Апокалипсис-панк

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« И вообще, весь этот горький катаклизм, который я тут наблюдаю… »
— Скрипач, к/ф «Кин-Дза-Дза»

Как и у фэнтези, у постапокалипсиса есть стандартный сеттинг. Услышав слово «постапокалипсис», люди первым делом представляют картину, которую мы дальше опишем, а увидев эту картину, сразу понимают, что это постапокалипсис.

Как правило, такой род вымышленный мир одновременно относится к стилистике дизельпанка — так называемый пиекрафтный дизельпанк (бывают и другие разновидности дизельпанка). Реже это может быть и стимпанк (что, впрочем, уже некоторый отход от стандарта). Если определять «панк-фантастику» шире, чем «картину определённого развития техники», стандартный постапокалипсис тоже могут относить к панку — это и будет апокалипсис-панк (тем более, что жанровый критерий low life тут соблюдён).

Сходная эстетика может быть у планеты-пустыни. Противотроп — «Развитой постапокалипсис».

Иногда бывает, что подобный горький катаклизм терпит не вся планета, но отдельный её участок, «зона».

Черты

В произведении необязательно соблюдаются все перечисленные черты. Иногда некоторые могут быть отброшены или перевёрнуты, но остальные всё же будут составлять узнаваемую картину.

  • Стандартная предпосылка — ядерная война и, иногда, энергетический кризис. Порой до кучи добавляется эпидемия какой-нибудь злобной болезни, эволюционировавшей или искусственно выведенной в лабораториях, впрочем, на момент событий эпидемия уже прокатилась и угасла (а то ведь не получится приключений, если так легко приболеть со смертельным исходом!)
  • Пейзаж, царящий кругом — унылая пустошь, пустыня или полупустыня, опционально — разрушенные здания старой эпохи. Цветовая гамма желто-бурая — желтый песок, бурая глина, голая земля и пожухлые растения, ничего зеленого не растёт. Небо какого-нибудь нездорового цвета (радиево-зелёного, серо-облачного, красно-закатного), море и другие крупные водоёмы тоже не синие — отражают этот нездоровый цвет, а то и сами по себе загажены какими-нибудь нефтяными пятнами. Иные варианты (например, наоборот — разросшиеся джунгли) обычно воспринимаются как сопротивление штампу, но в принципе могут сочетаться с другими свойствами.
  • Катаклизм обрабатывает ВСЮ поверхность планеты. Не бывает в постапокалипсисе так, что к деградировавшим представителям западной цивилизации сохранившие старые технологии африканцы ездят за рабами и дешёвыми природными ресурсами. Впрочем, по утрированному представлению массового сознания, у африканцев абсолютно тот же апокалипсис-панк был и до войны, и они вообще не заметили, что в мире что-то изменилось (действительности это соответствует лишь в некоторых африканских странах, таких, как Сомали или Эритрея, но не на всём огромном континенте).
  • Общество претерпело коллапс, основные формы организации — общины, племена, кланы, города-государства, клики полевых командиров, если особенно повезет — мелкие государства воскресителей старого порядка или установителей нового. Характерные типажи — поселенцы под предводительством старшины, харизматического вожака или умелого дельца, бандиты-рейдеры во главе с атаманом, как просто грабители, так и желающие заделаться неофеодалами, осколки и хранители знаний старого мира, сталкеры-мусорщики… Разные фракции ведут друг с другом борьбу за ресурсы, наиболее амбициозные — за объединение разрозненных поселений под своей властью.
