Самоуверенный мерзавчик

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Злодеи — публика разношерстная. Вот великолепный мерзавец строит свои гениальные многоходовочки против героев и других злодеев. А вот злодей по должности выписывает ассасинам яда под отчёт, платит довольствие эскадронам смерти и подписывает приказ о расстреле диссидента. Вот антизлодей, придерживающийся кодекса чести, а вот полное чудовище, убивающее детей и насилующее стариков (или наоборот?). Но, тем не менее, всё это публика опасная и серьёзная (хоть и бывают курьёзные исключения), внушающая если не уважение, то хотя бы страх. Но не самоуверенный мерзавчик. Этот персонаж хамит чужим и шпыняет своих, считает себя хитрее, умнее и компетентнее всех окружающих, мнит себя серьёзным злодеем или крутым антигероем (или хотя бы просто компетентным и важным специалистом) — проблема только в том, что все его понты имеют весьма зыбкое основание.

На деле самоуверенный мерзавчик некомпетентен, туповат и близорук, его не воспринимают всерьёз герои и им манипулируют злодеи, до поры до времени создавая у полезного идиота иллюзию собственного великолепия и контроля над ситуацией, чтобы использовать его, а затем посадить в лужу, отдав на растерзание героям или собственным приспешникам. Как правило, в таком случае мерзавчик быстро теряет свою напускную самоуверенность, показывая окружающим свою истинную натуру труса, слизняка и приспособленца, умоляющего о пощаде и ползающего на коленях перед злодеем или героем, в милости которого он оказался. Вполне возможно, в случае краха своих «гениальных» злодейских планов мерзавчик сорвется в истерику (с фирменным возгласом «Этого не может быть!»), начнет валить вину на подручных, козлить ещё сильнее и нагнетать панику, а то и поедет крышей от осознания собственной ничтожности и незначимости в общем порядке дел.

По морали мерзавчики бывают разные. Есть просто неприятные антигерои: сволочные и способные на подлость, но номинально нейтральные или даже находящиеся на одной стороне с героями. Есть недозлодеи: недотёпистые и некомпетентные настолько, что главную опасность представляют для себя. Есть обычные мелкие гады, но в редких случаях самоуверенный мерзавчик может быть и полным чудовищем, если, дорвавшись до какого-никакого могущества (суперспособностей, личной банды головорезов, высокого поста в какой-то обладающей властью структуре от церкви до ОПГ), начнет творить откровенный беспредел против беззащитных людей. Близкие амплуа — псевдодружелюбный злодей, аника-воин (в военном или близком к этому сеттинге) и молодец против овец. Противотроп — великолепный мерзавец, хотя имеет место и такое явление как мерзавчик на тормозах: настоящий великолепный мерзавец, переоценивший масштаб своего великолепия, начавший делать ошибку за ошибкой и в итоге скатившийся до своей противоположности. Такое тоже бывает.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Песнь Льда и Пламени — эпопея Мартина наглядно показывает, почему быть самоуверенным мерзавчиком в мире больших интриг и стоящих за ними великолепных мерзавцев — верный способ лишиться если не жизни, то уж точно власти и значимой роли в оных интригах.
    • Серсея Ланнистер — эталонная злая королева. Считает себя сильной, крутой и независимой интриганкой и игроком в престолы, не замечая, что все остальные считают эту взбалмошную, истеричную и откровенно туповатую барышню всего лишь полезным инструментом по продвижению своих политических амбиций. Момент, когда Его Воробейшество сначала разводит её на восстановление военных орденов, а затем приказывает орденским заключить её под стражу за инцест и прелюбодеяние — один из лучших во всей эпопее.
    • Её сын Джоффри даже и не пытается выглядеть «крутым хладнокровным интриганом» — это просто юный садист, самодур и беспредельщик, за своё короткое правление умудрившийся отжечь не меньше мамаши. Увы и ах для Джоффри, тупые отморозки на троне никому не нужны, поэтому сильные мира сего (включая его невесту и её мать) устраняют придурка на его же свадьбе.
