Ошибка золотой середины

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
«

илья старается скорее
уравновесить зло добром
увидел парни бьют мальчишку
красиво рядом станцевал

»
— karim-abdul

В Твердиземье бардак — добро воюет со злом. Но далеко на востоке, за Обветшалой Грядой, живёт Третья Сила — Великий Грызлодёр, Дракон Бутылочного Стекла, который проповедует Баланс. Что же за взгляды он продвигает, и чем они лучше добра и зла?

  • Может быть, он учит, что и добро, и зло нужны для развития мира, потому что только в противостоянии мир развивается? Ой, нет, это слишком сложно.
  • Может быть, он учит, что надо следовать природе, в которой нет ни добра, ни зла? Тоже не то!
  • О. Придумали. Грызлодёр будет учить, что правильнее всего — немножко добра и немножко зла, чтобы они друг друга уравновешивали. Вчера построил приют для сироток? Сегодня заруби старушку, иначе весы выйдут из равновесия!

В общем, ошибка золотой середины — это когда за третий взгляд, стоящий выше первых двух, выдается смесь из первых двух. Абсурдность такой точки зрения лучше всего проиллюстрировать двумя фразами: кастрировать кота, или не кастрировать кота? Одно яйцо отрезать, одно оставить! И цели не добились, и животинку зря мучили.

Примеры[править]

  • Прототип Великого Грызлодера — конечно же, Великий Орлангур Ника Перумова. Из всех возможных третьих сил, которые можно впихнуть в Арду, Ник выбрал самую абсурдную — равновесие добра и зла и закон Весов, непонятно откуда взявшийся. Не зря имя Орлангура стало тропом.
    • У него же — цикл «Хроники Хьёрварда», а особенно — «Земля без радости». Эльфам нужно биться с силами зла? ОК, пусть для того, чтоб не стать слишком хорошими, у них будут в абсолютном рабстве гномы (и да — это прямо оговорено в тексте!).
  • Педаль в окопы Вердена — все мирные договора с Центральными Державами и их наследницами, заключенные после ПМВ. Договора получились, с одной строны, настолько неоправданно жёсткими и унизительными для подписавших их стран, чтобы вызвать в них бурю ненависти к державам-победительницам и массовые реваншистские настроения, с другой — достаточно мягкими, чтобы у правительств этих стран появились и возможности для совершения реванша. А с приходом в них к власти радикальных движений, пиарившихся в ширнармассах именно демонстративным неприятием установленных мирными договорами норм, оказалось, что на деле призвать эти режимы к исполнению договоров никто не готов.