что считает правильным, в то время как его более… прагматичные коллеги по «белому» цеху уже навострили лыжи бежать из страны. Погибает тоже героически, успев покрошить из пулемёта кучу «красных партизан» (правда, и своих немало положил) перед тем, как вражеская пуля, так сказать, нашла своего героя.
  • «Генрих IV, часть 1» — принц Генрих и Генри Перси (по прозванию Хотспер). Взаимно уважают друг друга и взаимно же считают, что на этом свете должен остаться только один из них. В итоге победу в схватке одерживает Генрих, но напоследок отдаёт должное оппоненту и его доблести: «Здесь, на земле, в живых нет равного тебе героя!».
  • Опера «Князь Игорь» А. П. Бородина (по мотивам «Слово о полку Игореве») — так относится половецкий хан Кончак к князю Игорю, что и демонстрирует, когда тот был побежден и взят в плен: он объявляет невольника не пленником, а почётным гостем, равным хану, и предлагает русскому князю свободу, если Игорь пообещает больше не воевать с половцами (тот отказывается, прямо говоря, что обещать такое не может, а лгать не собирается). В ответ Кончак вслух выражает сожаление, что они не могут стать союзниками — вместе они бы смогли захватить и объединить под своей властью всю Русь. Бегство Игоря из половецкого плена ещё больше укрепляет уважение хана к главному герою.
  • «Кориолан» У. Шекспира — римского полководца Кая Марция (позже получившего прозвище «Кориолан» за взятие вольской столицы Кориол[1]) и воеводу вольсков Тулла Авфидия судьба несколько раз сводила на поле боя по разные стороны баррикад. Оба высоко оценили полководческие навыки друг друга и преисполнились взаимного уважения. Главный герой даже прямо подсвечивает это вслух: «Он лев: горжусь охотой на него». Неудивительно, что когда его изгоняют из Рима, опальный полководец решает заключить союз против своей бывшей родины не с кем-нибудь, а именно с Авфидием, который последний с восторгом и принимает.

Кино

(link)

Криптонская воительница Фаора-Ул и полковник Натан Харди
  • «12 разгневанных мужчин»— так можно рассматривать взаимоотношения присяжных № 4 и № 8. Они придерживаются противоположных точек мнений, но при этом не переходят на личности, как некоторые другие присяжные, стараются придерживаться только неопровержимых фактов и относятся друг к другу с уважением. В итоге №8 удаётся переубедить №4 – после чего последний спокойно признаёт, что ошибался.
  • «Апокалипсис сегодня» — подполковник Килгор поит водой из фляжки смертельно раненого вьетнамского солдата, ещё и подсвечивая: «Человек, который продолжает сражаться, даже когда у него выпали кишки, может пить из моей фляжки». Сцена отдаёт изрядной показухой и дешёвым пафосом, причём сделано это режиссёром совершено намеренно, чтобы тем самым подчеркнуть двуличие Килгора.
  • «Банды Нью-Йорка» — таковым Уильям «Мясник Билл» Каттинг, антагонист и главарь «Конфедерации Коренных», признаёт павшего от его руки «священника» Валлона, предводителя ирландской банды «Мёртвых кроликов». Понятное дело, никакой большой любви к «понаехашим» ирландцам-католикам, как и ко многим другим людям в целом, американец-протестант не питает, но Валлона отмечает отдельно: после его добивания не позволяет уродовать тело, пятнадцать лет спустя с уважением отзывается об убитом как о равном себе и даже бережно хранит его мемориальный портрет.
  • «Джон Уик» — заглавный герой является профессиональным киллером, с лёгкостью уничтожающим обычных головорезов пачками, и любой противник, чьи боевые навыки сравнимые с его, вызывает у него уважение. Например, во второй части такими стали Кассиан и Арес, а в третьей — Зеро и его ученики.
  • «Жаворонок» — последний оставшийся в живых танкист спасает от гусениц потерявшего управление танка немецкого мальчика, и отправленные на его перехват немцы даже не думают в него стрелять — кроме одного, на которого сослуживцы смотрят с немым осуждением.
    • В ремейке «Т-34» сыграно более прямо и топорно: тут Ивушкину противостоит немецкий танковый ас Ягер, с которым они устраивают танковую дуэль и пожимают друг другу руки.
  • «Звезда» (2002) — после того, как немцы загоняют в заброшенный сарай остатки советской разведгруппы и там их сжигают, огнемётчик СС, стоя перед пылающим зданием, снимает каску, что можно воспринять и как усталость после долгого и тяжёлого боя, и как дань уважения противнику.
  • «Мстители: Война бесконечности» — Танос признал Старка достойным противником и потому решил его убить (Безумный Титан старается не убивать, чтобы у всех потом были равные шансы на выживание после Щелчка), Стрейнджу пришлось поспешно отдать свой Камень за жизнь Тони.
  • «Последний самурай» — после самоубийственной атаки остатков самурайского войска на картечницы и пушки сначала командовавший стрелками лейтенант, затем обслуга картечниц, а затем и все солдаты встают в позу «догэдза», символизирующую максимальное уважение (преклоняют колени и отвешивают земной поклон в сторону павших врагов), а знаменосцы опускают флаги.
  • «Схватка» — подобное отношение формируется между Нилом Макколи, главарём банды грабителей, и идущим по следу лейтенантом убойного отдела Лос-Анджелеса, Винсентом Ханной. Ещё до личного знакомства Ханна понимает, что имеет дело с опытными преступниками, и не без восхищения окончательно убеждается в этом, когда почуявшие слежку оппоненты провернули хитрую схему и выявили личности преследователей. Во время неофициальной очной ставки оба осознают свою похожесть: нормальная жизнь не про них, единственная возможная и желанная стихия — постоянная опасность. Поэтому они демонстрируют взаимное уважение, но прекрасно осознают, что при необходимости устранят друг друга, как бы ни было тяжело морально.
  • «Счастливого Рождества, мистер Лоуренс» — майор Джек Селлерс для капитана Ёнои. Японец высоко оценивает его храбрость и стойкость в плену, считая настоящим воплощением самурайских добродетелей. В конце фильма Ёнои даже отрезает прядь волос с головы мучительно казнённого Селлерса и чуть позже попросил Лоуренса отвезти её в его родную деревню и освятить там в храме — неслыханная честь для гайдзина, каковым был Джек Селлерс.
  • «Убить Билла»:
    • Похоже, что с уважением друг к другу относятся вставшая во главе токийских якудза О-Рэн Исии и мстящая ей за четырёхлетнюю кому с потерей ребёнка Беатрикс Киддо. Когда бывшая коллега, обычно нападающая на противников с ходу, сперва открыто бросает первой вызов, та честно посылает против неё небольшую армию подчинённых, а после их разгрома лично сходится со мстительницей в честной схватке на мечах и достойно проигрывает бой. В итоге её смерть — одна из двух, над которыми Беатрикс нехарактерно для себя проливает слезу.
    • В одностороннем порядке Беатрикс как воина уважает Элль Драйвер, хотя на личном уровне терпеть её не может. Беатрикс же ненавидит Элль безо всякого уважения, особенно после откровения, что та подло отравила их общего учителя Пэй Мэя.
  • Франшиза «Хищник» — пришельцы-охотники яутжа в основном держат людей за добычу, пусть и опасную, но если человек сумеет дать достойный отпор или хотя бы просто рискнет выйти против гораздо более сильного инопланетянина один на один, ему вполне могут выразить уважение (чаще всего все-таки посмертное в форме обработки черепа как ценного трофея, но во втором фильме пришельцы оставили в живых главного героя, сумевшего убить охотника).
  • «Человек из стали» (см. видео) — подручная генерала Зода Фаора-Ул высоко оценила отчаянное мужество полковника Харди, который продолжал стрелять в неё, пока не закончились патроны, а потом изготовился к ножевому бою. Криптонка без проблем могла бы прикончить тогда землянина голыми руками так быстро, что он бы просто не успел этого понять (как Фаора провернула подобное с подчинёнными Харди в этой же сцене) — но в знак уважения к смелому противнику воительница достаёт свой нож и «подбадривает» оппонента издевательски звучащей, учитывая контекст, фразой «Достойная смерть — сама по себе награда». Опять же, Фаора в данном случае вовсе не глумится над заведомо многократно уступающим ей во всём противником, а отдаёт должное его силе духа. Сам полковник Харди, который сумел пережить ту стычку благодаря вмешательству Супермена, чуть позже уже точно издевательски «зеркалит» эту фразу Фаоре прямо в лицо, когда направляет грузовой самолёт с «фантомной бомбой», в которую превратили космический корабль Кал-Эла, прямо на корабль Зода.

