Злобный варвар

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Sklifosovsky.jpgВкратце
Всё плохое, что мы можем сказать о варварах. Всё хорошее — вон там.
Норскийцы из Warhammer Fantasy — один из самых ярких примеров тропа в современной массовой культуре.

Отгадайте загадку. Кто это: нецивилизованный, суровый, GAR-ный, живущий, как и весь его народ, ради войны, вооружен огромным топором, воюет со слабыми и развращенными культурными народами? Это герой-варвар? Нет, неправильно. Герой-варвар — фигура положительная или хотя бы «серая», он суров, но симпатичен читателю, побеждает драконов и злобных магов, спасает принцесс, защищает сирых и убогих. Этот же персонаж совсем другой. Он приходит в цивилизованные королевста со своего заснеженного севера или из диких восточных степей, чтобы убивать, насиловать и грабить. Он воин, но презирает тех, кто живет мирной жизнью. Его боги — не Хрустальный дракон Иисус, не прилизанный фэнтези-пантеон с богами науки, любви и плодородия, и даже не суровые, но симпатичные божества героических варваров, что покровительствуют честным и отважным воинам, ищущим битвы с равным или более сильным противником. Нет, он поклоняется жестоким силам, требующим от него крови и убийств. Он — злобный варвар.

Троп, как и его «светлый» брат-близнец, древний, как сама цивилизация. Исторически взаимоотношения цивилизованных народов с более дикими соседями были сложными, случались и союзы, и войны, и всё это отображалось и в древнейших исторических хрониках, и в народной памяти. Один и тот же «варварский» народ может описываться в разных источниках и как «простые, нецивилизованные, но симпатичные ребята», и как «грязные, немытые грабители и насильники». Всё зависело от сиюминутной политической конъюнктуры и личного отношения конкретного автора.

В художественной литературе, особенно фэнтези или космоопере, может фигурировать оба типа варваров сразу. «За Обветшалой Грядой живут бурры и хавроньи. Оба этих народа — воинственные, незнакомые с письменностью и наукой, не знающие королей и феодалов, не просветленные светом эльфийской мудрости. Но бурры — верные союзники Свободных Королевств, которые помогут сэру Всеславуру, а хавроньи грабят и убивают во славу Черного Ужаса». Возможно, «героические» варвары будут нецивилизованными, но людьми, а «злобные» — какими-нибудь орками. В таком случае представитель «хороших» варваров может быть штатным силачом в команде главного героя, а представители «плохих» станут пехотой у Темного Властелина.

Как и герой-варвар или благородный дикарь, троп может относиться к конкретному персонажу или ко всей расе\народу в целом. «Готрим Свежеватель, жестокий налетчик из народа хавроний, оставляющий в сожженных прибрежных городах пирамиды из черепов» — это оно. «Целый народ жестоких налетчиков» — тоже.

Nota bene. Злобный варвар — именно варвар: он уже знаком по крайней мере с зачатками производительного хозяйства, металлургии, судоходства и прочих благ цивилизации, а также хотя бы представляет суть цивилизованной политики с королями и принцами. Его враждебность цивилизации объясняется «житейскими», прагматическими причинами: например, он завидует благосостоянию культурных соседей, и потому жаждет их как минимум ограбить, а как максимум — покорить и самому поселиться в уютном дворце местного короля, сменив «длинный дом» или кочевую юрту на сады с фонтанами и статуями, хорошее вино, изысканную мебель и ухоженных наложниц. Если нецивилизованный персонаж является полной, простите, «тумба-юмбой» и ненавидит цивилизацию на архетипическом уровне, желая не грабить и покорять, а уничтожать, разрушать и резать представителей оной цивилизации на алтарях Черного Ужаса, или же просто сидит в своих джунглях и приносит в жертву заплутавших путников, то это уже другой троп. Зловещий дикарь близок злобному варвару, но является «тёмным антиподом» не герою-варвару, а благородному дикарю.

Где встречается

Фольклор

  • Большинство анекдотов про викингов, например те, где конунг пытается объяснить своим дуболам порядок действий при рейдах (например, «грабить, убивать и жечь, а не наоборот»), чтобы не перепутали как в прошлый раз.

