Картонная сильноженщина

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
ВК.pngНа вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. Этот троп необъективен и зависит от восприятия и взглядов аудитории. Пожалуйста, размещайте его только в подразделе «Вкусовщина».
Sklifosovsky.jpgВкратце
Мэри Сью от мира феминизма.
« Она сильная искусственно, а женского пола она случайно. Женоненавистники в шоке. »
— Badcomedian иронизирует над тропом в обзоре на «Терминатор: Тёмные судьбы»
Для полного соответствия предмету статьи героиня этой пародии на знаменитую иллюстрацию Фразетты, пожалуй, слишком фансервисна, но внутреннюю суть тропа демонстрирует полностью

Не стоит думать, что всю историю человечества геройство и сила оставались за мужским полом. Даже столь жестокие и патриархальные народы, как древние индоевропейцы, протояпонцы и их потомки, совместно создали архетип амазонок — славянские поляницы, германские щитоносицы, японские онна-бугэйся и куноити, греческие, собственно, амазонки (вдохновлённые, вероятно, скифо-сарматскими воительницами) и воинственные богини от Афины и Морриган до Кали-Дурги тому подтверждение. Позже и в фольклоре, и в реальности были свои Боудикки и Либуше, Алиеноры Аквитанские и Матильды Тосканские. Так что утверждать, что во все времена в искусстве роль женщины была ограничена ролями «дева в беде», «верная возлюбленная главного героя», «коварная соблазнительница» и «добродетельная мать семейства» совершенно неверно. В век эмансипации и победившего феминизма спрос на образ сильной женщины меньше никак не стал, поэтому сильные и крутые героини быстро разошлись по страницам книг и комиксов и экранам телевизоров и компьютеров. Ну и так уж случилось, что с определённого момента оный феминизм стал конъюнктурным трендом, и «сильных и независимых» стали добавлять в произведения откровенно по разнарядке — не потому, что так надо с точки зрения художественного замысла, а «шоб було пофеминистичнее». Разумеется, значительная часть подобных героинь вышла весьма неудачной. Некоторые из них оказались представительницами всё тех же традиционных типажей, просто завёрнутых в воинственную атрибутику — получился типаж «псевдо-бой-бабы», которая вроде бы и сильна, и крута, но только в самом сюжете это откровенно заявленная характеристика и большую часть времени за героиню её работу делают представители противоположного пола.

Но некоторые творцы, скажем так, ударяются в другую крайность. Вместо сильных и хорошо прописанных героинь из под их пера выходят картонные сильноженщины — насквозь ходульные и неубедительные образы, вместо восхищения вызывающие испанский стыд и заслуженные обвинения создателей в творческом бессилии.

Основные черты

Вовсе не обязательно в наличии будут все пункты разом, но что-то из этого списка точно будет очень ярко выражено. Итак, основные отличия сильноженщины от нормальной крутой героини:

  • Карикатурная мизандрия персонажа. Традиционная героиня по мнению МТА только и думает, что о возможности оказаться с правильным мужиком, поэтому его сильная и независимая обязана быть ходульной мужененавистницей, которой все эти мужики поперёк горла! Пишем про бой-бабу? Пусть она будет агрессивной феминисткой, бьющей между ног любого мужского персонажа при любом своём недовольстве и совершенно без повода! В центре внимания — коварная женщина-вамп? Разумеется, она должна быть высокомерной стервой, считающей мужчин поголовно козлами, придурками и похотливцами, которыми можно легко манипулировать! Героиня — плюс-минус обычная женщина? Её непременно надо сделать истеричной невротичкой с обидами на страшный и ужасный патриархальный мир! В результате получается такой же сексистский образ движимой ресентиментом героини, чья основная характеристика по-прежнему вращается вокруг её отношений с противоположным полом.
  • Карикатурная мизандрия сеттинга. Традиционных героинь и псевдо-бой-баб постоянно затмевают сильные и яркие персонажи-мужчины? А давайте сделаем всех мужиков дураками, слабаками, слюнтяями и высокомерными шовинистами, чтобы наша сильноженщина могла сиять на их фоне! Вот крутой гипермаскулинный герой вроде рыцаря, суперагента или летчика-аса? Пусть он будет самоуверенным придурком-сексистом, который сначала отметёт полезное предложение нашей сильноженщины, а потом так погорит, что ей же придётся его спасать! Вот неуверенный в себе антигерой или молодой герой в начале своего пути? Сильноженщина будет единственным человеком, который пинками и подзатыльниками не будет давать ему скатиться в откровенного депрессивного страдальца! Могучий и опасный злодей? Против сильноженщины он покажет себя как слабак и ничтожество. И так далее. В особо тяжёлых случаях в элементы ущербного окружения блистательной сильноженщины начинают превращаться персонажи, до её появления в сюжете бывшие по-настоящему крутыми.
  • Карикатурная мизандрия сюжета. История сильноженщины — это история её постоянного противостояния ужасному патриархату в целом и злобным, мелочным, токсичным и унижающим её женское достоинство мужикам в частности. Отец сильноженщины — тиран, парень — манипулятор и сволочь, наставник — сексуальный хищник, коллеги — тупые шовинисты, работодатель — нахальный мужлан, одна сильноженщина умная в белом пальто стоит красивая. Весь сюжет она будет бодаться с сильными мужиками и строить слабых.
  • Гипертрофированные способности, достоинства, сюжетная важность без вменяемых предпосылок. В клинических случаях в самом сюжете сильноженщина ни впечатляющих способностей, ни особенных достоинств не демонстрирует, но творцы все равно упорно делают вид, что её надо воспринимать как сильную и героичную.
  • Не обязательна, но желательна для полноты картины нарочитая брутальность персонажа. Феминистки ворчат, что крутая и красивая бой-баба — это просто проекция мужских фантазий на экран/страницы произведения, созданная без оглядки на женскую аудиторию? Нужно срочно сделать сильноженщину карикатурно брутальной! Стрижка — «под мальчика», «под машинку» или нечто хипстерское и непременно кислотных цветов! Фигура — такая, чтобы со спины легко было с мужиком перепутать! Манеры — уровня «матерится, как сапожник на светском рауте». Ну и пусть одевается в нечто в диапазоне от «спецовка грузчика» до «мешок из-под картошки» (и отнюдь не так, как Мэрилин Монро!) и пьёт и дымит не хуже сантехника на перекуре! Татухи, пирсинг и шрамы добавить по вкусу. И на мужском-то персонаже сочетание подобных черт смотрелось бы весьма комично, попытки же сделать из женщины большего мужика, чем сами мужики, ничего, кроме фэйспалма, не вызывает.
    • Если персонажиня не нарочито брутальна, то возможна другая крайность — облик инфантильной девочки-подростка с розовыми волосами. Соответствующее поведение прилагается. Что не мешает, однако, брутальным военным и безбашенным бандитам относиться к персонажессе с почтением, граничащим с благоговением.
  • Диктуемые актуальною методичкою Партии черты внешности персонажа совершенно лютым образом насилуют законы сеттинга и логики вообще. Чтобы обеспечить предыдущий пункт, например, ей могут нарисовать такую мускулатуру, какую не каждый мужчина-бодибилдер без стероидов накачает, даже если сеттинг — навозные века или развитой постапокалипсис. Если Партия спускает вниз темник о репрезентации людей plus plus size, в этих же сеттингах спокойно могут начать бегать трёхсотфунтовые дамочки. Про цвет кожи не будем даже начинать, ибо официальная расовая теория Викитропов пока ещё соборно не принята.
  • В адаптациях — неуместное раздувание роли. Нужно адаптировать произведение, в котором женские персонажи по мнению конъюнктурщиков недостаточно сильные и крутые (читай — не дотягивают до уровня сильноженщин)? Не беда: выведем на первый план второстепенную героиню или вообще введём новую из ниоткуда, нередко ещё и выкинув канонического мужского персонажа, и дадим нашей сильноженщине его канонические реплики и сцены, даже если получается карикатура на сюжет, а не удачная сценарная находка.

