Неграмотность

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Чтобы кого-нибудь прирезать, грамота не нужна! »
— Мугэн, Samurai Champloo

Неграмотность — неумение писать и читать. В прежние времена в эпоху массовой неграмотности троп был очень распространён, особенно среди бедняков и низших слоёв населения: среди героев того времени много таких персонажей, которые и в достаточно взрослом возрасте не научились читать. В наши дни такая ситуация встречается достаточно нечасто: в произведениях, действия которого происходит в современности, недавнем прошлом (XX в.) или будущем, неграмотные персонажи появляются значительно реже. Если кто-то из них не умеет читать, обычно это связано либо с тяжёлой формой дислексии, либо опять же с бедностью, либо с тем, что герой имеет какие-то собственные причины не учиться грамоте.

Неграмотность может быть разного уровня:

  • В европейской культуре это просто неумение читать и писать. Причём у этого умения было «два уровня» — уметь читать и писать на национальном языке и на каком-нибудь «всеобщем», знакомом людям разных народов (латынь, для стран Восточной Европы — греческий). На таких языках писали книги — светские и религиозные, образованные люди использовали такой язык для корреспонденции, особенно если письмо отправлялось в далёкое зарубежное путешествие. Это особенно актуально для средневекового сеттинга; с изобретением книгопечатания и усилением национальных государств знание «наднациональных языков» постепенно теряет свою актуальность — но даже в XIX веке знание латыни или греческого оставалось чётким маркером высокой образованности, хотя бы уровня гимназии.
  • На Дальнем Востоке, в Китае и сфере влияния его культуры была немного другая ситуация. Здесь под грамотностью подразумевалось и считалось (в том числе юридически) знание литературного письменного языка вэньянь. Если человек этого языка не знал, но владел «разговорным» китайским байхуа (минимум в котором не менее 2000 иероглифов) или, например, местной версией арабского алфавита (сяоэрцзин, принятый у китайских мусульман), он всё равно считался неграмотным, а любой важный документ (завещание, договор или любой иной) на любом другом языке, кроме вэньяня, юридической силы не имел. Для придания бумаге официального статуса в таком случае надо было заплатить за его написание «правильным литературным языком», публично при свидетелях зачитать вслух, только потом он заверялся нотариусом и обязательно делалась пометка, что ввиду неграмотности заявителя документ написан другим лицом.
  • В Японии человек, знавший только слоговые азбуки, но не иероглифы, тоже считался неграмотным, что усугублялось тем, что таких алфавитов было более десятка и вдобавок с региональными различиями. И как уже писалось выше, для всех официальных документов в Японии использовался китайский вэньянь.

Впрочем, в этой статье в основном рассматриваются примеры фактической неграмотности, когда персонаж неспособен (не получил возможности или желания) освоить хотя бы один язык в письменном виде.

Примеры

Фольклор

  • Алёша Попович в былинах описан как человек, который не учился грамоте, но уделял много времени физическому развитию. Однако насколько он был безграмотен — вопрос вполне открытый.[1] Тем не менее, несмотря на отсутствие образования, Алёша всё же был гениальным трикстером. Увы, в мультфильмах Мельницы его безграмотность утрирована до тупости, и Алёша стал тупым качком.
  • Японская сказка «Счастливые несчастья» — поскольку сказка повествует о бедном торговце сковородами, притворяющемся самураем, одно из его комических несоответствий образу — совершенная неграмотность. Чтобы прочитать надпись на выставленной местным богачом табличке-объявлении, самозваному самураю пришлось дожидаться помощи от проходящего мимо старика, сделав вид, что он не понимает только один какой-то знак.
  • Притча про слугу, которого хозяйка выгнала за его неграмотность, после чего он сумел стать владельцем множества чайных домиков, богатым и уважаемым. Когда его секретарь узнал, что хозяин неграмотный, он воскликнул, кем бы тот был, если бы был грамотным — хозяин ответил: «Я был бы слугой».
  • Анекдот:
« Провалились в глубокую яму волк, медведь и лось. Сидят уже десять дней, есть хочется.
Волк спрашивает у медведя:
— Медведь, мы же с тобой хищники?
— Хищники.
— А этот травоядный?
— Травоядный.
— А травы здесь всё равно нет, так давай его съедим? Только надо по-цивилизованному договориться.
Подходят к лосю:
— Лось, ты же травоядный, а мы хищники. Травы здесь всё равно нет. Давай мы тебя съедим, глядишь, дольше протянем.
— Ребята, конечно, я сам хотел вам предложить, да вот только стеснялся. Спасибо вам, что вы так интеллигентно себя ведёте. Ешьте меня, только мне мама говорила, что у меня на жопе слово какое-то вытатуировано. Вы мне прочитайте, а потом ешьте меня смело.
Ну эти подошли к хвосту лося, хвост приподняли, а он как долбанёт их копытами. Волка сразу насмерть, а медведь лежит с разбитым черепом и стонет:
— Ну ладно, волк, а я-то, мудак, куда полез, я же читать не умею!
»

