Киберпанк

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Типичный городской пейзаж киберпанка со свойственными ему контрастами

Киберпанк — самый первый жанр панк-фантастики. Возник в начале 1980-х, когда среди писателей-фантастов стали вызывать горькую отрыжку жизнерадостно-рахитичные тропы старой фантастики о пыльных тропинках далеких планет и яблонях на Марсе. Мир менялся, и будущее стало видеться иным, совсем не таким оптимистичным. Писатели-киберпанки, такие, как Стерлинг и Гибсон, довели до абсолюта современный им мир, когда технологии стали приводить к отчуждению и разобщению, крупные корпорации набирали власть, а мир, как казалось, скатывался в хаос, а не шагал к утопическому будущему. Так и возникла знаменитая формула «high tech, low life», которая впоследствии породила и иные жанры панк-фантастики, но все-таки именно киберпанк отвечает этой формуле на все сто процентов.

Каковы характерные черты киберпанка?

  • Гипертрофированное изображение информационных технологий, как они виделись из 1980-х и 1990-х. Всемирную компьютерную сеть тогда уже не предсказывал только ленивый, собственно, она уже была. Но у киберпанков она превратилась в главный источник резинотехники. Киберпространство — это трехмерное виртуальное измерение с полным погружением, к которому подключаются с помощью нейрошунтов. К нему нередко подключено все, от пульта управления ядерными ракетами до холодильника с пивом в квартире Васи Пупочкина. Владеющий секретами кода хакер (тогда еще не всем было известно это слово, поэтому у классиков их обычно называют как-то иначе) — настоящий маг, который может воздействовать на любое подключенное к оному киберпространству техническое устройство.
  • Атмосфера футуристичного нуара. Главное место действия — большой и мрачный город, полный всяких преступников, изгоев, авантюристов и беспрерывно борющихся за власть богатеев. В городе царит грандиозное классовое расслоение, когда сильные мира сего взирают на копошащихся букашек из башен из стекла и металла, а внизу делают свои темные дела немытые оборванцы. Эмоции, которые навевает этот мрачный город — упадок, беспомощность, паранойя, таинственность, безумие, страх, и в то же время трэш, угар и разгул. Помимо, собственно, хакеров, среди характерных типажей жанра часты наёмники, корпоративные силовики, неформалы-бандиты.
    • В качестве одного из прообразов типичного города киберпанка может служить печально известный город-крепость Коулун в Гонконге, где на площади в 2,5 гектара проживало 50000 человек, то есть плотность населения составляла 2 миллиона человек на 1 км2. Сам же город представлял из себя гигантский муравейник: здания строились максимально плотно друг к другу, отсутствовала нормальная система водоснабжения, электричество брали нелегально, подключаясь к общей сети Гонконга, а сам город контролировала китайская мафия Триады, из-за чего в нем процветали преступность и проституция. В 1994 году данный район был полностью ликвидирован.
    • Доступность технических чудес варьирует, но, как правило, что-то перепадает и немытым оборванцам.
    • Сельской местности киберпанки уделяют меньше всего внимания. Но чаще всего она представляет себя или похожую на апокалипсис-панк пустошь в духе фильма «Кин-дза-дза», или тот же киберпанк, но на тормозах и в смеси с другими панк-жанрами, например, пиекрафтным дизельпанком.
    • А что же космос? А вот тут авторы сильно разнятся. У одних космическая экспансия продолжалась, что дало начало поджанру «космопанк». У других — была свернута новыми корпоративными властями как нерентабельная, и люди продолжают сидеть на Земле и проедать ее ресурсы, доводя планету до грани истощения. Впрочем, у классиков картина, как правило, компромиссная — до открытого космопанка дело еще не дошло, но космос мало-помалу осваивается.
  • Общественный строй киберпанка — развитой капитализм в его абсолютной форме, нередко доходящий до стадии явной и открытой корпоратократии, при которой коммерческие структуры полностью подмяли под себя государства. Хороших среди них почти нет, а типичный антагонист — Корпорация Зло. С корпорациями соседствуют криминальные картели и группировки, которые порой отличаются от них только тем, что не выдают себя за респектабельные бизнес-структуры, а честно признаются, кто они есть.
  • Необязателен, но крайне желателен поголовный или хотя бы распространенный трансгуманизм, предпочтительно в кибернетической форме. Но в более новых произведениях оказывается внимание и биотехнологиям. В киберпанке часто поднимаются темы, типичные для современной трансгуманистической фантастики, например, вопрос о правах искусственного интеллекта или о грани, за которой кончается человечность.
  • Протестные настроения. Если борцами с системой не являются сами главные герои, то наверняка процветающие коррупция, неравенство и социальная неустроенность способствуют существованию разного рода антисистемных движений, не попавших в фокус повествования. Учитывая циничный настрой жанра, нередко борцы с системой являются вовсе не благородными поборниками свободы и равенства, а жестокими беспредельщиками, ничуть не лучше угнетателей, против которых они борются.
  • В то же время, среди протагонистов киберпанка практически не встречается профессиональных крутых с белозубыми улыбками, которые одной левой побивахом всех злыдней. Типичные герои киберпанка — циничные уголовники и наёмники, хладнокровные профессионалы, озлобленные подпольщики, а то и просто маленькие люди, которых тяжелая жизнь вынудила встать на тропу войны и восстать против несправедливого мира. Учитывая трансгуманистичную направленность жанра, герой вполне может быть крут в физическом смысле, но страдать от этого (типичный диагноз — «отторжение имплантов» или «киберпсихоз»).

