Корпоратократия

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Корпоратократия[1] — вид государственного устройства, в котором крупные акционерные общества полностью подменяют собой государство. Чисто для вида может присутствовать некий остаток государства в виде маленькой конторы, заведующей выдачей паспортов, а может не остаться и этого; всё остальное — частное. Частная полиция, частные суды, частная армия, частные спецслужбы, частное оружие массового поражения.

Общественное устройство при корпоратократии полностью соответствует устройству любой корпорации: граждан нет, есть владельцы или акционеры корпорации, есть назначаемые ими директора и менеджеры, а есть сотрудники, не имеющие никаких прав (о трудовом законодательстве в корпоратократии никто и никогда не слышал). Всем может заправлять одна корпорация, конгломерат корпораций, ниточки управления которых сходятся к одному кругу богачей-акционеров, или несколько конкурирующих корпораций.

Корпоратократия встречается в научной фантастике (чаще всего в киберпанке, космопанке или другом что-нибудьпанке) как типичное злое и антиутопичное государственное образование, бороться с которым могут отважные, но разрозненные активисты и хакеры, или полноценное государство, противостоящее ей.

Пятиминутка реальности

В капитализме корпорации существуют, как ни удивительно, для зарабатывания денег. А государство обязано отнимать деньги у богатых и расходовать на всех по прагматичным причинам: государство без обороны будет завоёвано; необразованные будут деньги отжимать и водку пьянствовать, а не хайтек поднимать; мэр, заасфальтировавший улицу, популярнее мэра, который этого не сделал. Бизнес всегда имеет больше рычагов власти, чем народ, но в эти расходы лезть не хочет, потому старается занять такую позицию, где доход с государства есть, а расходов нет — «приватизируй прибыли, национализируй убытки». К тому же в реалиях XXI века крупный бизнесмен редко выдвигается на правящие позиции, предпочитая личные партии, подкупленных депутатов и так далее — бизнесмена с широкой властью принято называть олигарх. И даже тот редкий постсоветский олигарх, самолично получивший высшую должность — Пётр Порошенко — перевёл кучу денежных потоков на себя, именем государства покошмарил конкурентов, но корпоратократии не устроил.

Ещё один недостаток корпорации — «орёл не ловит мух». У мелкого бизнеса есть несколько важных преимуществ: например, в какую столовую крупной сети ни зайди — ассортимент и вкус одинаков, а в небольшой столовой даже картошка будет чуть другая, а мясо сварят так, что нигде больше такого не найдёшь. Мелочь, выросшая до достаточных размеров, может стать пользой для корпорации — то ли будет распространять её продукцию в труднодоступных местах, то ли будет куплена без риска прогореть, то ли будет возить еду в один из офисов… И если страной правит корпорация — надо как-то вписать в эту систему и мелкий бизнес.

Подобие корпоратократии бывает в очень специфичных условиях: крайний колониализм, когда ценный ресурс выкачивается прямо и нагло (всякие там Ост-Индские компании, «Юнайтед Фрут»), экономика компании настолько необычная по тому времени, что лучше подтягивать рабочих и их близких до более высоких стандартов (Пульман — тот самый, что производил пульмановские вагоны), моноэкономика, когда одна из отраслей задавила остальное (нефтяные области России 90-х), несколько олигархов настолько отъелись в эпоху перемен, что купят или обанкротят любого (дзайбацу Японии), государство сознательно поддерживает несколько крупных фирм, на которых держится экономика минимум целого региона (чеболи Южной Кореи)…