В итоге легко заметно, что сильноженщина — это просто-напросто Мэри Сью, завернутая в феминистическую атрибутику. Она умна, сильна, крута, компетентна, побеждает врагов, разрешает конфликты и важна для сюжета просто потому, что она сильноженщина. Как и всякой Мэри Сью, сильноженщине не нужны развитие персонажа, прописанный характер и внятная мотивация, потому что, по мнению нерадивых творцов, всё это можно безболезненно заменить на мантру «онажеженщина». Соответственно, подобные героини (или уже впору говорить «персонажки»? «персонажини»? «персонажессы»?) вызывают у аудитории лишь раздражение, только усиливающееся благодаря неуемной политизированности данного типажа, позволяющей любое недовольство им списать на сексизм оной аудитории. Что лишь повышает шансы данного персонажа стать ненавистным.

Среда обитания

Мифология

  • Омфала — лидийская царица, выкупила продавшего себя за убийство боевого товарища на три (по другим данным даже семь) года в рабство Геракла. Она всячески над ним издевалась — заставляла его носить женскую одежду, делать женскую работу и спать на женской половине дворца. При этом она носила его шкуру немедийского льва и боевую дубину, что заставляет предполагать, что она не была физически слабой.

Литература

  • «Атлант расправил плечи» А. Рэнд. С учётом того, что авторша взяла на себя описание явно непосильных для её понимания техники, механики и промышленности, то заглавная «гениальная железнодорожная магнатша» Дагни Таггерт выглядит самодурной сьюхой в мире, где без её «гениальных» подсказок даже железнодорожные стрелки не могут перевести вовремя и правильно.
    • Собственно её явление читателям. Поезд остановился, потому что сломанный семафор не показывает, прошёл ли впереди идущий поезд следующий участок пути, и целый заместитель директора железнодорожной компании мужественно берёт на себя ответственность и приказывает машинисту ехать вперёд на малой скорости, позволяющей остановиться в случае чего. Вопрос: почему нельзя было просто прописать это в должностной инструкции машиниста?
  • «Песнь Льда и Огня» Дж. Мартина — в сеттинге вполне хватает нормально прописанных сильных женщин, но отдельные шпильки есть. Например Малацца — молодая богатая работорговка из Юнкая, сама по себе она просто жирная и разнеженная девица с армией проститутов и культуристов в доспехах с золочённой и похабной гравировкой. Но в целом не в духе Мартина подавать материал столь прямолинейно. Если кратко: Дед провел мысленный эксперимент с помещением, ставшего уже ходульным, образа «Смазливая и языкастая хабалка с большой дубиной» в условно-реалистичный мир темного фэнтези. У Кошмартина рулят не дубина и амплитуда ее махания, а количество дубинщиков в отряде, их лояльность и грамотность применения. Тут нет тупых эНПиСи млеющих от смазливой мордашки и баллов харизмы, но зато одним движением руки самого обычного быдлана Арата Красивый становится Аратой Горбатым:
    • Арья Старк — ее дорога приключений закончилась в школе ассасинов, совершенно недобрых и ни капельки не благородных.
    • Аша Грейджой — ну положим на пиратскую капитаншу-нимфоманку наработала, но попытка подняться повыше чуть не закончилась тем, что она не стала самой любимой племянницей дядюшки Эурона (он убивал и насиловал своих братьев, в детстве, в своем).
    • Милашка Мэрис (фамилия не указана, но, возможно, Йю) — по происхождению знатная дворянка из Вестероса, начинала свою дорогу приключений как мятежная и прекрасная леди-воительница, а закончила искалеченной душевно и телесно садисткой и убийцей.

