Храмовник

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Добро должно быть с кулаками,
С хвостом и острыми рогами,
С копытами и с бородой.
Колючей шерстию покрыто,
Огнем дыша, бия копытом,
Оно придет и за тобой!
»
— Дмитрий Багрецов

Добро бывает разное. Есть толстовского типажа всепрощенцы и непротивленцы злу насилием, есть те, кто согласен прибегать к насилию только в крайнем случае, есть те, кто спокойно лупит морды и ломает кости, но никогда не опустится до убийства, есть и те, кто косит злыдней сотнями, не особо терзаться моральными вопросами — это ж безликие головорезы и полные чудовища, чего их жалеть? Важно, что никто из них не относится к насилию, как к самоцели — только как к суровой необходимости.

Но не храмовник. Храмовник — это радикальный представитель светлого (хотя бы по мнению самого храмовника) лагеря, берущийся карать зло направо и налево. Борьба со теми, кого храмовник считает злодеями, для него становиься важнее поддержания своего собственного морального облика, а на вопрос «как защитить невинных» он смело ответит «убить всех виновных». Любой храмовник по сути — тоталитарист, для которого абстрактные идеалы важнее жизней реальных людей, через которые во имя оных идеалов он хладнокровно переступит.

Тем не менее, храмовники бывают разными. Одни зациклены на правильности средств: им глубоко пофиг на то, что вот этот некромант может спасти деревню от нежити, он некромант — значит злодей и уже виновен в пользовании сатанинской чёрной магией, соответственно — сжечь. Другие готовы на все ради достижения некоей праведной по их мнению цели и пойдут бить врага вражиной, сжигая нежить адским огнем и изгоняя демонов именем Великих Древних.

Путь храмовника тоже бывает разным: в идеалистических сюжетах он либо оттеняющий «правильных» героев антигерой, либо полноценный злодей, который в своём рвении сравнялся со своими противниками в подлости и жестокости. В циничных сеттингах храмовник может быть и настоящим героем, для которого неприемлемы «чистоплюйские» методы борьбы со злом, если на кону судьбы мира и жизни невинных.

Зачастую храмовник — это злодей-бунтарь, злодей-консерватор, злодей-визионер или иной злодей с убеждениями. Не реже может быть и падшим героем, пустившимся во все тяжкие. Как правило, работает в рядах какой-то идеологически мотивированной организации: партии, церкви, силовой структуры, но встречаются и одиночки.

В общем, храмовник — это тот, кому одинаково подходят как тамплиерский девиз «Non nobis Domine, non nobis, sed nomini tuo da gloriam» так и иезуитское кредо «Finis sanctificat media».


Где встречается[править]

Литература[править]

Отечественные авторы[править]

  • Большая часть светлых сил в «Черной книге Арды» Н. Васильевой.
  • Святая Инквизиция у Ника Перумова в серии «Хранитель Мечей».
  • Трилогия «Наука побеждать» Никоса Зерваса. Иван Царицын (с подсветкой, что остальные кадеты куда более умеренные и аполитичные), подполковник Телегин.

Зарубежные авторы[править]

