Гравилёт «Цесаревич»

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Гравилёт „Цесаревич“» — фантастический детектив Вячеслава Михайловича Рыбакова, написаный в 1992 году. В первый раз был опубликован в журнале «Нева» в 1993 году (№ 7-8). Роман был отмечен рядом премий (Интерпресскон 1994 года, Бронзовая улитка 1994 года, Беляевская премия 1995 года) и печатался несколько раз. Повествование ведётся из альтернативной реальности, где сохранилась Российская Империя и вообще история начиная с конца XIX века пошла по более гуманному пути.

Сюжет

Князь Александр Львович Трубецкой, полковник МГБ и коммунист (!), получает задание — расследовать крушение гравилёта Цесаревич, во время которого, собственно, погиб цесаревич Российской Империи. В ходе расследования князь Трубецкой находит подозреваемого — техника Игоря Кисленко, который лежит в больнице с психическим расстройством. В ходе расследования Трубецкой обнаруживает другие случаи подобного психического заболевания, которые связаны с повышением агрессивности и появлению склонностей к радикальным политическим идеологиям, которые для этого мира являются примерно таким же чужеродным, оставшимся в прошлом явлением, как для нас рабство. Трубецкой предполагает, что эти преступления связанны с некими «коммунистами-ассасинами», которые в XIX веке террористическими методами надеялись взять власть. По ходу расследования князь между делом выходит на логово мафии, которое берут с боем, но по ходу боя Трубецкой оказывается тяжело ранен.

Покуда князь лежит в больнице, его жена и любовница знакомятся друг с другом, и кое-как им троим удаётся избежать ссоры. Пока князь поправляет своё здоровье, подручные Трубецкого находят новую информацию в отношении предполагаемых коммунистов-ассасинов. В конце концов Трубецкой едет в Германию, где расследует деятельность некого радикала Петра Поликарповича Ступака, который в XIX веке, помимо желания устроить коммунистическую революцию, носился с астрофизической теорией, рассматривающую Вселенную как Кристалл. В конце концов, Трубецкой находит его. Только не Ступака, а Кристалл. А точнее, то что внутри Кристалла.

Правда оказывается довольно ужасной: Ступак вместе с химиком Отто Дитрих Рашке и капиталистом Клаусом Хаусхоффером создали тот самый Кристалл вселенной. Который вмещал в себя копию Солнечной Системы. После чего над копией Земли распылили психоактивные вещества, повышающие агрессивность и склонность к сверхценным идеям. Иногда души погибших жителей Кристалла попадают во внешний мир, вселяются в своих двойников во внешнем мире, что нередко и приводит к тем формам сумасшествия, которые расследовал князь. В Игоря Кисленко вселилась душа его двойника коммуниста-радикала, жестоко убитого в родном мире — что и толкнуло Кисленко на убийство сына государя-императора. Заодно Трубецкой встречается с Альбертом Хаусхоффером, нынешним хранителем Кристалла, в которого вселилась душа его двойника из Кристалла, служившего в НСДАП и убитого нацистами по подозрению в измене. В конце Трубецкой видит сон с фрагментом жизни некого Трубникова, двойника Трубецкого изнутри Кристалла.

P.S. Судя по некоторым намёкам — упоминанию ОМОН, красного террора и Третьего Рейха — фальшивый мир внутри Кристалла и есть наш мир, в то время как мир вне Кристалла намного благополучнее. Вот такой материалистический гностицизм на минималках.

Персонажи

Главные

  • Александр Львович Трубецкой, как уже говорилось, российский князь, полковник МГБ и коммунист — в данном сеттинге «коммунизм» это форма светской религии. Главный герой, от лица которого ведётся повествование. Двоежёнец, в остальном рыцарь без страха и упрёка, разве что в реалиях Российской Империи конца XX века.
  • Елизавета Николаевна — первая жена главного героя, княгиня. Преподаёт в университете, даёт консультации по языкознанию.
  • Станислава Соломоновна — любовница, а потом и вторая жена главного героя. Бывшая любовница, которую он сумел превратить во вторую жену, не поссорив с первой. Еврейка-поэтесса, цундэрэ, зарабатывает написанием стихов, редактурой и переводами.
  • Игорь Фомич Кисленко — тот самый техник, который подорвал гравилёт самодельной бомбой из кислородного баллона (а попутно ещё и напугал до чёртиков МГБ, когда сотрудники узнали от свидетелей об одной из последних ещё осмысленных фраз Кисленко: «Жаль, до самого мне уже не добраться»). Коммунист, в мире «гравилёта» просто последователь гуманистической атеистической религии, внутри Кристалла — боевик-коммунист, погибший во время столкновения с ОМОН. После теракта сошёл с ума от шока и вскоре умер: для гуманной личности прежнего Кисленко действия и убеждения его двойника из Кристалла оказались совершенно немыслимыми.

