Сказочно-мерзкий

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Самый вредный из людей — Это сказочник-злодей. Вот уж врун искусный, Жаль, что он невкусный!

»
— «Частушки Бабок-Ёжек», м/ф «Летучий корабль»
Знай врага в лицо!

Как показать, что злодей в произведении — действительно злодей, средоточие всего неправильного и отрицательного? Народные сказки предоставляют отличный способ — принизить его образ, максимально насытить характеристику этого персонажа всеми отвратительными и мерзкими чертами, какие только сможет придумать автор и какие считаются однозначно отрицательными в той культурной среде, которой предназначено произведение. В итоге получится сказочно-мерзкий персонаж.

Такой злодей будет:

  • Выглядеть отвратительно, с предельным количеством нездоровых внешних черт (анатомические маркеры ненормальности а-ля «нос в потолок врос», признаки явного нездоровья), иметь кожу странного цвета или оттенка (обычно зелёного — для наземных животных и человека весьма нехарактерно косплеить листву);
  • Отличаться отвратительными вкусами и привычками;
  • Творить зло ради самого зла, вести себя просто ужасно и разговаривать противным голосом (гнусавым, писклявым и т. п.).

В особо тяжёлых случаях сказочно-мерзкий злодей даже с гордостью требует называть его «Ваша Мерзость».

Связанные тропы:

Противо-тропы:

Примеры

Фольклор и предания

  • Русские сказки — Баба-Яга: костяная нога, кушает младенцев, крючконосая горбунья с торчащими клыками.
    • Даже относительно «возвышенному» как царю, Кощею Бессмертному порой придают отвратительные черты.

Литература

  • «Властелин Колец» — Голлум, получивший здесь собственную статью, Облик Голлума. Если людей из Большого Народа, королей и правителей, Кольца Власти превратили в нешутейно жуткую нежить, то маленького хоббита-рыбака Смеагорла — в сказочно-мерзкое склизкое чудовище, которое кушает хрестоматийных «змейсов и пиявсов» и вызывает то жалость, то улыбку. Опять же, есть внутрисеттинговое обоснование такому образу: хоббиты слабее подвержены эффектам Колец, поэтому Смеагол так и не смог под действием Кольца стать настоящим призраком (плюс то, что если назгулы крайне активно использовали кольца как источники колдовской силы, то Голлум пользовался только побочными его эффектами: невидимостью и продлением жизни).
    • Орки. Если смотреть на них глазами воина светлых народов на поле боя — опасный противник, который берёт числом, а не умением — но всё же берёт. Если смотреть на них с более близкого расстояния — они не только злобные и уродливые, но и непроходимо тупые, трусливые, ленивые и склонные к конфликтам на ровном месте.
    • Уста Саурона — хамский дипломат мордорского разлива. Наглец, неудавшийся шантажист и, разумеется, трус. Специально для контраста с Арагорном и Гэндальфом.
    • В джексоновской экранизации — ещё и Грима Гнилоуст/Змиеуст, вплоть до того, что складывается ощущение, что отчаянно старающийся быть великолепным мерзавцем Саруман держит его по принципу «страшненькой подруги».
    • В экранизации «Хоббита» сказочно-мерзкими получились и гоблины Мглистых Гор — мелкие, бледные, уродливые и покрытые безобразными мутациями и болячками. А их вождь — огромный, размером с тролля, и отвратительно жирный гоблин, восседающий на троне-унитазе. К нему даже обращаются «Ваше Злопыхательство».
  • «Волшебник Изумрудного города» А. Волкова — злые волшебницы Гингема и Бастинда. А вот Арахна — злодейка гораздо более серьёзная (если так посудить, целое хтоническое чудовище из глубины веков).
    • Урфин Джюс после первого захвата власти пытался косплеить такого же сказочного злого волшебника, чтоб ошеломить подданных. Но увы — есть мышей и живых пиявок он так и не смог, поэтому заставил повара слепить мышей из крольчатины, а пиявок — из сладкого шоколадного теста, а извиваться в руке их заставляли ловкие пальцы Урфина.
  • «Дети против волшебников» — да, обитатели местного как бы Хогвартса умышленно изображены сказочно-мерзкими: выглядят уродами, занимаются гнусным колдовством, да и просто живут по принципу «что бы такого сделать плохого», поклоняются сатане и, словно этого мало, ненавидят всё русское. Парадоксально другое: персонажи, заявленные положительными, выведены не менее сказочно-мерзкими. Главный герой — конченый мерзавец, его спутник — на всю голову тупой, ментор — военный социопат. Армия, которую книга якобы восхваляет, предстаёт в самом неприглядном свете: тут и махровая неуставщина вплоть до сломанного позвоночника за то, что новобранец принёс промокшие сигареты, и тотальная разруха, и самодурство командиров, и пьянство на боевом дежурстве. Неудивительно, что многие посчитали книгу толстым троллингом.
  • «Печальная история братьев Гроссбарт» Дж. Буллингтона — все местные отрицательные (отрицательные даже на фоне бандитов-психопатов-детоубийц Гроссбартов) персонажи. Ведьма Николетта в юности была прекрасной девушкой — но эликсира продления молодости ей не перепало, и выглядит и ведёт себя она как типичная бабка-ёжка. Её муж-ведьмак Магнус — оборотень, превратившийся в мантикора, но шерсть его облезла, а голова, венчающая львиное тело — голова сумасшедшего старика. Готичный мститель Генрих добровольно принял в себя демона чумы — и к концу своего пути является ходячим разлагающимся трупом. Ведьмак, бывший первоначальным сосудом этого демона — сумасшедший больной человек, голышом разъезжающий на огромной свинье. Более-менее серьёзно выглядят только дети-гомункулы Николетты Бреннен и Магнус-младший (огромные человекоподобные чудовища, усеянные клыкастыми пастями) да ведьмак Птичий Доктор из предыстории Мартина (да и тот оказывается под конец таким же ходячим гнилым трупом, как и остальные носители демона).