Литература

  • В произведениях Толкина таких хватает.
    • «Властелин колец»: степняки-истерлинги и горцы-дунландцы, союзники Саурона и Сарумана соответственно. На тормозах, потому что Саруман накачал своих солдат лживой пропагандой (дескать, эти роханцы жгут пленных живьём и сами хотят их всех убить), а Саурон и вовсе внушал ненависть своими чарами, которые развеялись, когда Саурон осознал, что Кольцо уже принесли в Ородруин. А вот харадрим — не сюда, они уже достаточно цивилизованы.
    • В предыстории также фигурировали холмовики Рудаура, родственники дунландцев и союзники созданного Королем-Чародеем королевства Ангмар.
    • «Сильмариллион»: на фоне эльфов все люди Первой Эпохи — варвары, но если эдайн — «героические», то люди, служившие Мелькору (например, истерлинги из народа Ульдора Проклятого) — совсем наоборот.
  • «Кристальный Осколок», серия «Долина Ледяного Ветра» — племена варваров, регулярно набегающие на население Десяти Городов ради грабежа. (Точнее, юридически, разбоя — они ещё и активно убивают.)
  • «Львы Аль-Рассана» Гая Гэвриела Кея — мувардийцы. Являются культурным шаблоном берберов в сеттинге, где основные противоборствующие стороны соответствуют мусульманским и христианским государствам средневековой Испании. Союзники условно-положительных (впрочем, однозначно отрицательных сторон здесь нет, только отдельные персонажи) ашаритских эмиров, но типажа «с такими друзьями и врагов не надо»: жестоки, фанатично относятся к религии и считают, что их цивилизованные союзники погрязли во грехах, изнеженны и отошли от путей местного аналога пророка Мухаммеда.
    • Вышепомянутые ашаритские эмиры и их подданные считают такими своих извечных врагов, жителей джадитских королевств, но это предрассудки. Да, когда-то они были варварами, но на момент действия романа успели создать культуру, не менее развитую и утонченную, чем ашаритская.
  • «Князь Пустоты» Бэккера — скюльвенды, «народ без истории», на грани с дикарями. Уровень развития соответствует «варварскому», но при этом они именно что органично чужды цивилизации — только уничтожают империи, никого не покоряя. Особенно выделяется один из действующих персонажей цикла Найюр из этого народа, который является этакой деконструкцией образа Конана-варвара. Он является целым комплексом психологических проблем, яростным убийцей и бисексуальным насильником. Но всё же, иногда с ним случаются и приступы доброты. И по меркам данного сеттинга, он ещё относительно адекватный, насколько это возможно.
  • «Память, Скорбь и Тёрн» Тэда Уильямса: риммеры, вторгшиеся когда-то в Светлый Ард из-за моря и покорившие огромные территории, на которых вырезали или покорили коренное население, включая ситхи. Ко времени действия романов бОльшая часть этого народа вполне цивилизовалась, но чёрные риммеры, живущие у Пика Бурь, остались такими же, какими и были.
  • «Первый закон» Джо Аберкромби — один из ПОВ трилогии Логен Девятипалый, но на тормозах. В нём течёт кровь демонов, из-за этого периодически он может впасть в режим берсерка, превращаясь в неудержимого убийцу. В спокойном состоянии он, по меркам данного сетинга, вполне адекватный. Но однажды, будучи ещё на службе короля севера Бетода, выпотрошил сына его врага, хотя то говорил ему не делать этого и с помощью него можно было бы договориться с неприятелем.
  • «Песнь льда и пламени» Дж. Мартина: дотракийцы, живущие только за счет грабежей. Как и скюльвенды из примера выше, относятся к пограничному случаю: органически чужды цивилизации, но уровень развития вполне «варварский».