Примеры

Литература

  • «Анклавы» В.Панова — нестандартный пример глобальной корпоратократии. В недалеком будущем Землю поразил тяжелейший экономический и энергетический кризис, и национальные государства вынуждены были пойти на большую сделку с корпорациями — те передают технологии в обмен на создание экстерриториальных территорий, государствам не подчиняющихся, а только корпорациям, куда вошли крупнейшие мегаполисы мира (с вариациями — скажем, Москва все же частично осталась за Российской Федерацией). Кризис удалось преодолеть, человечество совершило значительный скачок в развитии технологий…но на протяжении цикла нарастает напряжение — человечество не способно с нынешними технологиями достичь других планет, государства оправились и готовы взять власть обратно, корпорации переживают удар за ударом из-за транснационального корпокульта Мутабор, хакеров и порожденной в их среде псевдорелигии Цифры и Традиций. В финале силами героев и дружественной корпорации «Науком» накануне новой большой сделки государств и Анклавов Земля переживает мини-конец света, после чего наступает вполне постапокалиптичный мир с войной всех против всех.
  • «Железная пята» Дж. Лондона — правление Олигархии, или, как её назвал Эрнест Эвергард, «Железной пяты» в США. Крупный капитал монополизировал свою власть в стране на несколько сотен лет и поддерживал её штыками многочисленных солдат-наёмников.
  • «Кементарийская орбита»[2] Д. Леоненко — на Земле XXVIII века наряду с последними государствами (России, к слову, среди них уже нет) существуют и «клиентелы», где «гражданство» имеют работающие на них по контракту (от временного до пожизненного и даже наследуемого). Право на жизнь, к слову, не предусмотрено: если твоя клиентела подверглась «недружественному слиянию», ненужным работникам вполне может быть присвоен «неактуальный статус». Это в лучшем случае голодная смерть (нет статуса — нет пайка, нет места в бараках), в худшем — ликвидация. Главный герой, Димер, чтобы свалить из концлагеря для «перемещенцев» (членов красноярских клиентел, проигравших корпоративную войну клиентеле Владирос и не пригодившихся победителям) готов на всё — в том числе и пожизненно завербоваться в клиентелу «Орбиталь», добровольно-принудительно набирающую колонистов для первого межзвёздного перелёта. К слову, во время собеседования офицер-безопасник «Орбитали» интересуется у Димера, почему он придерживается «допотопных республиканских убеждений» (Димер — гражданин Красноярской республики, одного из последних государств).
  • «Лучший экипаж Солнечной» О. Дивова — именно так устроены государства Земли, Марса и Венеры. В итоге межпланетные войны в сеттинге — это «споры хозяйствующих собственников»: речь идёт не сколько о государственной независимости, сколько о том, почём Земле, пережившей ядерную войну, Марс и Венера будут продавать здоровые яйцеклетки. Места для дикарей из Южной Америки, остатков русских на Валдайской возвышенности и мутантов на развалинах Москвы в этом порядке просто нет — они не акционеры.
  • «Незнайка на Луне» Н. Носова — каждый лунный город. Грабенбергом управляет сахарная компания господина Спрутса, Брехенвилем — макаронная компания Скуперфильда. Когда нужно решить какой-то глобальный вопрос, владельцы всех корпораций встречаются на «Большом Бредламе» (бредлам — местное название картеля или синдиката).