Кино

  • «Воздушный бой» (Shadow in the Cloud) 2020 — главная героиня Мод Гарретт. На протяжении всего подвергается унижениям злых мужчин, членов экипажа самолёта, но при этом обладает хромированной сюжетной бронёй, лихо подстреливает японских камикадзе из пулемёта, а в конце голыми руками избивает гремлина — существо, способное гнуть лапами рельсы. Что ей мешало так же поступить с мужем-абьюзером, о котором она рассказывала и из-за которого ушла на войну, известно одной лишь сценаристке.
  • «Звёздные войны» — Рэй. Тут, пожалуй, полный набор характерных для данного типажа штампов в сочетании с запущенным случаем мэрисьюшности. А именно — сочетание отсутствия какого либо характера и мотивации действий с унылой непобедимостью и безграничными талантами, когда пустынная мусорщица способна управлять любым видом транспорта, говорить на языке дроидов и вуки, разбираться в «Тысячелетнем Соколе» лучше Хана, без всяких тренировок может обладать Силой и, впервые взяв в руки световой меч, одолеть пусть и раненого, но опытного джедая-ренегата, потом победить самого Люка Скайуокера, а после и вовсе сохранять баланс Силы, не переходя на Тёмную Сторону, несмотря на свою вспыльчивость. Дополнительные очки за то, что попытка возвысить эту персонажку шла за счёт сюжетного унижения других — Кайло «Позор Темной Стороны» Рен итак уже давно мем, но Люка Скайуокера выставили трусливым мерзавчиком убивающим исподтишка детей и сбегающим от любых трудностей. И как вишенка на торте — присвоение Рей себе фамилии Скайуокер, достойное деяние клоновнучки Палпатина, в честь каноничного джедая-предателя и новоканоничного джедая труса и дезертира. Фактически — эталон типажа.
    • Капитан Фазма. Хорошо, её играет та же актриса, что и Бриенну Тарт в «Игре Престолов». Она носит крутую хромированную броню и командует штурмовиками. А что она конкретно сделала за все три фильма? Огребла от Финна, а после была убита. Создатели даже вырезали сцену, где она круто расстреливает отряд солдат от бедра.
    • Вице-адмирал Эмилин Холдо. Настолько вписывается в типаж, что выглядит едва ли не карикатурой на него. По какой-то неведомой причине держит от подчинённых в тайне свой план, тем самым откровенно провоцируя среди них бунт, но по воле сценаристов план срабатывает, причём с вероятностью «один раз на миллион», а По, которому она не желала его раскрывать, выглядит мужланом, который был во всём не прав. Ну и в качестве вишенки на торте, красит волосы в фиолетовый цвет. Особенно примечательно здесь то, что впервые она появилась в романе Клаудии Грей «Лея, принцесса Альдераана», где описаны их с Леей подростковые годы, и вот там она была действительно интересной героиней, сильно напоминающей Луну Лавгуд из «Гарри Поттера»[1]. Поначалу её и в фильме хотели сделать ближе к этому образу, но потом за дело взялись гениальный режиссёр и талантливый сценарист, и вышло то, что вышло.
  • «Мулан» 2020 г. — собственно, сама Хуа Мулань. Зачем ей, как в мультфильме, правдоподобный характер, развитие персонажа, лишения и невзгоды, трудный путь становления героиней, искренние чувства по отношению к своему командиру? Пусть лучше она будет Рэй на минималках, у которой с рождения большой уровень Силы, ой, простите, энергии Ци, поэтому она всё может и умеет сразу. Ну и, разумеется, никакой любовной линии.
  • «Обитель зла» — «Элис? А кто такая Элис?» © Тут фанатам Resident Evil и простым зрителям подложил жирную свинью Пол Андерсон — создатель кинофраншизы, а также продюсер, сценарист и (не во всех фильмах) режиссёр. Души не чая в Милле Йовович, он отвалил её героине вагон достоинств, умений и экранного времени. Сильная Женщина Элис — прыгучая, неубиваемая и раздающая пендали любому количеству монстров — более-менее похожа на живого человека с эмоциями только в самой первой части. Уже в сиквеле она нахально распихивает героев канона, приключавшихся в Раккун-сити, и поднимает уровень крутизны. Но настоящий абзац начинается с конца второй части и продолжается в третьей — где у протагонистки пробуждаются сверхспособности, и она перестаёт скрывать свою мэрисьюшность. Рафинированная сильноженщина в одиночку двигает сюжет всех последующих частей и волоком тащит за собой остальных персонажей — как мужчин, так и женщин. Сказать, что мир «Обители» вертится вокруг Элис — преуменьшение её «заслуг». Мир превращается во взбесившуюся карусель, где главная героиня незыблема до конца, а оставленных на периферии героев зачастую сливают или просто выбрасывают к чёртовой бабушке.
  • «Охотницы за приведениями» — заглавная четвёрка побеждает исключительно потому, что интеллект всех остальных находится на уровне плинтуса.
  • «Терминатор: Тёмные судьбы» — главная героиня Дани Рамос и новый лидер сопротивления. Её весь фильм упорно пытаются выставить как истинного лидера сопротивления и замену Джона Коннора. Однако даже самый непритязательный зритель вряд ли поверит, что этот мексиканский гном способен хоть кого-то повести за собой. Тем более, что помимо не фактурной внешности, на протяжении всего фильма она не демонстрирует ни лидерских, ни тактических навыков, но при этом каким-то образом может напинать человеку, который в два раза больше неё. Ну и её попытки душить совершенного терминатора отлично демонстрируют её интеллект.
    • Её защитница Грейс тоже, несмотря на то, что с точки зрения характера её можно назвать самым живым и проработанным персонажем фильма. Каким-то неведомым образом, в постапокалиптическом будущем ей дали кибернетическое тело и отправили в прошлое защищать Дани. И, разумеется, она будет отнимать у себя исключительно мужскую одежду и заявлять докторам, которые хотели осмотреть её в концентрационном центре для мигрантов, что не давала разрешение трогать себя.
    • Бедную старушку Сару Коннор в данном фильме тоже скатили до представительницы этого типажа. В первом «Терминаторе» она очень правдоподобно отыгрывала роль испуганной жертвы, во второй части отлично расписан её путь становления сильной женщиной, в данной же части она превратилась в карикатуру на саму себя. В свои 65 лет она умудряется раз в год убивать по терминатору, хотя напомним, что в первой части Кайл Риз, человек, которого учили сражаться с терминаторами с рождения, лишь ценой своей жизни смог повредить одного. Ну и стоит ли упоминать, что Сара в её возрасте может спокойно напинать человеку, который в два или три раза моложе неё, причём не обычному прохожему, а военному?
  • «Терминатор 3: Восстание машин» — Кейт Брюстер, тут конечно ещё не доходит до такого шаржа, как в «Тёмных судьбах», но далеко не всем понравилось то, что из персонажа Джона Коннора сделали откровенного бича и полное дерьмо, но даже на этом фоне из Кейт не вышло яркого и убедительного персонажа…
  • «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн» — титульная (анти)героиня измывалась над мужиками, пользуясь тем, что они боялись мести со стороны Джокера, а когда тот буквально выставил её за дверь, быстро собрала вокруг себя толпу «обиженок». Но даже так несколько раз не огребла насмерть исключительно силой авторского произвола.
  • «Хоббит» П. Джексона — Тауриэль. Актёрскую игру Эванджелин Лилли сложно назвать плохой, но проблема в конъюнктуре — в чисто мужскую компанию оригинального «Хоббита» потребовали непременно включить любовную линию и женского персонажа, чему даже съёмочная группа была никак не рада. По итогам творческого штурма таки появилась Тауриэль, взявшая на себя роль ничем особым не отметившегося в книге капитана Трандуиловой стражи. Повторить успех по-настоящему сильных образов толкиновских воительниц у Джексона, впрочем, не вышло, и на выходе получилась именно что шаблонная сильноженщина, которая и лично в первых рядах мочит пауков, и водит блудных гнумов по камерам, и всегда может бросить свой пост, чтобы спасать беглых зеков, при всём этом одновременно являясь любовью аж целого местного принца. То, что из неё попытались сделать эдакого «Леголаса в юбке», тоже не добавило героине народной любви: во-первых, это лишний раз педалировало её неуместность, во-вторых, в фильме и так был оригинальный Леголас, и Тауриэль по сути дублировала его роль. Ну был же у пати охотников на драконов драконье золото отдых на хате у агента Смита в Ривенделле с поющими эльфами, что мешало вводить неканонических эльфиек там?

