Мы

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Какой-то из древних мудрецов, разумеется случайно, сказал умную вещь: «Любовь и голод владеют миром». Ergo: чтобы овладеть миром, человек должен овладеть владыками мира. Естественно, подчинив себе Голод, Единое Государство повело наступление против другого владыки мира — против Любви. И то самое, что для древних было источником бесчисленных глупейших трагедий — у нас приведено к гармонической, приятно-полезной функции организма… Отсюда вы видите, как великая сила логики отчищает всё, чего бы она не коснулась. »
— Д-503, запись 5-я[1], «Квадрат. Владыки мира. Приятно-полезная функция»
Мы
Мы. Обложка. 1988.png
Общая информация
Жанр Антиутопия, фантастика
Автор Е. Замятин
Издательство Avon Publications
Дата выхода 1924 г.

«Мы» — классический роман и самое известное произведение Евгения Замятина, написанный в 1920-1921 годах и впервые изданный в 1924 году. Данное произведение примечательно тем, что фактически именно с него начал свой отсчёт такой жанр, как «антиутопия», и оно оказало колоссальное влияние на сам жанр и последующие произведения в нём. Влияние Замятина открыто признавали такие корифеи жанра, как Олдос Хаксли, написавший «О дивный новый мир», Джордж Оруэлл с его «1984», Курт Воннегут с «Механическим Пианино» и многие другие, а замятиновское «Единое Государство» стало фактически кодификатором для антиутопического общества «по умолчанию», поэтому отсылки на него можно неоднократно заметить во многих последующих произведениях этого жанра. Вместе с тем, в новообразованном Советском государстве роман посчитали «клеветническим» и «идеологически враждебным», что было не совсем правдой — по собственным воспоминаниям, Замятин написал «Мы» под впечатлением от рабочей поездки (Замятин был морским инженером) в Англию и лицезрения крайней «машинизированности» тамошнего городского общества[2]. Впоследствии писатель подвергся травле со стороны общественности и в 1931 году покинул СССР, хотя и сохранил советское гражданство, и в 1934 году даже был принят обратно в Союз Писателей. На русском языке роман впервые был издан в США лишь в 1952 году, а в СССР первое издание появилось вообще только в 1988 году. При этом многие отечественные, даже антисоветски настроенные представители интеллигенции (например, А. Тарковский) считали творение Замятина переоценённым публикой, что не помешало ему впоследствии обрести статус классики и после выхода почти мгновенно быть включённым в школьную программу.

Интересен и язык романа — по мере развития в главном герое «души» и постепенному личностному росту, он меняется с математически-футуристического, наполненного далеко не всегда понятными формулами и метафорами и не шибко читабельного (именно на таком языке говорят люди будущего), в сторону литературного ближе к концу романа — чтобы в самом конце, после операции по удалению у главного героя «центра фантазии», вновь смениться на футуристический и математически точный.

Мир

« We are as One! »
— Тёмный Архонт из StarCraft вкратце объясняет суть Единого Государства.
Единое Государство. Фанарт.

Мир произведения описан не слишком подробно, а ввиду не самого простого языка романа выудить из него информацию представляется ещё сложнее. Ясно следующее: действие происходит в далёком будущем, в некоем громадном городе-государстве, охватывающем значительную часть земного шара. Предположительно, временем действия выступает где-то тридцать второй век нашей эры: протагонист в своих записях указывает, что со времени основания Единого Государства прошло 1000 лет, при этом этому самому основанию предшествовала некая «двухсотлетняя война», в ходе которой погибло 80 % населения планеты, а Д-503 пишет свой роман для тех, кто ещё не познал все прелести нового миропорядка, обращаясь к ним как к людям начала XX века. Тем самым даётся намёк, что привычное нам развитие человечества остановилось именно на этом уровне — как следствие, можно предположить, что «двухсотлетняя» война началась именно тогда. Однако никаких конкретных дат не даётся, поэтому всё вышесказанное остаётся только теорией.