    • Янос Слинт, капитан стражников Королевской Гавани. Эталон тупого, бессовестного и бесчестного офицера, излишне падкого на золото и власть и недостаточно умного, чтобы нормально ими воспользоваться. Тирион признал оборотня в погонах доспехах слишком уж неуправляемо продажным (Тирион вообще ценил людей, лояльность которых можно купить, но лояльность Яноса было можно только временно перекупить, пока он не продастся подороже) и сослал его в Ночной Дозор, но он выделился даже на фоне тамошнего контингента ссыльных преступников и был казнен.
    • Визерис Третий — король в изгнании. Истеричный, тупой и психологически нестабильный, непомерно гордый, но готовый унижаться перед теми, у кого есть сила, а главное, совершенно не умеющий трезво оценивать ситуацию в целом и собственные способности в частности. Пытался шантажировать мужа своей сестры тем, что мечом вырежет у неё плод в святом для его народа месте, куда даже нельзя приносить оружие, чем окончательно допек его с фатальными для себя последствиями.
    • Бард Мариллион — нарцисс, трус, хам и развратник на грани с насильником. Попав в фавориты к могущественной, но сумасшедшей грандледи (местный аналог герцогини) вконец оборзел, стал думать, что ему всё можно… и совершенно не заметил, что для великолепного мерзавца Петира Бейлиша он оказался идеальным кандидатом на роль козла отпущения в интригах: благо, у Петира были и личные счеты к этому ничтожеству, когда-то домогавшемуся петировой любимицы Сансы Старк.
    • Теон Грэйджой — скорее трагикомическая субверсия амплуа: он красив, достаточно умён, в меру харизматичен, отлично стреляет из лука — но при всем при этом страдает комплексом неполноценности и неустроенности, из-за которого постоянно принижает себя в собственных глазах, на фоне чего занимается гиперкомпенсацией. И вот уже та личина «крутого мачо», которую Теон пытается на себя натянуть для окружающих выглядит как стопроцентный самоуверенный мерзавчик тройной отгонки: сволочной, жестокий, нарциссичный и излишне переоценивающий свои силы.
    • А вот его мучитель Рамси Сноу — мерзавчик безо всяких субверсий. С ним, собственно, та же история, что и с помянутым Джоффри: он просто оборзевший от безнаказанности юный садист и отморозок с раздутым самомнением. Даже его «друзья» и товарищи по кровавым развлечениям только изображают хорошие отношения с этим подонком, на деле являясь шпионами его отца, злодея-прагматика, который хочет хоть как-то контролировать неадекватные отжиги своего сына.
  • Арда — орава таких чуть поменьше, чем у Мартина:
    • «Властелин колец»: Грима Змееуст (Wormtongue — в кривых переводах Черве-, а то и Гнилоуст, что в корне неверно: кличка амбивалентная и используется даже его немногочисленными сторонниками) — злой канцлер Рохана и тупой приспешник мага-предателя Сарумана. Трус, подлец, провокатор и полное ничтожество. Настолько склизок и неприятен, что даже его начальник Саруман ближе к концу называет его не иначе как Червяк. В финале, с превращением Сарумана в карикатурного властелинчика, деградировал до вконец отвратительного бомжеватого люмпена, не останавливающегося даже перед каннибализмом.
    • «Сильмариллион»: Келегорм и Куруфин, пара вконец отвратительных эльфов, сначала пытавшиеся женить Лютиэн независимо от её желания, а потом взбунтовавшие народ против приютившего их Финрода, чуть было не узурпировав Нарготронд.
    • Там же — Маэглин. Единственный в истории эльф, предавший своих сородичей в пользу Мелькора, причем за банальные бочку варенья и корзину печенья обещания власти над Гондолином и женитьбы на собственной двоюродной сестре Идрили.
    • Там же и Саэрос — шовинист, хам и подлый интриган, не гнушавшийся клеветой и попыткой убийства. Как-то раз жестоко оскорбил сестру сурового антигероя-человека Турина — и тот заставил гнусного эльфа «ответить за базар». С летальными для Саэроса последствиями.