  • Впервые в литературе встречается в образе командора Бриана де Буагильбера в романе Вальтера Скотта «Айвенго» — характер персонажа прекрасно выражает фраза: «Оба вы слепцы: один — в своей вере, другой — в своём неверии.»
  • А. Кристи, «Десять негритят» — собственно, убийца, судья Уоргрейв. На тормозах — убивает хоть и виновных, но из любви к убийству, а не к справедливости.
  • Инквизиторы (Вопрошающие) в «Колесе Времени» Роберта Джордана и Брэндона Сандерсона.
  • Фактически — и Станнис Баратеон в мартиновской «Песни льда и пламени». По крайней мере, был таковым до того, как приблизил к себе ведьму Мелисандру, превратившись в местный аналог Антихриста… Практически он считает, что менталитет сабжа у него остался и после этого, но на деле это гнилая отмазка — его нынешним мировоззрением является «Я хороший, мне всё можно».
  • «Saga o wiedźminie»: Ложа Чародеек. Бесстыжие манипуляции всеми, кем только можно, разрушение чужих жизней, политические убийства (здесь у этих милых дам явно пунктик какой-то, столько высокопоставленных особ успели замочить или хотя бы попытаться замочить), подталкивание северных королей к битве при Бренне, в которой полегла туева хуча народу, а также сексизм, граничащий с лесбиянством. Вам что-то не нравится? Да пошли вы в Ковир, мы тут вообще-то мир спасаем!
    • Но тут налицо субверсия: чародейки из Ложи демонстративно прагматичны и циничны, называют людей «материалом» и не косплеят никаких таких вдохновенных воительниц в сияющих доспехах.
    • Обе настоящих любви ведьмака Геральта, чародейки Йеннифер из Венгерберга и Трисс Меригольд из Марибора — счастливые исключения из правил. Трисс можно было бы, пожалуй, назвать представительницей редкого племени действительно добрых чародеев, а вот Йеннифер действительно готова отноститься к людям как к расходному материалу… на пути к личному могуществу, и никакими идеалами это не оправдывает.
    • Официальная позиция Нильфгаардской судебной системы. Геральта её любовь к ультранасилию и запугиванию вводит в омерзение. Самое страшное, что такой же позиции, как и эта система, придерживается и Цири (что, в общем-то, неудивительно — если вспомнить, КТО её отец!).
  • «Сага о Рейневане» того же автора — гуситский генерал Амброж и католический инквизитор Гжегож Гейнче.
  • Elfenritter — на тормозах: во время чумы, во всём замке выжил только сын оружейника, и брат Оноре счёл это признаком того, что он ребёнок Других, и ребёнка нужно отправить на костёр (а ещё, именно он подстрелил брата Оноре из пистолета, приняв его противочумный костюм с маской ворона за какое-то чудовище)
    • Впрочем, после тяжёлого ранения он из храмовника он сначала превратился в циничного мерзавца, а ещё после ряда событий стал мечтать о том чтобы не уничтожать Других, а лишь обратить их в Веру, как и всех прочих язычников.
  • Досье Дрездена — Морган, просто Морган. Собственно, до седьмой книги главгерой так к нему и относился, как к ограниченному консерватору, который ненавидит его и хочет за любой прибить за любой проступок. Пока не понял, что он просто перегоревший на работе коп, который занимался этим больше века и навидался такого, что даже Дрездену не снилось.

Кино[править]

  • «Стражи Галактики» — Ронан Обвинитель.
  • «Pirates of the Caribbean/On Stranger Tides» — король Испании Фердинанд IV и его адмирал. Ищут Источник Вечной Молодости, чтобы затем уничтожить его (ибо один Бог может даровать жизнь вечную). На тормозах: дарующий бессмертие ритуал очень стремный, так как требует негативных эмоций и человеческого жертвоприношения. Если рассудить, попахивает сотонизмом. По сюжету нейтральны и выполняют роль камнепада.
  • Star Wars — гранд-мофф Таркин. Ради защиты порядка готов взрывать планеты. Да и до становления наместником прославился невероятной жестокостью в борьбе с преступностью.
    • Его последователь генерал Хакс выжимает педаль в пол: по его мнению «Республика предает галактику», значит можно без зазрения совести выпилить у означенной Республики целую планетарную систему! Потом, впрочем, оказывается, что это напускное и он просто косит под безумного фанатика, так как именно такого поведения от него ожидают в Первом Порядке.