Литература

  • «Айвенго» В. Скотта — читать не умеют не только простолюдины Гурт и Вамба, но также предводитель вольных стрелков нормандский рыцарь Морис де Браси и даже барон Реджинальд Фрон де Беф. А вот рыцарь-монах тамплиер Буагильбер, конечно, грамотный, как и прочие церковники.
  • «Волкодав» М. Семёновой — заглавный герой провёл полжизни на каторге, куда привозили рабов со всего континента, поэтому хорошо разговаривает на множестве языков (по-аррантски — вообще со столичным выговором, да ещё и помнит наизусть кучу классических стихов — уж больно хороший наставник попался!), но в на начало первой книги (и в приквелах) не может читать ни на одном. После встречи с Тилорном и Ниилит он долго и с трудом учится, зато уже во второй («Право на поединок») читает довольно бегло, хотя и сам признаёт, что из него такой же книжник, как из Эвриха — боец: чему-то научился, но в книгах толком ещё не разбирается.
    • В последующих книгах Волкодав уже уверенно разбирается в книгах: в крепости Богов-Близнецов он стал завсегдатаем местной библиотеки — и в результате межнациональный спор двух своих учеников (чудом не переросший в поножовщину) он решает, цитируя летописи и отправляя учеников вдвоём читать книгу об истории Халисуна и Саккарема[2]. Ближе к финалу, когда Волкодав освобождается от постылой службы, он вспоминает Эвриха и даже ненадолго задумывается: а не написать ли ему самому книгу о своём путешествии по Западному материку — вот Эврих-то удивится!
  • «Год Крысы» О. Громыко — городской вор, приятель главной героини Жар не умеет читать. Это не мешает ему стать помощником мольца (жреца) местной богини Хольги[3] — благо, что там требуется просто мести пол в храме, зажигать и тушить свечки и вообще помогать мольцу в духе незабвенного «ПППП» — «Подай, подержи, принеси — пошёл на фиг и не отсвечивай» (то есть должность церковного служки).
  • «Город без памяти» Кира Булычёва — на планете Крина 270 лет назад случилась массовая амнезия (безумный учёный вообразил, что «многая знания многия печали», и изобрёл стиратель памяти в масштабах планеты, понадеявшись, что потом восстановит цивилизацию с нуля; вот только что-то пошло не так, и его тоже накрыло), поэтому теперь там глухое средневековье. И строгий запрет на грамотность, который установили «вкушенцы» (местные жрецы, просто «жрецы — жрут, а вкушенцы — вкушают»). Умеют читать только живущие в глухом лесу «помники», которые изучают прошлое, пытаются восстановить научные знания и ещё похищают крестьянских детей для обучения.
    • Подлый пигмей Вери-Мери под конец книги сдал вкушенцам Алису и Ирию Гай, но получил награду намного меньше обещанного. Начал возмущаться и грозить главному вкушенцу жалобой самому королю Радикулиту — дескать, «у меня всё записано!» Клоп Небесный немедленно приговорил «грамотея» к беспамятству.
    • Инверсия: сам король явно умеет читать (держит в тайнике старые книги), однако предпочитает править неграмотными подданными.
  • «Дама Тулуза» Е. Хаецкой («Лангедокский цикл») — характерная сцена: крестоносец Симон де Монфор, получив письмо от дамы Аликс (Алисы), своей жены, о том, что Тулуза подняла мятеж и вернулась под руку прежнего графа Раймона, даже не может прочитать письмо и вынужден хватать и тащить к себе случайно попавшегося под руку монаха — а после угрожать ему и заставлять хранить тайну: Симон не без оснований полагает, что его рыцари, узнав о мятеже и необходимости вновь завоёвывать большой и сильный город Лангедока, либо разбегутся (время службы по ленному праву окончилось, а денег для найма у Монфора нет), или и вовсе перейдут на сторону мятежников. Увы, Симон неграмотен — и вынужден в свой план включать случайного книжника, умеющего читать.
  • «Классная Америка» А. Димиева — автор работы вспоминает, что в одной из школ Калифорнии учителем 17 лет работал Джон Коркоран, не научившийся читать и писать, а экзамены сдавали за него (он даже колледж каким-то образом смог окончить!). Айрат Димиев, когда читал эту заметку из San Diego News, констатировал: Коркоран, видимо, сделал верный выбор, правильно рассудив, что умение читать и писать ему тут не понадобится, вообще.
  • «Когда-нибудь» («И вот однажды…», «В один прекрасный день…», «Гениальная идея»… короче, «Someday») А. Азимова — в далёком будущем люди разучились грамоте и арифметике: зачем учить буквы, если все книги только в аудио, а если что-то нужно — прочтут и посчитают компьютеры? И когда мажор Пол, готовящийся к поступлению в дорогую школу для будущих программистов, где надо учить историю компьютерной техники, вдруг узнал, что есть специальные закорючки, которыми можно записывать слова — он загорелся идеей: а что, если их выучить — ведь тогда будет секретный код, которым можно обмениваться сообщениями с друзьями!