Второстепенные

  • Иван Вольфович Ламсдорф — товарищ министра государственной безопасности России и шеф главного героя.
  • Великий князь Александр Петрович. Красавец, комсомолец, спортсмен Цесаревич, математик, «щепетильно порядочный человек». Погиб цесаревич вместе с гравилётом «Цесаревич».
  • Болсохоев Яхонт Алдабергенович — начальник тюрарамского МГБ, подполковник.
  • Фёдор Викентьевич Куракин — заместитель главного героя в МГБ.
  • Вальдемар Ольгердович Круус — психолог, способен «деблокировать память» и на другие психологические трюки. Помог допросить Кисленко.
  • Профессор Эфраимсон — участвовал в расследовании крушения гравилёта. Клялся, что гравилёт отказал без постороннего вмешательства.
  • Януш Квятковский — партнёр Станиславы Соломоновны, работает на работах вроде помощник младшего редактора в литературном отделе «Русского еврея».
  • Матвей Серафимович Усольцев — майор, помогал расследовать покушение на патриарха коммунистов. Позже помогал брать логово мафии.
  • Беня Цын — бандит, один из двоих, кто совершал покушение на патриарха коммунистов. В Кристалле его двойник, вероятно, тоже был коммунистом-радикалом… или Б. Н. Ельциным.
  • Эрик Дирксхорн — работник центрального архива социнтерна, хороший друг патриарха коммунистов.
  • Поленька — дочь Трубецкого и Елизаветы Николаевны. Начинающая, но талантливая писательница-сказочница (впрочем, многие девочки-подростки что-то сочиняют — и в её таланте не уверен даже отец).
  • Государь император. Имя не называется, лично напутствует Трубецкого в начале расследования, расспрашивает его о сути коммунистического учения.
  • Шестой патриарх коммунистов. Имя прямо не называется, но, созваниваясь с Эриком, корреспондент «Правды» произносит (на скверном английском): «Айм фром Михал Сергеич» («Я от Михал Сергеича»). Также упоминается «мягкий ставропольский выговор», от которого за годы жизни за пределами родного края патриарх так и не избавился. Возможно, тамошний аналог Горбачёва[1]
  • И ещё один персонаж, Чернышов Алексей Никодимович — корреспондент газеты «Правда», который на самом деле замаскированный Трубецкой во время поездки за границу.

Создатели Кристалла и причастные

  • Петр Поликарпович Ступак — радикал-коммунист, жил в XIX веке, причастен к созданию Кристалла.
  • Зинаида Артемовна Христофоровна — жена Ступака. В конце концов брошена мужем во имя ТНН.
  • Профессор Моммзен — временный подельник Ступака, которого он в конце концов обозвал шарлатаном.
  • Отто Дитрих Рашке — химик, помог создать Кристалл.
  • Клаус Хаусхоффер — капиталист, который финансировал создание Кристалла.
  • Альберт Хаусхоффер — нынешний хранитель Кристалла, внук Клауса Хаусхоффера. Внутри Кристалла был нацистом, которого казнили свои же. В отличии от других подобных, вне Кристалла радикальных идей не разделяет, хотя подобое и весьма плохо отразилось на его здоровье.

Обитатели Кристалла

  • Альсан Петрович Трубников — педагог времён суровых 90х, живёт где-то недалеко от Кавказа. Альтерэго ГГ, князя Трубецкого. Убит бандитами путём утопления в помойной яме.
  • Маша Мякишева, красавица, ученица Трубникова и национальная гордость Вырицы. Украла себе модную одежду.
  • Таня Коковцева, самый веселый человек в классе ввиду почти полного отсутствия интеллекта.
  • Стелла Ешко — немая ученица в классе Трубникова.
  • Братья Гусевы, Вениамин и Костантин. Два бандита, но Трубникова уважают, однако решают бросить школу, чтобы тренироваться в вооружённой борьбе. Их отец — альтерэго Игоря Фомича Кисленко.

Прочие эпизодические

  • Князь Реваз и княгиня Темрико — друзья Трубецкого из Грузии.
  • Веня Либкин, Рамиль Рахичев, Сергей Стачинский, поручик Азер Акопович Папазян, Игорь Сорокин и другие — помощники Трубецкого из МГБ, расследующие крушение гравилёта.
  • Техники Усман Джумбаев, Степан Черевичный, механик Гущин и охранник Вардван Нуриев — работники конструкторского бюро в Тюратаме, друзья Кисленко. Отмечали его странное поведение перед террактом.
  • Савельева — служанка в доме Трубецких.
  • Тимотеус — кот в доме Трубецких.
  • Алтансэс Эркинбеква — женщина из церкви коммунистов, настоятельница, атестовала Кисленко. Умерла за 3 года до указаных событий.
  • Каравайчук — атташе в США, курирует проект «Арес-97», очевидно, связанный со строительством гравилётов.
  • Фазиль Рахичев и Роза Рахичева — отец и жена Рамиля Рахичева.
  • Герта Бюхнер — немка, дала показания насчёт Рашке.
  • Владимир Ульянов (храмовое имя — Ленин) — первый патриарх церкви коммунистов и автор работы «Что такое „друзья народа“ и чем они угрожают народу».