Итак, в будущем большая часть человечества живёт в колоссальных размеров городе-государстве, отделённом от остального мира прозрачной «зелёной стеной». Расположенная в центре города «Аккумуляторная Башня» не только обеспечивает город электричеством, но и создаёт над ним и вдоль «зелёной стены» купол электрического поля, несмертельного, но достаточно мощного, чтобы ни одно живое существо не смогло проникнуть внутрь или покинуть город. В Едином Государстве построено жёсткое, тоталитарное, полностью механизированное общество, контролирующее практически все аспекты жизни отдельных своих членов. У жителей Единого Государства нет имён — вместо этого все имеют «нумера» из одной буквы (гласной у женщин и согласной у мужчин) и некоего числа. Все здесь гладко бреются, носят одинаково-синюю униформу («юнифы»), живут в построенных из стекла многоэтажных домах с полностью прозрачными стенами, в абсолютно одинаковых комнатах с минималистичным функциональным интерьером. Нумера перемещаются исключительно строем, в каждой квартире установлена «Часовая скрижаль» — устройство, полностью расписывающее порядок дня каждого нумера буквально по минутам. Свободного времени отведено только два часа в день — всё остальное время, включая сон, расписано в Часовой скрижали. Даже интимная жизнь полностью подотчётна государству: действует закон «розовых билетов» и «сексуального часа», который гарантирует право каждого нумера на секс с любым другим нумером, однако сам график выдачи талонов посещений составляется специальным органом — Сексуальным Бюро, одним из четырёх ключевых органов управления государством. Делается это для устранения любых поводов для зависти одних людей к успешности других, а также для того, чтобы ни у кого не возникало привязанности к кому-то другому. Деторождение также контролируется, для чего существуют «Отцовская» и «Материнская» нормы, которым должен соответствовать каждый нумер, пожелавший завести детей, а сами дети после рождения изымаются у родителей и обучаются в школах, где учителями выступают роботы.

Помимо уже упомянутого Сексуального Бюро существуют ещё три основных органа управления Единым Государством. Медицинское Бюро заведует уже упомянутым деторождением, медициной, исследованиями в области биологии и антропологии, и именно оно изучает человека и разрабатывает способы сделать его полностью совершенным и освободить от природной дикости. Бюро Администрации выполняет основные властные функции, обеспечивая функционирование города и удовлетворение всех бюрократических процедур населения Единого Государства. Наконец, четвёртое, последнее Бюро — Бюро Хранителей, в обязанности которого входит контроль общественного порядка, слежка за всеми остальными нумерами, поимка всех преступников, а также их последующее публичное осуждение и публичная казнь, в случае, если они не одумаются. Для казни используется специальное устройство в виде стеклянного купола, из которого бьёт мощный луч некой энергии, мгновенно убивающий несчастного и оставляющий от него только небольшую лужицу воды. Над всей этой системой стоит правитель Единого Государства — избираемый на безальтернативной основе «Благодетель», выступающий в роли абсолютного диктатора, к которому нумера относятся практически как к воплощению божества. Искусство в Едином Государстве также полностью механизировано (музыка стала электронной и состоит из теорем и формул, стихи посвящены исключительно науке и прославлению существующего порядка вещей) и служит в первую очередь в качестве пропаганды и восхваления Единого Государства. Впрочем, в качестве артефакта прошлых эпох в городе существует как минимум один (а то и больше) «Древний Дом» — музей под открытым небом, в котором воссоздана обстановка прошлого, а именно — среднестатистической городской квартиры начала XX века.

Несмотря на это, Единое Государство не смогло полностью подчинить себе всё человечество. Во первых, за «зелёной стеной» по прежнему существуют многочисленные общины людей, пускай и проживающих в состоянии первобытного общества, которым нет дела до Единого Государства и его идеологии. В свою очередь, Единому Государству они также не интересны, более того, населению всячески доказывается, что за стеной людей нет. Однако среди самих нумеров также существуют многочисленные недовольные нынешним порядком вещей. Эти недовольные по большей части объединены в революционную организацию (самоназвание — «Мефи»), куда входят даже некоторые Хранители, и ставят своей целью уничтожить Единое Государство и как бы бросить саму природу в бой на отвыкший от естественной среды город-государство. Мефи в своих планах опираются на толпы диких людей за городскими стенами, и при этом делают они всё выше сказанное даже не столько ради свободы (напротив, даже хвалят раннее Единое Государство за его беспощадность к старому порядку), а ради торжества идей самой жизни, бесконечности и непостоянства над «мёртвыми» порядком и конечностью Единого Государства, прекрасно понимая, что в случае их победы они постепенно также станут подобны этому государству, и что тогда уже их потомки будут делать тоже самое, что когда-то делали они.