    • Ну а пока Пол и его лучший друг Николло убежали слушать книги про старые времена (вдруг что ещё интересного в голову придёт?), старый компьютер Бард, которому Пол закачал в память аудокнигу про компьютеры, вместо очередной сказки про принцесс, всадников на лошадях и магию, вслух читает новую сказку — о маленьком компьютере Барде, злых хозяевах… и о том, что Бард узнал, что есть на свете множество компьютеров: «И ещё узнал маленький компьютер, что пройдёт время и компьютеры станут ещё сильнее и умнее, и когда-нибудь… когда-нибудь… когда-нибудь…»
  • «Маленький преступник» Э. У. Лудвига — в антиутопическом будущем людям положено быть неграмотными, чтобы не узнали чего лишнего и не раскрыли тайком коммерческих и государственных секретов. Потому обучают чтению далеко не всех, только тех, кто нужен для работы с документами — в среднем выходит один грамотный на 10 тысяч неграмотных. И это должны быть зрелые, состоявшиеся люди как минимум тридцати-сорока лет, а то и старше — президенту США и тому разрешили научиться читать только в пятьдесят лет. Грамотных в этом мире презирают, ведь из-за того, что они умеют читать, никакая контора не примет их на работу.
  • «Перси Джексон» Р. Риордана — на тормозах: все полукровки (дети, рождённые от союза смертного и античного божества) страдают дислексией и читают с трудом. А всё потому, что мозги у них заточены исключительно под древнегреческий. Что, мягко говоря, странно — ведь греческий лёг в основу латиницы и кириллицы и повлиял на развитие латыни и, как через неё, так и напрямую, на становление европейских языков. Дойлистский обоснуй + Слово Божие — заглавный персонаж отчасти списан с сына автора, и насчёт древнегреческого это просто особенно кривой обоснуй.
  • «Песнь Льда и Огня» Дж. Мартина — страдающее средневековье, где вообще умение читать — удел благородных, но отдельно стоит отметить Давоса Сиворта, бывшего контрабандиста, произведённого в рыцари, которого учит читать маленькая дочка его короля.
  • «Сокровища Кичик-Миргафура» Э. Маципуло — главный герой, сотрудник советской милиции в Средней Азии 20-х годов, так характеризует одного из своих подназдорных, бывшего, но вроде бы (как выясняется по сюжету — ни разу) раскаявшегося басмача: «Четыре буквы выучил, пять забыл». Почему пять? Потому что раньше он одну, с которой начиналось его имя, знал, ей подписывался. Увы, из-за слишком энергичного ликбеза бывший басмач забыл не только якобы выученные буквы кириллицы, но и ту единственную арабскую букву, которую знал.
  • «Синее пламя» Алексея Пехова — Шестеро, первые и сильнейшие маги человечества, восстав против предтеч-создателей асторэ и отобрав у них магию, среди прочего лишили их возможности читать, чтобы те никогда не смогли научиться магии обратно. На момент действия цикла дислексия — одно из немногих отличий потомков асторэ от людей.
  • «Страж» Алексея Пехова — Проповедник (душа священника, убитого мародёрами, увязавшаяся за главным героем) не умеет читать и писать, при этом его называют грамотным, а разгадка проста: в те времена и в реальном мире грамотными называли тех, кто может цитировать Священное Писание, большинство при этом бубнило по памяти. В последней книге Проповедник попросил Людвига научить его, что пригодилось в финале.
  • «Трудно быть богом» А. и Б. Стругацких — любой житель Арканара, который не хочет, чтобы на него настучали серым штурмовикам, либо не умеет читать, либо умеет, но не подаёт виду. Сами серые штурмовики тоже не блещут («Вы же неграмотны, зачем вам подорожная!»), хотя их офицеров читать всё-таки учат в Патриотической школе. Над последним подшучивает сам главный герой, дон Румата: «Одних грамотеев режем, других учим?»
  • «Второй Апокалипсис» — Эсменет не умела читать, пока Келлхус не стал обучать её грамоте. После этого стала читать книги с особым интересом.
  • «Dragonlance», новеллизация Хикмана и Вейсс — Китиаре Ут-Матар богиня Такхизис выдала пафосные доспехи, меч на +100500, личного ездового дракона и целую армию, но даже Повелительница Драконов не смогла толком научить её читать-писать! Рейстлина Маджере, случайно перехватившего образчик её собственноручного творчества, аж пробило на жуткий испанский стыд. Она его старшая сводная сестра, и он сам учил её грамоте, ибо прочим смертным это было просто опасно для здоровья..