  • Основные ресурсы, за которые ведётся борьба — это вода, патроны и бензин. Последние капли воды — это жизнь, а патроны и бензин — способ выжить. С тачкой или байком ты уже король, но если у тебя нет бензина, тачка и байк не считаются. Патроны также могут служить валютой. Более продвинутые фракции также собирают и восстанавливают достижения былой цивилизации.
  • Оружие, из которого стреляют этими патронами — либо довоенное, в великом множестве разновидностей, включая киногеничные «Магнумы» и «Десерт Иглы», либо послевоенное, вырвиглазного облика «бабаха орков» или «мечта водопроводчика». Кустарное послевоенное оружие приличного вида и эргономики, ну хотя бы типа ковбойского револьвера или болтовки-берданки, отсутствует, а цивилизованные города, сумевшие возродить промышленность, штампуют те же магнумы и десерты по довоенным чертежам. С одной стороны, зачем изобретать велосипед — а с другой стороны, для фильма слишком дорого и не нужно изобретать целую новую систему пистолета, а в игре геймер хочет именно «Десерт Игл», а не непонятный 12,1-мм самозарядный пистолет системы Смитти.
  • Дома, техника, главное — машины собираются на коленке из ржавых обломков старого мира, держатся на соплях, но всё равно выглядят круто и устрашающе. Важные действующие лица — жестянщики, которые могут собрать что угодно из чего угодно.
  • Похожая ситуация — в одежде. Простые люди носят лохмотья, а всякие новоявленные элитарии от торговцев до бандитов предпочитают выпендриться, нарядившись во что-нибудь эдакое.
  • Отчасти связано с предыдущим пунктом. Процветают неформалы-бандиты: байкеры, панки и готы… Отличная психическая атака на какое-нибудь нищее поселение.
  • Аналогично и с продуктами. Никакой глобальной системы торговли и доставки для продуктов питания давно нет. Простые люди в маленьких деревнях едят то, что удастся вырастить на клочке «чистого» грунта, поймать или найти. Мутировавших тараканов и крыс они кушают каждый день, а по большим праздникам пируют выменянным у бродячего торговца пакетиком довоенных чипсов. Жители городков побогаче питаются поразнообразнее, но и тут правят бал эрзацы производства местных умельцев: химозный картофельный сахар, хлеб из неизвестно какого злака пополам с бурдой, вино из довоенного кетчупа, сброженного дрожжами-мутантами, и «игуана на палочке», которая может быть игуана, а может быть, и не игуана вовсе. Людоедство здесь в порядке вещей.
  • Воспоминания о старом мире отрывочны. Рассказы о больших городах, самолётах, телевидении или даже известных брендах могут стать предметом культа карго, а за какими-нибудь маловажными вещами типа коллекционных карточек могут начать охоту, как будто борьбы за полезные ресурсы недостаточно.
  • Мутанты, конечно же! Как страшные перекорёженные облысевшие звери, так и изменившиеся люди, которые могут по-своему играть роль орков. Естественное следствие первого пункта, о ядерной войне. Радиация может быть резинонаучной: превращать людей мгновенно и давать чудесные свойства вроде телепатии. Впрочем, ничто не мешает и сделать относительно правдоподобных мутантов-уродцев.
  • Бок о бок с резинонаучными мутациями идут зомби, восставшие мертвецы (впрочем, зомби-апокалипсис как таковой — это уже другой жанр). Граница между зомби и мутантами может быть не совсем ясной.