Телесериалы

  • Американская история ужасов. Культ (7 сезон) — Элли Мейфэр-Ричардс поначалу подаётся как эталонная «снежинка», у которой фобия на фобии сидит и фобией погоняет. Но в критический момент она за кадром (типа 2 недели в дурке вдруг помогли, ага) моментом преобразуется в расчётливую записную интриганку, которая в лучших традициях инагента Понасенкова переигрывает и уничтожает Главного Гада (сначала морально, а потом и физически).
  • «Властелин колец: Кольца власти» — в данный троп превратили Галадриэль. При том, что у Толкина она действительно была интересным сильным женским персонажем: отважной воительницей и могучей чародейкой, а паче того — умной и властной женщиной и одной из тех немногих, кто пережил практически всех своих соотечественников в Средиземье. В сериале шоураннеры низвели ее до ходульной бронегопницы, которая воевать с мечом и на коне конечно любит, но не очень-то умеет, и которую никто не понимает и не хочет слушать, наделив её при этом картонной эмоциональностью. При том, что в каноне Артанис была пусть и не без недостатков, но едва ли не самой разумной и дальновидной из всей нолдорской знати, ушедшей в Средиземье. Так что органичнее ее было изобразить излишне хитрожопой интриганткой, несколько раз перехитрившую саму себя[2], чем тупой «Бронепринцессой» с заточкой наперевес.
  • «Игра Престолов» — у Мартина много прекрасно прописанных и сильных женских персонажей, кои и так были любимы в массах, но даже пока книжный материал был в обилии, сценаристы позволяли себе вольностей:
    • Бриенна Тарт — в книге прекрасно показано, как трудно быть неженственной женщиной при патриархальном строе и как даже мужественной (во всех смыслах) сложновато стать рыцарем. Книжная Бриенна вызывала уважение своей стойкостью и непреклонностью в своих целях, она целиком восприняла образ жизни рыцаря: не только скакала на коне в тяжёлых доспехах, но и чтила рыцарский кодекс, как никто другой (разве что Дункан Высокий был таким же искренним и честным). В сериале же деградировала до самодурной и тупой генеральши, которая чуть ли не плевком в лицо отправила своего старого боевого товарища в шеренгу пятым слева в шестой ряд.
    • Талиса Мейгир — введена вместо полуэпизодической и робкой канонической Джейн Вестерлинг, мыслилась как более бойкий и интересный персонаж, но вызывала постоянное «рука-лицо» своей инородностью прописанному сеттингу. На данную персонажессу накручен вяленький обоснуй: она из Волантиса, Волантис — республика. Да. Но — аристократическая республика, гражданам которой совершенно чужды современные нам нравы!
    • Санса Старк — для того, чтобы показать её рост как персонажа и политика, записного интригана Петира Бейлиша пришлось выставлять откровенным гадом, выдавшим по каким-то не раскрытым толком в сюжете причинам свою возлюбленную в жены полному чудовищу и садистичным дураком-интриганом с разводками уровня подготовительной группы детсада. Бонус — в оригинале Санса была совсем молодой девушкой, и игравшая её Софи Тёрнер на заявленный возраст не выглядела — в итоге, чем дальше двигался сюжет, тем больше оригинальные реплики Сансы в её исполнении выглядели местами неуместно.
    • Песчаные Змейки. В книгах дочери Оберина Мартелла — это дружная банда девочек, хоть и порывистых и скорых на расправу, но всё же твёрдых в своих принципах, и коих их дядьке и дорнийскому князю Дорану вроде удалось угомонить, показав им, что в политических гамбитах спешка вредна. Плюс все они, пусть и являются сильными женщинами, свою силу проявляют по-разному, и воительницы Обара и Элия не похожи на тихую убийцу Нимерию, а та — на убедительно изображающую из себя невинного ангелочка интриганку Тиену и интеллектуалку Сареллу. А вот их сериальные инкарнации — кровавые беспредельщицы и бессмысленные путчистки, в последних сезонах без ясных на то сюжетных оснований убившие своего дядю и двоюродного брата — законных правителя и наследника Дорна. В сеттинге оригинала они, будучи незаконнорожденными, только развязали бы этим гражданскую войну, в которой, вероятнее всего, быстро бы сгинули сами. Колоритные книжные образы тоже слиты и заменены на невнятных бой-бабу с копьём, бой-бабу с кнутом и бой-бабу с ножами, которых несложно перепутать друг с другом.
  • The Witcher от Netflix — аналогично «ПЛиО» в первоисточнике более чем хватало прекрасно раскрытых сильных женских персонажей, попытка же горе-адаптаторов их «улучшить» закономерно привела к их вырождению в картонных сильноженщин:
    • Йеннифэр из Венгерберга оказалась жертвой излишней креативности создателей, захотевших дать героине предысторию для лучшего раскрытия её образа. Что же, в этой самой предыстории она вполне раскрылась как буйная и психически неустойчивая и непостоянная в своих желаниях истеричка, совершенно не похожая на рассудительную и хладнокровную фам-фаталь из книг. Даже с учётом того, что в книгах у Йеннифэр в прошлом бывало… всякое[3] — «сейчас» (то есть в момент, когда происходит действие) ей уже под сотню (хотя и выглядит она лет на 25), её жизнь изрядно пожевала и выплюнула — и истерить она совершенно не склонна[4]. Сериальной же вдобавок ещё и приписали откровенно сьюшные сверхсилы — фехтует на равных с Геральтом и колдует покруче даже книжного Вильгефорца, но образ это не спасает.
    • Ренфри-сорокопутка в книгах была пусть и глубоко отрицательной, но яркой и колоритной героиней, путь которой к злодейству был понятен и истории которой вполне можно было сопереживать (при её описанной биографии удивительно не то, что она стала безжалостной бандиткой — удивительно, почему она ещё сохраняет хоть какое-то здравомыслие, а не режет глотку за любой косой взгляд… как книжная Цири в бытность Фалькой, кстати). А вот Ренфри сериальная толком не раскрыта, выглядит слишком неуместной, неубедительной и инородной для сеттинга «Ведьмака» (от которого, справедливости ради, в этой адаптации тоже мало чего осталось).
    • Королева Калантэ. В оригинале она и в самом деле была интересным сильным женским персонажем: прожжённой и прагматичной интриганкой, которая при случае могла, впрочем, и показать себя как ведущая атаку в первых рядах воительница. В сериале из неё сделали венценосную гопницу, ведущую сверхагрессивную политику, вваливающуюся на пир в окровавленных латах, открыто хамящую своим политическим оппонентам и не выделяющуюся ни талантом к интригам, ни воинскими умениями.
    • Фрингилья Виго. Стараниями сценаристов в ней вообще не осталось ничего общего с книжным образом, кроме имени и факта службы нильфгаардскому престолу, и сериальная Фрингилья — это именно что стопроцентная, тройной отгонки картонная сильноженщина. В оригинале было ясное понимание того, что её образ жизни не для слабаков: она вступила в Ложу Чародеек, зная, что в империи Эмгыра нелояльные магики живут очень недолго и несчастливо и в случае раскрытия её ждёт верная смерть, и, немало рискуя, смогла предоставить Ложе ворох важной информации, добытой ей при императорском дворе. Ну и внешне книжная Фрингилья была эффектно выглядящей молодой женщиной, умело использовавшей свою привлекательность для достижения желаемого (пусть даже и с помощью новых подруг из Ложи, доказавших ей, что чародейка не обязана выглядеть как серая мышь — если даже её император от чародеек такого не требует). Сериальная же — чернокожая бабка-мраккультистка в балахоне фасона «мешок из-под картошки», лопочущая сектантский бред про «Белое Пламя» и копающаяся в кишках собственноручно зарезанных ей людей. По роли в сюжете — ходульный «назгул Тёмного Властелина» на службе Эмгыра. До кучи ещё зачем-то получила реплики, и по всей видимости, часть роли книжного Вильгефорца, в этой адаптации из непобедимого воина и великого мага превратившегося в средней руки колдуна, сливающего бой с обычным рыцарем.
  • «Колесо Времени» — история с последними сезонами «Игры Престолов» и «Ведьмаком» от Netflix повторилась и в данном сериале. При том, что многие и оригинальную серию книг называли самым феминистическим фэнтези всех времён, автор Роберт Джордан всё же не скатывался в радикализм, и у него было всё более-менее адекватно и логично. В адаптации же шоураннеры утопили педаль в пол в плане современной конъюнктуры. Но глубже всех педаль вдавливает мать главного героя Ранда Тигрейн Мантир. Конечно, она и в оригинале была Девой копья и родила сына во время битвы, после чего погибла. В сериале же данный момент показан просто максимально абсурдно. Тигрейн, будучи не просто на девятом месяце беременности, а буквально в нескольких мгновений от родов, умудряется посреди зимы в одиночку и без доспехов убить нескольких закованных в доспехи воинов, и лишь кинжал в бок останавливает её. Но даже при этом она смогла в одиночку родить здорового ребёнка. И это всё при том, что она даже не является представительницей народа айил, которые в книжном цикле поданы как сверхлюди в физическом плане.