Сам термин «Киберпанк» придумал другой американский писатель Брюс Бетке. Он не принадлежал к изначальной «тусовке киберпанков» (Гибсон, Стерлинг, Кэдиган, Рюкер и иже с ними) — и слово это придумал, пытаясь уместить в названии две темы: высокие технологии и подростковый бунт. Потому созданный им рассказ, хоть и называется «Киберпанк», ничем из вышеперечисленных признаков не обладает: просто подростки-хулиганы (та самая шпана-панки) учиняют грабежи и кражи не подкарауливая случайных прохожих, а взламывая банковские счета через сеть. Но слово это понравилось редактору Гарднеру Дозуа, и он стал применять его к творчеству вышеупомянутых писателей-постмодернистов, в первую очередь Гибсона; такая кличка к их деятельности прилипла.

В современном мире отношение к киберпанку двойственное. С одной стороны, многие его старые тропы кажутся наивными и ретрофутуристичными, с другой стороны, не меньше половины предсказаний сбылось, что и заставляет блоггеров по всей Сети категорично утверждать: «Киберпанк наступил!». Это и вызывает возрождение интереса к киберпанку в наше время. Во многих современных версиях типичного сеттинга ретрофутуристичная разлюли-малина сглажена (например, киберпространство представляет из себя не трехмерную виртуальную реальность, а просто прокачанный вариант современного интернета).

Примеры чистого каноничного киберпанка

Литература

«Движение»

Киберпанк глазами книжных иллюстраторов 1980-х гг.

Та самая группа американских авторов фантастического постмодерна, с творчества которых и начался киберпанк как жанр. Сами они, что характерно, от термина «киберпанк» старались открещиваться как могли; своё творчество они называли «новой научной фантастикой», а самих себя — «Движением» или «Писателями в зеркальных очках».