Примеры

Литература

  • «Метро 2033» Д. Глуховского — полный набор: аномалии, вырвиглазные мутанты, бандиты, самодельное оружие, фракции, косплеящие исторические (как неофашисты из РНЕ, ряженые под Рейх, так и неосталинисты с «Красной Линии», ряженые под СССР времён ВОВ), волшебная несходящая радиация и прочие тропы сеттинга в обилии. Особенно показательно в последней компьютерной игре-адаптации, Metro Exodus, в который наглядно показывается послевоенный внешний мир: топливная диктатура а’ля Mad Max в Прикаспии, религиозная власть секты технофобов на Волге, бункер военных-каннибалов на Урале и прочая. В книгах цикла от других авторов творится угар еще почище: средневековые лучники в Великобритании (Книга «Британия»), рыболюди и безумные ученые (книга «За горизонт»), деревня эльфов-толкинистов в Тверской области («Путевые знаки»).
  • «Перезагрузка» Я. Завацкой — редкий пример «марксистского постапокалипсиса». Небольшой уральский городок после Третьей мировой, остатки прежде мощного советского, а затем российского промышленного района. Неподалёку в своё время упала термоядерная бомба, снесено почти всё, жизнь в городе еле теплится, хотя ещё работает предприятие, на последних уцелевших станках штампующее несложную электронику для продажи в более зажиточные анклавы — поэтому хозяева завода и их холуи, по меркам местных, живут как боги. В самом городе голод, стычки банд грабителей и мародёров — их, если очень наглеют и начинают косо посматривать в сторону богатых и уважаемых людей, гоняет охрана завода — такая же банда, только прикормленная и лучше вооружённая. И на этом фоне из обычных горожан формируется отряд самообороны. Сначала это просто группа людей, которым окончательно надоел беспредел и которые хотят защитить хотя бы сами себя. Позднее, по мере присоединения к отряду рабочих с завода, отряд становится уже революционным… Мародёрство на руинах, животные-мутанты в озере-воронке после термоядерного взрыва прилагаются. Равно как и революция не по-детски: в отряде — не ангелы, они и пытают и казнят врагов, и могут приговорить к расстрелу соратника по ложному обвинению, и в рядах бойцов могут оказаться обычные бандиты и насильники (их тоже придётся расстреливать, но уже за дело).
    • Продолжает историю сиквел (хотя и написанный ранее) «Холодная зона» — уже развитой постапокалипсис. На руинах нашего мира сформировались две системы — «Зона Свободной Торговли» (она же «Федерация») и «Совет Трудовых Коммун» (одна из которых сформировалась как раз в том самом городке из «Перезагрузки»). Никакой «холодной войны» и «мирного сосуществования систем» — идёт открытая война на территориях, не включённых в оба блока; в Федерации действуют агенты-революционеры СТК, в СТК — диверсанты Федерации.
  • «Последний завет» Алексея Пехова и Андрея Егорова — по сути фанфик по Fallout и Пехов не любит вспоминать про эту раннюю работу, но произведение интересное.
  • «Хроники странного королевства» О. Панкеевой — казалось бы, последнее, что можно было бы ожидать от книг про попаданцев в романтическое средневековье мира Дельта, однако мир Каппа именно таков. Ядерная война случилась там примерно за двести лет до начала основной сюжетной линии. От главного государства сохранилась только Конфедерация из двадцати восьми небольших городов в относительно «чистых» местах, которые стали называть Оазисами — крупные же города и их окрестности превратились в радиоактивную пустыню. Собственных названий Оазисы не имеют — только номера. Между Оазисами можно найти деревни и места ярмарок, которые периодически подвергаются набегам диких зверей и рейдеров, а также заброшенные развалины, в которых сталкеры продолжают искать старинные вещи, но чаще находят всё тех же зверей или рейдеров (смотря кто кого сожрать смог). Также по окраинам сохранилось несколько национальных автономий, из которых особый интерес представляет деревня древнего народа куфти — они почти все обладают магией и также играют важную роль в последних томах цикла. Что касается других стран, с которыми воевала нынешняя Конфедерация, то про них вообще ничего не известно — скорее всего там остались одни лишь мертвые земли.
    • В отличие от почти полностью засекреченного сказочного мира «Дельта», нашим потомкам из XXIII века мир Каппа очень хорошо известен по популярному телесериалу «Лавочник»[1], а также другим кинобоевикам и компьютерным играм. Сами же сотрудники агентства «Каппа» (например, Виктор Кангрем) прекрасно понимают, что играть в «Фоллаут» и жить в «Фоллауте» на положении третьего слева NPC — две большие разницы.
    • А ещё там есть свой Повелитель. Только это не разросшийся до невозможности гигеровский монстр, а лич-некромант Скаррон, которого в своё время перенесло из мира Дельта после гибели в сражении с командой легендарных героев. Впрочем, свои супермутанты («халки») в его армии тоже имеются, а поднятые упыри вполне сойдут за гулей.

Музыка

  • Amon Amarth — Get In The Ring. Так как группа играет викинг-метал, то и большинство ее клипов сняты в подобном антураже. Но в клипе на данную песню, внезапно, решили совместить викингов со стилистикой Безумного Макса. В наличии постапокалиптическая пустыня, ржавые вундервафли на колёсах и причудливая одежда.
  • Five Finger Death Punch — House of the Rising Sun. В клипе этой народной песни в интерпретации данной группы, обстановка именно такая. Две вооруженные группировки в пустынном антураже, вооруженные и одетые в стиле фильмов о Безумном Максе, выясняют отношения между собой из-за неудачной игры в покер. При этом до этого они получают деньги у вполне прилично одетых богатеев, так что скорее всего цивилизация в каком-то виде в этом мире сохранилась. А город Новый Орлеан в песни изменили на Город Грехов.