Сюжет

Роман построен как своеобразный дневник одной из ключевых фигур гипотетического общества будущего. Это Д-503, гениальный математик и один из строителей новейшего достижения технической мысли — космического корабля «Интеграл». Государственная газета призвала всех желающих внести вклад в написание послания жителям далёких планет, которые должны встретиться будущему экипажу корабля, и в послании должна быть заложена агитация за создание на их планете такого же идеального общества, какое уже создано в лице Единого Государства на Земле. Как сознательный нумер, Д-503 доходчиво и подробно описывает жизнь в таком обществе на примере своей собственной.

Но его расписанную по Часовой Скрижали жизнь нарушает знакомство с женским нумером I-330, чья работа заключается в, например, живой игре на инструментах, чтобы просвещать нумеров, привыкших к музыке, которую по программам пишут музыкальные машины; а также в изображении различных персонажей пропагандистских пьес. После этого жизнь Д-503 начинает сильно меняться, он начинает чувствовать угрозу, исходящую от женщины, но при этом неосознанно тянется к ней. I-330 проявляет настойчивость, и их встречи происходят всё чаще — в том числе в неположенное время (когда все на работе), и на них главный герой начинает нарушать законы Единого Государства. В итоге Д-503 понимает, что умудрился влюбиться в I-330 в самом древнем и ужасном для него смысле этого слова — «не может жить без неё», повинуется её указаниям, хотя для него очевидна их преступность. Поняв это, I-330 просвещает героя, что принадлежит к революционерам, в число которых входит и немало других нумеров, и которые ставят своей целью уничтожить Единое Государство.

Потрясённый ещё недавно казавшимися немыслимыми событиями, Д-503 решает обследоваться у врачей, и в итоге выясняется, что у него, по словам психотерапевта из Медицинского Бюро, «образовалась душа». Причём врач отмечает, что в последнее время таких случаев становится всё больше. А между тем I-330 всё больше посвящает своего нового подопечного в тайны революции и готовящиеся «Мефи» (так себя называют революционеры) планы по уничтожению существующего порядка…