Тропы и штампы

  • Альтернативная Белая Россия — Весьма светлый и добрый вариант, прям чуть ли не Нуменор профессора Толкина в лучшие годы.
  • Бедный злодей — Игорь Фомич Кисленко. Считая, что он пережил внутри Кристалла… С другой стороны, сообразить, что монархия в этом мире совсем не та, что в Кристалле — то ли ума не хватило, то ли упёртость заставила пустится в беспощадную и бессмысленную месть. Потому всё таки злодей, несмотря на изначально благородные цели.
  • Детектив — Всё начинается с расследования терракта.
  • Жуткая альтернативная реальность — мир внутри Кристалла. Впрочем, есть намёки, что этот мир внутри Кристалла — наш мир.
  • Красная угроза — Пётр Поликарпович Ступак и альтерэго Кисленко.
  • Лихие девяностые — внутри Кристалла царят уже какие-то «ультрадевяностые» (благо, что год действия не назван[2]): междоусобные войны уже не республик, а отдельных районов (а в спорах между республиками бывшего СССР уже того гляди в ход пойдёт ядерное оружие), дикая преступность (школьница-старшеклассница мимоходом убивает случайную дачницу-горожанку ради шмоток), бартер с обменом «Стингера» на два литра палёного спирта (очень уж выпить хотелось), гиперинфляция, при которой в магазин за хлебом идут с тачкой денег — и ультранационализмом (учителя истории, который является аналогом главного героя в этом мире, убивают за то, что он на уроках рассказывает про то, что Октябрьская революция не была проведена исключительно силами «проклятых инородцев», и что в ней участвовали и русские)… Повесть в журнальном варианте опубликована в 1993 году, когда всё это ещё могло показаться пусть и несколько карикатурным, но вполне возможным ближайшим будущим.
  • Полное чудовище — Создатели Кристалла, все трое.
    • Внутри Кристалла, судя по всему, таких тоже много водится.
  • Стилистика девяностых — пожалуй, один из эталонов сабжевого дискурса. Альтернативная история, в которой сохранение империй «Прекрасной эпохи», в том числе Российской, до самого конца XX века подается как упущенная возможность человечества и лучшая альтернатива по сравнению с имевшим место в реальности триумфом идеологических режимов с левого и правого флангов? Половина сути романа. Мистическая трактовка нашей истории, в которой имевший место в реальности триумф идеологических режимов и связанные с ним бедствия объясняются через происки коллектива неэтичных ученых-оккультистов из того мира, желающих таким образом «расшатать» свой? Вторая половина сути романа. Концепция «мира без великих потрясений XX века, в котором до сих пор жива Российская Империя» вообще стала в отечественной фантастике отдельным тропом.
  • Религия без веры в бога — церковь коммунизма, превратившегося из экономико-политической теории в этико-философское учение: мол, Маркс показал, как устроено общество, Ленин показал, как его надо ненасильственно изменить для всеобщего блага. Выглядит настолько привлекательно, что даже император в беседе с главным героем искренне сожалеет, что не может стать коммунистом — увы, это всё-таки вера, а монарх в Российской империи обязан исповедовать строго одно лишь православие, которое не допускает «совмещения». Почему местный коммунизм не превратился во что-то вроде нынешнего карианства — спрашивать надо у автора.
  • Технический пацифист — На тормозах: полковник Трубецкой, собирая команду для расследования, отдельно в ней формирует группу «Добро» — боевиков, предназначенных для силовых операций. И даёт втык своему заместителю за то, что включил в её состав МГБшника-буддиста: мол, каково будет человеку против заповедей своей веры? Так что конкретного человека перебрасывают в итоге из боевиков в оперативники: следить, опрашивать, бегать по поручениям, подслушивать поднюхивать и подщупывать ему убеждения не мешают. Короткий диалог, видимо, должен подчеркнуть всю гуманность даже местной Госбезопасности. Вопрос о том, что всерьёз относящийся к принципу «ахимса» («ненасилие») человек вообще забыл в силовой структуре, и почему он оттуда не уволился — оставим на совести автора.
  • У нас это значит совсем не то — опять-таки, местный коммунизм. При совпадении имён основателей, здесь он религия, а не учение, и его адепты даже красным флагом не пользуются: полковник Трубецкой даже не сразу вспоминает, что означает одна из немногочисленных разборчивых фраз, произнесённых Кисленко перед смертью про «флаг наш красный». Это при том, например, что в здешней Российской империи есть даже Пик Коммунизма (на который поднимался Трубецкой, за что над ним подтрунивает Стася: мол, ну как же, разве ж мог правоверный не подняться на свою священную гору; но если у нас его так назвали власти СССР, то здесь — первая экспедиция, сумевшая добраться до вершины и состоявшая почти целиком из адептов церкви коммунизма.

Примечания

  1. Поскольку шестой — видимо, здесь «гонки на лафетах» и аналогов Андропова и Черненко не было, и кто-то окормлял паству достаточно долго. Так-то Горбачёв был восьмым — если считать Маленкова, которого обычно забывают.
  2. Местные бандистствующие подростки упоминают, что наставник, который их «натаскивает» — ветеран Афгана. То есть время — что угодно в диапазоне от 90-х до 10-х. В 20-е «афганцы» — это уже не шибко молодые мужики, которые вряд ли могут научить молодёжь чему-то серьёзному.