Мультфильмы

  • Диснеевские принцессы последнего образца типа «Рапунцель» — «Холодное сердце», «Райя и последний дракон» и «Моана» получились настолько плохо отличимыми друг от друга, что даже лень их выносить в отдельные статьи. Попытка заменить архетипичного «юного героя, спасающего мир» на «юную героиню, спасающую мир» убедительной не смотрится, скорее вызывает «рука-лицо»: зритель вместо этого видит, как сьюхи с непонятной и плохо прописанной мотивацией куда-то рвутся чего-то спасать, но с отваленным сценаристами им интеллектом ясно — их самих в реальном мире пришлось бы спасать через сутки-другие, так что пришлось им вешать сюжетную броню толщиной с танковую либо отваливать мешок мэрисьюшности. Трагичность в первой паре раскрывается исключительно через их личные тараканы в голове и подонков-родителей, во второй паре — почти неотличимые любящие, но упоротые отцы, создающие на ровном месте конфликты, которые может разрешить только прожженная жизнью 14-15-16-летняя интеллектуалка, дальше околицы родной деревни не выходившая…
  • «Ведьмак: Кошмар волка» — Тетра. По сути, это местный аналог сериальной Йеннифэр. И магией отменно владеет, и из лука стреляет лучше Леголаса, и Весемира от смерти спасает. А вся её мотивация сводится к: «убить всех ведьмаков, неважно какой ценой».