  • Уильям Гибсон. Его раннее творчество (конец 1970-х — конец 1980-х) послужило кодификатором большинства тропов классического литературного киберпанка. Имеет смысл отметить следующие произведения:
    • «Осколки голографической розы» У. Гибсона — первопример (1977 г.), уже содержащий все ключевые элементы жанра: невероятные информационные технологии, колоссальная социальная неустроенность показанного в рассказе вымышленного мира и депрессивный маленький человек в качестве главного действующего лица.
    • Трилогия «Муравейника», она же «Киберпространство» (три романа «Нейромант», «Граф Ноль» и «Мона Лиза овердрайв» и примыкающие к ним три рассказа «Джонни-мнемоник», «Сожжение Хром» и «Отель „Новая роза“») — полноценный «источник вдохновения» для всех, кто писал киберпанк после Гибсона. Могущественные мегакорпорации, почти реальное киберпространство с характерными стенками антивирусного «льда», отчаянные хакеры-«киберковбои» и аугментированные наёмники-«уличные самураи» появились здесь.
  • Брюс Стерлинг, неформальный лидер Движения и редактор его главного органа, самодеятельного литературного журнала «Дешёвая правда». Тот, кто приложил больше всего усилий для популяризации киберпанка как идеи и направления. Составитель антологии киберпанк-литературы «Зеркальные очки». Из его собственных работ этого жанра следует отметить следующие:
    • «Шейперы и механисты» — литературный цикл, включающий роман «Схизматрица» и ряд более мелких произведений. Здешний киберпанк очень сильно скрещен с космической фантастикой и потому считается кодификатором отдельного поджанра «космопанк».
  • Руди Рюкер, соавтор Стерлинга и автор собственного ответвления киберпанка, называемого «трансреализм»: сам Рюкер определял его как «описание реальной жизни с помощью фантастических терминов». Из произведений за его авторством заслуживают внимание:
    • «Обеспечение» — тетралогия научно-фантастических романов, иначе называемая «„*ware“-серия», потому что названия этих книг названы по схеме «[что-то]ware»: «Software», «Wetware», «Freeware» и «Realware». В центре сюжета этих произведений — естественная и искусственная эволюция машин и искусственного интеллекта и её прямо-таки скажем, неприятные последствия для человечества.
  • Джон Ширли, тот человек, что когда-то убедил Гибсона и Стерлинга заняться писательским ремеслом. Автор, более склонный к мистике и ужасам, чем к «твёрдой» научной фантастике; соответственно в его творчестве киберпанк снабжается определённым сверхъестественным колоритом. Из его работ следует отметить:
    • «Песнь под названием Юность» — трилогия фантастических романов «Полное затмение», «Затмение: Полутень» и «Затмение: Корона». Здешний киберпанк, помимо вышеупомянутых мистических элементов, достаточно плотно сращён с военно-приключенческой фантастикой и, пожалуй, лучше всего подходит под указанные выше признаки «стандартного киберпанка холодноштампованного»: разрушенный, на грани распада мир, злая, взявшая на себя роль государства корпорация и борющиеся с ней повстанцы-панки тут есть.
  • Льюис Шайнер, ещё один деятель группы Стерлинга, одно время писавший заметки в «Дешёвую правду». Крепкий писатель, оказавшийся в тени более заметных товарищей по Движению. Киберпанк в его творчестве отличается сильной социальной направленностью и несколько большей приверженностью реализму, чем у того же Уильяма Гибсона. Из его творчества внимания заслуживает:
    • «Фронтера» — технотриллер, сочетающий в себе элементы киберпанка и космической фантастики «ближнего прицела», сюжет которого закручен вокруг полёта на Марс и связанной с ним «космической гонки».
  • Пэт Кэдиган, единственная среди «писателей в зеркальных очках» женщина (за что, кстати говоря, первых киберпанков крепко критиковали тогдашние феминистки). Её киберпанк отличается совмещением эстетики фэнтези и научной фантастики. Следует отметить следующие её работы:
    • «Искусники» — роман, киберпанк-составляющая которого сконцентрирована на теме воздействия технологий на человеческий разум и сознание.

Те, кто был после

  • «Война кукол» супругов Белаш — по сути инверсия Ghost in the Shell, показанная глазами тех, на кого охотится 9 Отдел, но происходящая в рамках космооперного в целом белашовского сеттинга.