  • Сага о ведьмаке — и снова толпы их.
    • Золотым эталоном амплуа можно смело считать Риенса — тупого приспешника Вильгефорца: садиста, мразь и полное чудовище. Маг-недоучка, вылетевший из Бан Арда за банальное крысятничество, впоследствии — хронический предатель и не менее хронический неудачник. Мстителен, жесток, мелочно-садистичен, абсурдно самоуверен и нагл, будучи на деле трусливым, тупым и некомпетентным подлецом, Риенс заслуженно стал самым ненавидимым читателями персонажем саги.
    • Его напарник полуэльф Ширру, хоть и раскрыт несколько хуже, оказывается ничуть не лучше Риенса. Беспощадный, самоуверенный и не очень умный подонок и садист, любящий самодовольно бахвалиться своей жестокостью и упивающийся беспомощностью своих жертв. При встрече в врагом сильнее себя быстро пасует, да и перед заслуженной смертью униженно умолял о пощаде.
    • Щук и его банда — эпизодические персонажи. Тупые и наглые гопники, насильники (как женщин, так и мальчиков), наивные расисты и просто козлы и хамы, каких поискать. Пытались взять на гоп-стоп семейство низушков, не учтя при этом, что низушки удивительно прыткие и безошибочно метают всякого рода сельхозорудия. С летальными для себя последствиями.
    • Крысы Пограничья — аналогичная Щуковой банда, только слегка посерьёзнее. Молодые отморозки прямиком из «Заводного апельсина», на почве успехов в борьбе с ополченцами-нисарами и беззащитными гражданскими (а также употребления тяжёлых наркотиков) возомнившие себя крутыми головорезами и чуть ли не благородными разбойниками. В результате слегка переоценили свои силы, перешли дорогу немного не тем людям и были заказаны крайне крутому наёмнику Лео Бонарту. Не поняли намека, пытались крошить батон на старика и наехать на него толпой… стоит ли удивляться, что Бонарт непринуждённо разделался с подонками за пару минут, не получив ни царапины?
    • В отдельном от основного цикла романе «Сезон Гроз» появляется копиркин Риенса Сорель Дегерлунд. Профессор Выбегалло, набивавший себе авторитет в научном сообществе фальсификацией исследований и пытавшийся имитировать познания в демонологии и гоэтии, пробавляясь жестокими массовыми убийствами крестьян (типа: «я крутой и опасный, владею запретным знанием[1] призыва демонов, вот призвал одного, но он вырвался из-под контроля и теперь кочует по деревням, вселяется в местных и устраивает массакр»). В общем, очередное дорвавшееся до власти над человеческими жизнями полное чудовище.
  • «Гарри Поттер» — это сатира нравов с элементами фэнтези, чему удивляться?
    • Долорес Джейн Амбридж — мелочная, узколобая и садистичная бюрократка с распухшим самолюбием и иллюзиями собственных значимости и внушительности. Попав на пост учителя, выставила себя эталонным педагогом-садистом, а благодаря своим занудству, пошлости и ограниченности стала ходячим посмешищем для всей школы, включая профессуру. В общем, когда Гермиона отдает её на растерзание кентаврам (во всех своих описаниях известных своими необузданными сексуальными аппетитами), читатель не в силах сдержать злобной ухмылки.
    • Гильдерой Локхарт (как беднягу только не переводили: Златопуст[2] Локонс, Свекароль Чаруальд) — профессиональный мошенник, присваиватель чужих подвигов и эталонный аника-воин.Не учел, что на дешёвые понты и «самую очаровательную в мире улыбку» ведутся люди только недалёкие или совсем уж наивные, за что и поплатился рассудком.
    • Драко Драконт Малфой. Не настоящий злодей, хотя всячески пытается под такового косить, просто козлящий и раздражающий мажор. Мутирует в манипулируемого всеми, кому не лень, прихвостня на побегушках у и без того не самого великолепного главгада, не забывая при этом ломать из себя дофига крутого зловещего порочного аристократа.
