Пустынная деспотия

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пустынная деспотия — фэнтези-страна, как правило, находящаяся к югу или востоку от Стандартного Европейского Субконтинента. Её характерные черты:

  • Жаркий, сухой климат, пустыни или полупустыни;
    • Иногда всё-таки есть выход к побережью, но от того не будет легче, см. ниже.
  • Рабовладельческий строй или ирригационная империя;
  • Более брутальные и злобные законы и обычаи, чем на Стандартном Европейском Субконтиненте;
    • Например, здесь могут быть в порядке вещей кровавый спорт и рабство, легализованы ассасины (иногда подводится обоснуй, что «война асассинов» менее разрушительна, чем полноценная междоусобица с битвами дружин враждующих феодалов):.
    • Деспотам могут служить страшные супер-солдаты с каким-нибудь звучным суровым названием подразделения, типа Бессмертных или Янычаров.
    • Могут быть две крайности — от полного разврата, где все щеголяют в лучшем случае в нарядах для танцев живота, в худшем — в древней вариации БДСМ-прикидов, до наоборот — строгости и закрепощения, при которых женщины обязаны носить паранджу до пят.
  • Власть могут иметь какой-нибудь император-фараон, жрецы-теократы зловещих экзотических культов или олигархия господ-рабовладельцев;
  • Культурный шаблон может быть разный: Месопотамия, арабы, Египет, Орда или нечто неопределенное с кучей звуков, произносимых, как будто тебе залетела в нос пчела;
  • Архитектура — обязательные пирамиды, зиккураты и арены. Всё остальное — глинобитные дома.

Исторические и мифические прототипы[править]

  • Отчасти — мифическая Троя: там впервые появляется мотив, где некая империя на востоке собирает орды восточных народов. Впрочем, тут этот образ сильно замылен, поскольку наиболее известен этот сюжет через переложение Гомера, в котором серо-серая мораль, и в восприятии европейцев троянцы часто бывали положительными персонажами (не в последнюю очередь благодаря Энеиде римского поэта Вергилия, в которой троянцы считаются предками римлян, в связи с чем и другие европейские народы стали записывать их в своих предков).
  • Государства Ближнего Востока времён Древнего мира: Ассирия, Персия, Вавилон. Отсюда одни из главных черт в массовой культуре: рабовладение и божественный царь. В связи с эллинизмом могут возникать элементы греческого культурного шаблона.
    • Злой образ Вавилона имеет частично библейское происхождение. Есть ещё не имеющие прямого исторического аналога восточные народы Гога и Магога, точно недобрые[1]. Каина Бог отправил на восток, в землю Нод, где тот наплодил злой народ, который потом смоет Потопом[2]. В весьма-а-а вольной экранизации истории Ноя (2014) каиниты и выглядят, аки толкиновские орки в чёрных доспехах.
    • Из этой же эпохи — специфический тип «коммерческой деспотии»: государства Тира и Сидона и наследующий им Карфаген. Они пустынные, но при том прибрежные, потому кормятся не только и не столько сельским хозяйством, но и торговлей. Исторически были связаны с человеческими жертвоприношениями, но в культуре как образ зла встречаются реже, чем милитаристский или теократический сабж.
    • Плотно примыкает также Египет: тоже злобное рабовладение и божественный царь, тоже во многом кодифицировано Библией. Однако, у Египта есть ряд особых стереотипных черт, благодаря чему его и в самой попсовой попсе ни с чем не спутают: пирамиды, сфинксы, скарабеи, мумии (благодаря последнему в фэнтези подобие Египта может предстать страной нежити, что не очень-то стыкуется с собственной мифологией, где мумификация как раз была способом упокоения[3]).
  • Земли, которые покорял Александр Македонский. В Индию могли помещаться разные экзотические чудовища.
    • Подсобил в видовом разнообразии Востока историк Геродот, у которого в Азии живут в числе прочих циклопы-аримаспы и песьёглавцы.
  • Мусульманские государства Средневековья и Османская империя. В европейской культуре демонизированы из-за многовековой вражды: арабские завоевания (часть Испании долго была под властью мусульман, Франция же отбила их нападение, но арабы ещё долго были зловещей силой во французских легендах) крестовые походы, войны Европы против Турции. Хотя свои плюсы у ближневосточного мира в сравнении с европейским имелись (скажем, расцвет наук в Халифате), а ужасы угнетения подконтрольных мусульманам народов бывали преувеличены авторами хроник. Можно назвать наиболее значимые сюжеты на тему:
    • «Песнь о Роланде» — пожалуй, самый известный фольклорный сюжет об арабских завоеваниях. Арабы и прочие народы, входящие в их орды, показаны карикатурными злодеями и колдунами-демонопоклонниками, живущими в мрачной пустыне. Впрочем, подобным образом арабы показаны и в других сюжетах каролингского цикла (о Карле Великом и его паладинах, в особенности о Роланде). Явно повлияло на Толкина, на его описания враждебных народов.
    • Сюжет о борьбе Короля Артура и римского прокуратора или императора Луция, в том числе в изложении Томаса Мэлори в «Смерти Артура» — на стороне римлян сражаются многие страны юга и востока (видимо, все какие знал автор изложения), вплоть до Индии и мифической земли Пресвитера Иоанна. Здесь, хоть и часто эти войска описываются с отвращением, как язычники, всё же к ним относятся, как к достойным противникам.
  • Золотая Орда, тюркские каганаты (хотя у них есть и свой отдельный образ). Тут основной момент: держава сформировалась из кочевой орды благодаря набегам. Но перестала ей быть — об империи Чингисхана учёные европейские книжники отзывались, как о стране с развитыми городами, а не скопище кибиток. Исторически Орда воевала с Арабским Халифатом[4] и была языческой, но отдельные авторы фэнтези могут смешать всё в кучу.
    • Первоисточник — возможно, сообщения римского хрониста Аммиана Марцеллина о гуннах и их вожде Аттиле персонально. Орки позавидуют этим кривоногим уродцам, приросшим к седлу. Правда, Марцеллин упирает больше не на деспотизм (наоборот, отрицает государственность гуннов, на которую указывают более нейтральные авторы), а на дикость. Но карикатурная восточная деспотия может быть в известной мере парадоксальна…
  • Европейские, в первую очередь британские колонии. Враждебность местного населения, естественно, должна была изображаться в неприглядном свете. Наиболее известные произведения на тему — у Кипплинга, хотя он ещё относился к людям востока с уважением, у других же авторов они могли предстать более негативно и карикатурно. Также надо отметить, что в штамп об ассасинах, кроме самих ассасинов, весомый вклад сделали индийские туги.
  • Иногда в образ восточной деспотии добавляются определённые черты Византии, Германии и России, как стран, наиболее «похожих на Восток» (из-за иерархичности, противостояния другим европейцам). Отдельно можно упомянуть казаков, которые даже на агитках Первой мировой войны (!) изображались кем-то вроде гуннов.
  • Иногда до кучи могут примешать и черты Дальнего Востока: безотчётно преданные господину «самураи» с характерными мечами, пороховое оружие… Впрочем, у Дальнего Востока есть свой отдельный клюква-лэнд.