Музыка

  • Epica — альбом «The Holographic Principle». По сути, все 12 композиций рассказывают о недалеком будущем, в котором виртуальная реальность становится неотличимой от известной людям действительности. Да и по словам автора песен группы Марка Янсена, альбом должен побудить слушателей к переосмыслению того, что принимается ими на веру, и подготовит к грядущим кардинальным переменам в науке. Наиболее ярко это отражено в песне с говорящим названием «Beyond the Matrix».
  • Within Temptation — «Raise Your Banner». В клипе именно в данной стилистике выполнен внешний облик брони и оружие местного ОМОНа, которому противостоит частично кибернизированный главный герой во главе сопротивления.
  • Beast In Black — «Moonlight Rendezvous». Аналогично. Даже стилистически клип похож на Cyberpunk 2077: небоскребы, неоновые вывески, футуристичная техника и оружие, люди напрямую через мозг подключённые к глобальной сети, а сюжет повествует о частично роботизированной девушке, которая пытается спастись от служителей зловещей мегакорпорации и воссоединиться с возлюбленным.
    • Их же песня «Blade Runner», посвящённая одноимённому фильму «Бегущий по Лезвию». Да и весь альбом Dark Connection явно посвящён тропу, что можно легко заметить из текстов песен и клипов, особенно «One Night In Tokyo», который нарочито выполнен в стилистике киберпанковых игр девяностых.
  • Battle Beast — группа, от которой откололась вышеупомянутая Beast In Black, тоже посвящают своё творчество в основном манге Berserk, но и про киберпанк у них тоже есть несколько песен, в частности песня «Neuromancer», посвящённая одноименному роману Гибсона, «Machine Revolution» и трек с говорящим названием «Cyberspace».
«
Да! Я хочу поприветствовать тебя в Аду
Реальность — это просто оболочка
Я кибер-воин
Я могу превращаться во что-угодно,
»

Кино

Киберпространство будущего в представлении киноделов прошлого
  • «Бегущий по лезвию» — несмотря на то, что фильм является экранизацией романа Ф. Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах», роман скорее можно отнести к предтечам киберпанка, чем к нему самому, а вот фильм — он самый.
  • «Джонни-мнемоник» и «Отель „Новая Роза“» — экранизации одноимённых рассказов У. Гибсона. Весьма и весьма неточные (чего стоит только замена харизматичной наёмницы-киборга Молли на некую Джейн в «Мнемонике»!), но тем не менее оказали влияние на формирование визуального образа киберпанка, хотя и меньше, чем «Бегущий».
  • «Нирвана» — классический киберпанковый сеттинг с классическими главными героями, за которыми гонятся нанятые корпорацией якудза по трущобам Нового Бомбея. Из всех героев наиболее колоритен Джойстик, у которого вместо глаз дешёвые часто барахлящие черно-белые импланты, отчего он мечтает поставить себе качественные цветные глаза.

Мультфильмы

  • «Эдит и я» — первый полнометражный сербский мультфильм для взрослых, снятый Алексом Гайичем по собственным комиксам. Действие происходит в Сербии в 2074 году. Антигравитационные Zastava Yugo и автобусы прилагаются. Несмотря на не слишком выдающееся техническое исполнение, мультфильм отличается неплохим сценарием и диалогами.