Персонажи

  • Д-503 — главный герой истории, один из ведущих инженеров Единого Государства, руководящий эпохальным для человечества проектом — строительством первого космического корабля «Интеграл», на котором планируется организовать экспедицию в поисках разумной жизни в Солнечной системе. Поначалу предстаёт перед читателем как идеальный гражданин, ой, простите, «нумер» Единого Государства, думающий исключительно математическим и научным образом (что неудивительно, у Д-503 с самого рождения именно математический склад ума, и всё иррациональное, даже числа, повергает его в панику), но внезапная встреча и последующие отношения с I-330 постепенно начинают менять его характер. Со временем Д-503 понимает, что влюбился в I-330 той самой, древней и непонятной ему любовью, и начинает разрываться между своим чувством и разумом, призывающим сохранять верность прежним идеалом. В итоге герой всё же сдаётся под напором чувств, и для него I-330 становится по сути тем же объектом страсти и поклонения, какими раньше выступали Единое Государство и Благодетель. Ради возлюбленной он становится готов пойти даже на соучастие в уничтожении города, однако осознание того, что, возможно, его просто использовали, разбивает ему сердце, а открытие того, что всё сущее конечно, повергает его в экзистенциальный ужас, после которого он понимает бессмысленность всего противостояния Единого Государства и «Мефи». В конце Д-503 подвергается принудительной операции по удалению из мозга «центра фантазии», превращаясь в биоробота и полностью теряя свою прежнюю личность.
  • I-330 — главная героиня истории. Местный извод тропа «Роковая женщина» — красива, отчаянна, смела и при этом хитра. Официально занимается написанием музыки для прославления Единого Государства и актёрствует, просвещая нумеров, по факту же является одной из «Мефи», судя по всему, очень известной в кругах этой организации. Исповедует околоницшеанские взгляды, согласно которым каждый должен жить полной жизнью, никогда не останавливаться и творить то, что укажет ему разум и сердце, в соответствии с этими взглядами планирует организовать захват «Интеграла» и с его помощью уничтожить Единое Государство, чтобы вновь погрузить человечество в состояние хаоса, первозданного, неограниченного и многогранного, что составляет сущность самой жизни. Познакомившись с Д-503, I-330 затягивает его в свою организацию, показывая ограниченность и косность взглядов «честного Нумера». В дальнейшем неясно, просто ли использовала I-330 своего нового знакомого, или же в итоге тоже влюбилась в него, но так или иначе сердце последнего оказывается разбито, когда он узнаёт, что был не единственным нумером, к которому у девушки был «Розовый билет». План же устроить из города гигантский гриль двигателями «Интеграла» проваливается, после чего «Мефи» взрывают стену, отделяющую город от внешнего мира, и тот наводняют дикари. Самой I-330 удаётся скрываться, однако её сдаёт Д-503 после удаления у него «центра фантазии», после чего наблюдает, как его бывшую возлюбленную пытают и, вероятно, убивают.
  • О-90 — подруга и любовница главного героя. Полностью противоположна I-330, как внешне (вся кругленькая, полненькая и низенькая, с детскими ямочками на щеках, в общем, не зря первая буква в её нумере именно «О»), так и по характеру — мечтательна, наивна, любит Д-503 платонической любовью за его природную доброту и мягкость. Долгое время была самым близким для Д-503 человеком, но тот скорее воспринимал её как младшую сестру, поэтому влюбившись в I-330, он выбирает именно её, а не О-90. Однако сама О-90 отнюдь не сдаётся и в итоге беременеет от главного героя, надеясь родить от него ребёнка и воспитать его. При этом сама девушка прекрасно понимает, что тем самым подвергает себя смертельной опасности, поскольку ей матерью быть не положено, но чувства всё равно оказываются сильнее страха смерти. Уже на позднем сроке беременности, когда «Мефи» взрывают стену, в обстановке хаоса I-330 встречается с О-90 и уводит её за стену. Дальнейшая судьба девушки неизвестна, I-330 только говорит, что она «отправила её», зная, что Д — отец ребёнка.
  • R-13 — один из поэтов Единого Государства и лучший друг Д-503, с характерными «негрскими» губами. Вместе с главным героем и О-90 они образуют своеобразную «семью», однако по мере обретения протагонистом «души» он начинает расходиться во взглядах со своим другом, из-за чего в какой-то момент они ссорятся. Впоследствии оказывается, что R-13, хотя и на словах яро поддерживает существующий порядок вещей, также является мятежником из «Мефи» и явно знаком с I-330 — во всяком случае, именно он спас девушку от участи быть пойманной или раздавленной во время акции протеста против избрания Благодетеля.
  • S-4711 — член Бюро Хранителей, близкий знакомый I-330, неоднократно пересекающийся с главным героем. Сутулый мужчина, внешне и впрямь похожий на букву «S». После того, как Д-503 обследуется у врачей, и те выявляют у него существование «души», S-4711 начинает активно следить за протагонистом и его действиями, при этом несколько раз чуть не ловя его за руку — то в момент, когда тот планировал в очередной раз встретиться с I-330 в «Древнем Доме», то в момент, когда по квартирам проводят обыски, и герой не успевает спрятать свой дневник с уже откровенно крамольными записями. Тем не менее, во всех случаях герою повезло — хотя не исключено, что S-4711 не особо то и старался схватить его, ведь в конце, когда Д-503 уже лично явился к нему с повинной, то оказалось, что он тоже является членом «Мефи» (и понятно, почему он так много времени проводил с I-330), поэтому, даже не дослушав рассказ, мужчина просит не распространяться о том, что тоже «с ними», отпуская Д-503 на все четыре стороны. Неясно, сдал ли его Д-503 после удаления «центра фантазии», но вполне вероятно, что и его эта участь не миновала.
  • Ю-75 — пожилая женщина, дежурная при входе в дом, где находится квартира Д-503, работающая в сфере «детоводства». Влюблена, хоть и не до конца осознаёт это, в главного героя, но при этом всегда вела себя с ним так, словно он — один из её воспитанников. Женщина, узнав о его чувствах к I-330, сперва пыталась предостеречь его, словно ребёнка, от необдуманных поступков, а затем, поняв, что чувства полностью убили в нём «честного нумера», пусть и из лучших побуждений, чтобы уберечь от преступного пути, донесла на него Хранителям, из-за чего и сорвался план по захвату «Интеграла». Вернувшись к себе в квартиру, застав там Ю-75 и узнав о её поступке, Д-503 в состоянии аффекта бросается на неё, пытаясь убить, но пожилая женщина не понимает, чем вызван его гнев. К его полнейшему удивлению, она раздевается перед ним и предлагает своё тело. Не в силах убить её, Д-503 лишь безумно смеётся, после чего покидает свою квартиру.
  • Благодетель — правитель Единого Государства. Описывается, как человек с чугунными руками, перед которым все остальные нумера испытывают почти благоговейный ужас и трепет. Тем не менее, при таком статусе, по факту Благодетель является всего лишь выразителем интересов Единого Государства, и весь его показанный в романе функционал сводится к публичной казни всех «отпавших от истины» нумеров, а также к личным допросам наиболее уважаемых из них. Собственно, Д-503 в итоге попадает на личную беседу к Благодетелю и, пообщавшись с ним, понимает, что это достаточно пожилой, умудрённый опытом и утомлённый жизнью, но в принципе не слишком примечательный нумер, который не сильно отличается от всех остальных и по сути является таким же винтиком системы. Что характерно, никакой особой злобностью Благодетель тоже не страдает, искренне веря в идеологию Единого Государства, и в итоге даже отпускает Д-503 с миром, ограничившись только предупреждением, но при этом ему всё же удаётся заронить в героя семена сомнений, высказав мысль, что I-330 просто использовала его.
  • Смотрительница — второстепенный персонаж, смотрительница «Древнего Дома», добродушная старуха с беззубым ртом. Именно она организовывает несколько встреч Д-503 и I-330 в музее, что, очевидно, также указывает на её принадлежность к «Мефи». Пару раз она также спасает главного героя от преследовавших его сотрудников Бюро Хранителей, но в дальнейшем по сюжету никак не фигурирует.

