Фансервис

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Поставишь неполный титул оперного певца, и все пропало. Он обидится и вместо «Несчестьалмазоввкаменных» будет петь романсы Шумана. А этого публика ужас как не любит.

— Она любит «Не счесть алмазов в каменных», — говорят администраторы, задыхаясь. — Мы публику знаем.

И действительно, на всех сборных концертах поют песню индийского гостя. Даже если это вечер норвежской музыки. Даже если это спектакль, посвященный памяти Достоевского. Все равно. Администратор хватает толстенького тенора за атласную ревьеру и шепчет:

— Знаете, идеология и психология это, конечно, хорошо, но уж вы, пожалуйста, спойте им «вкаменных».
»
— Ильф и Петров "Несчестьалмазоввкаменных"
Действительно, почти полный.

Что есть фансервис? Кто-то считает им только панцушоты, внезапные хватания за груди, пляжные эпизоды и прочие тропы из мира этти. Другие источники, вроде Википедии оговариваются, что это понятие можно толковать шире.

Мы придерживаемся широкого подхода и именуем фансервисом те элементы произведения, которые введены, в силу того, что нравятся известной группе фанатов.

Здесь можно провести грань между «мягким» и «жестким» фансервисом.

«Мягкий» фансервис представляет собой элементы органические присущие произведению, но одновременно значимые для франшизы, в которую оно входит, или просто модные в существующую эпоху. Примером может послужить форма Звездного флота или общий вид рубки корабля в сериалах по «Звездному пути» или космические десантники и прочие болтеры для Warhammer 40K. Видов такого фансервиса можно насчитать несметное множество. Они вплетены в сеттинг (корабли федерации) или даже в сюжет (космические десантники) и зачастую заметны только для человека, знакомого с широким контекстом и историей создания произведения.

«Жесткий» фансервис в сюжет и сеттинг вовсе не вписан или вписан откровенно плохо. Его приемы обладают устойчивой штампованной формой и вводятся по всецело внешним по отношению к произведению причинам: прежде всего для эксплуатации устойчивых желаний какой-то части аудитории. Вследствие этого те эпизоды, где он появляется, часто выглядят механической вставкой в произведение. Примером могут служить те самые пляжные эпизоды: обычно это филлеры, в которых не происходит ничего важного для сюжета, но зато есть купальники.

Вследствие этого возможны произведения нацело построенные вокруг какого-то тропа «жесткого» фансервиса. Например, приятно ассоциировать себя с могучим персонажем. И вот мы имеем исэкаи категории Б, в которых весь сюжет вертится вокруг невыразимого, неповторимого и быстро достигаемого могущества персонажа. Такое произведение можно назвать фансервисным или эксплуатационным. Заметим, что уровень качества при этом будет различаться вне зависимости от степени эксплуатационости.

По отношению ко всему вышеописанному надо помнить, что тропы не зло. Плохо — это не когда фансервис, а когда скучно, аляповато или сомнительно по посылу. Помимо прочего, какие-то фансервисные тропы содержатся в почти любом произведении — без них оно рискует скатиться в ангстишку на тему «как страшно жить» (и, ах да, сама ангстишка может быть фансервисным тропом для любителей «реалистичности»).

Близкое понятие — Правило крутизны. Если троп яркие эмоции и впечатления, то нам в кайф отказаться на время от унылых логических рассуждений.

Противотроп — Зелен виноград.

Некоторые приемы мягкого фансервиса

С опорой на контекст

  • Характерные для франшизы типажи и сюжетные повороты (например, девушка Бонда).
  • Характерные символы и атрибуты (шапка Шерлока Холмса).
  • Знаковые персонажи из других франшиз (детектив, подозрительно похожий на Холмса, в «Патруле времени»).
  • Популярные песни в музыке к спектаклю, фильму или игре.
  • Упоминание популярных франшиз, свежих новостей околонаучного характера, событий из мира знаменитостей. Довольно безобидный вариант. Пример обильного использования тропа: телесериал «Теория Большого Взрыва». Не нравится олдовым нердам, так как их культуру мешают с гиковской.