Телесериалы

  • «Великолепный век. Империя Кёсем» — приняв заранее смертельный яд, Сафие-султан признаётся Кесем, что всегда считала её таковой для себя. После чего отдаёт победившей в местной «игре престолов» противнице кольцо, символизирующее власть над Женским султанатом.
  • «Викинги» — скандинавский викинг (в последствии — конунг) Рагнар Лодброк и Эгберт, король Уэссекса. До самого конца оставаясь прямыми политическими противниками, два лидера с непростыми судьбами и противоречивыми характерами проникаются взаимным уважением.
  • «Доктор Кто» — Доктор для далеков, как ни странно, учитывая предельную ксенофобию этих созданий. В эпизоде «Победа далеков» (s5e3 «ньюскула»), например, далеки используют в качестве невольного эксперта Доктора, чтобы подтвердить чистокровность группы своих сородичей, считая его авторитетное мнение единственно приемлемым для себя. А в эпизоде «Изолятор далеков» (s7e1 «ньюскула») выясняется, что далеки считают ненависть прекрасной. И ненависть Доктора к ним настолько восхитительна, что далеки в равной мере жаждут смерти главного героя… и боготворят его. Сам Доктор, к слову, к далекам не испытывает ни малейшего уважения.
  • «Звёздный путь: Оригинальный сериал» — капитан ромуланского звездолёта из эпизода «Равновесие страха» (s1e14) выказывает подобное отношение к Кирку, с сожалением констатируя, что при других обстоятельствах он был бы счастлив иметь такого друга и товарища, как капитан «Энтепрайза».
    • «Звёздный путь: Глубокий космос 9» — Ворф сумел завоевать уважение Джем’Хадар во время своего пребывания в плену у Доминиона, несколько дней сражаясь с ними в учебных смертельных поединках. Когда он, изрядно ослабленный предыдущими боями, всё равно непреклонно встаёт против местного лидера Джем’Хадар Икатика, тот отказывается от боя, сохраняя жизнь достойному врагу.
« Я не могу победить этого клингона. Все, что я могу сделать, это убить его. И это мне больше не интересно. »
— Икатика
  • «Команда „А“» — из многочисленных противников главных героев подобное может быть применительно к полковнику Родерику Деккеру, который показан как просто честный и исполнительный служака, искренне убеждённый в том, что заглавная группа бывших военнослужащих является преступниками. При этом Родерик демонстрирует неохотное восхищение профессионализмом «Команды „А“», а полковник Смит, возглавляющего эту группу, уважает упорство Деккера.
  • «Крысиный патруль» — основным противником главных героев выступает гауптман Ганс Дитрих, который взаимно уважает профессионализм и мужество своих соперников. Образ немецкого офицера во многом списан с Эрвина Роммеля (см. раздел «Реальная жизнь»).
  • «На краю Вселенной» — Скорпиус с уважением отзывается о Джоне Крайтоне, считая его блестящим тактиком за то, что тот неоднократно расстраивал его планы и умудрялся долго убегать от него. Когда он вынужден работать вместе с экипажем «Мойи» против общего врага, Скорпиус оказывается ошеломлён пониманием того, что Крайтон совершенно не представлял, что он делал бо́льшую часть времени, и его победы были в значительной степени просто слепой удачей с нулевым уровнем планирования.
  • «Спартак: Война проклятых» — Красс не скрывает своего восхищения личностью Спартака за то, чего ему удалось добиться, уважая его воинские навыки и лидерские качества. Спартак, со своей стороны, явно признает Красса своим самым опасным врагом и, кажется, тоже испытывает к оппоненту скрытое уважение.
  • «Хэппи» — работающий на мафию мастер пыток Смузи считает таковым Ника Сакса. Он даже хандрит некоторое время после смерти главного героя, и искренне радуется внезапному появлению Сакса, когда тот приходит по его душу. С этой же радостной улыбкой Ник и откручивает голову Смузи. Буквально!
  • «Чёрная Гадюка» — обыгрывается с юмором в эпизоде «Личный самолёт» (s4e4): немецкий ас барон фон Рихтгофен толкает своему английскому коллеге Флэшхарту пространную речь про то, что они оба являются достойными людьми чести, бросившими друг другу вызов в грозовом небе войны. В ответ англичанин застрелил немца из револьвера, сказав напоследок только фразу «Вот дурак!».
  • «Шесть летящих драконов» — сразу по двум линиям:
    • Соперничество за титул «лучшего воина страны» (так и говорят). Первоначально этот титул безальтернативно держит социальный дарвинист Киль Тэми, уничтожающих любых других претендентов с неизменным выражением лица «какие-то насекомые опять оторвали меня от обеда». Однако увидев в деле молодого Му Хюля, Тэми чуть ли не прослезился: и потому что вспомнил себя в юности, и потому что опознал боевую технику их общего учителя. Дав Му Хюлю пару дельных советов, Тэми отпускает его с миром, с тем, чтобы вновь сразиться, когда тот наберется опыта. Однако ко всеобщему удивлению, вместо Му Хюля победу над Тэми одержал Ли Банджи. И начинается соперничество между Му Хюлем и Ли Банджи… Которое так и не получило развязки: в кульминации итог их противостояния решает не воинское мастерство, а подлая интрига Ли Банвона.
    • Постепенно становятся врагами бывшие союзники в построении нового государства — Ли Банвон и Самбон. Вообще-то, к сантиментам по отношению к врагу Банвон не склонен вообще, а Самбон — только к тем, из кого надеется сделать союзников (в чем, в общем-то, и была одна из причин их конфликта: тех, кого Самбон надеялся убедить в своей правоте, Банвон просто уничтожал). Однако, когда уже после смерти Самбона советник Банвона предлагает написать в летописи, что Самбон «пытался сбежать, как мышь», Банвон решительно это пресекает, заявляя, что тот заслуживает уважения к его памяти. А потом появляются намеки, что Самбон переродился в теле его сына.

Мультфильмы

(link)

Сказ о том, как непросто старому викингу найти достойного противника
  • «Астерикс и викинги» — оные норманны по отношению к галлам, даже «баффнутым» волшебным зельем. В процессе побоища с викингами Обеликс даже восхищается ими вслух: «Вот это я понимаю, бойня — не то, что с трусливыми римлянами! Нужно будет попросить их как-нибудь сделать набег на нашу деревню!»[2].
  • «Крепость. Щитом и мечом» — осаждающие Смоленск польско-литовские солдаты в кои-то веки показаны не демоническими урук-хаями, а просто опытными солдатами и офицерами, делающими свою грязную работу без лишних сантиментов и смакования насилия. Но вот для стоящих за их спинами разжигателей войны, польского короля Сигизмунда и его советника-кардинала, создатели мультика чёрных красок не пожалели.
  • «Кунг-фу Панда» — Тай Лунг узнаёт от Неистовой Пятёрки имя Воина Дракона и изрекает фразу, ставшую эпиграфом к этой статье, с таким неимоверным пафосом, что ей мгновенно суждено было стать мемом. Когда злобный барс встречается лицом к лицу с непутёвой пандой По, которую и объявили Воином Дракона, то он заметно разочаровывается в своём сопернике. Однако главный герой быстро показывает себя в бою как минимум ничем не уступающим Тай Лунгу. А в финале четвёртой части, после победы По над Хамелеоншей, барс и вовсе признал, что его противник действительно достоин титула Воина Дракона.
  • «Мадагаскар 3» — после первой стычки с Дюбуа последняя сдержанно похвалила сумевшего удрать от неё Алекса: «Неплохо, лев. Сыграем ещё».
  • «Ранго» — легендарный бандит Гремучка Джейк изначально презрительно относился к заглавному герою, ставшему шерифом в пустынном городке Сушь, считая его обычным фигляром и лжецом за завиральные истории о том, что он якобы убил семерых одной пулей. Но позже Ранго сумел вместе с жителями городка организовать достойный отпор Джейку, а потом невольно спас его от мэра, разрушив пулей стекло огромной бутылки, в которой его вместе с Бобиттой хотел утопить злодей. Мощный поток воды смыл и обезвредил как самого Гремучку, так и мэра с подручными — ровно семерых. Выживший после этого Джейк мгновенно подметил иронию судьбу, которая сделала правдой выдумку Ранго, выказал своё уважение храброму хамелеону — и отправился в закат с захваченным мэром, чтобы там с чувством, с толком и расстановкой рассчитаться с ним за предательство.
  • «Спирит: Душа прерий» — безымянный полковник-кавалерист армии США, который безуспешно пытается укротить непокорного мустанга на протяжении всего мультипликационного фильма, в итоге не даёт убить жеребца своим подчинённым в конце и позволяет тому сбежать, отдавая тем самым должное его могучему духу.
  • «Хранители снов» — Бугимен подлым выстрелом в спину убивает Песочного Человека, пока тот отбивался от множества Ночных кошмаров Бугимена. В этот момент Ледяной Джек выдал такую волну холода, что разом превратил в ледяную пыль всех кошмаров. Ледяной Джек от перенапряжения потерял сознание, но и Бугимена взрывом отбросило далеко в сторону. Наблюдая, как остальные Хранители уносят Джека через портал, злодей сказал: «Наконец-то появился тот, кто умеет веселиться по-настоящему!» Впрочем Бугимен больше хочет переманить Джека на свою сторону — дескать, вместе мы сможем сделать всё кромешно-чёрным и холодным, как лёд.