    • Его отец Люциус Луций действительно является порочным и зловещим аристократом, только вот ни разу не крутым. Издалека и спьяну даже может показаться, что он великолепный мерзавец, но на деле все его многоходовочки терпят крах и в последнем томе Луций, попавший в опалу к Тёмному Лорду за свои многочисленные провинности, выглядит весьма жалко.
    • Питер «Хвост» Петтигрю — полноценная субверсия. Изначально трусоватый подлец и приспособленец, бывший школьный задира и нынешний тёмный волшебник, даже внешне похожий на крысу, кажется эталоном амплуа — но на деле Хвост куда умнее и компетентнее своего образа, за которым прячется один из самых талантливых и опасных слуг Тёмного Лорда — достаточно сказать, что именно он вернул своего повелителя к жизни, пока остальные его сторонники тряслись от ужаса при одной мысли о его возвращении.
    • Сам Тёмный Лорд Волдеморт, в миру тёмный волшебник Том Марволо Риддл. Воображает себя гением чёрной магии, надеждой чистокровных волшебников на возвращение власти и старых порядков и чуть ли не самым опасным колдуном в мире — на деле же оказался именно представителем амплуа. Создав крестражи хоркраксы из трусости и страха перед смертью, Том решил непременно сделать их из древних реликвий и предметов личной важности — не потому, что этого требовал ритуал, а исключительно от гордыни и иллюзий собственных величия и исключительности. Хотел сравняться со своим кумиром Геллертом фон Гриндельвальдом — настоящим великолепным мерзавцем, державшим в страхе всю Европу — но остался простым властелинчиком: никому не интересным и не нужным лидером банды террористов-отморозков, на крайне непродолжительное время захватившей власть в Британии. Даже хваленые познания Волдеморта в чёрной магии по большей части ограничиваются созданием где-то за кадром хоркраксов да постоянным использованием Непростительных Заклятий: трех тёмных заклинаний средней сложности. Неудивительно, что даже потерпевший крах и заключённый в собственную тюрьму Гриндельвальд отказывается с ним сотрудничать: работать с таким ничтожеством для некогда величайшего тёмного волшебника Европы просто ниже своего достоинства.
      • Справедливости ради, во время своей первой жизни Волдеморт был куда опаснее и действительно был грозой даже могущественных волшебников. Но на момент действия самих романов оживлённый в виде лича Тёмный Лорд действительно исчерпывающе описывается предыдущим абзацем, кроме того, стоит учесть, что с уничтожением каждого хоркракса и содержащегося в нем франмента души, Волдеморт становится все глупее и недальновиднее, к финалу превращаясь в типичного хихикающего опереточного злодея со съехавшей крышей.
  • «Похождения бравого солдата Швейка» — тут уже сатира без элементов фэнтези, так что имеем следующих экспонатов:
    • Полковник австрийской армии Фридрих Краус фон Циллергут — не то мерзавчик, не то милый недозлодей. Зануда и дурак, каких свет не видывал, задолбавший солдат и офицеров под своим командованием тупоумием, бюрократизмом и жаждой наводить своё видение дисциплины повсюду, куда дотягиваются его руки.
    • Полковник Шрёдер — маразматик и садист, до ужаса боящийся настоящей войны, вдобавок — не меньший дурак и зануда, чем Циллергут.
    • Генерал Финк фон Финкенштейн, он же тёмный судья. Чокнутый бюрократ с замашками серийного убийцы, обожающий устраивать военно-полевые суды со смертным приговором. Один из немногих персонажей «Швейка», тянущих на полное чудовище.
    • Подпоручик Дуб. Педагог-садист, мелочный тиранчик, лицемер и австрийский ура-патриот, даром, что сам чех. Мнит себя крутым воякой — но на деле поразительно туп и некомпетентен, мелочен и презираем даже наивным недотёпой кадетом Биглером.
  • «Преступление и наказание» — гнусный, бессовестный и мелочный эгоист Лужин. Даже весьма противный приспособленец Лебезятников получает момент морального триумфа над этим подлецом.
    • Если подумать — то и косящий под великолепного мерзавца Свидригайлов тоже подходит под амплуа: Раскольников в своём внутреннем монологе не зря называет того «самым жалким злодеем из всех, которых он видел».
