Злодей

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Злодей — архетип отрицательного персонажа в произведениях искусства. Как подсказывает Капитан Очевидность, злодей творит зло. Ворует, убивает, мучает, манипулирует людьми, рушит чужие судьбы. Как правило, именно злодей противостоит герою и является антагонистом произведения. Обыкновенно именно действия злодея предоставляют истории конфликт, вокруг разрешения которого крутится сюжет.

Разумеется, как и образ героя, образ злодея за свою длительную историю успел обзавестись огромным набором типажей, обрасти архетипическими чертами и быть обыгранным с совершенно разных сторон. Об этих чертах злодейского образа и пойдет речь в статье.

Злодейские черты[править]

Черты характера, мотивация и методы достижения целей, делающие персонажа отрицательным с точки зрения этики, которой придерживался автор произведения при его создании, называются злодейскими чертами. Их преобладание в персонаже обыкновенно делает его, собственно, злодеем, но в целом они до определённой степени могут присутствовать и у представителей других типажей, например, типажа антигероя. Но обо всем по порядку

  • Злодейские цели — самое очевидное. Если цель персонажа откровенно деструктивна, то он, скорее всего, злодей. Впрочем, для большинства злодеев сами по себе злодейства самоцелью не являются. Типичная злодейская цель попросту эгоистична: обладание властью или богатством, удовлетворение собственных зависти, тщеславия или похоти, месть и тому подобное. Иные злодеи злодействуют ради достижения какой-то философской или даже (хотя бы ни их взгляд) общественно-полезной цели. Но от простых людей, героев и антигероев злодеев отличает то что они не гнушаются творить зло ради достижения этих целей.
  • Злодейские методы — то самое зло, которое злодеи творят ради достижения своей цели. Злодей отличается от других типажей прежде всего тем, что ради достижения своей цели готов на регулярные или тяжкие нарушения принятых в его обществе моральных и этических норм. Для злодея приемлемо прибегать к насилию, обману или хищению, если таким образом добиться своего ему проще, чем более морально приемлемыми методами. У некоторых злодейских типажей есть какие-то свои границы дозволенного, за которые они не зайдут, даже если это будет им выгодно, и напротив, для других важно добиться своего любым путем и не существует такого понятия, как неоправданные методы. Иногда злодей и вовсе считает злодейские методы предпочтительными перед морально приемлемыми и задействует их даже когда может решить проблему, не творя зла.
  • Злодейские черты характера — обыкновенно готовность злодея творить зло имеет свои корни в присущих ему пороках. Некоторые пороки, вроде алчности, зависти или похоти, дают ему злодейскую мотивацию. Другие объясняют его готовность прибегать к злодейским методам — чаще всего это лень, благодаря которой не желающий прикладывать излишние усилия для достижения своей цели честным путем злодей прибегает к насилию или обману, и несдержанность и эгоцентризм, не дающие ему отступиться от цели, которую он не может достичь, не прибегая к злодейству. Третьи — дают ему мотивацию и для злодейской цели, и для не менее злодейских средств — это, обыкновенно, гордыня, под влиянием которой злодей может считать себя и достойным возвыситься над другими людьми (злодейская цель), и делать это за их счет (злодейские средства). Те же свойства характера, которые позволяют злодею творить реальное зло, могут развивать в нем и более мелкие пороки — вредные привычки, грубость, чёрствость, нахальство, трусость, мелочность, агрессивность, вспыльчивость, самоуверенность, распущенность и тому подобное.

Типичный злодей получается где-то на пересечении этих трех общностей черт — деструктивных или хотя бы эгоистичных целей, готовности прибегать ко злу для их достижения, и обладания разного рода пороками, являющимися причинами или следствиями злодейского поведения.