  • «Операция „Венера“» (в другом переводе — «Торговцы космосом») Ф. Пола и С. Корнблата — тот строй, что существует в описанном в книге мире. Формально государства ещё существуют, но реально всем заправляют корпорации, и топ-менеджер одной из них даже не узнаёт президента США, когда случайно его подвозит в Вашингтоне (а сам президент в Белый Дом идёт пешком — на свой транспорт у него явно нет денег).
  • Плоский мир — официально Анк-Морпорком единолично правит Патриций, но его главное качество — остаться в живых, не перейдя дорогу многочисленным Гильдиям.
  • «Сага о Форкосиганах» Л. Буджолд — Комарра до барраярского вторжения. Даже защиту планеты осуществляла не собственные армия и космофлот, а наёмники. Барраярцы всё перекроили на собственный лад, но главы крупнейших торговых кланов (те, кому повезло пережить бойню на стадионе Солтисса) сохранили влияние, а представительница клана Тоскане даже стала императрицей Барраяра.
    • Архипелаг (Единение) Джексона. Государства нет в принципе — есть лишь Великие и Малые Дома, помесь корпорации с преступной группировкой. Законов, к слову, тоже нет: на Джексоне разрешено всё, против чего не возражает конкретный Дом, на чьей территории ты находишься. Несмотря на то, что Майлз Форкосиган (под личиной адмирала Нейсмита) и угрожает одному из глав Домов наличием государства, чей флот перед атакой на Джексон задаст лишь вопрос: «Выжигать планету с северного или южного полюса?» — «бандократия» Джексона существует, потому что удобна всем. Даже супердемократичная и гуманная Колония Бета не брезгует продавать своё оружие через Дома-«прокладки» тем, с кем неудобно торговать напрямую по политическим мотивам.
  • «Сквозь время» В. Винджа — корпоратократия в мире этого произведения считается оптимальным общественным устройством. Полиция (точнее, конкретная фирма «Полицейский участок номер такой-то») защищает лишь того, кто заключил с ней договор на правоохранительное обслуживание, а вторжение войск случайно уцелевшего в постапокалитическом мире государства легко отбивается силами служб безопасности корпораций и ополчением неравнодушных граждан (каждый из которых настолько крут, что может стать армадиллом («броненосцем» — человеком, который плевать хотел на всех и защищает себя сам) и даже заиметь собственную ядерную бомбу[3]). Особенно ярко это показано в повести «Неуправляемые», где Виндж отсыпает обороняющимся либеральным анархистам столько плюшек и роялей в кустах, что становится даже неудобно за автора[4].
  • «Хонор Харрингтон» Д. Вебера — республика Беовульф. Конгломерат корпораций, контролирующих одноимённую звёздную систему. Высший орган исполнительной власти на Беовульфе называется «Совет директоров», а местный парламент состоит из двух палат — Палаты акционеров и Палаты работников. Достаточно редкий пример корпоратократии, показанной автором с положительной стороны: планета является галактическим экономическим центром, а её жители пользуются самыми лучшими медицинскими технологиями.
    • Меса, злой двойник вышеупомянутого примера. Основана неэтичными бизнесменами и учёными, изгнанными и бежавшими с Беовульфа. Вот это уже классическая отрицательная корпоратократия, с кастовым обществом и эксплуатацией бесправных генетически выведенных работников.
  • «Всесожжение» Цезария Збешховского — де-юре какие-то государства упоминаются, и корпорация героев даже делает ставку на военные контракты. Де-факто почти все центры власти связаны с корпорациями. Даже самые крепкие орешки во время всемирной войны — корпоративные представительства, укреплённые убежища владельцев и заводы, а не какие-нибудь военные базы. Более того: семья героя без проблем достаёт и применяет оружие массового поражения для защиты своей усадьбы.