  • «Герой нашего времени» — Печорин. Порочный и безнравственный козёл, который из скуки творит откровенное зло и наслаждается этим. Под коне становится ненавидящей всех окружающих и себя самого пустышкой — и бесславно погибает.
  • «Война и мир» — все отрицательные персонажи эпопеи, кроме, пожалуй, ГАРного великолепного мерзавца Долохова, но педаль в пол давят младшие Курагины:
    • Анатоль — образчик гнусного мажора: пьяница, подлец и дебошир. Развратник, перетрахавший половину представительниц московского (и ничуть не меньше — питерского) света[3], бессердечный соблазнитель, готовый совратить наивную молодую девушку, трус и паникёр, умоляющий о пощаде пришедшего по его души Пьера — всё о нём. Болконский поначалу пытается ненавидеть его — но под конец жизни понимает, что выше ненависти к настолько ничтожному человеку. Под Бородином остается без ноги, но неизвестно, научило ли это его хоть чему-нибудь.
    • Элен — мнээ, женская версия своего братца. Великосветская развратница, стервозная манипуляторша, хроническая предательница, лицемерка — такая вот разносторонняя барышня. Впрочем, везёт девушке ещё меньше, чем её брату (и любовнику?) — венерическая болезнь, подхваченная от очередного хахаля, сводит её в могилу.
    • Старший брат этих двух Ипполит — на грани с амплуа милый недозлодей. Дурак и бездарность с претензиями на образованность и остроумие, но всё же не настоящий злодей.
  • «Айвенго» — принц Джон. Когда его сторонникам стало известно, что Ричард Львиное Сердце прибыл в Англию и с войском направляется к Йорку — сборному пункту мятежников — они попросту разбежались, не желая рисковать жизнью ради такого ничтожества как Джон. Лучшая характеристика его как личности и вождя.

Театр[править]

  • «Гроза» — как Кабаниха, так и Дикой — образцы и эталоны амплуа. Мелкие тиранчики, упивающиеся своей властью над беззащитными и быстро пасующие даже перед обычным солдатом.
  • «Дракон» — Первый Ученик Генрих и его отец Бургомистр. Сколькие интриганы и хамелеоны, рвущиеся к власти любой ценой — тем гаже они выглядят на фоне великолепного мерзавца Дракона.

Кино[править]

  • «Двадцатый век» Б. Бертолуччи — Аттила Мелланчини, он же полное чудовище. Жестокий управляющий, издевающийся над подчиненными, педофил и насильник, до кучи работает палачом на фашистов, сам при этом фашистом не являясь и выражая презрение как к самой идеологии, так и к её последователям. В финале оказался растерзан толпой при полном одобрении зрителей: слишком уж долго оборзевший беспредельщик считал, что ему все сойдёт с рук.
  • «Список Шиндлера» — комендант Плашова Амон Гёт. Тиран, вредитель и самодур, вместо организации работ в лагере развлекающийся пытками и убийствами ради развлечения и уверенный, что пост коменданта даст ему возможность выйти сухим из воды. Не дал: для Гиммлера подобный беспредел был кнопкой берсерка и самонадеянного гауптштурмфюрера выперли из лагерной охраны за негуманное отношение к узникам.
  • «Бесславные ублюдки» — СС-штурмбаннфюрер и криминальрат гестапо Дитер Хелльстрём, оттеняющий великолепного мерзавца Ганса Ланду. Мнит себя гениальным детективом, осведомлённым обо всех делах в оккупированной Франции, но оказывается не в состоянии раскусить самих «ублютков» (в том числе примкнувшего к ним сумасшедшего нациста Хуго Штиглица, начавшего истреблять своих — хотя о нем знает пол-Вермахта) и погибает от их руки. Впрочем, в отличие от сколького и беспринципного Ланды, в финале предающего германскую власть ради плюшек от Союзников, Хелльстрём проявляет себя как антизлодей, верный Германии до конца и сохраняющий храбрость даже перед лицом верной гибели — застрелить Хикокса и ранить предательницу Хаммерсмарк он успел даже с отстреленными оным Хикоксом (и Штиглицом) половыми органами. Так что субверсия.