Аниме и манга

  • BLAME! — действие манги происходит в городе необычайных размеров, который, возможно, занимает значительную часть Солнечной системы, среди обитателей — разнообразные транс-человеческие и полностью искусственные существа. При этом, множество вещей приходится додумывать самому, так как персонажи говорят очень мало.
  • Bubblegum Crisis — наиболее восьмидесятнический по настрою японский киберпанк, стилистически явно вдохновленный американским нео-нуаром («Бегущий по лезвию», «Улицы в огне»). Повествует о команде девушек-наёмниц «Рыцари сабли», сражающихся со злодейской корпорацией «Геном» на фоне антиутопического Токио, заполненного создаваемыми корпорацией киборгами и роботами-бумерами.
    • Особенно концентрирована атмосфера и эстетика киберпанка в спин-оффах к «Кризису» — AD Police Files и Parasite Dolls. Посвящённые различным аспектам взаимоотношений человека и технологии, эти OVA передают гораздо более пессимистичный взгляд на фантастическое будущее, чем оригинальное аниме.
  • Cyberpunk: Edgerunners — аниме-сериал по настольному сеттингу Cyberpunk 2020 от студии Trigger. Учитывая первоисточник, по набору тропов и типажей это скорее западный киберпанк: тут и заглавные авантюристы-эджраннеры, и хакеры-нетраннеры, бороздящие просторы виртуальной реальности и взламывающие разный «лёд», и неформалы-бандиты всех сортов и мастей, и всемогущие мегакорпорации, включая японскую, изображенную в духе американских страшилок, и навороченная аугментика, способная сделать своего обладателя сверхчеловеком, но рано или поздно разрушающая его личность. По жанровой принадлежности это криминальная драма и повествует о молодом наёмнике Давиде Мартинесе, примкнувшем к «бригаде» эджраннеров в надежде прийти к успеху, и о том, как он к нему шел, шел, да «не получилось, не фартануло».
  • Ghost in the Shell — классика киберпанка, получившая множество экранизаций. Действие происходит в недалёком будущем, в котором благодаря широкому распространению технологий многие люди стали устанавливать себе разнообразные нейронные имплантаты. Разумеется, вместе с этим широко распространились компьютерные преступления, связанные с хакерскими взломами мозга. Главная героиня Мотоко Кусанаги, майор японской госбезопасности и киборг полной конверсии, как раз и занимается расследованием подобных преступлений.
    • В том же сеттинге Масамунэ создал еще ряд работ, посвященных другим временам и героям. Таковы посвященная военной тематике Black Magic M-66, повествующая о буднях танковой жандармерии Dominion Tank Police и постапокалиптическая Apple Seed.
  • Gunnm — ещё одна классика киберпанка за авторством Юкито Кисиро. Повествует о приключениях девочки-киборга в городе Свалке, над котором находится утопический город Салим, куда мечтают попасть практически все обитатели мира.
  • Neo Tokyo — именно в такой стилистике выполнена последняя новелла этого сборника, The Order to Stop Construction, посвящённая попыткам японского инженера остановить автоматическую постройку порта в некоей банановой республике, из-за того, что пришедшее ко власти после переворота правительство отменило контракт. В итоге, рискуя жизнью, инженер таки находит способ остановить отказавших прекращать работы и взбунтовавшихся роботов… чтобы узнать, что в результате очередного путча в страну вернулось старое правительство, решившее возобновить контракт на постройку порта.
  • Serial Experiments Lain — ещё один оригинальный аниме сериал. Что необычно, действие происходит в современном Токио. Обычная японская школьница Лэйн Ивакура, путешествия по Всемирной паутине, узнает, что окружающий мир не такой, каким кажется на первый взгляд.
  • Texhnolyze — очередной оригинальный аниме сериал без первоисточника. Пожалуй один из самых мрачных представителей жанра, с говорящим слоганом «No future, no life» вместо «High tech, low life». Действие происходит в недалёком будущем, где человечество смогло практически полностью избавиться от всех жизненных проблем, в том числе от болезней и смерти, а все несогласные и те, кто не поддавались лечению, были сосланы в подземный город Люкс. Отличается крайне депрессивной атмосферой, почти полным отсутствием положительных персонажей, а в финале все действующие лица погибают.

Настольные игры

  • Cyberpunk (2013, 2020, 2030, RED, в зависимости от редакции) — настольная ролевая игра в сеттинге киберпанка вульгарис, заботливо списанного у Гибсона и Стерлинга.
  • Netrunner — карточная настольная дуэльная игра, полностью посвящённая сражениям в Киберпространстве между злой корпорацией, стремящейся к мировому господству, и отважным хакером, который стремится раскрыть её коварные планы. Стенки из «чёрного льда», вирусы-«ледорубы» прилагаются; собственно, не зря одно из прозвищ Netrunner — «карточная игра по „Нейроманту“».
  • «КиберПанк» — из-за перенаселения Земли, были заморожены или засекречены проекты вроде киборгизации и генной модификации. Но трём фирмам было позволено основать колонию на другой планете, и там заниматься своими исследованиями в области трансгуманизма, под наблюдением земного правительства. Но у колонистов были немного другие планы — они не желали быть пешками в руках концернов, и тем более чтобы за ними кто-то следил. Поэтому, гиперпрыжок был совершён вслепую. Трансгуманисты прибыли в звёздную систему, с двумя планетами и основали там колонии. Шло время, и планеты стали обиталищем киборгов и мутантов. Помимо основной правящей корпорации, в этом мире немало и других группировок, и каждая строит свои планы.

