Избранный

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Жил себе да не тужил простой сельский парнишка по имени Всеславур, помогал дяде и тёте по хозяйству на ферме. Но однажды на его пороге возник загадочный бородатый странник, покрытый капюшоном. Он представился Наставником-Покровителем и ткнул пальцем в изумлённого отрока со словами: «Звёзды предопределили твою судьбу, юный Всеславур! Когда скрестишь ты клинки с Моррабашем Покорителем Ада, решится судьба этого мира. Пойдём со мной, в академию ордена паладинов. Там ты пройдёшь обучение и станешь рыцарем.» Отныне неважно, что Всеславур думал, что проживёт оставшуюся жизнь фермером — ему уготован путь паладина, и он — Избранный. От него зависит судьба родной страны, а то и всего мира.

Начало пути Избранного всегда стандартно. Он начинает обычным человеком или нечеловеком. Однако рядом появляется некто, который раскрывает герою, кем же он является. На вопрос, кем же герой избран, ответ — либо боги, либо судьба, либо некие высшие силы. Приход Избранного предсказан в пророчестве. В начале повествования Избранный о пророчестве либо не знает, потому поскольку оно недоступно простым людям, либо же не догадывается примерить его на себя. В таком случае герой шокирован не менее читателя\зрителя и произносит фразу: «Так это я — Избранный??»

Задача Избранного сводится к спасению родного города, страны, а то и мира, и как правило заодно и — к устранению Главгада. Ради этого Избранный отказывается от спокойной жизни фермера, бургера или офисного клерка и вкладывает силы в достижение цели. Если же Избранный понял, что он Избранный, и возгордился этим, или же — напротив, попытался отказаться, то велика вероятность, что он станет новым злодеем. Зачастую Избранного переводит на тёмную сторону что его самого по факту воспринимают как инструмент для спасения мира с соответствующим отношением.

Часто, особенно в старых произведениях, враги убивают семью Избранного, что настраивает его против них, заодно выбивая его из повседневной жизни. Зачастую семья Избранного просто не упоминается, или он вообще оказывается сиротой.

Концовка истории про Избранного не всегда счастливая. Он может погибнуть или пожертвовать собой в битве с главгадом. Если же он остаётся жив, то нередко оказывается физически или психически искалечен, и по окончанию миссии отстраняется от других людей.

Среднестатистическая схема пути Избранного называется мономиф или путь героя.

Примеры[править]

(link)

Песня о нелегкой судьбе Избранных

Литература[править]