  • Star Wars — много таких:
    • Трилогия Приквелов — всё высшее руководство Торговой Федерации и Конфедерации Независимых Систем. Впрочем, именно такие люди ксеносы и были нужны Сидиусу для исполнения его плана по захвату власти в Республике: Конфедерации в нем отводилась незавидная роль демонстративно попираемой его властью угрозы для Республики, призванной оправдать воссоздание республиканской армии и сплотить гуманоидов в ненависти к нелюдям. Ничего не смыслившие в военном деле и полностью зависимые от самого Сидиуса и его ставленников корпоранты в эту роль вписались идеально.
    • «Изгой-1» — Орсон Кренник, тщеславный имперский адмирал и лидер проекта по созданию Звезды Смерти. Считал себя равным Таркину и Вейдеру, оказался представителем амплуа. Неплохой и достаточно храбрый боец — но как большой начальник оказался полной катастрофой.
    • Оригинальная Трилогия — ничуть не менее тщеславный и некомпетентный адмирал Мотти. И адмирал Оззель, тупость и надменность которого приводят его к бесславной гибели от рук Вейдера.
    • Трилогия Сиквелов — всё высшее руководство Первого Порядка. Подлец и карьерист адмирал Хакс, тупой и злобный мраккультист Кайло Рен, хроническая предательница Фазма, псевдодружелюбный злодей Сноук. Учитывая, что их прототипами из оригинала были Таркин, Вейдер, Боба Фетт и Сидиус соответственно, вероятно, подобный выбор характеров сделан нарочно, чтобы показать, насколько Галактика в сиквелах это тени былого величия.

Аниме и манга[править]

  • Code Geass — длинный список мерзавчиков:
    • Генерал-губернатор Одиннадцатого Сектора Хлодвиг ла Британния. Трус, мерзавец и военный преступник, некомпетентный управленец и командир-мясник, ответственный за гибель солдат в самоубийственных атаках. Кажется, Британия больше выиграла от его смерти, чем от жизни, ибо даже слепая девушка-подросток Наннэлли оказалась лучшим губернатором для сектора — она хотя бы не Хлодвиг, а это уже неплохо.
    • Мао. Беспощадный садист-манипулятор и полное чудовище, упивавшееся той властью, которую его сила (чтение мыслей и воспоминаний) давала над простыми людьми. Пытался заставить Ширли стрелять в Лелуша, устроил с тем игру на жизнь его сестры, рассказал ему о том, что Сузаку убил своего отца — но увы и ах для чокнутого китайца: Лелуш всё же был патентованным великолепным мерзавцем и легко разделался с надоедливым телепатом.
    • Китайские Высокие Евнухи давят педаль в пол, асфальт, насыпь, земную кору и продавливают её до месторождений сакурадайта. Эталон и образец зажравшейся элиты, смотрящей на свой народ (даже на богдыханшу и фельдмаршала), как на расходный материал.
    • Лучиано Брэдли. Пилот он действительно неплохой, но своей чванливостью, садистичностью, зашкаливающим самомнением и неумением держать в узде свои сексуальные аппетиты (Карен он хотел изнасиловать прямо в кадре, а так намекается на то, что он и офицерш «Валькирии» трахает не всегда с их согласия) доводит до ручки как зрителя, так и своих коллег по Кругу.
    • Как ни странно — большая часть Верховного Капитула Ордена, за исключением Хрольфа и Карен. Великолепный мерзавец Шнайзель легко смог развести их на предательство Зеро, а затем сделать из них своё послушное орудие.
    • Отчасти — и Судзаку Куруругэ. Приспособленец, хронический предатель, коллаборант с захватчиками, отцеубийца, герой войны против собственной страны, при всем при этом — запущенный лицемер, в свободное от карательных акций время рассуждающий о том, какие гады террористы и как цель не оправдывает средств.