Мультсериалы

  • «Харли Квинн» — Харли Квинн, правда с учётом общей стёбности мультсериала тут скорее тонкая и едкая насмешка над надоевшей всем «конъюнктурной сильноженщиной», первый сезон — ушедшая в свободное от Джокера плавание Харли с её бандой «солдат неудачи» получала от кого только ни попадя, а второй — Харли всех нагнула в самой сьюшной манере, какую только можно представить и это ещё на фоне впавшего в детство Бэтса и оказуалившегося Джокера.
  • Masters of the Universe Revelation — Тилла. Мало того, что её сделали главной героиней вместо Хи-Мэна, так ещё и превратили в сабж. В оригинале она была доброй и женственной героиней с лучезарной улыбкой. В перезапуске она стала накачанной плоскогрудой истеричкой с хипстероватой прической с выбритыми висками, которая возмущается тому, что Адам не рассказал ей о том, что он Хи-Мэн и погиб, хотя он, на секунду, пожертвовал собой ради своих друзей, в том числе и неё. Ну и разумеется, её напарницей будет точно такая же чернокожая девушка, с которой у неё, судя по намёкам, не только дружеские отношения.
  • «Аватар: Легенда о Корре» — собственно, заглавная героиня, аватар Корра. Попытка «гендерно уравновесить» успех сериала «про лысого мальчика из льдины» провалилась из-за плохо продуманного образа героини — получилась вспыльчивая и не слишком умная хабалка, да ещё со способностями плохо продуманной Сью — от рождения Аватары владели только своей «расовой» магией, а прочей — долго и упорно овладевали, а магией «противокласса» так вообще… Через кровь и слёзы Аанг из Воздушных Кочевников мучился с Землёй, а мудрый Року из Народа Огня — с магией Воды. А Корра? Водой, Землёй, Огнём овладела слёту и без обучения чуть ли не с горшка! Чисто для того, чтобы был пойти повод в Республиканский город и попаразитировать на памяти Аанга, ей было тяжко овладеть только магией Воздуха. Но чтобы её статус Сьюхи совсем уж не бесил, её в каждом сезоне постоянно «проигрывают» очередному всё более неубедительному и тупому злодею, а затем «побеждают» авторским произволом и приёму Deus ex machina. В финале сериала Корра высказывает всему миру свою обидку — дескать не цените, гады, трудов Аватара только-только спасшего мир от де-факто вызванных ею же бед и просравшего все воплощения всех Аватаров, и гордо ушла в Закат в Мир Духов с любовницей.
  • «Трансформеры» — фембот Виндблейд, «разнарядка» дошла и до мультиков про роботов… В большей мере претензии к её воплощению в «Трансформеры: Роботы под прикрытием» и «Войны гештальтов».
  • RWBY — Робин Хилл, не по уму энергичная и активная революционерка и робингудша из Атласа, которой над пламенным сердцем остро не хватает холодной головы. Мантлу и Атласу и без её выходок вполне хватало бед, недаром после того как она попала за решетку адекватность и эффективость действий её подруг по команде, вынужденых действовать самостоятельно, выросла на порядки. Но стоит ей отдать должное — отдых за решеткой определенно пошёл на пользу.

Аниме и манга

  • Claymore — Ундина, двойная субверсия. В манге, которая почти полностью посвящена девам-воительницам и где мало мужских персонажей, Ундина жутко комплексует из-за своего щуплого телосложения, поэтому с помощью силы ёма при других придаёт себе вид огромной накачанной бодибилдерши и возмущается, что ей не дают более высокий ранг.
  • Fairy Tail — Эльза Скарлетт даже в ранних томах манги не скатившейся ещё в бафос и неуместный фансервис выглядела как-то плоско, карикатурно и мэрисъюшно, но это сюжет особо не портило и выглядело скорее «авторской насмешкой», но в поздних томах резкое падение уровня манги и попытка сделать смешное эпическим превратили Эльзу в практически всеми ненавидимого персонажа.
    • Кагура — приблизительно то же самое, что Эрза, но без забавных черт, мелких слабостей и почти без фансервиса. Убийственно серьёзная и пафосная воительница с драматической историей и мечтой о мести. Помимо прочего, управляет единственной в своём роде феминистической чисто девчачьей гильдией.

Комиксы

Крепкая Баба во всей своей красе
  • Вселенная Marvel — учитывая нынешнюю политическую конъюнктуру, с каждым годом таких персонажей становится всё больше, либо в троп превращают старых. Но королевой типажа без сомнения является нынешняя Капитан Марвел с её мэрисьюшной унылой непобедимостью, бараньей наглостью и просто карикатурной неприязнью к мужчинам.
  • «Орда» — внутримировой пример-пародия: в подпольном кинотеатре в тоталитарной России 2040-х крутят серию американских фильмов о SJW-шной супергероине Крепкая Баба, которая является концентрированной представительницей предмета статьи: «Они притесняют права некрофилов! Это нужно остановить!»

Веб-комиксы

  • Oglaf — комикс стёбно-комедийный, и там немало именно таких вот карикатурных сильноженщин. Например одна из главных персонажей — Госпожа. В подсюжете «Подростковая литература» (выпуски 633—636) появляется предельно сьюшная, неубедительная и бессмысленно-жестокая принцесса Лилит. Авторы комикса Труди и Даг высмеивают в её лице многое — и специфический жанр подростковой антиутопии, и неубедительных «сильноженщин» оттуда.