Театр

  • «Недоросль» Д. Фонвизина — ни госпожа Простакова с мужем, ни её брат Скотинин не умеют читать. Когда выясняется, что воспитаннице Простаковых Софье пришло письмо от дяди, хозяйка дома возмущена таким неприличием: «Деушкам письма пишут, деушки грамоте умеют!» — и уверена, что письмо от любовника. Правда, никто из старших прочесть письмо и уличить или оправдать Софью не может. Приходится ждать, когда придёт гувернёр Митрофанушки, сына Простаковых. Его учат грамоте, потому как «нынче век другой», но пользы от этого немного — Митрофанушка слишком туп и ленив. (ЧХ, его реальный прототип таки выучился и стал весьма образованным человеком.)

Кино

  • «Звёздные врата» — педаль в пол. После восстания человечества на Земле изображающий бога во плоти инопланетянин Ра полностью запретил грамоту людям, которых ранее вывез на другую планету добывать нужную ему руду. Более того Ра даже запретил рисовать любые изображения, кроме своего имени: местные жители увидели у Даниэля медальон с этим знаком, поэтому приняли героев с величайшим почётом, однако пришли в ужас, когда Даниэль стал рисовать на песке пирамиду, из которой они вышли.
  • «Леон» — образ ребёнка в теле профессионального убийцы дополняется неумением Леона читать. Милое обучение у одиннадцатилетней девочки в комплекте. А объясняется его неумение просто: родной язык Леона — итальянский, и читать он не обучен именно по-английски.
  • «Человек с бульвара Капуцинов» — Чёрный Джек, главарь банды, грабящей дилижанс. Читать не умеет — но считает хорошо.
  • «Энни» (2014) — главная героиня (сиротка, всю жизнь болтавшаяся по приютам и плохим приёмным семьям) не умеет читать, но благодаря уму и смекалке ловко это скрывает. Под опекой Стакса начинает учиться и быстро делает успехи.