Тропы и штампы

  • Авторские неологизмы — встречаются по всему роману, будь то слова для описания тех или иных явлений будущего («Юнифа», «Аэро», «Мефи»), или различные прилагательные вроде «каменнодомовые», «тумбоного» и «негрские».
  • Антигерой — I-330, готовая во имя торжества своих идеалов устроить теракт и совершенно не задумывающаяся о количестве потенциальных жертв.
  • Антиутопия — собственно, «Мы» — самый первый пример антиутопии в современном понимании этого слова. Произведение описывает доведённое до логического абсурда общество, построенное на принципах сциентизма и рационализма. Вроде бы организация жизни по науке звучит неплохо… но на выходе получается общество-паноптикон, в котором личность человека уничтожена, сводясь к «нумеру», а идеалом считается биоробот, всё сферы общества, от обучения до секса, предельно механизированы и рационализированы, все живут на виду друг у друга в стеклянных домах, а всех несогласных выискивают и подвергают процедуре полного уничтожения. Ну а всех остальных в случае чего готовы подвергнуть операции на мозг (по сути, лоботомии) по окончательному превращению в бездушных (не фигурально, а буквально) винтиков Единого Государства.
  • Без души — последствия операции по удалению из мозга «центра фантазии», после которой человек превращается в некое подобие биоробота. И в целом бездушность считается в Едином Государстве идеалом для человека, а само наличие души рассматривается как самая настоящая болезнь — когда Д-503 встретил I-330 и начал меняться, врачи указали ему, что у нумера образовалась душа, и что это нужно немедленно лечить.
  • Бетти и Вероника — для Д-503 это соответственно милая розовощёкая, круглолицая и сентиментальная О-90, мечтающая растить своего ребёнка, и революционерка, вся как «сплошной Икс», отчаянная и смелая I-330. Тот случай, когда в борьбе за сердце протагониста побеждает именно «Вероника» — однако в самом конце Д-503 понимает, что его могли просто использовать, и по настоящему I-330 его не любила. Справедливости ради, в романе не говорится, действительно ли I просто использовала инженера для осуществления своих планов, или и впрямь что-то к нему испытывала.
  • Благонамеренный экстремист — как ни странно, не «Мефи», а как раз Единое Государство. Правящая верхушка искренне верит в то, что их долг — сделать человечество счастливым, ведь именно к этому и стремятся все люди. А то, что это счастье достигается построением полностью механизированного тоталитарного общества — пфф, так люди по природе своей стремятся к несвободе, ведь свобода подсознательно пугает людей своей безграничностью, и поэтому такое государство — это как раз то, что и должно построить человечество. Зато теперь мы достигли невероятного прогресса и готовы отправлять экспедиции для поисков разумной жизни на других планетах.
  • Великая закадровая война — предшествовавшая созданию Единого Государства «Великая Двухсотлетняя война», стоившая жизни 4/5 всего человечества. Что интересно, эта война также фигурирует под названием «Война города и деревни» — здесь нашли отражение взгляды самого Замятина, левого эсера, на политику советской власти по отношению к крестьянству и в целом отсылка на повальное отрицание всего прошлого, имевшее место в двадцатые годы в СССР.
  • Говорящее имя — номер I-330 имеет многослойный смысл. Первое, что приходит на ум — буква I в английском языке является местоимением первого лица в единственном числе, аналогом русского «Я», что противопоставляет героиню вынесенному в заглавие «Мы». Но это не самое интересное: в тексте не раз проводится ассоциация героини с буквой X, в духе «Она была X». А если прочитать эти буквы не как латинские «И» и «Икс», а как греческие «Иота» и «Хи», то получившаяся аббревиатура IX имела для людей XIX — начала XX века вполне однозначное трактование. А номер, начинающийся с двух троек, напоминает о количестве земных лет, прожитых Спасителем. Притом само название организации Мефи отсылает, напротив, к имени демона-искусителя Мефистофеля, что позволяет видеть в христианской атрибутике, связанной с именем I-330, намёк и на Антихриста, дьявольскую подделку под Христа, что более чем вероятно, учитывая, насколько роман пронизан отсылками на христианство.
  • Госбезопасность — Бюро Хранителей, ответственное за сохранение порядка в Едином Государстве. В их полномочия входят слежка за нумерами, последующая поимка всех потенциальных врагов строя, их допросы и попытки наставить на «путь истинный». В случае провала этих попыток несчастного прилюдно казнят. Имеют в своём распоряжении специально модифицированные «Аэро» с видеокамерами в специальных выдвижных трубах, а также всю мощь и наработки Медицинского Бюро, с помощью которого можно узнать о каждом нумере буквально всё. И при всём этом немалая часть Хранителей оказывается членами «Мефи», тайно помогающим своей организации — да, с идейностью в организации наблюдаются явные проблемы.