Кино

  • «Безумный Макс» — хотя там практически нет мутаций (разве что скромные реалистичные, типа «у мужика рождаются только карлики и дебилы»), в остальном это самый каноничный образец эстетики, хранить вечно. А также редкий случай, когда поздний сиквел классической франшизы стал едва ли меньшим кодификатором, чем оригинал, ибо там с ржавыми перелопаченными тачками развернулись на полную катушку.
  • «Дикий Восток» — российско-казахский фильм начала девяностых, очередной пересказ истории «Семи самураев» и «Великолепной семёрки», перенесённый в восточную Россию «недалёкого будущего», на этот раз на деревню карликов-«совков» нападают байкеры, и защиты приходится искать у разных бродяг, в том числе ряженых под ковбоев и самураев. Дух и проблематика фильма соответствуют времени создания. Помимо общей разрухи, там ещё и миллионы рублей, за которые главгерой покупает сигареты.
  • «Стальной рассвет» — фантастический боевик с Патриком Суэйзи в главной роли. Его персонаж защищает молодую женщину с детьми от местного авторитета, который замыслил отобрать у неё землю с единственным колодцем в округе. Герой-бродяга, мутанты (похожие на тускенов), причудливые шмотки и гопники-рейдеры на месте.
  • «Шестиструнный самурай» — после ядерной войны с Советами последним оплотом свободы в США остаётся Лас-Вегас, переименованный в Лост-Вегас. После смерти его короля — Элвиса, в город устремляются все, кто считает себя достойным претендентом на освободившийся трон.
  • «Водный мир» — в той же самой эстетике, что и Безумный Макс, но вместо пустыни бескрайний океан. Врагами героя выступают «Курильщики»\«Окурки» — отбитые на всю голову рейдеры-пираты с религиозным культом своего лидера, обещающего им «землю обетованную». Одной из самых ценных вещей является земля (в смысле почва), но и пресная вода очень ценится[2].
  • «Полынь: Апокалипсис» — Конец Света в первом фильме «Полынь: Дорога мёртвых» как-то произошел из-за метеоритного дождя (хотя на Землю ничего не упало) — большая часть людей превратилась в зомби, а главное — топливо перестало вступать в реакцию. Зато кровь и дыхание зомби оказались весьма неплохим аналогом бензина и сейчас цивилизация существует на ветряках, этой дряни и закабаленных зомби. Правда, добывать неживой бензобак лучше днем, потому что по ночам они ловят бодряка и убегать приходится уже людям.

Мультсериалы

  • «Черепашки-ниндзя» (2012) — неканоничная арка постапокалипсиса, срисованная с «Безумного Макса». Практически вся Земля превращена в пустыню, а все люди стали мутантами. Они живут в небольших поселениях, а по пустыне разъезжают на гротескной технике. Некоторые из мутантов вроде племени ящеров похожи на неформалов, с цепями и кожаными куртками.

Аниме и манга

  • Akira — вторая половина манги происходит на развалинах Токио, уничтоженного мощным псионическим взрывом Акиры. Развалины небоскребов, толпы впавших в варварство оборванцев, жестокая борьба за выживание между ними и схватка варбоссов среди этих руин.
  • Desert Punk — центральная Япония, где происходит события манги, как раз и представляет собой типичную выжженную пустыню с остатками городов и редкими деревнями, люди ходят в обносках и живут под постоянным страхом нападения бандитов.
  • Excel Saga — 23-25 серии пародируют Fist of the North Star. На руинах города Ф, на который в финале 22 серии упала флагманская тарелка пришельцев-захватчиков путю, маленькие общины горожан кое-как сводят концы с концами. Хороши дела только у АКРОССа: Ильпалаццо сколотил войско из местных бандитов-неформалов, и теперь он захватывает одно поселение за другим. А Эксель, потерявшая память, но овладевшая кое-какими приёмами, спасает мирных жителей от налётчиков.
  • Fist of the North Star — один из образцовых представителей жанра: мрачный постапокалипсис, густо усеянный бандами разной степени мерзости уродов панко- или металлистообразного вида с небольшими анклавами относительно мирной земли, чаще всего «крышуемой» разными варлордами из бывшего правительства, армии или просто самых крутых бандюганов. Всё нарочито и чем дальше, тем больше выпячивает тот факт, что это на самом деле высокое фэнтези с панками в роли орков и паладинами, которым и оружие ни к чему.
  • Violence Jack — один из главных вдохновителей Fist of the North Star (не наоборот — «Джек» старше «Кулака» лет на десять), с той разницей, что вместо благородного мастера боевых искусств тут главным спасителем выступает гориллоподобный отморозок невероятной физической силы и живучести, почти такой же страшный, как и противостоящие ему бандиты. Нет, невинных он сам не трогает, но убийство бандитов его явно интересует больше, чем защита мирных граждан.
  • «Алиса в аду» — хоть манга и 2010-го года, но по духу как-будто пришла из 1980-х годов. Жесткий постапокалипсис с толпами бандитов-оборванцев, готовых убивать за лишний патрон и кусок хлеба. Но постапок начался в момент куда более развитой роботехники и биотехнологий, чем в нынешние дни и ОЯШ Сю выживает на развалинах своего бывшего города с верной винтовкой и полу-гиноидом и полу-киборгом Алисой (гармоничное сочетание биотехнологий и кибернетики).