Пятиминутка реальности[править]

Всё это, как водится, стереотип, вызванный наложением в умах многих противостояний, имеющих совершенно разный характер: греко-персидские войны, библейские конфликты евреев с окружающими их народами, колониальные войны, современные тенденции, вы наверное сами понимаете какие. Но нужно понимать, что нет какого-то единого вечно-свободного запада и вечно-рабского востока. На самом деле большинство обществ проходит через похожие этапы истории.

Взять Месопотамию, как самый «зловещий» из востоков. Кто такой Гильгамеш, древнейший эпический герой и царь? Он лугаль. Кто такой лугаль? Это вождь, выбранный на народном собрании для войны. Если посмотреть царский список, то огромное количество таких лугалей — бывшие простолюдины — рыбаки, валяльщики, была даже одна трактирщица. То есть, это простейшая военная демократия. А каким был Вавилон когда пленили евреев — то есть много позже? Город банкиров, ростовщиков, олигархов. Последние на тот момент сотни лет истории Вавилона — это история олигархов, которые рулили политикой. Была даже своеобразная республика, где главного олигарха выбирали на год у статуи Мардука. Ну а суровые могучие цари вроде Хаммурапи — это такой же этап, посередине между тем и этим. Такие же этапы были и у греков, и у римлян. Речи о противостоянии свободных греков рабским персам имели смысл именно тогда, когда об этом говорили — когда у греков были полисы, а в Месопотамии — империя, хотя позже и у греков возникла империя, а ранее и на востоке были города-государства. То есть, эти великие противостояния «форм сознания» — это противостояния разных этапов.

Само выражение «восточная деспотия» идёт от К. А. Витт­фо­ге­ля, который выдвинул ирригационную гипотезу — мол, чтобы создать сложные ирригационные сооружения для выживания, нужна была деспотия. Хотя впоследствии эта теория оказалась несостоятельной — и скорее, эти каналы строили, просто договариваясь. Но конечно на ум Виттфогеля влияли тогдашние представления о востоке (да и вообще представления о «сильном государе», которые часто оказываются ложными), и он их распространил на древний мир.