С опорой на свойства самого произведения

Сюжет

  • Любые внятные сюжетные ходы и хорошо прописанные персонажи приятны аудитории и потому могут рассматриваться как фансервис. Список не приводим по причине безразмерности. Так как вкусы публики (и критерии внятности) меняются со временем, то такие проявления легко отследить по переделкам при адаптациях. (Так классицистические версии «Гамлета», «Отелло» и «Ромео и Джульетты» — драмы с благополучными для главных героев концовками.)
  • Приятные аудитории, но уместные уроки.

Обстановка

  • Зигзагом — всевозможные примеры описательского экстаза, будь то перечисление каждого винтика и пружинки снайперской винтовки, детальный разбор двигательной установки космического корабля или описание политической системы выдуманного государства (в запущенных случаях — с десятком подстрочных сносок на актуальные научные публикации). С одной стороны, при неумелом и чрезмерно обильном описательстве за «заклёпками» теряется фабула произведения, да и неискушенного читателя это отпугивает. С другой стороны, в узких кругах фанатов затронутых тем подобное внимание к деталям очень высоко ценят и зачастую только ради него и читают.
  • Всякого рода красивая экзотика, историческая или географическая.

Персонажи

  • Собственно, фансервис в узком смысле: персонажи модельной внешности, как женские, так и мужские. Связанные тропы, соответственно, Мисс Фансервис и Мистер Фансервис. В Японии, для которой особо характерно, и в связи с которой «фансервис» обычно и употребляют в этом смысле, есть термин этти. Однако зародился такой стиль не в Японии: как и многое в японской послевоенной культуре, он без стеснения взят и творчески переработан из американской массовой культуры 1930 — 50-х годов, когда даже в самых скучных и серьезных изданиях могли дать изображение на весь разворот с рисованной либо не очень красоткой, чтобы джентльмену было его удобно пришпилить на любую поверхность (откуда и название этого стиля pin-up, то есть «пришпилить»).
  • Романтические отношения, особенно внезапные и связанные с резкими поворотами сюжета.
  • Персонажи удобные для того, чтобы себя с ними ассоциировать (юнга Маша Сусанина в космоопере для подростков). Частные проявления — простые крутые смертные в командах супергероев, герои, которые решают проблемы не силой, а умом, хитростью, ловкостью, пронырливостью, или несиловыми магическими умениями в сеттингах, где характерны накачанные воины или спецназовцы.
  • Более слабый персонаж, берущий верх над более сильным.
  • Тайные крутые, которые в ходе сюжета проявляют свою крутизну положительным или отрицательным образом (мисс Марпл, Уолтер Уайт) или простые люди, которые по ходу сюжета становятся крутыми (см. Путь героя, Спокон, Был никем, стал героем, Был никем, стал кошмаром).
  • Собственно практически любые внятные человеческие отношения. Дружный коллектив. Вообще дружба. Хорошие семейные отношения: крепкая, гармоничная, не страдающая скандалами семья. (Одновременно урок, да, так тоже бывает.)
  • Высветление стороны, заявленной как сугубо злодейская фракция, если она вызывает зрительские симпатии. Это может происходить путем сознательного развития канона или ретконов (случай Империи в старом каноне «Звездных войн»: с каждой итерацией она последовательно становилась всё менее зверообразной). Либо непроизвольно: из-за невозможности создать симпатичного для аудитории персонажа при заявленном градусе угара (случай Империума из Warhammer 40K: заявлен он как гнилая и кровавая ксенофобская диктатура, но безумные бюрократы, любители экстерминировать всё, что не похоже на человека, и гнать имперских гвардейцев на убой полками остаются как-то за кадром, а кадре у нас будут, например, отнюдь не зверообразные Кайафас Каин и Эмберли Вейл, по мере накопления подобных сюжетов несколько светлеет и Империум в целом).

Малый типовой набор приемов «жесткого» фансервиса с приложением типов эксплуатационных произведений

ВК.pngНа вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. Этот троп необъективен и зависит от восприятия и взглядов аудитории. Пожалуйста, размещайте его только в подразделе «Вкусовщина».