Кино

  • Repo! The Genetic Opera — медицинская компания GeneCo построила такой режим в США, охваченных эпидемией вызывающей отказ органов болезни. Начали с протаскивания закона, разрешающего предоставление искусственных органов в кредит, и их изъятие у злостных неплательщиков силами наёмников-Коллекторов, закончили наличием поддерживающих в стране соблюдение уставов корпорации вооружёнными формированиями ген-копов.
  • «Звёздные войны» — Торговая Федерация, Банковский Клан, Техносоюз и прочие картели. Под конец существования ослабшей и коррумпированной Старой Республики они управляли целыми планетами и звёздными системами, а впоследствии сформировали сепаратистское движение, объединившиеся в Конфедерацию Независимых Систем.

Настольные игры

  • Cyberpunk 2020 — СССР. «СовОйл», крупнейшая топливная мегакорпорация Восточной Европы, прочно доминирует на политическом поле Союза Суверенных Советских Республик, значительно ослабленного сепаратистскими выступлениями, националистическими и социалистическими восстаниями. Более того, именно деньги и войска «СовОйл» обеспечивают единство этой державы: корпорации, некогда выросшей из подкомитета нефтяной промышленности советского министерства экономики, невыгоден распад СССР и разрушение отработанных экономических связей.

Видеоигры

  • Bioshock — власть подводном городе Восторг принадлежит компании «Райан Индастриз» во главе с его основателем Эндрю Райаном. Все ключевые производства и службы города либо принадлежат ему, либо осуществляются другими, более мелкими частными компаниями. Капиталист-визионер Райан захотел построить город без так называемых «паразитов», то есть государственных органов, профсоюзов и религии. Он провозгласил своей целью создание оазиса честного соперничества и свободного капитализма… но, когда появилась компания-конкурент, сравнимая в силе и влиянии с его корпорацией, быстро наступил на горло своей же мечте и устроил рейдерский захват.
  • Encased: A Sci-Fi Post-Apocalyptic RPG — формально «Новый Комитет» является компанией, но по факту стал квази-государством под Куполом, а ее лидер все больше тянет на диктатора и становится таковым в своей концовке.
  • Final Fantasy VII — Shin-Ra, конечно. Она ещё и глобальная сверхдержава, и вдобавок косплеит монархию: контрольный пакет Shin-Ra принадлежит лично президенту и основателю компании мистеру Шинре и по завещанию переходит его сыну Руфусу. Обглодыш государства в виде мэра Мидгара присутствует; официальное правительство города-государства Мидгар состоит из двух человек, мэра Домино и его помощника Харта, которые не имеют никаких полномочий и искренне сочувствуют повстанческому движению ЛАВИНА.
  • Вселенная игр студии Project Moon (Lobotomy Corporation/Library of Ruina/Limbus Company) — Город поделён на 25 районов «Гнёзд», каждый из которых управляется какой-либо Корпорацией. В каждом Гнезде свои технологические причуды и особенности культуры. Самой главной Корпорацией является «Корпорация А», управляемая Главой. Именно она пишет законы для всего Города и всех его жителей.
  • Mass Effect — на Новерии, заснеженной планете-лаборатории, строй корпоратократический вполне официально: планета принадлежит конгломерату «Новерианская корпорация развития» и находится вне юридического поля главного галактического объединения государств, Совета Цитадели. Управляет Новерией совет директоров корпорации и назначаемые ими администраторы, а за правопорядком следят нанимаемые корпоратами частные военные компании. Кончилось все нашествием гетов, потому что не можем же мы обыскивать багаж наших уважаемых и богатых клиентов.
  • Star Wars: Knights of the Old Republic — корпорация «Черка» (Czerka). По сути, владеют планетами Татуин и Кашиик — все внешние сношения с этими планетами контролируются таможней «Черки», а корпоративная СБ выполняет полицейские и карательные функции.
  • Stellaris — одно из возможных государств, которые можно построить в этой игре. Корпоратократия отличается уникальными механиками, рассчитанными на подъём экономики за счет открытия филиалов на планетах других империй.
  • Space Station 13 — в далёком будущем человечество всё-таки освоило космические перелёты и окончательно раздробилось на множество корпораций-государств, самыми могучими из которых являются Nanotrasen и Синдикат. Первая корпорация держит уверенное лидерство по богатству, развитости технологий и обширности территорий. К слову, именно они построили заглавную станцию, за работников которой играет большая часть игроков в сессии (остальные — за антагонистов). Вторая организация — заклятый чёрно-красный конкурент Nanotrasen, который вечно пытается ставить ей палки в колёса. Степень вредоносности их действий разнится: сегодня могут обойтись шпионом с приказом своровать какую-нибудь ценность, а завтра могут попытаться взорвать станцию ядерной бомбой, которую должен активировать отряд элитных боевиков.
  • Syndicate (1993) — к концу XXI в. государств на Земле не осталось; их место заняли бесчеловечные мегакорпорации-Синдикаты, враждующие между собой за ресурсы и рынки сбыта.