Видеоигры

  • Battlefield V — тут тропом является героиня трейлера, ставшая практически интернет-мемом. А именно однорукая бой-баба, наравне с мужчинами лихо ваншотящая фрицев, в компании которой присутствует афроамериканец с катаной. У геймеров совершенно справедливо возник вопрос: мы точно будем играть в симулятор Второй мировой войны, а не пародийный развлекательный шутер, вроде Borderlands или Fortnite? В сюжетной же компании она не появлялась, зато в типаж вписались Астрид и Сольвейг, которые участвуют в операции по уничтожению объекта, производящего тяжёлую воду. Стоит ли упоминать, что в реальной жизни половая принадлежность участников этих событий была несколько другой? А добавить в игру, скажем, реальных советских женщин-солдат вроде снайперш Людмилы Павличенко или Розы Шаниной, видать, конъюнктура не позволяет.
    • Сюда же подходит и Зара Гуфран, протагонистка DLC «Ничто не предначертано» про Лоуренса Аравийского из игры, Battlefield 1, бедуинская воительница, ликвидировавшая по сюжету трёх османских офицеров. И вновь, вероятно, конъюнктура не позволяет добавить в игру реальную женщину-солдата, вроде Милунки Савич из Сербии.
  • Dead Island и Dead Island: Riptide. Парна, один из доступных для прохождения персонажей. Мало того, что сама её биография — доведённая до степени анекдота карикатура, сама она является обладателем уникального навыка, позволяющего наносить зомби-мальчикам больший урон, чем зомби-девочкам. Просто задумайтесь на секунду — это ж какие надо иметь свёрнутые в бутылку Клейна мозги, чтобы видеть в сгнивших трупах в первую очередь мужчин и женщин — и только потом, собственно, особо опасного монстра, одержимого желанием жрать живых, и да, тебя — в первую очередь! Неудивительно, что с выходом игры столь лубочный персонаж подвергнулся критике со стороны самих феминисток.
  • Final Fantasy XIII — главная героиня Лайтнинг. Стоит отметить, что сильных женских персонажей в серии всегда хватало, вплоть до того, что условно шестую и двенадцатую часть можно считать играми с главными женскими героинями. Особенно выделяются Юна из десятой части, которая готова была пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы люди жили спокойно всего лишь пять лет, и принцесса Ашелия из двенадцатой части, которая помимо того, что была бой-бабой, так ещё и обладала волевым характером и прекрасно осознавала свою ответственность перед страной и народом, которые пострадали в войне. Да и в шестой части отлично расписаны пути Терры Бранфорд и Селес в их стремлении измениться к лучшему и помочь окружающим. Лайтнинг получилась откровенно неудачной. От дизайна: традиционно для «Финалки» мужские герои — уточнённые и андрогинные бисёнэны, а женские — либо субтильные до воздушности (как Терра Бранфорд), либо — выраженно фигуристые (как Тифа Локхарт), попытка сделать Лайтнинг более рослой и атлетичной сделало её малоотличимой от мужских персонажей, а с розовыми волосами как у одного далеко не всеми любимого персонажа некоего сёнена она вообще стала выглядеть гибридом Клауда Страйфа и Сакуры. Попытка сделать персонаж сильным и независимым суровым и брутальным тоже получилась так себе и по ощущениям получилась нечуткая хамка.
  • Forspoken — вам охота сочувствовать чернокожей хабалке-преступнице, которая достаточно тупа, что не может в одну руку взять кота, а в другую — сумку с деньгами?! Это ещё присказка, дальше будет сказка в лице попаданства в магический мир с нелепо-карикатурным матриархатом и Избранной из гетто. Дополнительные очки за озвучку от Эллы Балински, которая таких картонных сильноженщин и играет.
  • Life is Strange — Хлоя Прайс на первый взгляд кажется тропом (синеволосая татуированная смелая бунтарка-мужененавистница), но если задуматься, то её можно счесть постироничной пародией на троп: она по ходу сюжета часто страдает от своих необдуманных поступков (спасает её только способность Максин отматывать назад время), сбежала из дома и была исключена из старшей школы, и в одном моменте даже прямо отвечает на реплику Макс о том, что нельзя винить всех прочих в своих проблемах: «Должна же я винить кого-то. В противном случае, это всё моя вина. Да пошло оно к чёрту!» («I gotta blame somebody. Otherwise, it’s all my fault. Fuck that!»)
  • LISA: the Joyful — внезапно годная деконструкция тропа в лице Бадди. Нам показывают и то, как последняя девочка на постапокалиптической Земле стала бессмысленно-кровожадным мегаломаньяком, и то, что её бзики больше всего навредили ей самой и единственному человеку, который её хотел защищать, и то, как нетривиально для девочки-подростка регулярно сражаться со взрослыми мужиками. Хотя и к Бадди можно предъявить претензию: её боевитость и кровожадность в Joyful — чистый реткон, в LISA: the Painful ничего подобного не было.
  • Middle-Earth: Shadow of War. Идриль, просто Идриль. С ходу получает бонусные очки за непрописанность — по ходу игры в кадре появляется всего несколько раз, но этого хватает, чтобы возненавидеть эту ходячую карикатуру на самостоятельную и личностно зрелую женщину до глубины души. С чего бы тут начать? Ну например с того, что её внешность не соответствует поведению от слова вообще — она выглядит как мелкая по росту несовершеннолетняя девочка. Озвучка только подливает масла в огонь — что эта изнеженная малолетка вообще делает на войне? И это капитан гондорцев, очень убедительно, ага. А ведь её папа — генерал Кастамир, командир крепости (впору пошутить о коррупции в славном Гондоре). При этом остальные капитаны — здоровые и ни разу не юные мужчины. Может она хотя бы ведёт себя соответственно, ну там бегает с луком и стреляет с дистанции, осмотрительно избегая ближнего боя? НЕТ! При самом первом появлении в игре это белокурое убожество с коротким мечом и без щита бросается с диким криком на целую толпу здоровенных орков в одиночку! Поблизости нет ни одного союзного солдата, нет даже лучников. Фейспалм. И если бы не игрок в лице Талиона, у неё не было бы и шанса, причём последнего даже не благодарят — мол, она бы и сама справилась. Далее, её отец, командир Минас-Итиля оказывается предателем и сливает крепость и палантир королю-чародею. Эта дура хотя бы попыталась остановить папку? Или может, она хотя бы в дальнейшем испытывает муки совести за предательство отца, которое привело к гибели множество гондорцев? Может, она хочет отомстить и её неадекватность хотя бы связана с местью? Нет, нет, и ещё раз нет. Затем игрок ещё несколько раз встречается с ней, когда она партизанит (сам процесс остаётся за кадром, другие персонажи НИ РАЗУ за всю игру ни о каких её успехах не сообщают) с отрядом гондорских солдат в Мордоре. Эта Сьюха не получила ни единой царапины, умудряется не терять людей и даже сама не попала в плен, хотя Талиону по сюжету неоднократно приходится выручать гондорцев, попавших в плен к оркам. Вишенка на этом торте из сценарного идиотизма — когда Баранор, спасенный в очередной раз Талионом, разумно говорит ей, что в Мордоре им не удержаться и оставаться здесь партизанить дальше — верная смерть, что надо уходить к своим — Идриль лишь в очередной раз толкает пафосную речь и гордо отклоняет его предложение. Итого — дочь предателя, которая только и делает, что толкает пафосные речи в кадре, не совершает за игру ровным счётом НИЧЕГО, пока эти мужики делают всю работу, у которой совершенно нет никаких рефлексий, у которой нет никаких достижений за плечами и никаких побед, но которую с какого-то хрена по воле левой пятки сценаристов даже другие персонажи считают «сильным воином». Даже чернокожий капитан гондорцев Баранор, также добавленный ради модной повестки, получился в разы более адекватным мужиком, и ни разу не Марти Сью (в частности, он и сам оказывается схвачен орками, и это несмотря на то, что он опытный воин). Что ещё более странно — в сеттинге игры уже есть штатная сильная-независимая в лице эльфийки Эльтариэль — личного ассасина самой Галадриэли, и вот она как раз таки прописана более-менее нормально — есть у неё и своя миссия, совершает она и ошибки, и пару раз терпит поражения, да и с Талионом она сотрудничает нормально, несмотря на всю свою эльфийскую заносчивость. Зачем здесь был нужен ещё и персонаж Идриль, реализованный максимально безобразным образом — решительно непонятно.
  • Pathfinder: Wrath of the Righteous — увы, по сравнению с первой частью, игра сильно в это скатилась: почти на всех руководящих постах похода (да с той стороны баррикад почти то же самое) женщины, каждая из которых подаётся как сильная личность и профессионал. Но при этом все они справляются со своими обязанностями из рук вон плохо (особенно досталось королеве), а самым популярным персонажем среди игроков стал Регилл, единственный адекватный командир, который с ними всеми сильно не в ладах.
  • Red Dead Redemption 2 — Сэди Адлер. Загибаем пальцы: 1) вообще единственная женщина-ковбой (в поп-культурном смысле — стрелок в шляпе и мужском ковбойском прикиде) в команде Датча, остальные там — проститутки, воровки или женщины бандитов; 2) круто стреляет и пачками крошит негодяев, хотя не имеет такого же опыта в перестрелках, как остальные боевые члены банды; 3) естественно, именно она спасет банду, когда Датч и его ближайшие подручные отсутствовали; 4) обычно желчный и язвительный Артур просто наполнен уважением к ней, одобряет её перевоплощение, выгораживает её перед грязными сексистами, потешается вместе с ней над письмом Пирсона, которого знает не в пример дольше, задорно говорит ей: «Напомни, чтобы я тебя не злил», когда она в очередной раз блещет силой и независимостью; 5) конечно же, эта Мэри Сью не погибает и не ловит пулю, переживая большую часть банды.
  • The Last of Us II — Эбби. Причём, даже если закрыть глаза на её непривлекательную внешность и огромное накачанное тело в сеттинге постапокалипсиса (для её модельки создатели не смогли даже найти атлетку, которая бы накачалась естественным путём, поэтому взяли стероидную). Так и с точки зрения характера она ничего не представляет, ибо всю её мотивацию можно описать лишь одержимостью чем либо. Вначале поиском убийцы своего отца, а затем защитой азиатского транса, ради которого будет укладывать в землю своих же бывших товарищей.
    • Главную героиню первой части Элли тоже превратили в типаж. В первой части она была весьма правдоподобным персонажем, которая как могла в свои юные годы выживала в мире зомби-апокалипсиса, во второй части её, разумеется, сделали лесбиянкой, говорит она лексиконом современной молодёжи, так ещё и прилепили весьма смутные черты характера, когда она рефлексирует во время пыток и убийства беременной женщины, что совсем не мешает ей в перерывах между этим укладывать в землю толпы людей, в том числе и женщин.
  • Uncharted 4: A Thief’s End — наёмница Надин Росс, командующая своей собственной частной военной компанией. Ибо вся роль в сюжете этой шрамированной негритянке сводится к тому, чтобы выписывать люлей главному герою Дрейку, так как победить её игроку не дают скрипты… Дальше — больше. Она — единственная, кто осознает, что охотиться за сокровищами — удел жадных белых грабителей, и именно что из-за жадности белых корабль и затонул, а она — цивилизованная такая и ей это не сдалось! Она ушла, оставив белых угнетателей сражаться друг с другом.
  • Wolfenstein: Youngblood — дочери Би-Джея. Если сам Блажкович в перезапуске и таймлайне победившего Рейха был трагическим героем, а победы порой давались ему очень нелегко, то юные борцуньи с нацизмом (по поведению — скорее попаданки из эпохи тик-тока) воспринимают всё происходящее вокруг как аттракцион, а сюжет им ещё и подыгрывает.
    • Wolfenstein: The New Colossus — троп начал пробиваться уже здесь. Вот крутая прокуренная негритянка строит всех на подлодке и в лицо говорит Блажковичу что-то вроде «да все вы, белые, по умолчанию нацисты» (а заслуженный антифашист Блажкович это почему-то терпит), а вот возлюбленная Би-Джея на поздних стадиях беременности зачем-то вызывается штурмовать нацистскую цитадель на пару с ним. И всё ради вырвиглазной сцены, где она с перекошенной рожей и голая по пояс уничтожает фрицев с двух рук, а спасаемый ею Блажкович лежит под ней и ничего не делает. М-да.