Телесериалы

  • «Городок», скетч «Большевики ликвидируют неграмотность» — «Ай-яй-яй, товарищи крестьяне!» В общем, неграмотность ликвидируют путём ликвидации неграмотных. Что является враньём -- большевики наоборот интенсивно насаждали грамотность, в том числе, чтобы распространять свою идеологию, и противопоставляли ей «буржуев», пытающихся держать народ «в темноте» для удержания контроля.
  • «Девочка из океана» — заглавная героиня, Нери, не может читать и писать, потому что с другой планеты, а именно — Планеты Океанов. Также неграмотным является Мик Бёрн, из-за дислексии.

Мультсериалы

  • «Эй, Арнольд!» — Оскар Кокошка, взрослый мужик, не умеет читать и под давлением окружающих решает научиться (серия «Оскар не умеет читать?»). Скорее всего, дело в том, что Оскар — эмигрант из Восточной Европы и не учился писать на английском.
  • «Гаргульи» — как выяснилось в серии «Маяк в океане времён», среди Гаргульи читать не умеют Бродвей и Гудзон. Причём, если первый, являясь молодым лоботрясом, и не видел в чтении практической пользы, то второй, старый и мудрый вояка, очень стеснялся своей безграмотности и всячески её скрывал (что также не способствовало обучению). В конце эпизода Бродвей осознаёт важность чтения, а Гудзон понимает, что учиться новому не стыдно в любом возрасте.
  • «Маша и Медведь» — в шестой серии волки похищают Машу и оставляют Медведю лист с рисунком, должным означать «вернём назад Машу за $ 1500 баранью ногу холодильник с продуктами». Медведь только посмеялся над горе-похитителями и нарисовал им ответ «приму назад Машу за бочку мёда». Сам Медведь и читает, и пишет — в последующих сериях то кроссворды разгадывает, то Маше первого сентября «школу» организует.
    • Ключевой момент серии «Эх, прокачу!». Маша по доброте душевной сделала волкам реконструкцию их старого микроавтобуса, превратив «скорую помощь» в крутое такси. Заодно вручила инструкцию, дабы они управлять всей этой красотой научились. Да только эти «санитары леса» увидели в книге одни лишь «?», поэтому в первый же рейс раздолбали своё таксо обратно в шайтан-арбу.

Комиксы

  • «Гоблины: Жизнь их глазами» — воин Минимакс Непобедимый не умеет читать, потому что обменял навык чтения на +1 к попаданию.

Аниме и манга

  • Goblin Slayer — приключенцы, кроме магов и жрецов, могут не уметь читать и писать. Этот навык не является жизненно необходимым — служащие гильдии как раз и нужны, чтобы читать и объяснять, однако Копейщик в приквеле из гордости скрывает неграмотность, а Воин-новичок и Рукопашница решают научиться вместе. Убийца Гоблинов, кстати, грамотный — его обучила погибшая сестра.
  • Kill la Kill — Мако, ну а кто ж ещё. Её попытка прочитать вслух газетный заголовок выливается в нечто невразумительное — Мако пропускает иероглифы-кандзи. Потому что не знает их.
  • Neon Genesis Evangelion — Аска Лэнгли Сорью. На тормозах: не знает японской письменности, потому даже домашнее задание прочитать не может. Притом высшее образование есть, но росла она в Германии и японские иероглифы не учила.
  • Samurai Champloo — Мугэн (см. эпиграф) до определённого момента знает только одну букву хираганы, の/«но» (наиболее распространённый знак, вроде английского предлога принадлежности «of»). Оно и понятно — где бы рюкюсский пират в эпоху Эдо научился грамоте?
  • Sailor Moon — Усаги, и по-английски, и по-японски.
  • Satsuriku no Tenshi — Зак. Скажем так, его опекуны не слишком-то заботились о нормальном воспитании ребёнка.
  • Spice and Wolf — Холо делает вид что неграмотна, чтобы потроллить спутника (в арке с пиритом эта шутка вышла боком им обоим), но читать она умеет, хотя пишет очень плохо и поручает это Коулу или кому-то ещё.
    • В продолжении появляется переписчик, который не умеет читать. Вполне реальный факт: до изобретения печати такие встречались, и даже ценились: не будет отвлекаться на содержание текста, который переписывает, и не прочитает того, что ему знать не нужно. Но придётся смириться с тем, что будет копировать и ошибки исходного текста.