Видеоигры

«Эта история посвящается всем тем киберпанкам, которые сражаются против несправедливости и коррупции каждый день своей жизни». Громкие слова, не так ли?
  • Cyberpunk 2077 — нашумевшая в последнее время игра по помянутому сеттингу Cyberpunk 2020 от польской студии CD Projekt RED, авторов трилогии про Ведьмака. Очень, очень, ОЧЕНЬ неоднозначное произведение в плане качества исполнения и соответствия заявленным обещаниям разработчиков, однако сеттингу своего настольного первоисточника (см. выше) соответствует полностью: импланты, корпорации, удаленный взлом киборгов и компьютеров, кибер-вирусы, нуарный Найт-сити, полный опасностей и всевозможных пороков — всё в наличии.
  • Deus Ex — киберпанк классический, с киберимплантами, разными фракциями трансгуманистов (и антитрансгуманистов), принцип high tech, low life и прочая, и прочая. Особенно близки к «классике» приквелы с механическими имплантами — в первой игре и сиквеле в основном популярны нанотехнологии и основанные на них улучшения тела, хотя «классические» киберимпланты тоже встречаются у отдельных персонажей.
  • Observer — приключенческая игра в сеттинге мрачного кибернетического будущего с киборгами, наномашинами, мегакорпорациями и восточноевропейским колоритом.
  • System Shock — трёхмерный экшен о приключениях талантливого, но неосторожного хакера, однажды ввязавшегося в клубок корпоративных интриг. Киборгизация, реально-виртуальное киберпространство и злой искусственный интеллект присутствуют, а всё действие происходит на космической станции, так что это немного и космопанк. Сиквел этой игры System Shock II пошел дальше от киберпанка в сторону чистого научно-фантастического хоррора.
  • Syndicate — дилогия стратегий в реальном времени о «работе» отряда киборгов-наёмников на службе агрессивной и аморальной зловещей корпорации, сражающейся со своими конкурентами за власть над опустошённой бесконечными войнами высокотехнологичной Землёй будущего. Под закат седьмого поколения видеоигровых систем был выпущен неудачный перезапуск игровой серии, сменивший жанр на шутер от первого лица, но сохранивший тон и определённые сюжетные элементы оригинальной серии.
  • «Код доступа: РАЙ» — тактическая видеоигра в мрачном высокотехнологичном мире, в центре сюжета которой противостояние тоталитарного государства и талантливого хакера, который просто однажды залез куда не следует.

Визуальные новеллы

  • Snatcher — приключенческая игра за авторством Хидэо Кодзимы, успешно набравшая визуальных и сюжетных элементов из «Бегущего по лезвию», «Терминатора» и манги AKIRA.
  • VA-11 HALL-A: Cyberpunk Bartender Action — визуальная новелла, предлагающая взгляд на мрачный мир технологий со стороны «маленького человека», обычной девушки-работницы бара. Да, здесь есть отважные герои-хакеры и жадные коррумпированные корпораты, но героиня узнаёт об их противостоянии только из выпусков новостей да от колоритных случайных свидетелей, что зашли перехватить стаканчик-другой.

Примеры около-киберпанка и почти-киберпанка

В этом разделе перечислены произведения, которые не четко следуют канонам жанра, смешивают их с другими «панками» или несвязанными жанрами, или были созданы независимо и просто совпали с каноничным киберпанком по темам.