Мультсериалы

  • «Аватар: Легенда об Аанге» — принц Зуко для главного героя (причём уважение взаимное) в первых сезонах. Потом перешёл на сторону Аанга и стал его союзником.
    • Лонг Фенг стал считать таковой Азулу после того, как она сумела настроить его людей против него. Но сама Азула отнюдь не разделяет подобного отношения к нему.
«

Лонг Фенг: — Ты обыграла меня в моей собственной игре. Азула: — Не обольщайтесь. Вы никогда даже не были игроком.

»
  • «Вселенная Стивена» — Яшма истово ненавидит Розу Кварц, но при этом уважает её как тактика и признаёт талант как крутого полководца.
  • «Гаргульи» — Занатос очень уважает лидера гаргулий Голиафа. Последний проявляет своё уважение к антагонисту заметно более неохотно, но оно всё же присутствует, и Голиаф, как правило, готов вступить в союз с Занатосом, если это то, что нужно, чтобы победить общую угрозу. Что характерно, многие из злодейских планов Занатоса состоят в создании злого подобия Голиафа, которое будет служить ему: робо-головорезы, похожие на Голиафа, силовая броня, похожая на Голиафа, псевдо-гаргулии и, наконец, клон… кого вы думали? Да, Голиафа.
  • «Звёздные войны: Войны клонов» — показанный в эпизоде «Буря над Рилотом» (s1e19) сепаратистский генерал Мар Туук, возглавляющий оборону Рилота, высоко оценивает генерала Скайуокера и мечтает победить того в бою.
    • «Звёздные войны: Повстанцы» — в эпизоде «Последняя битва» (s3e4) нам показывают дроид-генерала Калани, пережившего Войну клонов, который именно так начинает относиться к бывшему клон-капитану Рексу и его спутникам-джедаям. А в финале он даже сражается вместе с ними против прибывших имперских сил.
      • Гранд-адмирал Траун питает уважение к повстанцам, с которыми сражается. Это контрастирует с отношением большинством других имперцев, которые регулярно недооценивают повстанцев и по итогу оказываются обыграны ими.
  • «Первобытный» — эпизод «Холодная смерть» (s1e3): Копьё с заметным уважением относится к убитому им вместе с Клык старому мамонту, отдавая должное его стойкости в битве.
  • «Пришелец Зим» — заглавный злодей-протагонист так относится к своему вечному оппоненту Дибу, считая его самым умным из землян, так как мальчонка единственным замечает, что Зим является злобным пришельцем[3], регулярно раскрывает его злодейские планы и, с разной степенью успешности, пытается не допустить их исполнения.
  • «Самурай Джек» — заглавный герой и Шотландец начинали свои отношения именно так, а в итоге сдружились и стали верными союзниками против демона Аку.
    • Инопланетные львинообразные гуманоиды имаканди из эпизода «Джек против четырёх охотников» (s2e9), считающиеся одними из величайших охотников во Вселенной, на протяжении всей серии с огромной сложностью преследуют Джека, которого Аку объявил величайшей добычей. А когда ловят — то отпускают на свободу, к гневу Аку: по кодексу чести имаканди такая достойная добыча должна остаться в живых.
  • «Чудеса на виражах» — капитан воздушных пиратов Дон Карнаж/Дон Зареж изначально нападал на самолёт Балу исключительно ради грабежа. Но получая каждый раз вместо вожделенной добычи мзды в самом что ни на есть оскорбительном смысле, со временем проникся своеобразным уважением к этому авиаперевозчику. Правда, проявлять это самое уважение Дон Карнаж стал весьма своеобразно — нападая на самолёт Балу, даже если тот летит порожняком. Потому что в данном случае это уже вопрос чести, а не денег!