Настольные игры

  • Dungeons & Dragons — класс «Варвар» предполагает, что персонаж не обучен ни чтению, ни письму. Можно взять с повышением левела, но с каким-то обоснованием, хотя обычно это нерационально.
  • Warhammer Fantasy Battles — все огры совершенно безграмотны, у этой расы вообще отсутствует письменность. Вся история огров передаётся либо устно, либо через их примитивные рисунки.
  • «Эра Водолея», вторая редакция — персонаж с Образованием, равным нулю, неграмотен.

Видеоигры

  • Drakengard 3 — главная героиня Зеро до 16 лет не умела ни читать, ни писать, что неудивительно для юной проститутки эпохи постапокалипсиса. Научилась этому у своего любовника после побега с предварительной массовой резнёй из борделя.
  • Fallout: New Vegas — Кристин Ройс из Братства Стали, попав в плен к безумным учёным, после изуверской операции на мозге лишилась способности читать и писать, а после другой операции — ещё и голоса, так что на момент встречи с Курьером общаться может только жестами. Что любопытно, способность воспринимать написанные цифры и считать осталась незатронутой. Позже голос к ней возвращается, но дислексия так и остаётся.
  • Honkai: Star Rail — Наташа с горем пополам смогла научить Зеле читать. Но вот писать Зеле не может — заявку в краеведческий музей за неё пишет Первопроходец.
  • Syberia — технический гений-савант Ганс Форальберг, чей мозг пострадал от тяжёлой травмы в детстве, до самой старости так и не научился читать и писать: когда ему приходили письма от его горячо любимой сестры Анны, он просил кого-то прочесть их для него.

Реальная жизнь

  • Не совсем троп, но где-то рядом: Анна Ахматова до 14 лет не умела узнавать время по часам (о чём упоминал Лев Горнунг в своих воспоминаниях).
    • Прежде чем смеяться над Анной Андреевной: попробуйте объяснить значение положения стрелок современным детям, привыкшим к цифровой индикации — получится, но понервничать придётся и вам, и ребёнку (особенно если надо будет сопоставить что-нибудь типа «семь вечера» и «19 часов 58 минут»). Да сейчас и взрослому, привыкшему к часам на экране электронного прибора (включая электронные часы на запястье), может потребоваться несколько секунд, чтобы вспомнить, что значит: «Маленькая стрелка сюда, большая туда». Увы, стрелочные механические часы постепенно становятся статусным предметом, а не повседневной необходимостью — и уже твои внуки, читатель, рискуют забыть этот навык.

Примечания

  1. Возможно, что он читать и писать умеет, и дорожный камень был написан на татарском или другом языке.
  2. Несколько сот лет назад Халисун, измученный великой засухой и голодом, завоевал соседний Саккарем — просто чтобы выжить: родина просто не могла прокормить своё население. Саккаремцы же потом долго терпели оккупантов («Триста лет мы покорно терпели бичи, триста лет мы украдкой точили мечи») — но в итоге восстали, отвоевали свободу и стали могущественнее бывших поработителей. Хотя с тех времён прошёл не один век, взаимная «любовь» между двумя народами никуда не делась.
  3. Тут изрядная отсылка для тех, кто лично знаком с Громыко: в религии этого мира благую богиню, творящую добро людям, зовут Хольга, а вот её беспутного супруга-бога, вечно сбивающего людей с панталыку, но иногда полезного, зовут Саший. Надо ли уточнять, что саму писательницу зовут Ольга, а её мужа — Александр?
Внешние ссылки
TV Tropes Never Learned to Read