  • Revolutionary Girl Utena — Кёити Саёндзи. Несмотря на то, что формально он занимает посты капитана команды по кэндо и зампредстедателя студсовета, боец он посредственный, а председатель студсовета Кирю Тога (не совсем великолепный мерзавец, но к этому статусу стремится), которого Саёндзи по наивности считает другом, держит его за шныря и тупого приспешника, которого легко можно «слить», если понадобится. Поэтому когда этот неудачник пытается косплеить р-рокового красавца, байронического гер-роя и покорителя женщин, сложно сдержать улыбку — тем более, что выходит у него обыкновенный мелкий тиранчик и выпендрёжник, а не кто-то реально крутой. В общем, брат по разуму Асуки из примера ниже.
  • NGE — Асука Сорю Лэнгли, девушка, способная дать фору многим гашековским или хеллеровским мерзавчикам. Будучи посредственным пилотом и весьма недалёким и взбалмошным по жизни человеком, возомнила себя не только юным дарованием-вундеркиндом, но и крутым асом, на почве чего и стала качать понты. На то, чтобы шпынять Синдзи или спорить с Мисато её всегда хватает — но попытайся заставить её подкрепить свои понты делом, и на глазах видишь, как «гениальная, саркастичная и крутая антигероиня» лихо превращается в лучшем случае в импульсивную идиотку, а в худшем — в запуганную паникующую девочку.
    • Надо заметить, что Асука из манги вовсе не такая: и понтов поменьше, и ЕВОЙ обращается лучше, и полезные знания демонстрирует, и вообще способна не издеваться над Синдзи и не бесить Мисато. По сути — другой персонаж с теми же именем и внешностью.
  • TTGL — Цитомандра Стремительный, Генерал Воздуха, а по совместительству — редкостный трус, поц, позёр и неудачник. Мега Гуррен-Дан даже не стал тратить на него Гига Дрилл Брейкер или снаряды «Дай-Гуррена» — его просто протаранили носом. Учитывая, что сериал просто основан на правиле крутизны и остальных «боссов» там уничтожали после пафосной схватки или с помощью хитрого плана, то подобная гибель Цитомандры исчерпывающе характеризует его как полное ничтожество.
  • DitFXX — Альфа-Девять, с субверсией а’ля помянутый Хелльстрём. Да, он сволочь и манипулятор, да он способен на подлость, да, он старательно отыгрывает «злого и коррумпированного начальника военной полиции», да, он использует свои полномочия в личных целях. Но он, внезапно, антизлодей, не лишенный понятий о чести мундира и в итоге принимающий смерть достойно, ценой жизни доставив одного очень ценного бойца на линию фронта, находящуюся на орбите Марса — просто потому, что честь горжета предписывает ему, военному полицейскому, обеспечивать нахождение солдат на боевых позициях во что бы то ни стало: а Марс там, не Марс — дело десятое.
    • Безо всякой субверсии мерзавчиками следует считать рядовых членов APE: всех, кто не Папа, Архканцлер, Долгопят и Франк. VIRM легко сделали из них своё послушное орудие — а понятий о чести у этих ребят сроду не было.
  • Hellsing — примеров масса, все как один закачивают очень и очень плохо.
    • Безымянный вампир-священник из пролога. Мочить обычных ментов с помощью вампирских суперсил и пытаться изнасиловать девушку — это всегда пожалуйста, но когда Алукард пришел по его душу, поп выглядел довольно жалко.
    • Такая же безымянная парочка вампиров-сатанистов-серийщиков. Убиты Викторией и Алукардом, причем Алукард даже повременил перед расправой, чтобы прочитать гневную отповедь на тему того, что своими поступками они позорят статус вампира.
    • Люк Валлентайн, голландский бандит и приспешник нацистов. Если его брат Ян полностью осознавал самоубийственный идиотизм налета на штаб «Хельсинга», то Люк всерьёз хотел убить Алукарда. Ещё раз: полувампир-новичок со слабенькой сверхспособностью реально думал, что имеет шансы против одного из сильнейших и старейших вампиров в Европе. Учитывая, что до этого, он выпендривался на смертных солдатах «Хельсинга», упиваясь тем, насколько легко ему шинковать их на ломтики, пользуясь своей суперскоростью, мерзавчик патентованный тройной отгонки.