Литература

  • «Белое снадобье» и «Человек под копирку» З. Юрьева — советский киберпанк 70-х годов. «Хайтек, лоулайф» во всей красе — и достижения технологий в виде разумной машины или машины, являющейся центром квазирелигиозного культа (герой-рассказчик — монах-полицейский, расследующий преступления против адептов Первой Всеобщей Научной Церкви: по соглашению между неназываемой, но похожей на США страной и верхушкой секты, такие монахи имеют лицензию, аналогичную частным детективам). Разгул мафии, элита, живущая в ОП (Охраняемых Посёлках), всеобщая электронная слежка — прилагаются.
  • «Стеклянные пчёлы» Э. Юнгера — вполне оригинальный немецкий протокиберпанк 1957 года. По тематике достаточно каноничен — повествует о мире развитой робототехники, в котором остро стоят проблемы человечности, разрушения старых жизненных и нравственных устоев, растущей с каждым годом искусственности жизни, угрозы цифрового тоталитаризма.

Кино

  • «Кин-дза-дза» — фильм часто называют «советским доморощенным киберпанком». И действительно, сходство есть, а главное, формула high tech, low life соблюдена.
  • «Матрица» — постапокалиптический мир, без киборгов, но c кибернетической фауной смахивающей на живых существ. И виртуальная реальность, выглядящая как мир 1990-х, с агентами-ИскИнами, маскирующимися под людей. Оказала огромное влияние на восприятие жанра и была вдохновлена в том числе и вселенной Масамунэ Сиро, но, по мнению многих фанатов жанра, является уже посткиберпанком.
  • «Потрошители» (англ. Repo Men; не путать с Repo! The Genetic Opera, коя есть чистейший биопанк) — повальная кибернетизация, включая бездомных, злобная корпорация, законно потрошащая людей за долги… Казалось бы классический киберпанк? Но жизнь главных героев — это белый заборчик, хоть трущобы главные герои и посещают регулярно, но посещают они их временно — в качестве коллекторов в поисках должника (позже главному герою самому придётся бежать в трущобы и там скрываться). А кибернетика не делает обычных людей крутыми киборгами, и они живут вполне обычной жизнью без крутизны.

Мультсериалы

  • «Бэтмен будущего» — так как мультсериал Бэтмен 90-х был весьма мрачным и нуарным, а действие продолжения происходит спустя 70 лет, создатели постарались выдержать ту же мрачную стилистику, Готэм будущего из нуарного стал киберпанком.

Аниме и манга

  • Akira — полнометражка, сильно повлиявшая на каноны японского киберпанка, но к самому жанру напрямую не относящаяся. Да, там есть типичные атрибуты и атмосфера киберпанка: депрессивные урбанистические ландшафты, четкое следование принципу high tech, low life, мутные и опасные трансгуманистические эксперименты. Но при всем при том, тема, собственно, информационных технологий активно не подымается.
  • Ergo Proxy — события сериала стартуют в дистопично-киберпанковом городе-куполе Ромдо, где в окружении высоких технологий живут, как сообщается, последние на Земле люди. Однако после вступительной арки действие перемещается за его пределы, на просторы мёртвой планеты, а фокус сюжета сменяется скорее на некое постапокалиптическое роуд-муви.
  • Silent Möbius — целая франшиза о приключениях бойцов отряда паранормальной полиции, которой поручена борьба с вторжением на киберпанковую Землю инопланетных демонов. Здесь визуальные и сюжетные образы киберпанка (мрачный нуарный город, киборги и хакеры) смешиваются с городским фэнтези (магия оккультистов и жрецов, волшебные артефакты, тайные общества).