Реальная жизнь

  • Колонизация Индии Британской Ост-Индской компанией. Частное предприятие (пусть даже пайщиками были и члены королевской семьи) подмяло под себя целую страну. Правда, когда начались потери из-за восстаний аборигенов, сработал принцип: «Приватизируй прибыли, национализируй убытки» — и Индию благополучно скинули на руки парламенту.
  • Свободное государство Конго — совершенно лубочная злобная корпоратократия, будто бы прямиком сошедшая на нашу грешную Землю из социалистических агиток. Личная колония бельгийского короля Леопольда II, где государством, собственно, и не пахло: вся организация власти была направлена только и исключительно на выжимание доходов от плантаций каучука и добычи слоновой кости. Результаты такой политики не заставили себя долго ждать — проводимая королем политика сверхэксплуатации населения стоила жизни едва ли не половине местных жителей (да, по сравнению со скромным бельгийским капиталистом Леопольдом «германский социалист» Гитлер кажется махровым любителем).
  • На тормозах — градообразующие предприятия СССР и России, когда вся жизнь конкретного населённого пункта вертится вокруг работы одного предприятия, и все жители либо являются работниками этого предприятия, либо обслуживают этих работников. Примеры: Нововоронеж, вся жизнь которого крутится вокруг Нововоронежской АЭС; в меньшей степени[5] — Старый Оскол, настолько завязанный на ОЭМК и Стойленский ГОК, что День Металлурга празднуется так же помпезно, как и день города. Сюда же пульмантауны, времён расцвета железных дорог в США, строившиеся компанией Пульмана для проживания персонала железных дорог.

Примечания

  1. Не путать с корпоративизмом — социально-экономической теорией, лежащей в основе идеологий фашизма и христианской демократии!
  2. Толкинисты не без оснований насторожатся и будут правы: планета Кементари (наука, изучающая её называется яваннография), спутник газового гиганта Илуватар — это не случайность. Арда, по сюжету книги, не забыта даже в XXVIII веке. К слову, названия остальных планет колонизируемой системы тоже взяты из «Сильмариллиона». И ничего странного или нереалистичного в этом нет: астрономы и сейчас используют имена из Толкина для наименования, ну пока что, объектов пояса Койпера (есть, например, карликовая планета Варда).
  3. Тут, впрочем, прелести либеральной анархии немного автором ограничены: упоминается, что иногда одного подозрения, что сосед обзавёлся персональным «ядрён-батоном», хватает для того, чтобы его вместе с фермой раскатали под ноль соседи — до того, как он рискнёт её применить.
  4. Одна ядерная бомба, за раз уничтожающая сотни танков регулярной армии вторжения — это рояль из роялей. В нашей реальности даже в условиях массированного наступления или штурма укрепрайона не без оснований считалось, что одна взорванная бомба — это примерно минус два-три батальона. Так-то это оружие изначально предназначалось не для ударов по оборонительным/наступательным порядкам, где у каждого танка броня и фильтровентиляционная установка, а в аптечке каждого пехотинца есть калий йод — а для сжигания беззащитных городов и уничтожения гражданских. В крайнем случае — для удара по тыловым базам обеспечения: если сжечь пункты заправки, автобазы с бензовозами и склады боеприпасов, танковый клин точно остановится.
  5. Потому что сельское хозяйство и пищевое производство никто не отменял, и молочный холдинг «Авида», мукомольный и комбикормовый комбинат КХПС, свиноводческие комплексы «Промагро» в последние годы стали весьма значимы не только на областном, но и на общероссийском уровне. Правда, старооскольцы, споря с белгородцами, до сих пор любят высказаться: «Наша металлургия — это треть областного бюджета. Так какого хрена мы получаем от области меньше, чем Белгород?!»
Внешние ссылки
TV Tropes One Nation Under Copyright