Комиксы

  • «Город грехов» — людоед Кевин для Марва. Полубезумного громилу, который вырос в адских трущобах и считает себя альфа-хищником местных бетонных джунглей, очень непросто впечатлить. Но Кевину это удалось — во-первых, он стал первым противником, которого Марв не смог одолеть силой и навыками рукопашного боя: после бесславного поражения только и оставалось, что под шумок сделать ноги. Победить Кевина удалось лишь хитростью, и даже побеждённый, с ампутированными Марвом ногами и руками, отданный на съедение собственному волку, он не издаёт ни одного звука. Ни криков боли, ни проклятий, ни мольбы. Ни-че-го. Это в равной мере пугает и восхищает Марва.
  • DC Comics — Ра’с аль Гул именно так относится к Бэтмену. Он видит в Рыцаре Готэма достойного и благородного врага. Человека, который, в конечном итоге, разделяет ту же цель, что и он, но пока ещё не понял, что для её достижения необходимо замарать руки по локоть в крови. Восхищение Ра’сом Темным рыцарем таково, что он, когда не сражается с Бэтменом в смертельных дуэлях на саблях и не вовлекает того в свои хитроумные смертоносные комбинации, часто и неоднократно предлагает ему стать его преемником на посту главы Лиги Теней и жениться на его дочери Талии аль Гул. И даже более того — Ра’с аль Гул знает истинную личность Бэтмена, но не раскрывает её другим врагам супергероя, считая подобное бесчестным. Сам Бэтмен, похоже, не разделяет подобного отношения к Ра’с аль Гулу, по крайней мере, в той же степени, поскольку его непреклонный моральный кодекс не позволяет ему видеть в нём кого-либо другого, кроме массового убийцы и мясника. Тем не менее, Бэтс отдаёт должное кодексу чести Ра’са и, несмотря на присущие этой ситуации неизбежные трения, поддерживает романтические отношения с дочерью своего врага, уже упомянутой Талией.
  • Marvel Comics — «Punisher MAX»: сумасшедший наёмник Меченый (нет, не тот) буквально одержим личностью Карателя, в чью голову он мечтает забраться, чтобы понять своего врага. И ему это удаётся.

Аниме, манга и ранобэ

  • «Легенда о героях Галактики» — адмирал Райнхард фон Лоэнграмм признает достойными противниками адмиралов Яна Веньли и Александра Бьюкока из флота Союза Свободных Планет. После сражения при Марр-Адетте, в котором погиб Бьюкок, Лоэнграмм приказывает всему флоту салютовать павшему противнику, а гибель Яна Веньли от рук террористов и вовсе выбивает кайзера из колеи — он так и не смог нанести адмиралу Яну поражение на поле боя.
  • Berserk — Бессмертный Зодд признает таковым Гатса — единственного простого человека, способного более-менее на равных бороться с монстром-апостолом.
  • Darling in the FranXX — «Девятки» признают, что для них таковыми являются офицеры Тринадцатого Отряда. Что и неудивительно, ведь оба отряда — лучшие представители враждующих идеологий: «Девятки» для папизма, Тринадцатые — для франкизма.
  • Fate/Zero — Гильгамеш проникся искренним уважением к Райдеру Искандеру, из-за его взглядов на то каким должен быть истинный правитель, и когда они сошлись в бою, то Гильгамеш сразу использовал против Искандера Эа, своё самое сильное оружие, которое он не использует даже против более сильных противников, просто потому что не хочет осквернять этот меч кровью недостойных букашек.
  • Fate/Stay Night — В экранизации рута UBW Гильгамешу добавили реплики, что он вполне себе мог бы признать достойным противником Геракла, если бы тот призвался не в классе Берсеркера, который сделал его только слабее и лишил рассудка.
  • Girls und Panzer — Михо Нисидзуми каждый раз показывает себя сильным, интересным и благородным противником, потому каждый сразившийся с ней начинает ее уважать, даже высокомерная Катюша спускается с плеч Нонны (т.е позволяет смотреть на себя сверху-вниз) и жмет руку. Собственно одна из причин, почему все школы помогают героям в фильме, состоит в том, что они не хотят терять такого противника, особенно если проиграли Михо и хотят взять реванш.
  • Hellsing — могущественный вампир Алукард заметно тяготится бесконечным существованием в качестве монстра-кровопийцы и завидует волевым людям, способным оставаться верными человеческой природе даже перед лицом смертельного ужаса. В частности он надеется пасть от рук инквизитора католической церкви, Александра Андерсона — одного из очень немногих сильных смертных. По этой причине превращение Андерсона в монстра Господа путём использования Гвоздя Святой Елены и отбрасывание человечности вызывает у Алукарда далеко не самые радужные эмоции.
  • One Piece — Король пиратов Гол Д. Роджер и герой дозора Монки Д. Гарп не раз сражались друг с другом и как выразился Роджер: «Мы с тобой так часто сражались, что уже почти что кореша», уважение Роджера было настолько велико, что незадолго до своей смерти, именно Гарпу он доверил защиту своего родного сына.
  • One-Punch Man — случайно докачавшись до заглавной способности уничтожать любого врага одним ударом, главный герой Сайтама стал тяготиться отсутствием персонажей, способных ему противостоять. До аналогичного состояния дошёл инопланетный лорд-захватчик Борос: именно поиск равносильного врага привёл его на Землю, где два сверхмогучих бойца смогли ненадолго друг друга уважить с победой в пользу ГГ.
  • Space Battleship Yamato — Лорд Десслер уважает отвагу землян, поздравляет их с победой над своим подчиненным и уничтожить хочет красиво.
  • Yuri on Ice! — Виктор Никифоров для Кристоффа Джакометти. Причём до такой степени, что когда первый ушёл в тренеры, второй растерял всю мотивацию и дальше выходить на каток.