Злодейские типажи[править]

Разнообразие злодеев велико, и, кажется, превышает разнообразие положительных персонажей. Обсуждать их всех в одной статье не стоит, но зато стоит упомянуть несколько наиболее примечательные особые подвиды:

По морали[править]

  • Обычный злодей — как уже сказано, это персонаж, сочетающий в себе дурную или эгоистичную цель, дурные методы ее достижения и дурной характер.
    • Если злодей вдавливает педаль в пол в области злодейских целей или методов — то это, обыкновенно, полное чудовище (если педалируется ужасность и неприемлемость этих целей и методов) или злодей до мозга костей (если педалируется самоцельность злодейства в этих целях и методах). Разумеется, эти типажи часто пересекаются — но полным чудовищем может быть и абсолютно безжалостный и аморальный прагматик-эгоист, и даже любитель наносить беспощадное добро и причинять пользу, а злодеем до мозга костей — и злодей-недотёпа, скорее нелепый в своём злодействе.
    • Если злодей вдавливает педаль в пол по части пороков, то получается самоуверенный мерзавчик (если педалируется факт того, что пороки мешают его эффективности и компетентности в том числе и как злодея), сказочно-мерзкий (если педалируется отсутствие привлекательных черт в сочетании с гипертрофированной низостью) или зоонекропедофил (если педалируется количество и отвратительность навешанных на злодея пороков). В терминальном случае получаем типаж опасного ничтожества — злодея, представляющего опасность даже несмотря на то, что он более жалок, чем простые обыватели.
  • Антизлодей — это, по аналогии с антигероем, злодей, который обладает какими-то героическими или не обладает некоторыми злодейскими чертами.
    • Если антизлодей обладает героической целью, но ради ее исполнения прибегает к злодейским средствам — то это храмовник. Если просто не обладает типично злодейской целью, а творит зло, потому что так надо для исполнения его обязанностей — то злодей по должности.
    • Если антизлодей, творя зло ради достижения своих целей, имеет представление о некоей черте между допустимым и недопустимым злом и старается ее не пересекать — то это злодей с принципами. Если, преследуя даже самую что ни на есть злодейскую цель, пытается достичь ее по возможности благими или хотя бы общественно приемлемыми методами — злодей-прагматик.
    • Если антизлодей при всем своем злодействе отличается какими-то выраженными добродетелями и достоинствами — то это великолепный мерзавец (если показано, как обладание этими достоинствами делает злодея более крутым, внушительным, опасным и эффективным) или дружелюбный злодей (если показано, что он, пусть и творит зло, способен на нормальные человеческие отношения и не страдает бытовой злобностью). В режиме педаль в пол получается тёмная версия ницшеанского сверхчеловека, воплощение всех человеческих добродетелей и достоинств, собранных однако на стороне зла, рыцаря без страха и упрёка в сияющих сочащихся предвечной тьмой шипастых доспехах.
  • Назначенный злодеем — по зрелому размышлению это вовсе никакой не злодей, даже с приставкой «анти». Тем не менее, автором он подается как злодей.

По сюжетной роли[править]

  • Главгад — злодей, являющийся главным антагонистом и конфликтообразующим элементом повествования.
    • Подсадной главгад — злодей, только кажущийся главным антагонистом и конфликтообразующим элементом повествования. Реальным главгадом, дергающим его за ниточки, обычно является гад-кукловод.
    • Гад за Гадом — злодей, являющийся покровителем или начальником главного антагониста, но не принимающий прямого участия в конфликте.
    • Самый Главный Гад — главгад всего сеттинга, в котором происходит произведение.
    • Дуализм главгадов — пара злодеев, между которыми распределены функции главного антагониста. Если один из них имеет какие-то глобальные планы по переустройству мира, а другой довольствуется достижением более приземленных целей — то это пафосный и низменный главгады.
  • Гадский ансамбль — группа злодеев, находящихся в услужении у главного антагониста и являющихся его высокоранговыми и сюжетно значимыми приспешниками.
    • Правая рука главгада — аки доверенный лейтенант, главный заместитель, первый ученик и прочее подобное. Злодей, являющийся первым из приближенных главгада и вторым по значимости антагонистом после своего начальника. Иногда может являться гадом-кукловодом при подсадном главгаде — тогда говорят о том, что правая рука двигает головой.
    • Злой гений — злодей, являющийся мозговым центром и планировщиком в злодейской фракции, но не являющийся настолько важным лицом, как Правая Рука.
    • Громила — злодей, являющийся сильнейшим бойцом или главным силовиком главгада, но малополезный во всем остальном.
    • Плохая девчонка — обыкновенно женское амплуа злодея, выполняющего для главгада функции поддержки и ситуативной помощи.
    • Злодейский кордебалет — группа второстепенных злодеев, служащая какому-то более важному гаду.
    • Тупой приспешник — мелкая сошка в злодейской фракции, по ряду причин оказавшаяся сюжетно важным злодеем.
    • Шестой рейнджер — злодей, ранее служивший антагонисту, но полноценно перешедший на сторону героя.
  • Монстр недели — злодей, являющийся эпизодическим антагонистом героя.
  • Головорезы — рядовые противники героя и приспешники сюжетно значимых злодеев.
  • Самый заметный злодей — злодей, который наиболее активно фигурирует в сюжете.
  • Протагонист-злодей — иногда бывает и так. Иногда моральный облик протагониста таков, что его уже невозможно записать в антигерои и тогда перед глазами читателя в полный рост встает он самый, протагонист-злодей