Конечно, никто не запрещает изображать восточную деспотию в фэнтези — всё-таки сильный образ. Можно даже какой-то фэнтезийный обоснуй — мол, в этой безжизненной пустыне живут самые сволочные боги, тысячи лет диктуя людям ужасные законы. Можно, кто же вам мешает. Но, если вы пишете фэнтези, можете и подумать — а не изобразить ли что менее клишированное и лубочное? Изобразить аналог Гильгамеша — вождя, выбранного из простых дровосеков, и впоследствии обожествлённого. Или изобразить Вавилон или его аналог в эпоху жестокого капитализма, с магнатами, мафией, ворами, мошенниками и всем таким. Очень ведь интересные и неизбитые темы.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • Повелось всё, как водится, с Толкина, в мире которого присутствует страна Харад — союзник Мордора, с культами, поклоняющимися Мелькору и Саурону, издавна воевавшая с положительным Гондором. Но толкиновский Харад описан относительно мало, так что это скорее первопример;
  • Поучаствовал в создании тропа и Льюис с его Калорменом/Тархистаном;
  • И Гилберт Честертон, описывая реальный Карфаген в жанре религиозно-философских эссе.
  • Змей Уроборос Эрика Эддисона, известный многими «это уже было до Толкина», отметился и здесь. Чертландия (Impland) — пустынная страна на юго-востоке, населённая смуглым низкорослым народом с примитивным оружием и напыщенными царьками со смешными именами и титулами, поклоняющимся божкам с ещё более смешными именами, которые требуют приносить в жертву каждого седьмого сына и седьмую дочь.
  • Ведьмак — полуевропейский вариант в лице Империи Нильфгаард. Пустынно-степная, бюрократическая, жёсткая с переходом в жестокость, но среди прототипов — Римская империя, Византия и Германия.
  • Дюна — пустынная деспотия в космосе в лице Атрейдесов, редкий положительный вариант (пусть и с оговорками, без крови абсолютную власть не получишь). Под троп подходит благодаря крайней величественности, сильной пустынности, утрированной (но при том не клюквенной) срисованности с ислама и божественному имиджу владыки. Впрочем, они свергли уже без оговорок отрицательных Харконненов, которые тоже подходят. Да и в целом галактическая империя (тем более, что в конце первой книги её корона перешла Атрейдесам): правит ей Падишах-Император, ему служат суперсолдаты сардаукары, в галактике действуют наложницы и ассасины…
  • «Иные песни» — Вавилон, управляющийся крайне зловещим кратистом Семипалым и являющийся единственным добровольным союзником вконец уж людоедской империи Чернокнижника. Впрочем, номинально положительная Александрия тоже описана крайне неприятно: тут и невольники, и тотальная власть кратиста, и испорченная аристократия, и вонючие трущобы…
  • Рафинированный образ этого тропа — Залив Работорговцев в серии книг Песнь Льда и Пламени. Пример упомянутой выше прибрежной «коммерческой деспотии».
    • И лежащий восточнее Кварт, там ещё и магократия примешана.
    • Что творится в Асшае, где проходила курсы повышения квалификации блистательная Мелисандра и ещё ряд интересных личностей, мало известно, но судя по имеющимся данным — там уже не пустынная деспотия, а конкретный, глубоко зараженный порчей Мордор.
  • «Разбойничья злая луна» — роман Евгения Лукина, по сюжету которого остатки европейской цивилизации оказались оттеснены в Сахару и деградировали до подобного состояния.

Кино[править]

  • Фильм «300 спартанцев» Снайдера по комиксу Миллера — кагбэ реальная Персия, но показана настооолько карикатурно-комиксово и по-мордорски… Впрочем, автор особо и не скрывал, что комикс не про реальную греко-персидскую войну, а про общий образ конфликта между Востоком и Западом от, собственно, греко-персидских войн до крестовых походов и современных конфликтов на Ближнем Востоке.
  • Звёздные Войны — снова космический вариант: бандиты-Хатты, правящие пустынной планетой Татуин, суровые, держат гаремы, курят кальяны (по ранним концептам Джабба Хатт ещё и феску должен был носить).

Мультсериалы[править]

  • «Табалуга»: пустынное царство, где правит песчаный вихрь Хамсин.

Комиксы[править]

  • Империя Крови в Order of the Stick.
  • Илькено в мире Бударана. В этой жаркой пустынной стране к западу от Слаты царит пещерный патриархат (женщину местная религия объявляет чуть ли не демоном во плоти), процветает рабство, а местный правитель — намли — почитается как воплощение бога дождя. Аристократия в буквальном смысле жирует (толщина у ильканов — признак статуса), утопая в роскоши и разврате, а большая часть народа ведёт жалкое существование. Считается, что на образ Загура в бударанской мифологии повлиял именно ильканский намли: такой уж сильный культурный шок вызвали ильканы у суровых бударанцев.