Настольные игры

  • BattleTech — Хэнс Дэвион и Такаси Курита относятся так друг к другу, даром что лидеры враждующих государств (Федеративных Солнц и Синдиката Дракона соответственно). Когда любимая жена Такаси серьёзно заболела, Дэвион даже отправил ему секретное послание с искренним пожеланием скорейшего её выздоровления — весьма серьёзный «туз в рукаве», который Курита мог использовать, чтобы дискредитировать своего оппонента в глазах его подданных. Но Такаси его не использовал, в знак ответного уважения к своему сопернику, который верил в его честь.
    • Тайра Мираборг для Кланов. Была пилотом аэрокосмического истребителя Свободной Республики Расальхаг, которая сражалась, чтобы защитить от Кланов свою родину. Во время эвакуации выборного князя Республики, она и её эскадрилья нарвалась на «Лютого Волка» — флагман флота вторжения Кланов. Тайра в самоубийственной атаке направила свой истребитель на мостик космического корабля, умудрившись забрать с собой на тот свет ИльХана. Это вынудило Кланы приостановить своё вторжение во Внутреннюю Сферу на целый год, пока не был выбран новый общий лидер. Поскольку для клановцев такая славная смерть в бою считается вершиной того, к чему должен стремиться каждый воин, они в знак уважения к погибшей посвятили ей несколько строк в «Предании» — эпической поэмы, которую Кланы используют, чтобы отмечать великие события в своей истории. Клан Дымчатого Ягуара пошёл ещё дальше, переименовав недавно разработанный класс дропшипов в её честь — «Мираборг».
  • Vampire: The Masquerade — Цимисхи относятся так к клану Вентру, который был основным инициатором создания Камарильи, противостоящей поддерживаемому ими Шабашу. Как гласит их стереотип о Вентру в Книге Цимисхов: «Сделав неверный выбор, можно затем с достоинством отстаивать его. В Вентру воплотилась немалая часть благородства, свойственного Проклятым, поэтому, когда придет время уничтожить их, мы позволим им умирать долго, с честью».
  • Warhammer 40,000 — само собой, в мрачном далёком будущем, где есть только война, такое тоже встречается. Самый яркий и известный пример — вражда комиссара Себастьяна Яррика и орочьего ваиводы Газгкулла Маг Урук Трака. Первый, как и положено образцовому правоверному подданному Бога-Императора, орочьего предводителя ненавидит всей душой и без малейшего проблеска уважения, желая тому только скорейшей и мучительной смерти (есть за что — милые «забавы» Газкулла обошлись Империуму и человечеству очень дорого в плане людских жертв и материальных ресурсов). При этом сам Газкулл Яррика считает своим самым достойным и уважаемым противником (а это, на минуточку, самое близкое к человеческой концепции дружбы понятие в орочьей психологии) и даже отпускает на свободу «Аднаглазаго», когда тот попадает к нему в плен.
« Чилавеки все как один слабаки, достойные только топтания. Кроме Аднаглазого Яррика. Он один знает, как правильно нада драться. »
— Газгкулл Маг Урук Трака, пророк Waaagh!