Примечания

  1. В частности, она увлекалась астрологией и медитацией, и в одной сцене, когда они с Леей возвращались со шпионской миссии, и их задержал имперский капитан, она умело закосила под дурочку-эзотеричку и тем самым спасла себе и подруге жизнь.
  2. Она не давала клятву резать всех за Сильмариллы, что избавило ее от совсем адового треша и невыполнимых клятв, но за нарушение повеления Валар все равно получила ссылку. Поспешая неспеша, попала в Альквалондэ уже ближе к концу резни и не замаралась лично в ней, но получила «улётный Трип» по Хэлкараксэ из-за того что Феанор не стал ждать отстающих. Пыталась отсидеться в Дориате и качнуть магию и очки расположения у королевы Мелиан, пока ее кузены геройствуют на осаде Ангбанда, но получила порку ремнем куда более проницательная колдунья ее саму расколола. А главная цель похода — стать Владычицей Морской завоевать себе королевство закончилась лагерем беженцев и лишь прибывшая подмога из-за Моря спасла ее от героической гибели от армии Темного Властелина на его защите. И лишь после того как поняла, что ее хитрые планы вечно идут по известному месту, она начала становится той Галадриэль, что народ знает.
  3. Во флэшбеке даже показана попытка юной Йеннифер покончить с собой, на что наставница ей спокойно объясняет: мол, дурочка, хорошо если б померла — а если бы просто распорола себе сухожилия и лишилась возможности колдовать скрюченной рукой, кому бы ты такая нужна была?
  4. Да достаточно вспомнить, что даже лишенная магии и при попытке её изнасилования могучим громилой Бонартом, она будучи женщиной хрупкого сложения умудрилась ранить его обычной вилкой