    • Туда же — почти все одичалые, живущие за стеной. Особенно тенны, у которых, в отличие от сородичей, уже есть металлургия, но цивилизованных соседей они по-прежнему презирают.
    • И, разумеется, жители Железных островов, жестокие и фанатичные, у которых единственным достойным занятием считаются войны и набеги. Настоящий житель Железных Островов за всё платит только «железную цену», а платить золотом — удел слабаков с материка.
  • «Потерянный легион» Гарри Тёртлдава: йезды\казды (в зависимости от перевода). Если другие варварские народы, окружаюшие империю Видесс, показаны с симпатией, то йезды — полный аналог орков в этом мире, где нечеловеческих разумных рас нет. Они поклоняются темному богу Скотосу и порабощают цивилизованные страны, их предводитель — Авшар, местный Тёмный властелин.[1]
  • «Риганты» Дэвида Гэммела. Если заглавный народ ригантов, срисованный с кельтов, является в целом «героическим», то их вечные враги, викингоподобные вары, приплывающие из-за морей, однозначно проходят по тропу злобных. Да, оба народа — гордые и воинственные, оба ценят силу и личный героизм, оба противопоставляются цивилизованным жителям Каменного города. Но риганты и прочие кельтонские племена — дружные, уважают, помимо войны, и мирный труд, у них есть искусные ремесленники, многие племенные поселения уже превратились в почти полноценные города, они почитают духов природы. Вары же — убийцы и захватчики, поклоняются жестоким богам разбоя и грабежа, у них господствует право сильного, и даже понятие любви, в отличие от романтичных ригантов, им чуждо — они захватывают жен в основном в набегах. При этом вары, как и риганты, не чужды цивилизации per se[2] и оказываются способными создать собственное королевство.
  • «Хроники Корума» Майкла Муркока: такими показаны люди, в частности, народ графа Гландита-а-Крэ, виновный в истреблении народа Корума. Впрочем, они не все такие, есть и более симпатичные.
  • «Хроники странного королевства» — обитают в западных степях. По большому счёту, достаточно мирно живущие королевства держат армии только для защиты от их набегов.
    • Одно такое племя по предыстории вырезало родное племя принца-бастарда Элмара. За неделю до нападения мать собрала двенадцатилетнему Элмару дорожную сумку, вручила подаренную отцом регалию и отправила в столицу Ортрана. Король признал сироту, и в шестнадцать лет Элмар принял участие в походе против своих заклятых врагов, во время которого подружился с графом Орри и будущим паладином Лаврисом.
    • Другое такое племя живёт по соседству с будущим государством благородных варваров Таккат, где король Шеллар во время иномирского вторжения армии Скаррона спрятал свою жену с младенцем, а также жён и детей других героев. Где-то добыли дракона, и их злобный трусливый вождь пришёл требовать покорности от королевы Даны. Однако дракон оказался хорошим (Аррау, подруга героев, которая заблудилась из-за того, что вражеское вторжение исказило работу порталов), так что «великое завоевание степи» на этом и закончилось.
    • Викинги Ледяных островов во время иномирского вторжения присоединились к сводной армии королевств, потому что правая рука главгада забрал их священную реликвию. Однако летописи северного королевства Лондра сохранили немало сведений о набегах северных соседней. Например, пару веков назад один их вождь сжёг несколько прибрежных городов только потому, что его беременной жене средь зимы захотелось свежих яблок (их туда могли привезти из южных королевств).