Видеоигры

  • «Мор» (2019) — Гаруспик для Клары. Чудотворица даже хвалит Артемия, если тот рискнул своей жизнью ради спасения Мишки и принял на себя удар чумы.
  • Apotheon — боги Арес и Афина, хоть и воплощают разные аспекты войны, оба признают таковым главного героя Никандра. Последняя даже склоняет перед ним голову в знак уважения и безропотно отдаёт свой щит Эгиду, когда Никандр проходит её испытание в виде сюрреалистического лабиринта.
  • Baldur's Gate 3 — если игрок победил дьявола-ортона Юргира в храме Шар, то при следующей встрече в Доме Надежды он признает героев достойными противниками и его можно будет перетянуть на свою сторону.
  • BioShock Infinite — Корнелиус Слейт высоко ценит своего сослуживца Букера ДеВитта, считая того настоящим солдатом и прирождённым воином. Именно поэтому он отправляет своих людей убиваться против главного героя, а под конец вступает с ним в схватку лично — Слейт загнан в угол людьми Комстока и не хочет попасть в застенки Колумбии вместе со своими солдатами, предпочитая этому благородную смерть на поле боя от руки достойного соперника. В случае со Слейтом игрок может как уважить желание старого вояки, пристрелив его руками Букера, так и отказать в этом — в последнем случае Корнелиус разочаруется в ДеВитте.
  • Dragon Age II — Хоук для Аришока может стать единственным индивидом, который в Киркволле достоин уважения. Тогда, когда напряжение между кунари и людьми достигнет пика и начнётся кровопролитие, Аришок вызовет Хоука на дуэль, в противном случае, если Хоук не смог показать себя достойным соперником, Аришок просто прикажет своим воинам с ним разобраться, а потом нападёт со всей толпой своих подчинённых.
  • Far Cry Primal — Даа, Улл и Батари считают таковым Таккара. Последняя хотела даже переманить его на свою сторону, а первые двое с радостью принимают смерть от его рук — для воинов удам, чьё племя медленно вымирает от болезни, смерть от рук достойного врага воспринимается как не самый плохой исход.
  • Fate: Grand Order — на самом деле много кто. Но наиболее длительная история соперничества (временами переходящая в яростную борьбу) у Карны и Арджуны. Во время событий «Махабхараты» два индийских героя (и брата) решили далеко не все вопросы. И если Карна более сдержан и собран, то Арджуна демонстрирует признаки одержимости и во время очередного призыва частенько идёт искать давнего соперника, отодвигая желания своего Мастера на второй план. В Лостбелте, где Арджуна оприходовал весь индийский пантеон, стал Богом с большой буквы и решил строить свою (анти)утопию, противостояние, разумеется, стало ещё острее.
    • Озимандия зауважал Первого Хассана, после того как Гранд Ассасин чуть не срубил фараону голову в его же тронном зале. Добивать не стал (у него своя логика и представления, кому жить, а кому умереть) но явно мог бы!
    • Немалая часть злодеев успевает проникнуться уважением к Мастеру. Скажем, китайский император Цинь Шихуанди снизошёл до смертных оппонентов, которых прежде обвинял в смутьянстве, вольнодумстве, да и вообще за людей не считал. Тем не менее, когда «халдейцы» вошли в его столицу, он отказался от исполинского механического тела и перебрался в тело гуманоидное — чтобы решить судьбу своего мира не бесполезными философскими диспутами, а честным поединком.
    • Как ни парадоксально, но среди Криптеров больше всех уважает «халдейцев» и главного героя их лидер — Кирштария Водайм. Маг с наружностью типичного надменного аристократа, подчиняющий своей воле богов, передвигающий магией небесные тела и объявляющий на весь мир, что положит конец привычной истории человечества. Вопреки первому впечатлению, Кирштария не только ценит друзей, но и «халдейцев» воспринимает всерьёз, справедливо полагая, что лузерам не удалось бы одержать победу над Соломоном. Проявляется уважение в том, что «торжественную встречу» противникам он готовит не спустя рукава, как другие Криптеры, а подводя к границе Лостбелта целый флот, поддерживаемый Божественными духами, чудовищами и божественным орбитальным орудием. И это только начало: давить и гонять героев Кирштария будет по-взрослому, используя все доступные ресурсы и не давая перевести дыхание — вплоть до того, что попробует прихлопнуть их лично (то есть без Слуг — одной своей магией).
    • Внезапно — социопат Берил Гат, которому ничто нечеловеческое и скотское не чуждо. Тем не менее он тоже начинает выказывать ГГ уважение после того, как тот в честном бою победил Кирштарию. С очевидным фактом, что протагонист гораздо сильнее и опытнее него, как Мастер, тоже не спорит. Другое дело, что наёмный убийца Берил не особо нуждается в Слуге — он предпочитает другие методы решения проблем и устранения противников.
    • Да и Гоэтия напоследок взглянул на своих врагов по-новому, признав их силу. Правда, после того, как потерял «флажок бессмертия» и был низведён до крутого смертного.
  • God of War (2018) — когда Кратос побеждает Хранителя Моста Мёртвых в Хельхейме и вырезает его сердце, он, прежде чем уйти, прикладывает руку к груди поверженного врага и мысленно просит прощения у убитого гиганта, который просто выполнял свой долг. Подразумевается, что если бы на кону не стояла жизнь сына, Кратос никогда бы не пошёл на убийство тролля.
  • Mass Effect — в ходе событий трилогии коммандер Шепард становится тем, с чьими действиями надобно считаться всем окружающим, особенно смертельным врагам. Так, например, известный ненавистью к другим видам турианец Сарен Артериус вряд ли станет серьёзно спорить с обычным человеком и под напором его аргументов позволять себе усомниться в правильности выбранного пути. А представитель расы синтетиков-Жнецов, каждые пятьдесят тысяч лет уничтожающих всю разумную жизнь в местной Галактике, под финал DLC «Прибытие» прямо называет Шепард(а) «раздражителем» — взбесить такого противника тоже надо умудриться.
    • Олег Петровский из дополнения «Омега» к третьей части. Командуя войсками «Цербера», смог выбить Арию Т’Лоак прямо из родного дома, несмотря на всё её могущество. В дальнейшем показывает себя культурным человеком и дружелюбным злодеем, так что в дилемме «убить или взять в плен» многие выбирают именно второе.
  • Metal Gear Solid — по отношению к Солиду Снейку этим отмечаются несколько ключевых оппонентов:
    • Устроив с протагонистом перестрелку в духе Дикого Запада, Револьвер Оцелот своим фирменным «Ты весьма хорош» отмечает, что у него давно не было столь добротного поединка. В следующих частях чувство только укрепляется плюс выясняется, что таким же достойным противником для Револьвера в своё время был генетический отец Снейка, Биг Босс.
    • Загадочный Киберниндзя, на примере кучи охранников и отсечённой руки Револьвера Оцелота доказавший способность порезать мечом любого человека в фарш, почему-то принуждает Снейка к рукопашному поединку и только таким образом позволяет себя одолеть: любая попытка использовать огнестрел натолкнётся на невероятную способность отбивать пули. Лишь после победы над ним Снейк понимает, что под маской Киберниндзя скрывается Грей Фокс — его старый друг и соперник, считавшийся давно погибшим.
    • После первой снайперской дуэли Снайпер Вульф порезом на щеке отмечает схваченного в плен Снейка как достойную цель для охоты, а перед второй решающей дуэлью открыто звонит ему на CODEC с несколько глумливым, но предупреждением. Снейк в свою очередь понимающе относится к трагической предыстории смертельно раненной противницы, морально поддерживает её пошатнувшуюся гордость и после добивающего выстрела символически хоронит убитую, накрыв простреленную голову платком.
  • Nexus: The Jupiter Incident — Маркус Кромвель для горгов. Когда вождь Затук решает пойти на мирные переговоры, то непременным условием ставит, чтобы другую сторону представлял именно Маркус.
  • Red Dead Redemption 2 — дружба Датча и Хозеа началась с того, что они попытались друг друга облапошить, посмеялись и решили работать вместе.

Визуальные романы

  • Little Busters! — качок Масато Инохара считает таковым своего вечного соперника Кенго Миядзаву. Он даже дал ему прозвище «Сильнейший противник Масато».