Аниме и манга[править]

  • «Наруто» — Учиха Итачи. Все по сабжу — идеалист, экстремист, пожертвовал сотнями, причем родными людьми, чтобы спасти тысячу, хотя он мог обойтись и без этого. Хотел предотвратить войну, но не получилось.
  • Shaman King — Икс-Судьи. Просто… Икс-Судьи.
  • Sekai Seifuku Bouryaku no Zvezda: Белое Сияние — организация девочек-супергероинь в масках и со световыми мечами, противостоящих Звезде в масштабах Западной Удогавы. Защищая мир и порядок, не стесняются промывать мозги, сбрасывать на злодеев неатомные бомбы и творить прочие непотребства. В конце концов доходят до сотрудничества с губернатором Токио Дзимоном Кёсиро (натуральным тёмным властелином-некромантом), вызвав ввод токийского спецназа в Удогаву. Война их заранее проиграна: Звезда мир таки захватит, и зритель видит это в первой сцене первой же серии.
    • Сами члены Звезды — те ещё храмовники, когда дело доходит до борьбы с курением. Тем не менее, с их точки зрения это более чем оправдано: у курильщиков в этом сеттинге нет души, поэтому они иммунны к магии Кейт. Понятно, что для организации, построенной вокруг Кейт и её способностей, они будут естественными врагами.
  • Akahori Gedou Hour Rabuge — Феромон Любви. Когда эта парочка прилетает бороться с преступностью, первой удирает полиция. Очень мудрое решение, так как вечером в новостях будут рассказывать не о том, как доблестный Феромон задержал преступников, а о том, сколько зданий они разнесли в процессе.
  • Excel Saga:
    • Профессор Кабапу просто хочет защитить город. Kono machi watashi ga mamoru!
    • Отряд «Дайтэндзин» в подчинении у Кабапу — интересный извод тропа, храмовники поневоле. Им урежут зарплату, если они не будут пресекать преступления. Точной трактовки преступления и меры наказания за него им не дали. А учитывая, что четверо из шестерых членов «Дайтэндзина» — небогатые клерки (а ещё двое — роботы), они всеми силами пытаются выслужиться перед профессором. Поэтому даже мелкие нарушения Дайтэндзины карают несообразно пафосно, масштабно и беспощадно, круша в пух и прах целые районы.

Комиксы[править]

  • Веб-комикс Goblins: Life Through Their Eyes — проклятый дворф-паладин Кор неустанно воюет со злом, но злом он считает буквально всех — вплоть до детей (!) более адекватных паладинов. Ну и в методах он не стесняется. Своё поведение Кор мотивирует тем, что зло подобно болезни, и те, кто хоть раз столкнулся со злом, «заражаются» им, и поэтому должны умереть. По грустной иронии судьбы, сам проклят Адом и без маски является ходячей иллюстрацией своей теории заражения Злом в терминальной стадии.
  • Watchmen — с оговорками, можно считать храмовником Роршаха с его «никаких компромиссов даже перед лицом Апокалипсиса».

Видеоигры[править]