  • Зло ради самого зла — совершенно непонятно, кому, почему и зачем нужен описанный режим с поголовным обезличиванием, единообразием и подчинением единому распорядку жизни. В реальной жизни единообразие для экономии ресурсов и подчинение общему распорядку работы применяется на крупных предприятиях для оптимального использования рабочей силы и первоочередного выполнения самых важных работ. Логично предположить, что в критических ситуациях произойдёт распространение подобного на всё общество, однако устранение проблем и восстановление количества материальных благ должно приводить к восстановлению личных свобод людей. А здесь наоборот: общество провозгласило ещё большее обезличивание, единообразие и подчинение единому распорядку жизни исключительно ради самого обезличивания, единообразия и подчинения. Разве что работает принцип «пушки вместо масла»: путём единообразия экономят ресурсы, которые пускают на строительство «Интеграла». Ну, или ресурсов осталось мало, потому что состояние биосферы плачевнее, чем кажется. Или оба фактора в действии.
  • Луч смерти — «машина», используемая для казни противников Единого Государства, пускает в них именно такой луч, полностью дезинтегрирующий несчастного.
  • Мисс Кавайи — О-90.
  • Мисс Фансервис — I-330. Она же Роковая женщина.
  • Несчастливый конец — Д-503 в результате операции превратился из человека в биоробота, бесконечно преданного идеям Единого Государства, и без сожалений сдал всех знакомых ему «Мефи», включая некогда свою возлюбленную I-330. При этом стена, отделяющая город от остального мира, разрушена, и как следствие, часть города захвачена дикарями, и Единое Государство едва ли сможет оправится от подобного удара, несмотря на принимаемые меры. Проще говоря, проиграли здесь все — и Единое Государство, чья сущность пошатнулась, и «Мефи», которые не добились того, что планировали, и большая часть которых, очевидно, была схвачена. Впрочем, можно трактовать концовку иначе: дикари начали захват города, а «нумера» не смогут действовать в новых условиях, ведь для этого нужна та самая «фантазия». Единое государство падет, а дикари будут жить своей дикарской жизнью на развалинах или встретятся с остатками «Мефи». По существу, история начнется снова — до очередной антиутопии. Так что имеется то ли печальный обнадеживающий финал, то ли счастливая грустная концовка. Если читатель верит, что где-то за стеной О-90 благополучно родила свое дитя, второе будет вернее.
  • Номер вместо имени — кодификатор тропа. Жители Единого Государства вполне официально называются нумерами и, действительно, в этой гипер-рациональной антиутопии носят кодовые обозначении типажа «буковка (согласная для мужчин, гласная для женщин) с номером» вместо имён. Так, протагонист-инженер носит нумер Д-503, его любовница зовётся О-90, а служащий местной политической полиции представляется именем S-4711. Единственный, у кого нет нумера — местный диктатор, известный только как Благодетель. Есть также ненумерованные дикари, которые живут вне черты города и поддерживают связь с местными мятежниками.
  • Отсутствие эмпатии — после удаления «центра фантазии» из мозга Д-503 перестал испытывать хоть какие-то чувства. Даже на пытки пойманной по его же наводке I-330 он смотрит с полнейшим безразличием, лишь отмечая, что как будто уже раньше видел эту женщину, и что она красиво улыбается.
  • Пластиковая каша — основным сырьём для изготовления пищи в Едином Государстве служит… нефть. И упомянуто, что все, кто отказался перейти на нефтяную пищу, погибли во время Двухсотлетней войны. А ведь таких было 80 % населения всей планеты…
  • Победитель дракона становится драконом — по мнению «Мефи», именно это и произошло с Единым Государством, которое, победив старый «ограниченный своим совершенством» порядок и установив новый огнём и мечом, в итоге само решило осознать себя совершенством, в итоге погрязнув в стагнации. Именно это главная претензия «Мефи» к Единому Государству, и именно поэтому они хотят его уничтожить. При этом, согласно их взглядам, они и сами со временем станут такими же, потому что в этом и заключается сама жизнь, само бытие, и поэтому без каких-либо проблем говорят о том, что уже их будут свергать их далёкие потомки.
  • Полное уничтожение — участь всех преступников, отказавшихся признать свою вину перед Единым Государством. Для уничтожения используется специальное устройство, которое выпускает луч, распыляющий человека до состояния небольшой лужицы воды. Причём включает устройство всегда именно Благодетель.