Живопись

  • Много таких типажей встречается в творчестве Васи Ложкина, одна из работ которого и украшает эту статью. Стоит отметить, что у живописца это является преобладающим приёмом — персоналии картин Ложкина либо угрюмо-мрачные, которые прям так и просятся в качестве иллюстраций к книгам Достоевского, либо именно сказочно-мерзкие, вызывающие даже не омерзение, а какой-то нервный смех. Ну, или это позитивные и красивые коты — их художник явно любит больше людей.

Кино

  • «Варкрафт» — Гул’дан. Резко выделяется из числа обычных гордых и воинственных орков своим уродством (у него из спины растут рога), скрюченностью, общей противностью и мерзостностью. Впрочем, в фильме (в отличие от игры) он не чужд долга, чести и своеобразного патриотизма, так что в моральном плане скорее субверсия.
  • «Кащей Бессмертный», 1944 — Георгий Милляр, что называется, «сыграл в фильме ужасов без грима»: болезненная худоба и его знаменитый характерный голос сделали сыгранную им роль кодификатором образа Кощея в советском кино, [1]. Кстати, в по новомодному раскрашенной версии ему сделали синюю кожу.
  • «Мятежная Луна» — Империум, МТАшная межзвёздная империя зла; правитель получил власть, свергнув короля; практикуют грабёж, насилие, экстерминатус; до кучи — ряженые под наци. Есть там и положительные персонажи, но только не белые мужчины.
  • «Носферату. Симфония ужаса» — граф Орлок сгорблен, уродлив и одевается в бесформенные балахоны, в отличие от пафосно-изысканного Дракулы из оригинального романа Стокера.

Мультфильмы

  • «Нехочуха» — Великий Нехочуха. Невероятно мерзкий толстяк, при виде которого мальчик, до этого бодро шагающий по пути истинного «нехочуизма», резко передумал быть лентяем и лодырем, все запросы которого выполняют роботы. До этого роботы на разные голоса обещали ему, что он станет ещё одним Великим Нехочухой, но, посмотрев на оригинального Нехочуху, он резко передумал таковым становиться.

Аниме и манга

  • Ima, Soko ni Iru, Boku — как показать, что наш злодей не только отмороженный тиран, но ещё и инфантильный полуидиот? Рисуем Гитлера, только вместо чёлки делаем ему стрижку «под горшок», а вместо характерных «усиков Гитлера» — не менее характерные «усики девственника». Получается «король» Хамдо.

Настольные игры

  • Beast: The Primordial — Намтату, один из родов Хищников. Они такие все поголовно, ибо олицетворяют собой страх по отношению ко всему мерзкому и отвратительному. Впрочем, многие из них (как и большинство других Хищников) злодеи лишь по должности.
  • Warhammer — нурглиты, культисты бога-демона болезней и разложения, часто сами представляют собой живое их воплощение, притом что их самих патрон защищает от смерти, дабы они распространяли во имя его всякую чуму.