    • Архиепископ Максвелл — эталон тщеславного попа, чью голову резко вскружили власть и могущество. Превратил крестовый поход против вампиров в карательную операцию против мирных жителей Лондона (по принципу, «все равно ж протестанты, недобитые жертвы Контрреформации, такого убить — сорок грехов простится»), с вертолета отчаянно рисовался перед своими боевыми монахами и глумился над мирными жителями и получил по заслугам — его подручный-антизлодей, устав от его подлости, решил не толко не вытягивать своего начальника из очередной передряги, но и помог ему поскорее отправиться на тот свет.
    • Зорин Блиц, СС-оберштурмфюрер и ведьма. Сестра по разуму вышепомянутой «евангелионовской» Асуки — имея достаточно простое и конкретное задание под влиянием иллюзий о собственной гениальности и сверхкомпетентности нарушила прямой приказ, устроила преждевременную и шапкозакидательскую атаку на все тот же штаб «Хельсинга», потеряла пару десятков бойцов ещё над подступах к штабу, да и в самом штабе излишне влеклась психологическими пытками наёмников «Хельсинга» с помощью своих иллюзий и совершенно проворонила превращение Виктории в высшего вампира с последующим раскатыванием самоуверенной ведьмы в мясокостную муку. Нелицеприятная эпитафия от Шрёдингера прилагается.

Видеоигры[править]

  • Gothic — Бладвин. Крайне мерзкий стражник Старого Лагеря. Если Безымянный откажется платить ему дань, он будет угрожать ему и к угрозам, сразу перейдет к действию, натравит на протагониста своих шестёрок-рудокопов. В аддоне второй части Ночи Ворона, ставший правой рукой бандитского барона Ворона, мучает полученных от него рабов непосильным и беспрерывным трудом в шахте, не заботясь о том, что на нём обитают хищные ползуны и каменные стражи, забирает себе практически всё золото и вообще твердо уверен, что ему всё позволено.
  • Jagged Alliance 2 — Дейдрана Райтман. Не менее эталонная злая королева и полное чудовище, смесь Серсеи и её сыночка Джоффри из ПЛиО. Пример пополам с властелинчиком. Очень подлым путем узурпировала власть над чужой ей страной и десять лет тиранила его народ. И судя по тому, что её армия растет, она планирует вторгаться и захватывать другие государства, но она планировала и собирала свое войско слишком долго. В конце игры, когда её окружили наёмники игрока, почти освободивший страну от её тирании и захвативший штурмом её дворец, она вместо того, чтобы постоять за себя, предпочла лишь злобно ругаться. Считала себя настолько страшным человеком, что её голоса достаточно, чтобы её враги убежали в ужасе, передумав её убивать. Но не смотря, на её крайне скверный характер, стоит отдать ей должное — она отличный боец с очень высокими характеристиками и постоять за себя она могла, ещё как могла. Но разорвать наёмников игрока, при помощи своей автоматической ракетной винтовки ей мешает её же самоуверенность. А как иначе объяснить, почему у Дейдраны при её отличных характеристиках, имеет второй уровень опыта? А смотреть и смеяться над тем, как она гневно истерит из-за успехов игрока и вымещает свой гнев на своего приспешника Эллиота, бесценно.

Примечания[править]

  1. Что характерно, гоэтия в „Ведьмаке“ считается одним из простейших видов магии, которым может овладеть любой человек с улицы, если будет чётко следовать инструкциям гримуара — большинство остальной магии требует от адепта усиленных тренировок.
  2. Малодекватной и тенденциозной журналистке Ирине Медведевой, выступающей с позиций «православия-самодержавия-народности», в своей разгромной статье по «Гарри Поттеру» удалось увидеть здесь насмешку над святым Иоанном Златоустом, которую она, впрочем, повесила не на толмачей, а на саму Роулинг.
  3. Судя по очень жирным намёкам от автора — включая свою сестру