Видеоигры

  • Borderlands — на Пандоре апокалипсис наступил в виде «белые господа все оставили и ушли», а потом на планете из долгой спячки поднялась хищная живность, в результате брошенные на произвол судьбы простые колонисты были вынуждены выживать на крохах оставленных технологий, многие одичали или\и подались в бандиты. Сеттиинг соответственный — реликтовые или самопальные броня и оружие, почти все строение ржавые и развалившиеся или собраны из хлама.
  • Drakengard и Nier — абсолютно все игры та или иная разновидность постапока:
    • Drakengard 1 — все концовки кроме первой ведут к апокалипсису.
    • Drakengard 2 — даже после первой концовки состояние мира еле отличимо от Апокалипсиса, но уйме народу и этого мало. С учетом идиотичности сюжета — кому-то хочется вызволить любимую драконшу, а кто-то мстит миру за то, что ему не позволили устроить конец света двадцать лет назад.
    • Nier — в результате концовки D первого Дракенгарда в альтернативную Японию 2003 года пришла магия, мир уничтожен. События игры происходят примерно через тысячу лет, когда цивилизация более-менее начала восстанавливаться, но Руин и следов шедших воин и магических катастроф ещё более чем достаточно.
    • Drakengard 3 — приквел к первой игре. Сеттинг — альтернативная Европа примерно 1000 года, расхождение возникло из-за слияния многих миров и прихода в него магии. Цивилизации людей уничтожили Драконы, более менее освоив магию люди многократно устраивали там катастрофы и помельче. Большая часть выжившего человечества кучкуется вокруг бывшей державы Мидгард (Испания+Франция+Британия, но условно — очертания континентов очень изменились). В городах и в укрепленных поместьях ещё возможна какая-то безопасная жизнь, но оборзевания аристократов — ближайших потомков различных варлордов постапока просто запредельно.
  • Day R — русская версия сеттинга. Пустошь холодная, и бандиты в ушанках и тулупах, а так всё по канону.
  • Wasteland — практически эталон. Собственно, первая игра серии вдохновила Fallout, да и разработчики у них местами общие.
  • Fallout — тоже один из самых известных образцов, содержащий все характерные черты этой эстетики. Но есть и отличительная особенность в виде ретрофутуризма: «довоенный» мир, чьё живописное и разрушенное наследие показано в играх, соответствует научно-фантастической «моде» 1950—1970 годов. Так что нереалистичные мутации здесь фишка: такими они были в тогдашней фантастике.
    • Четвёртую часть ругали пуристы в том числе и за то, что гамма здесь не типично апокалипсис-панковая: вместо желто-бурой пустоши под нездоровым небом, которая была в прошлых частях, тут лес с вечной осенью, и небо здорово-голубое (Массачусетс меньше других штатов пострадал от ядерной войны). В Fallout: New Vegas тоже почти не пострадавшие территории, но там Мохаве, которая пустыня и до войны была пустыней, поэтому каноничная желто-бурая эстетика на месте.
  • Grim Dawn — необычный пример, потому что апокалипсис разразился в фэнтези-мире с магией, который к тому же уже вступил в пороховую эпоху. Поэтому накрывший весь континент катаклизм, названный «Мрачным Рассветом» и приведший к заражению больших участков земли особой энергией, а также появлению огромных толп мертвяков и одержимых, здесь соседствует с магией, демонами, поклонением богам, пушками и ружьями. Вместо золота теперь в качестве денег в ходу железо, а самый важный ресурс для обмена между редкими поселениями выживших — обычная еда. Разумеется, закона здесь тоже не осталось (ирония судьбы — порядок более-менее поддерживается только на территориях, занятых Чёрным Легионом — до Рассвета это был фактически штрафной легион, в котором служили бывшие заключенные), так что различный беспредел и бандиты, терроризирующие немногочисленное выжившее мирное население, тут тоже есть.

Примечания

  1. Так на профессиональном жаргоне называют сотрудников «греческих лавочек» — агентств, ведущих тайное наблюдение за другими мирами.
  2. Кстати, по идее, если бы ледники на Земле растаяли, особенно умудрившись как-то затопить всю планету, то вода в получившемся океане была бы пресной. О том, что всех запасов воды в ледниках не хватило бы на затопление всей суши, мы деликатно говорить не будем: по оценкам современных учёных, даже если растает вообще всё — от ледников Антарктиды до снежной шапки самых высоких гор — уровень океана поднимется не более, чем на 100—150 метров: прибрежным странам изрядно поплохеет (от Голландии, например, не останется ничего, Дании почти не будет, Лондон уйдёт на дно, в России Каспийское море отправится далеко на север, Крым станет, по заветам Василия Аксёнова, островом, причём довольно маленьким) — но в целом большая часть суши сохранится, а Норвегия или Исландия, например, вообще почти не заметят изменений).
Внешние ссылки
TV Tropes The Apunkalypse