  • Baldur's Gate — паладин Аджантис. Если с ним в одной команде ходят персонажи со злым мировоззрением, он будет очень недоволен и в конечном итоге может напасть на них.
    • Во второй части под типаж подходит паладин-инквизитор Келдорн. Практически полностью непримирим ко злу: если с ним в одной команде находятся злой маг Эдвин или тёмная эльфийка Викония, то между ними может возникнуть конфликт, переходящий в смертоубийство. А ещё он враждебно относится к злым расам — когда сахуагинская жрица Сенитайли просит героев помочь ей привести к власти повстанца (чтобы народ сахуагинов обрёл былую мощь), Келдорн предложит не помогать монстрам, а перебить их всех. Если в команде есть Джахейра, Маззи или Аэри то они возмутятся — сахуагины нас спасли, надо помочь их народу. Но паладин сурово осаживает их.
  • Bioshock Infinite — почти все сторонники основателей, в особенности Орден Ворона.
  • Deus Ex: Invisible War — Тамплиеры, отвергающие аугментации и желающие уничтожить всех тех, кто модифицировал себя, в том числе и Джей-Си Дентона.
  • Diablo 3 — местному лидеру храмовников однажды ударила в голову идея о порочности мира, и единственным спасением он увидел тотальную промывку мозгов (причём пытками). В итоге вся его организация была повержена главным героем и его спутником, бывшим храмовником.
  • Dragon Age — собственно Храмовники: вооруженные силы Церкви, предназначенные для контроля магов. Для развития антимагических способностей они принимают лириум, который является аналогом маны (да, они сами немного маги) и вызывает зависимость и изменения в психике.
    • В Dragon Age II храмовники Киркволла под командованием фанатичной Мередит превращаются уже в натуральных экстремистов. Многие к тому же злоупотребляют своим положением и мучают магов с особой жестокостью. В третьей части храмовники и маги закономерно пошли вразнос вообще по всему континенту. Хорошие люди из тех и других предпочли присоединиться к новообразованной Инквизиции — в частности, Каллен, бывший заместитель Мередит во второй части.
    • Но тут частичная субверсия, так как фанатиков-маньяков среди храмовников меньшинство, большинство просто исполняют приказы, являясь либо холодными профессионалами, либо даже людьми, которые втайне ненавидят свою работу и пошли на неё не от хорошей жизни. Среди магов иногда попадаются злые малефикары. Сеттинг серенький, в конце концов.
  • King's Bounty — можно получить квест на съехавшего паладина.
  • Majesty — Храм Дауроса, с иронией. Брат Друл Святомудрый, не вняв совету духовника, решил нести слово Дауроса крысолюдам. Крысолюды не постигли суть, но усвоили методологию учения, и вот уже второй век крысиные паладины несут по Ардании слово о Великой Болезни.
  • Mass Effect 2 — Самара столетиями преследовала собственную дочь, опасную для общества. Когда же другая её дочь попала в ситуацию, согласно которой Кодекс Блюстителя требовал убить её (невозможность поместить Ардат-якши в монастырь, так как тот был уничтожен), Самара предпочла застрелиться.
  • Metro: Last Light — Красная линия, карикатурно-коммунистическое государство из московского метрополитена. Декларирует идеи всеобщего равенства, братства, причём и вправду верит в свои слова. Однако окраинные станции боятся «красных» пуще, чем чёрт ладана, причём есть за что.
  • Planescape: Torment — орден Мерсикиллеров и персонально Вэйлор, которого выперли из этого ордена за чрезмерную ретивость.
  • Saints Row: The Third — Сайрус Темпл, командир отряда S.T.A.G (что у нас перевели как КАБАН — Корпус АнтиБАНдитизма. Беда в том, что символом отряда является голова оленя) — явной пародии на спецслужбу Щ. И. Т. из комиксов Марвел. В финале игры его подружка и личный помощник Кия — не менее отмороженный персонаж — слетает с катушек и норовит устроить теракт, выдав его за буйство бандитов из Святых — и если это не предотвратить, Сайрус попытается разбомбить город при помощи «Дедала».
  • The Elder Scrolls III: Morrowind — Ординаторы.
  • Warcraft III — Артас порвал с более умеренными силами добра именно из-за черт храмовника. Впрочем, храмовником он долго не остался — в своём стремлении бить врага вражиной он использовал против своего врага — демона-вампира Мал’Ганиса — демонический же меч Фростморн, после чего под действием дурного влияния артефакта переродился в настоящего злодея, а затем и вовсе пересёк моральный горизонт событий.
    • World of Warcraft — Алый Орден. В борьбе против нежити уничтожают заодно и вообще всех, кто внушает подозрение.
  • The New Order: Last Days of Europe — храмовником является любой приверженец Бургундской Системы — безумной утопической идеологии, согласно которой только жесточайший тоталитарный режим с постоянными чистками населения способен построить утопию. Два наиболее радикальных её приверженца — Генрих Гиммлер и Сергей Таборицкий в своём стремлении очистить мир не останавливаются даже перед тем, чтобы активно применять оружие массового поражения.