Настольные игры

  • Shadowrun — необычный гибрид киберпанка с городским фэнтези: здесь наряду с мегакорпорациями и хайтеком есть эльфы, орки и гоблины, а «компьютерная магия» хакеров сосуществует с мистикой и «сверхъестественной» магией, которую творят волшебники, шаманы и священники. Почему здесь? Потому что многих фанатов сабжа просто бесит примешивание в него эльфов и магии, и они считают Shadowrun не труЪ.
  • Warhammer 40 000 — явственные черты жанра наличествуют в описании быта развитых имперских миров, каких как Ульи и Кузни. В Ульях акцент на социальную сторону сабжа — вопиющее неравенство между аристократической/корпоративной/военно-бюрократической элитой с верхних ярусов, простыми работягами с нижних и маргиналами и люмпенами из подульев; уголовщина и борьба за власть между разными группировками элиты, криминала и имперских служб; растущее недовольство, зреющие оппозиционные движения (нередко перерастающие в культы Хаоса) и тому подобное. В Кузнях — на технологическую, но с социальной вообще педаль в пол со всамделишным рабством, жестким разделением на касты, тоталитарно-технократическим строем, номерами вместо имён. Ощутить на себе всю суть ваховского киберпанка можно в скирмише Necromunda (который как раз про бандитские разборки в подульях) или в линейках Warhammer 40 000 Roleplay Dark Heresy (посвященной оперативникам Инквизиции) и Rogue Trader (посвященной Вольным Торговцам — главам имперских госкомпаний). Но в целом это космофэнтези с магами и паладинами в силовой броне, демонами, космическими эльфами и тому подобными фэнтезийными образами.
  • «Битвы Fantasy» — из мира киберпанка прибыла пси-команда «Зеро». Они жили в городе-муравейнике, которым правит мегакорпорация. Она держит город в железном кулаке, а за людьми следят даже в собственных квартирах. Те, естественно, пытаются бунтовать, но корпорация нашла решение — район с бунтовщиками изолируется и под предлогом борьбы с эпидемией туда распыляется отравляющий газ. Пси-команда «Зеро» была отрядом повстанцев, которые стремились освободить город от гнёта корпорации.

Видеоигры

  • BloodNet — приключенческая компьютерная игра с ролевыми элементами, представляющая собой сюжетный микс декадентского фэнтези с вампирами и киберпанка.
  • Colony Ship: A Post-Earth Role Playing Game — киберпанк в трущобах на корабле поколений. Как это обычно и бывает в фантастике, корабль превратился в затерянный ковчег посредством мятежа и раскола, но вот обитатели его не скатились в средневековье а сохранили достаточный для киберпанка уровень технологий: киберимпланты настолько распространены, что их могут себе ставить обитатели трущоб, включая протагониста. А ещё при помощи киберимплантов делают кибержаб, умеющих охранять помещения.
  • Final Fantasy VII — здесь по той же причине, что и Shadowrun (см. выше): это фэнтези с магией (хоть и наукообразной), но с сильным влиянием сабжа. Ну и потому, что, собственно, информационным технологиям особого внимания не уделено — куда более важными для сеттинга отраслями являются топливно-энергетическая и биотехнологическая.
  • Necromunda: Hired Gun — шутер про охотника за головами в той самой «ваховской» Некромунде (см. выше). Заслуживает внимания благодаря хорошо переданной атмосфере гигантского дистопичного мира-улья.
  • The New Order: Last Days of Europe — эстетика фракции новосибирских силовиков-корпоратократов. Здесь потому, что по техническому развитию сеттинг не дотягивает до настоящего киберпанка, компьютеры во вселенной TNO не развились дальше обычных мейнфреймов и терминалов, а в бывшем СССР и вовсе являются большой-большой редкостью. Поэтому, хотя с low life у них все в порядке, с high tech — не совсем. И вообще они скорее путинпанк.
    • Там же — и вполне аутентичный японский киберпанк в государстве Гуандун, бывшей китайской провинции, отданной японским правительством на растерзание корпорациям-дзайбацу и благодаря дешевому китайскому труду ставшей центром производства электроники во всей Сфере. В наличии все признаки киберпанка, такие как социальное расслоение, коррупция, преступность, всесилие японских компаний, сочетание экономического процветания с низким уровнем жизни и фактическим бесправием большей части населения.
Внешние ссылки
TV Tropes Cyberpunk