  • Фродо — «Властелин Колец».
  • Гарри Поттер.
  • Белгарион в эддингсовском «Белгариаде» и его сиквеле.
    • Спархок в трилогиях Элениум и Тамули того же Эддингса. Анакха, человек без судьбы…а тем самым человек с самой крутой из всех возможных судеб.
  • A Song of Ice and Fire — тут он называется Азором Ахаем или Обещанным Принцем и является ключевой фигурой в культе огнепоклонников. На данный момент его личность неизвестна. К тому же нет 100 % вероятности победы Избранного, особенно учитывая автора. Да и силы, которыми этот Избранный избран, совсем не обязательно являются «хорошими». А вполне возможно, что культ — всего лишь ассоциация колдунов, дурачащих людей своими «чудесами», чтобы зашибать с паствы деньги и никакой Избранный не придет.
  • «Колесо Времени» — Ранд ал`Тор.
  • «Избранные», рассказ Александра Рудазова. Полная деконструкция тропа. Девушка Надя, обчитавшаяся дешевой женской фэнтези про попаданок, страстно желает стать одной из них. И вот мечта сбывается. Трах-бах, прямо посреди улицы она проваливается в другой мир. Ее сердечко замирает, вот сейчас, сейчас… Сейчас все окружающие вытаращат глаза и начнут восхищаться ее неземной красотой, сейчас на нее наденут корону и заявят, что она давно потерянная принцесса какого-нибудь королевства, сейчас все принцы, короли и властители эльфов выстроятся в очередь, что бы просить ее руки. Но ей заявляют, что вообще-то ее призвали, чтобы она помогла в борьбе с королем-демоном. Ну, это то же для попаданцев дело знакомое и насквозь привычное, и Надя готова помочь, особенно если ничего не надо будет делать. И тогда призвавший ее волшебник начинает задавать неудобные вопросы: а что же Надя умеет делать? Ну хоть что-нибудь? Хотя бы готовить или стирать? Разумеется, бравая студентка филфака и дитя технологического века не умела ни черта. Волшебник тяжело вздыхает и начинает готовиться к призыву следующего «избранного», а Надюшу его слуга запихивает в камеру к остальным таким же избранным-неудачникам. В ответ на вопрос, что же с ними будет, слуга отвечает, что всех продадут в холопы, ведь ни на что другое они не годны. В самом конце слуга вздыхает и ужасно сочувствует… своему хозяин-волшебнику. Так бьется, так старается, болезный, привести помощь в королевство, а все какие-то пустышки попадаются.
  • Интересная субверсия в цикле Виталия Зыкова Дорога домой. На Торне, мире, где происходит действие, существует пророчество о приходе Врага всего сущего (почти откровение Иоанна и приход Антихриста). Сильные мира того предполагают, что им может быть протагонист, но полностью они не уверены. Одна из сторон политического противостояния на Торне решает форсировать события и ПРЕДЛАГАЕТ ГГ стать этим врагом, и им пофиг, о нем или не о нем идет речь. Протагонист обещает подумать, и идет посоветоваться к пророку (не тому, который изрек пророчество, тот уже давно умер). Пророк же говорит интересную вещь: он подтверждает, что пророчество действительно о нем, НО! пророчество, это своего рода пьеса, и герой все ещё волен выбрать любую из заявленных ролей. И герой выбирает роль совершенно неожиданную…
  • «Не время для драконов» Лукьяненко и Перумова: Виктор — последний Дракон, и следовательно только он может остановить Прирожденных. Правда, об этой его роли вплоть до последнего момента знают далеко не все заинтересованные, а один из главных антагонистов истории даже прямо обосновывает, почему это не может быть так. В итоге выясняется, что он ошибся, но так и не обосновывается, почему.
  • Цикл «Тропа» Брайдера и Чадовича: Артем начал свой путь как рядовой исследователь организации занимающейся паранормальными явлениями, но так как Фениксы (повелители времени) видели в далеком будущем как он остановил войну Фениксов и Незримых (повелителей пространства), он должен пройти всю Тропу.
  • В. Крапивин, «Дети синего фламинго» — зигзаг. Существует пророчество о грядущем победителе Ящера, и вроде бы Женька вполне ему соответствует… но сражение он позорно проигрывает. Позднее и вовсе оказывается, что он далеко не первый: правители острова Двид, заинтересованные в сохранении «равновесия порядка», регулярно заманивают на остров мальчишек, готовых попасть в легенду — и после неизбежного поражения в битве казнят их, чтобы народ поменьше надеялся на пресловутое пророчество. Однако Женька не только избегает казни, но и побеждает-таки Ящера, то есть действительно оказывается тем самым предсказанным героем.

Кино[править]

Мультсериалы[править]

Аниме и манга[править]

  • «Волчий дождь» — хотя и говорится, что «каждый волк должен попробовать дойти до Рая», но существует Избранный Волк, мистически связанный с Девой Цветка, и открыть Рай суждено именно ему. Киба, кто же ещё.

Видеоигры[править]

  • Fallout 2 — каноничный пример.
  • Главный герой серии Gothic — избранный Инноса. Во второй части его главный враг — избранный тёмного бога Белиара.
  • В Bard’s Tale «избранные» встречаются регулярно и гибнут пачками, что сопровождается замечательной песней «Oh, it’s bad luck to be you».
  • Протагонист Dragon Age: Inquisition, с места в карьер объявленный(ая) Избранным без всякого на то желания.
  • Morrowind же! Главный герой — обычный заключенный, как оказывается — избранный богини Азуры (о чем она ему ещё во вступительном ролике прямым текстом говорит, только там ещё непонятно, что это Азура), герой древнего пророчества о Нереварине.
    • Очень редкий случай, если разобраться подробнее. Главный герой — не первый, кого Азура продвигает на исполнение пророчества. И до него было несколько человек, пытавшихся исполнить пророчество, но все они на том или ином этапе погибали. Среди эшлендеров они известны, как «Неудавшиеся воплощения», и их неудачи только укрепляют веру эшлендеров в то, что очередной окажется действительно Избранным и спасёт мир.
  • Ехидная субверсия в Dark Souls и Dark Souls 2. Избранные в этом мире бегают не то что пачками, а буквально миллионами, каждый игрок в своем альтернативном таймлайне/онлайне Избранный. Разумеется, помянутые «подозрительные личности» с вежливостью продавца парашютов (на которые ещё ни один клиент не жаловался) говорят каждому, что он самый на что ни есть Избранный — авось хоть один да добежит, а вот простые неписи — кузнецы, торговцы и т. д. — не преминут высказать герою «вас тут много, а я один».
  • Главный герой игры «Проклятые земли»: аверсия. Так считали местные одичавшие жители, а староста Эрфар умело использовал легенду для манипуляции.