  • Порядок и Хаос — основной единый конфликт Единого Государства и «Мефи» строится не на противостоянии Добра и Зла, Свободы или Тирании, а именно на противостоянии постоянства и изменений, разума и чувства (воли к жизни и воли к смерти, либидо и мортидо, аполлонического и дионисийского начала). «Мефи» не интересуются тем, хотят ли граждане Единого Государства освобождения, без колебаний готовы пожертвовать случайно попавшими под их теракты людьми, с уважением говорят о ранних годах Единого Государства, когда новый строй устанавливался огнём и мечом, и выдвигают ему обвинение лишь в том, что оно остановилось в своём развитии, объявив себя совершенством, хотя ничего совершенного во вселенной не бывает[3]. Показательно, что и Д-503 вплоть до самого конца даже не разделяет эти идеи — скорее I-330 просто занимает для него место Благодетеля, как объекта поклонения.
  • Постапокалипсис — судя по всему, весь мир за пределами Единого Государства находится в таком состоянии. «Великая Двухсотлетняя война» уничтожила 80 % населения Земли, а все, кто остался за стеной Единого Государства, пребывают в состоянии каменного века и в лучшем случае освоили езду на лошадях и использование огня.
  • Религия без веры в бога — в Едином Государстве, конечно, нет никакой религии, однако в качестве бога выступает наука и математика, воплощением бога выступает всемогущий Благодетель, а все общественные мероприятия, институты и сама жизнь в Едином Государстве прямо напичканы отсылками на христианство. К примеру, образовательные аудиториумы прямо сравниваются с храмами и соборами, казнь неугодных именуется не иначе, как «причастием», выборы «Благодетеля» проводятся на Пасху (и даже сравниваются с ней), а из всех людей древности именно христиане вызывают у Единого Государства наибольшее уважение, поскольку, по его мнению, они ближе всего подобрались к истине, и в стремлении достичь её не чурались беспощадно устанавливать свой порядок и карать его врагов. Кроме того, свобода в воззрении Единого Государства напрямую конфликтует с счастьем, и для примера этого тоже берётся именно библейская история о грехопадении.
  • Русский перевёртыш — рассказчик говорит, что люди победили Голод. Ага, после того как осталось 20 % населения, которое с тех пор не растёт. Логичнее предположить, что на большее количество людей просто не хватит продовольствия и других жизненно необходимых материальных благ, а значит это Голод победил людей.
  • Серобуромалиновая мораль — что в Едином Государстве, что у «Мефи». Первое олицетворяет порядок, второе — хаос, и мыслят они именно в рамках этих категорий, под которые понятия добра и зла едва ли попадают. Как следствие, вместо чёрно-белого или чёрно-серого конфликта тут скорее получились все оттенки серого, и ни одна из сторон не вызывает особой симпатии, но понять можно принципы и действия обоих. Просто для обычного человека что бесчеловечно-механистичное Единое Государство, что хаоситы-ницшеанцы «Мефи», сами признающие, что в итоге станут такими же, как Единое Государство, опасность представляют равнозначную, ибо ни тем, ни другим до жизни простых людей нет никакого дела.
  • Свободная воля — зло — официальная позиция Единого Государства и поводы для всех его репрессий. Согласно идеологии этого общества, именно в несвободе проявляется истинная сущность человека, его желание не подстроиться под окружающий мир, а переделать весь мир под себя. Свобода же открыто называется животным состоянием, в котором жизнь бессмысленна и полна страданий[4], и именно отказываясь от свободы, человек подавляет в себе дикое, животное начало, становясь совершенным научным механизмом, способным «разграничивать бесконечность на удобные составные части». Ну и кроме того, несвободный человек неспособен совершать преступлений — «свобода человека = 0, и он не совершает преступлений».
  • Сексот — S-4711, один из Хранителей, приставленный для слежки за Д-503. В итоге, впрочем, оказывается одним из «Мефи», завербованным I-330, и раскрыв эту тайну протагонисту, просит, чтобы тот не распространялся об этой информации.
  • Сильная женщина — слабый мужчина — I-330 и Д-503. Целеустремлённая и упрямая мятежница, готовая ради революции совершить, по сути, террористический акт. И, пусть и уважаемый и известный, но инженер и обычный «нумер», против своей воли втянутый в назревающий конфликт и на протяжении действия мечущийся между гражданским долгом «честного нумера» и своей любовью к I. Временами даже О сильнее, чем он: она готова пойти на казнь, если перед этим успеет родить ребенка (она ростом ниже нормы, поэтому рожать не имеет права), затем отказывается спастись за Стеной, потому что для этого нужно принять помощь I, но потом всё же соглашается и с готовностью уходит к дикарям.
  • Утраченная технология — нумеры знают, что в прошлом хлеб употребляли в пищу, но как и из чего его изготавливать, никто уже не помнит.

