Мэри Сью

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
Как отличить

Мэри Сью (также Сьюха, Сьючка, мужской вариант называется Марти Стю или Гэри Стю) — ужас и чума всех молначписов, то, каким ни в коем случае не должен быть главный герой. Что же характеризует Мэри Сью?

  • Унылая непобедимость. Никто и никогда не может одолеть Сьючку. Ни при каких обстоятельствах.
  • Готтентотская мораль. Автор возводит Сьючку в ранг мерила морали и нравственности. Что во благо Сьючке, то добро. Что нет, то зло.
  • Увешанность плюшками. Сьючка всегда обвешана самыми пафосными плюшками сеттинга. Суперспособности? Есть. Бессмертие? Есть. Происхождение от королей и полубогов? Тоже есть. Красота? Да Сьючка самая красивая в мире!
  • Дешевый пафос. Всё вышеописанное служит средством нагнетания вокруг Сьючки низкопробных страстей. Надрыв, превозмогание, коронные моменты, слезогонка, драма, драма, драма!
  • Отвратительный характер. Сьючка хамит всем остальным персонажам, иногда выдаёт потуги на иронию или сарказм, достойные Петросяна. При всём при том искренне считает, что ей все должны. И все с этим соглашаются!
  • Срисованность с себя. Автор делает Мэри Сью некоей улучшенной, исправленной и дополненной версией себя.
  • И самое главное — КАРТОННОСТЬ! Автор считает, что персонажу, обвешанному плюшками, завернутому в пафос и непобедимому, не нужен ни прописанный характер, ни развитие. Персонаж получается двухмерный, плоский.

Что, однако, стоит учесть начинающим авторам — хоть и надо стараться не сотворить Мэри Сью, не надо пугаться любых признаков, которые иногда приписывают Мэри Сью. Если они присутствуют умеренно и не режут глаза, то это нормально. Скажем, списать героя с себя — само по себе не страшно, даже когда это используется исключительно для потакания своим комплексам. Главное — чтобы читать было интересно.

Откуда берётся[править]

кодификатор
типичное проявление

Мэри Сью водится главным образом в фанфиках. Собственно, самая первая Мэри Сью — которую именно так и звали — и была персонажем фанфика по Star Trek[1]. Фанфикёр, как правило, не является профессиональным писателем, не знает, как надо, и его ничто не ограничивает, кроме собственного воображения. И только после того, как фанфик дружно оплёвывают и освистывают криками «Сьюха!», фанфикер понимает, что так не надо.

В фанфиках встречается особое, свойственное только Мэри Сью занятие — шиппинг Мэри с каким-нибудь каноническим молодым красавчиком. Если красавчик не только собой хорош, но и по каноническому сюжету становится каким-нибудь королем или правителем, то шанс нарваться на сексуально опасную Мэри Сью у него близок к 100 %. Если он должен был стать королём или правителем, но умирает — то Мэри его спасает и он, в благодарность, на ней женится (пресловутый «бороманс»).

Реже сьюхи пробираются в оригинальную литературу, которую иногда даже издают. Главным образом это «вокзальное чтиво» — попаданцы в Сталина, ыроническая фэнтэзя, попаданцы в ыроническую фэнтезю и тому подобное.

В последнее время в фанфиках набирает вес особый вид Сью — Политкорректный Монстр. Суть этого вида в том, что все должны любить Сьюху за то, что она этническое и/или расовое меньшинство с клюквенно описанной культурой, чем меньше вписывающееся в культуры мира оригинального произведения, тем лучше. «Сирийская беженка в Твердиземье», да.

Производные образы[править]

  • Аверсия: тут всё просто, Сью не присутствует.
  • Субверсия: Маша Сусанина, попав в Твердиземье, обнаруживает, что стала Цвёльфом и научилась божественно красиво петь. Но сражаться на мечах у неё не получается, магия хоть тресни, а не лезет, а потом она влюбляется в Бобби Золотаря.
  • Инверсия: самый жёсткий вариант — появляется Анти-Сью. Маша Сусанина — одноногая «дочка фестиваля» с фенилкетонурией, болезнью Дауна и синдромом Туретта, которую отовсюду гонят, обзывают нехорошими словами, и только Мораббаш пожалел её и зачислил в рабы Огненной Пустыни.
  • Реконструкция: Цвёльфы на фоне людей необычайно выносливы, божественно красивы, бессмертны, владеют магией и кушают самые вкусные печенюшки. Но это не фрик природы, это раса такая, и в порядке компенсации за крутость им досталось ужасное Проклятие Мусоршмидта — Изначального Судьбы. Автор написал целую историю о том, почему они такие и какие неприятности пережили.
  • Деконструкция: Маша Сусанина попала в Твердиземье и обнаружила, что у неё теперь острые уши. Она тут же придумывает себе пафосное имя на эльферанто (ну, скажем, Оциллококцинэль) и начинает задвигать первому же встреченному Цвёльфу про свои подвиги в Засахаренную Эпоху. Всем Цвёльфам очевидно, что Оциллококцинэль врёт, на мечах она драться не умеет, и её поднимают на смех. И, кстати, её имечко переводится с эльферанто как «Несуществующая утка».
  • Пародия: Маша Сусанина — не только цвёльф, но ещё и древнир, ниндзя, пират, зомби, робот, обезьяна и Хрустальный Дракон в одном флаконе. В неё немедленно влюбляются Альбендальф, Пергидроль и Мораббаш, забывают про свои старые раздоры и начинают соперничать уже за её руку и сердце. Получается смешно.
  • Подсветка: «Я расскажу тебе секрет, Маша Сусанина» — сказал Альбендальф. — «Ты не просто Цвёльф, а ещё и наполовину древнир!» — «О Боже!» — воскликнула Маша. — «Да я же Мэри Сью!» — и продолжила мэрисьюшить как ни в чём не бывало.
  • Отрицание тропа: «Я в Твердиземье?» — подумала Маша. — «Нет! Я ни за что не увяжусь за сэром Всеславуром и не буду одолевать Злодея-2! Я буду сидеть в Эльфдорадо, писать прописи на эльферанто как примерная девочка, и, кстати, вон тот придуманный авторшей эльф, как его… Метамизол? — ничуть не хуже, чем Финалгон или Лорд Электролит!»

Примечания[править]

  1. Не совсем первая, а если точнее — совсем не первая. Фанфик про героиню с таким именем был пародией на многочисленных более ранних сьюх — которые, разумеется, тогда ещё так не назывались.