Кино

  • «Ловчий смерти (Deathstalker)» — представьте что Конана-Варвара придумал бы Джордж Мартин. Вот главный антигерой примерно такой, что понятно уже а начале фильма: Ловчий помогает разбойнику, похитившему девушку, отбиться от то ли местных орков, то ли совсем дикарей, а потом убивает бывшего союзника, чтобы не делиться с ним добычей, и пытается изнасиловать девушку. Ту спасает появление гонца от местного короля, просящего о помощи, но Ловчий шлет Его Величество лесом, вступая в дело только когда у него появляется серьезный материальный стимул. И дальше в таком же духе. В последующих фильмах образ Ловчего очень смягчен.

Мультсериалы

  • «Гаргульи» — в 994 году нашей эры, викинги осаждают шотландский замок Вайверн. Эти варвары очень жестокие и злобные, а их лидер Хакон хуже всех — ведь именно он разбил на куски окаменевших гаргулий.
  • «Первобытный» Геннди Тартаковски — племя скорпиона, представляющие из себя культурный шаблон викингов. Жестокие захватчики, живущие войной и работорговлей (именно они поработили Миру и её народ). Однако, когда главные герои в 4-й серии 2-го сезона вырезали всю их деревню, их даже становится немного жалко.

Настольные игры

  • Warhammer Fantasy Battles — норскийцы, хунги и кургане, три племени, живущие на Севере, вблизи Пустошей Хаоса, которые этому самому Хаосу и поклоняются, и часто совершают набеги на более цивилизованных соседей. А зверолюды или дикие орки проходят уже по другому тропу, ибо органично чужды любой цивилизации. На тормозах также и огры с и их культом силы и обжорства (причем разумность еды этих ребят не волнует), но они иногда могут вести торговлю и становиться наёмниками у цивилизованных народов.

Видеоигры

  • «Эадор» — До-Гор, один из Владык, собирающих новые миры из осколков старого (этим же занимается и протагонист). Изначально, по слухам — самый обычный злобный варвар, при очередном разграблении осквернивший какой-то алтарь (да, именно этим простым способом), после чего внезапно перешедший на совершенно новый уровень злобного варварства. До-Гор будет атаковать домен протагониста чаще, чем другие Владыки.
  • Divinity: Original Sin — орки и северяне, которых привлекла на свою сторону Леандра. Причем друг друга они не любят, и если северяне хотя бы что-то слышали о чести, то орки — действительно жестокие головорезы, хоть и не дикари. Во время одной квестовой линейки можно встать на сторону северян, поддержав их в междоусобной распре с орками Грутильды. Северяне будут благодарны: при всей своей жестокости они ценят дружбу и поддержку.
  • Icewind Dale — Кресселак Чёрный Волк. При жизни он был жестоким вождём варваров, жаждущим только убийств и завоеваний[3]. Когда же к Кресселаку подступила старость, ему стало страшно — он испугался того, что в посмертии ему придётся расплатиться за свои злодеяния. Когда герои встречают призрак Кресселака в его гробнице, он признаёт, что при жизни был настоящим монстром и ужасно стыдится этого.
  • Heroes of Might and Magic IV — Вогель Спинолом и отчасти Хундрик, антагонисты кампаниии фракции Сила. Амбициозны и лезут в вожди. Первый ещё и садист — калечит пленников, за что и получил прозвище.
  • Neverwinter Nights — субверсия. В третьей главе одно варварское племя перешло на сторону Маугрима, напало на приграничную крепость Невервинтера и вырезало окрестные поселения. Увы, виновником этого оказался комендант крепости — редкостный шовинист, который щедро одарил «грязных дикарей» одеялами с оспой, а Маугрим узнал об этом и пообещал дать лекарство. Сильно на тормозах, поскольку герою удаётся мирно поговорить с вождём варваров, и тот обещает прекратить нападения, если принести ему лекарство, которое, конечно, имеется у коменданта.
  • Pathfinder: Kingmaker — Армаг, безумный вождь варваров, и его орда, пришедшая из Нумерии в Украденные земли, чтобы покорять, грабить и убивать.
  • Warcraft — в первых двух частях орки были именно такими. Это потом их отретконили, придумав древнюю культуру и историю с кровью Маннорота, из-за которой они и стали кровожадными слугами сил тьмы.

Примечания

  1. Вишенка на тортике — произведение выросло из фанфика по Толкину, который Тёртлдав написал еще в школьные годы. Там римский легион попадал не в оригинальный фэнтезийный мир, придуманный автором, а в Средиземье, конкретно — в Артедайн во времена последней войны против Ангмара и Короля-Чародея, и вразрез с толкиновским каноном приносил арнорцам победу. Соответственно, йезды в итоге заменили орков и холмовиков в одном флаконе, подобно тому, как Видесс заменил Артедайн, а Авшар — Короля-Чародея.
  2. В отличие от упомянутых во второй книге дикарей Белых гор, которые живут в пещерах и у которых процветает каннибализм.
  3. По канону сеттинга «Забытые Королевства» это скорее норма, чем исключение.