Настольные игры[править]

  • Империум Человечества в Warhammer 40000.
    • Ирония судьбы в том, что нынешний Империум вполне себе соответствует взглядам примарха Лоргара, выросшего на мирке где служители местных культов именуемых Заветом правили аки жречество в теократиях Ближнего Востока, убеждённого сторонника спасения человечества любыми способами, настойчивого продвижения Имперских Истин и восприятия Императора как Бога. Постоянно попадал под разгромную критику за не шибко стремительное завоевание Галактики, религиозная обработка населения занимала слишком много времени, несмотря на многочисленность легиона и слабый тактический уровень, несмотря на обилие высокоэффективных боевых подразделений. После разноса в исполнении Императора, психологической обработки со стороны ряда сторонников и демонической пропаганды на тему «если человечество не задружит с Варп-зверушками, то закончит как эльдар» перешёл на Тёмную сторону, по сути просто заменил плюс на минус — Имперский культ на Хаос Неделимый. Юмор ситуации заключается в том что Завет поклонялся Хаосу и был свергнут Лоргаром, в рамках подхода «ударим полезным монотеизмом по бесполезному политеизму».
    • В Империуме есть храмовники в квадрате — орден космического десанта второго основания «Черные Храмовники», происходящий от Имперских Кулаков. Отличаются особо запущенным фанатизмом, ксенофобией и псайкероистерией, даже по меркам вселенной, даже по меркам Империума, даже по меркам космодесанта, за что их очень любит и одновременно боится церковь от простых прихожан до иерархов. Излюбленный приём — отозваться на зов мира нуждающегося в помощи, спуститься на десантных капсулах, вырезать всё враждебное, добить всё нелояльное, всё что останется забрать на нужды ордена. И если Железные Длани «прореживают за слабость и ничтожность» население планет, переживающих вторжения ксеносов, а Серые Рыцари после пришествия демонов «во избежание распространения порчи» обычно зачищают даже выживших солдат, то Чёрные Храмовники способны и на то, и на другое. Фанатичны настолько, что разок даже устроили вторую осаду Терры (что им вполне себе сошло с рук, ибо на Терре правил вообще невменяемый тип). С другой стороны, они одни из тех немногих, что продолжают Крестовый Поход Императора, а не играются в песочнице своего родного мира, как делает большая часть других орденов. С третьей стороны, они плевать хотели на Кодекс Астартес (особенно в вопросе численности — их всяко больше норматива в тысячу Астартес) — потому и могут себе такое позволить.
  • «Ravenloft» — рыцарь-протектор Елена Праведная, Тёмная Владыка домена Найдала. Когда-то она была настоящей паладиншей светлого бога Беленуса. Дабы распространить свою веру на весь мир, Елена предприняла и возглавила крестовый поход, обернувшийся кровавой войной, резнёй и репрессиями. Бог перестал отвечать на молитвы Елены, лишил её своего благословения, отняв ездового единорога и паладинский дар определения зла. Но та, решив, что это от недостаточности её стараний, лишь удвоила усилия. В результате тёмные силы Равенлофта переместили Елену из её мира в свой. В Равенлофте, представляющем собой мир-помойку, Елена, естественно, повсюду видела зло (хотя теперь ей казались злом любые сильные чувства) и искореняла его огнём и мечом. В конце концов, тёмные силы Равенлофта сделали её Тёмной Владычицей — подобной чести удостаиваются (за одним-единственным исключением) лишь особо выдающиеся злодеи.
  • «Берсерк — вселенная магических битв»: в Церкви Сеггера таких хватает.
  • Magic: The Gathering: красно-белая (Разрушение+Свет) фракция Легион Бороса состоит из таких полностью.
Внешние ссылки
TV Tropes Knight Templar