Аниме и манга[править]

  • Berserk — Кушанское Царство. Империя зла индо-персидского культурного шаблона, играющая для местной Европы роль Османской Империи. Помимо воинов-людей активно использует в своей армии магов и разных чудовищ, управляется записным Тёмным Властелином Ганишкой, который к тому же колдун и демон.
  • Nausicaä of the Valley of the Wind — Дорокские Княжества, южная теократия, с которой ведет войну европейского вида Тольмекская Империя. Управляется жрецами в масках и ритуальных одеяниях, используют всякие неэтичные методы войны, один из лидеров фракции — записной чёрный маг, рядовые воины похожи на японских солдат и самураев.

Видеоигры[править]

  • Аллоды — Хадаган. Деспотия божественного императора плюс некромантия (как наука, а не культ Смерти, но от того жертвам опытов не легче).
    • В онлайн-игре — ещё и советская, с орками и кибер-нежитью в союзниках. Но при том куда-а менее жестокая, всё ж играбельная фракция.
  • Battle Brothers — в дополнении Blazing Desert была добавлена карикатурная пустынная деспотия, имеющая практически все характерные черты. Южане проживают в огромных городах-государствах (в отличие от своих северных соседей, у которых множество более мелких городов, замков и деревень), что неудивительно, учитывая их климат и бесплодность земель. Городами-государствами правят жестокие визири, живущие в роскоши и порядки у южан царят еще более жестокие, чем северян (которые тоже отнюдь добротой к простолюдинам не отличаются): во всю процветает работорговля, а в одном из таких городов есть крупная арена, где проводятся бои насмерть на потеху публике.
  • Clive Barker's Jericho: древнеримский уровень и шумерский. Педаль в асфальт, ибо это выжимка жестоких черт этих цивилизаций.
  • Clive Barker's Undying: Онейрос, город снов, до падения был чем-то типа древнего Шумера. Имелась ли там деспотия, неясно, но в нынешнем состоянии там правит чернокнижник Отто Кайзингер.
  • Gothic 3 — именно так выглядит южная часть Миртаны — Варант. Её населяют те самые ассасины, а сам народ поклоняется Богу тьмы Беллиару.
  • Heroes of Might and Magic VI и далее: цивилизация некромантов предстаёт в шумерско-египетском обличии. В предыдущих частях — готическая Европа классик, даже в «асханской» (то есть существующей с Шестёркой-Семёркой в одном сеттинге) Пятёрке.
  • Kingdom Rush: Frontiers — первую треть похода, до врат Назеру, армия игрока идёт именно по таким землям, нанимает пустынных ассасинов и сражается с пустынными головорезами. Ну и бесконечный уровен «Руины Нас’де» в версии для Android, конечно.
  • Morrowind же! Там и пустыни (вулканические, а не песчаные), и зловещая теократическая деспотия, и ассасины, с помощью которых воюют великие дома, и «сардаукары»-ординаторы, и «фримены»-эшлендеры, и домики глинобитные. Природа, правда, намеренно сделана «инопланетной», а не «ближневосточной», все-таки это мир Свитков и тут субверсия на субверсии и деконструкция на деконструкции.
  • Warcraft: людям и даже оркам здесь не сфартило, роль сабжа выполняют древние цивилизации инсектоидных рас.
    • Кираджи (юг Калимдора): императорская власть, пирамиды, сфинксы, египтоподобные имена, женщины-осы в характерной вуали и шароварах.
    • Нерубы (крайний север, что интересно!): шумерские зиккураты и похожие на скарабеев Повелители пещер.
    • Мантиды (Пандария): управляются императрицей Шек’зир, сюжетно исполняют роль абстрактных врагов Китая, лезущих через Великую стену.

Настольные игры[править]

  • Warhammer Fantasy: дварфы Хаоса. Редкий случай шумерско-ассирийского культурного шаблона, без позднейшей арабской или тюркской эстетики.

Примечания[править]

  1. У замка Inferno в HoMM III даже юниты такие есть — Гог и Магог. По одной из версий, государства эти будут там, где сейчас Россия, OH SHI~
  2. Грендель из саги «Беовульф» — потомок Каина, а выжил, видимо, демонически мутировав в полуводное существо.
  3. Любопытный факт: в одном раннехристианском сочинении против язычества египетские представления о пути души в загробном мире представили как пути грешника в аду, и грешника называли «мумией». Повлияло ли это как-то на масскультурный образ, мы не знаем, так или иначе, кодифицирован он был только где-то в девятнадцатом веке.
  4. Чингис, надо отметить, вёл себя рыцарственнее, чем султан Мухаммед II, убивший монгольских послов, что в большинстве культур во все эпохи считается страшным непотребством. Нарушали, правда, регулярно самые разные личности, но это уже другая история…