Примечания

  1. То есть пятая глава романа.
  2. Только у английского мещанства это механическое бытие доведено до совершенства — всё расчислено, размечено, проинтегрировано. Как у викария Дьюли: «расписание часов приёма пищи; расписание дней покаяния (два раза в неделю); расписание пользования свежим воздухом; расписание занятия благотворительностью; и, наконец, в числе прочих — одно расписание, из скромности не озаглавленное и специально касавшееся миссис Дьюли, где были выписаны субботы каждой третьей недели» («Островитяне»). Тут уже не отыщешь души — всё одинаково, всё собрано из комплектов деталей: тросточки, цилиндры, вставные челюсти, пенсне. И проповеди о насильственном спасении, лицемерии. Вот откуда — из машинизированной Англии вынес Замятин замысел своей фантастической антиутопии «Мы» (1920) — Михайлов О. Н. «Гроссмейстер литературы», Молодая Гвардия, 1990.
  3. Что перекликается с другими, довольно известными художественными произведениями — да, противостояние несовершенной, но способной к развитию сущности человека и совершенной, но ригидной и остановившейся в своём развитии «божественной/демонической сущности», в котором люди выходят победителем благодаря своей способности к изменениям и саморазвитию — одна из ключевых тем для, например, знаменитой японской аниме-студии Gainax, с её «Евангелионом» и «Гуррен-Лаганном».
  4. Что вполне пересекается с философией Томаса Гоббса, согласно которой сущность человека — это «война всех против всех», и поэтому люди отказываются от части своей свободы, отдавая её государству, которое будет обеспечивать общественный порядок. А в самом романе даже проводятся параллели с Библейскими Адамом и Евой, мол, между свободой и счастьем они выбрали первое — и потом всё остальное человечество всю свою историю тосковало по «оковам счастья».
Сюжет.png

Мы входит в серию статей

Литература

Посетите портал «Литература», чтобы узнать больше.