По мотивации[править]

  • Тёмный Властелин — злодей, которому нужно ни много ни мало, а власть. Как минимум над городом, но желательно над крупной Империей. В идеале — Галактической, и чтобы никто не смел без его разрешения чихнуть. Впрочем, некоторым и корпорация сойдёт. А некоторым — и то, и другое. В особых случаях достигает буквально божественного могущества, впрочем, таковой чаще всего сразу владеет им как минимум с незапамятных времён.
  • Апокалиптический маньяк — а вот этому обычного зла мало, ему надо всё уничтожить, ибо жизнь тлен и воистину. Имеет свойство объединять против себя не только героев, но и других злодеев.
  • Нигилист-мизантроп — злодей с философскими основаниями злодейства. Почти всегда является одновременно предыдущим пунктом. С другой стороны, не всякий апокалиптический маньяк бросается в философствования, а не всякий нигилист-мизантроп непременно хочет уничтожить мир.

По свойствам[править]

  • Суперзлодей — Если есть супергерои, то наверняка есть и их злые аналоги. Получив суперсилу, злодей сможет развернуться с куда большими масштабами. Рядом находятся всякие злые маги и злые сверхлюди, которых, однако к классическим супергероям (в том числе злым) обычно не относят.
  • Монстр — Злодейская сущность этого персонажа видна уже по его морде, если конечно у этого комка щупалец и рогов вообще есть морда. Нередко оказываются злыми от природы — например, могут быть демонами, которые просто питаются от человеческих страданий или вампирами, которые привыкли смотреть на людей как на слегка поумневших кормовых животных. Впрочем, в порядке исключения могут быть как добрыми, так и творить зло даже ещё больше, чем требует их природа.
  • Мистер Мрачные Штаны — злодей или антигерой (см. ниже), имеющий пристрастие к картинному выпячиванию своей тёмной сущности через обильное использование внешней злодейской атрибутики.

Не злодеи, но почти[править]

Особые виды, представителей которых нельзя всегда отнести к злодеям, но которые, тем не менее, имеют со злодеями много общего. Иногда могут дополнять или даже заменять настоящих злодеев.

  • Антигерой — Герой с наличествующими злодейскими или отсутствующими героическими чертами. От антизлодея иногда отличается исключительно стороной конфликта.
  • Козёл — Он не злой, а просто сволочь и скотина. Или другое животное — не по биологической принадлежности, а по характеру. При этом одновременно может быть даже хорошим.
  • Истинный нейтрал — Предпочитает сохранять нейтралитет, даже если мог бы не допустить какое-то зло или помочь другому. Может выбешивать похуже тру-злодеев.
  • Серобуромалиновый персонаж — А чего он хочет и в какую область спектра его отнести, вообще непонятно. Тем не менее, может вести себя как очередной злыдень, а то и быть похуже из-за своей непредсказуемости или неясности своих мотиваций.