Сетевой оригинальный контент

  • Everybody Loves Large Chests — если показать себя достойным противником во время боя с грифо-гарпиями (а сражаться эти монстры умеют ого-го как!) и проиграть, то с высокой долей вероятности монстродевушка не добьёт противника мужского пола, а займётся с ним страстным сексом, подлатает его раны и отпустит с миром. У грифо-гарпий это вбито буквально в подкорку — самцов у них нет, а потомство они предпочитают зачинать от сильных воинов. Учитывая сексапильную внешность этого вида монстров, у них отбоя нет от желающих попытать удачу авантюристов.
  • SCP Foundation:
    • SCP-076 «Авель» считал таковым одного из оперативников Фонда, который несколько раз противостоял ему и сумел выжить после этого. Известие о его смерти на другом задании даже повергло Авеля на некоторое время в уныние: «Такие люди, как он, хотят умереть в бою, настолько близко к врагу, чтобы чувствовать его дыхание. А не от каких-то [шумерское слово, непереводимо] несчастных случаев».
    • SCP-738 («Сделка с дьяволом») представляет возможность, как и следует из названия, заключить сделку с некой демонической сущностью. Как несложно догадаться, в каждом случае присутствует огромный подвох. Ради эксперимента Фонд отправил к демону главу своего юридического отдела Шелдона Каца. Сорок один час напряжённых переговоров спустя истощённый юрист потерял сознание, так и не заключив договор. Но оба, что интересно, получили от этого противостояния за столом переговоров искреннее удовольствие — Кац был расстроен, что не смог сохранить копию предварительного соглашения (в котором было девятьсот страниц!). А дьявол через письмо, оставленное в кармане пронырливого юриста, уведомил его, что давно так не веселился и всегда готов к новому раунду переговоров.

Реальная жизнь

  • Во время Греко-персидских войн афинский полководец Фемистокл прославился, когда разгромил персидскую армию при Саламине. Через много лет Фемистокла, который проиграл в политических играх на родине, изгнали из Афин под страхом смерти. Бежав с родины, грек оказался в Персии, где его мгновенно узнали… и назначали сатрапом одной из провинций, проявив к врагу больше уважения, чем те, кого он без преувеличения спас.
  • После взятия Бреды (1624) в ходе Тридцатилетней войны испанский полководец Амброзио Спинола специально спешился (хотя, как победитель, должен был сидеть на коне и принимать ключи от Бреды у пешего главы города), чтобы обнять своего противника, Юстина Нассау, и выразить ему свое уважение.
  • После битвы при Полтаве пленных шведских генералов позвали в праздничный шатёр для участия в пиру. Пётр Первый считал, что совсем не грех выпить за здоровье своих «учителей» в ратном деле.
  • Знаменитый германский лётчик-истребитель Манфред фон Рихтгофен, прозванный «Красным Бароном», прославился как несравненный ас во время Первой мировой войны. Когда смерть нашла его на поле боя, солдаты Антанты похоронили легендарного лётчика со всеми возможными воинскими почестями.
  • В начале ВОВ двое артиллеристов одной пушкой выполнили задачу задержать немецкую колонну. Один (подраненный комбат) сбежал к своим, а второй (старший сержант Николай Сиротинин) решил остаться на верную смерть, за пару часов уничтожив ещё десяток бронемашин и пару взводов пехоты. После того как немцы выяснили, что против них бой вёл один солдат, Сиротинина похоронили с воинскими почестями.
  • Таким во Второй Мировой войне для английских и американских сил был генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель. Уинстон Черчилль называл его великим полководцем и храбрым противником, а непосредственный противник Роммеля на фронте, генерал-майор Джордж Смит Паттон-младший, называл его «гениальным сукиным сыном» и даже мечтал о благородной дуэли с ним на танках.
    • Примерно так же Честер Нимиц, адмирал флота и главный специалист США по подводной войне, отнёсся и к Карлу Дёницу, главнокомандующему Кригсмарине, а до того — командиру подводного флота Третьего Рейха. Собственно, в итоге Нимиц и спас Дёница[4]: когда немецкому адмиралу грозила виселица в Нюрнберге за нарушение законов и обычаев войны (и, среди прочего, за объявление неограниченной подводной войны и приказ: «Топи их всех!» — по которому подлодки Кригсмарине перестали брать пленных, высылать досмотровые партии, а стали просто торпедировать любые подозрительные суда) — американский адмирал публично поинтересовался у судей: мол, а за что вы его судите? Мои парни на Тихом океане точно так же топили любые японские посудины, не заморачиваясь глупостями типа досмотра и помощью экипажу подбитого судна! Официального ответа не последовало (трибуналу было крайне трудно грамотно обосновать, что «если двое делают одно и то же — это ни в коем случае не одно и то же»), но в результате вместо виселицы Карл Дёниц получил всего десять лет тюрьмы и, отсидев в Шпандау, вышел на свободу с чистой совестью и до конца жизни даже получал пенсию, полагающуюся по званию «капитан цур зее» (капитан 1 ранга).

Примечания

  1. Карта расселения италийских племён. Вольски жили к юго-востоку от Рима.
  2. Это заодно и отсылка к комиксу-первоисточнику, в котором викинги как раз устроили набег на деревню галлов, чего не было в мультипликационной вселенной.
  3. Справедливости ради, главный герой не сказать, чтобы так уж превосходно маскируется — просто остальные люди кроме Диба показаны как клинические олигофрены, которым даже такой непритязательной маскировки достаточно, чтобы не задавать вопросы.
  4. Совпадение фамилий не случайно: дед Нимица был немецким моряком, осевшим в США.
Внешние ссылки
TV Tropes Worthy Opponent