По своей природе «жесткий» фансервис напоминает злого двойника мягкого. Его приемы в основе своей те же, но следование не логике произведения, а желанию угодить массовым желаниям аудитории превращает их в нечто чуждое остальному произведению и его миру и попросту неестественное. Обычными авторами таких приемов оказываются МТА разного разбора, пишущие только ради денег литературные негры и рекламщики, мало интересующиеся тем, что они рекламируют и продвигают, однако неестественность при этом получается разного уровня: от «малозаметных неестественных черт» до «полного абсурда». Кроме того, любые ошибки при применении мягкого фансервиса опасно «ожесточают» его. Так образщуется непрерывный переход от одного к другому, конечные точки которого, однако, различаются разительным образом: всякая романтика обычно приятна, но между «Ромео и Джульеттой» и «Мой гарем из 800 девушек носит меня на руках» есть существенная разница. В силу этого определение какого-то фансервиса как «жесткого» — часто, но не всегда вкусовщина.

Эксплуатирующие интерес к эротике и/или желание отношений

  • Сексплуатация: собственно эротический фансервис в своем наиболее привычном виде: нижнее белье крупным планом, как можно больше полуобнажённых, а то и вовсе обнаженных тел модельной внешности любой ценой, сцены с грубыми намеками на секс, а в тяжелых случаях (для которых во времена оны придумали грубый, но часто справедливый термин полупорнографическое произведение) и сам откровенно изображаемый секс в явном виде вне зависимости от тематики произведения и уместности в нем сцен такого рода. В Интернете явление иронично называют фапсервисом. Один из случаев, когда мягкий фансервис очень легко превратить в жесткий: достаточно просто не знать меры.
  • Романтика быстрого приготовления. Собственно быстрое и внезапное развитие отношений без каких-либо усилий со стороны самого ухажера, неприменимо с избранницей выдающихся достоинств (на посредственного героя внезапно и без его усилий свалилась идеальная жена — посредственный японский ромком — или на самую обычную девицу внезапно и без ее усилий свалился миллионер — худшие образцы дамского романа). Акцент тут скорее на романтику, чем на эротику, но может пересекаться с сексплуатацией, давая зачастую жесточайшие кадавры, персонажи которых мало похожи на людей.

Характерные эксплуатационные сеттинги:

  • Гаремник — Одновременные отношения главного героя с необыкновенным количеством красоток. В случае «самого обычного» главного героя выглядит по определению довольно смешно.

Эксплуатирующие желание почувствовать себя героем или авантюристом

  • Каноническая Сью — Плохо прописанные реализации избранного и пути героя: персонаж, как правило получает разом и без усилий или далеко за кадром огромное могущество и далее сюжет превращается в легкие победы над всеми врагами и получение огромного числа наград. В случае некоторого таланта у автора унылость такого сюжета может компенсироваться иными элементами истории (отношения между персонажами, расследования и проч.). В худшем же случае получается нечто уровня пародийных сиквелов «Жестокой галактики».
  • Групповая Сью — Принадлежность главного героя к особо выдающейся всепобеждающей общности, которой по самой ее сути положены всякого рода крутые способности и возможности без необходимости платить за это (от попаданцев в некоторых исэкаях до всякого рода «очень могущественной аристократии») и вообще без всяких обязанностей и ответственности.
  • Неубедительно равное противостояние — Протагонист простой, ничем не выделяющийся человек, но тем не менее спокойно справляется с опасностью, борьба с которой в реальной жизни требует профессиональных навыков и тренировок. Основное местожительство такого фансервиса ныне — «антиутопии» про борьбу подростков с тиранией.

Типические примеры таких эксплуатационных сеттингов и сюжетов этого круга:

  • Попаданцы. Альфа и омега этого класса тропов. В десятых годах XXI столетия — они просто-таки везде. В 99 % случаев это именно фансервисный троп, ибо человек из наших дней в иной эпохе или ином мире становится героем, обретает власть, плюс исполняется мечта коснуться чего-то недосягаемого (а если речь о великой эпохе, или сам герой делает её великой, пересекается с нижеописанным тропом «Государство X — стронг!»). Но изредка может и не иметь отношения к фансервису: просто автор решил прикинуть, что если бы наш человек попал туда-то, или просто использовал протагониста с понятным нам менталитетом в чуждом антураже.
  • Криминал. До распространения попаданцев нереалистичная литература о войнах бандитов и ментов занимала достойное место на полках вокзальных киосков.
  • Спецназ. Аналогично предыдущему.
  • Супергерои, получившие силу за так и прощаемые властью/народом, даже если в процессе спасения мира наворотили разрушений.
  • Клан Сью. Частный случай Групповой Сью с упором на родственные отношения. Не только сам герой является Сью, но и все домашние у него несказанно богаты, круты и уважаемы. Хороший пример — Скайуокеры-Соло из старой расширенной вселенной «Звездных войн» — многочисленный, обеспеченный и уважаемый клан борцов со злом и едва не центр вращения сеттинга.
  • Очень крутые злодейские родственники. Собственно темная версия предыдущего тропа. Герой — член клана тёмных властелинов или просто великолепных мерзавцев. Главный герой, как правило, белая овца, которая воюет с ними ради добра и света, но это не обязательно.
  • Школы магии, тайные общества, лиги вымышленного спорта, в которые может поступить каждый лоботряс и получить претстижный диплом, гарантирующий успех в жизни.
  • Подростковые антиутопии — Логика повествования обычно хромает, не менее часто минимум у одной из сторон конфликта нет внятной мотивации и идеологии.

Эксплуатирующие утомление от чужой успешности

  • Кандидат в Сью — плохо прописанный вариант тайного крутого: герой либо крут настолько явно, что неясно почему он неуспешен, либо (чаще) настолько зауряден, что неуспех явно логичен. Обычно после какого-то критического момента герой мгновенно (это существенно) превращается в Сью обычного вида. Типовой представитель — замученный дальневосточный служащий из типового исэкая или произведения про систему в реальном мире (собирающий гарем или вытирающий обо всех ноги немедленно после получения чита в зависимости от национальной принадлежности).

Типические примеры таких эксплуатационных сеттингов и сюжетов этого круга:

Эксплуатирующие проблемы социализации и противопоставление себя обществу

  • Отверженная Сью — Персонаж нелюбимый обществом за фенечки, но на деле такой благородный, умный и успешный, что отверженность смотрится несколько странно. Типовой подвид — криво прописанный Мистер Мрачные Штаны.
  • Маньякография — изображение всякого рода успешных маньяков и социопатов, упивающихся вседозволенностью и клишированным злодейством ради злодейства. Один из самых легко выполнимых тропов (возможно, что непроизвольно выполнимый легче сексплуатации): достаточно переборщить со смакованием ужасов в каком-то и так чернушном жанре вроде панк-фантастики или темного фэнтези. Почти вне конкуренции два азиатских изделия «Восхождение героя щита» и «Redo the Healer». Из западных авторов наиболее яркие примеры тропа дали персонажи вроде Мартина и Бэккера, хотя признанным классиком сабжа является, конечно, маркиз де Сад.

Эксплуатирующие мрачные стороны жизни и страдания

  • Чернуха — плохо прописанный гримдарк. Сеттинг состоящий из бытовых неудобств и гнусных обывателей, в котором положительные герои — поголовно анти-Сью, обреченные на поражение. Встречается, с одной стороны в тех же произведениях, что и маньякография, представляя ее оборотную сторону, с другой в дурных образцах социальной драмы (особенно когда автор повествует про плохо известный ему период).
  • Романтизация страданий — противотроп чернухи: перебор с гримлайтом. Изображение как приятных (или по меньшей мере терпимых) вещей, которые на деле совершенно невыносимы или попросту крайне опасны для жизни и здоровья. Как и чернуха, может сочетаться с маньякографией. Особо гнусную форму представляет в гибриде с романтикой быстрого приготовления: романы про счастливые отношения со всякого рода клиническими садистами и негодяями (самый известный — «50 оттенков серого»).
  • Подозрительное отсутствие страданий — еще одна разновидность перебора с гримлайтом. Отсутствие реальных проблем там, где они должны быть при заявленном сеттинге: например, постапокалипсис с рухнувшей экологией, где все хорошо питаются за счет вечных консервов.

Характерные эксплуатационные сеттинги:

  • Подозрительно благополучные сиротки. Собственно герой сирота, которого очень круто усыновили, поместили не в банальный детдом, а в Школу для особенных детей или очень удачно усыновили. Например, Скволл Леонхарт и его друзья из Final Fantasy VIII (он в конце всё-таки нашёл своего отца живым, но тот оказался не кем-то, а президентом могущественной державы и бывалым приключенцем). На тормозах, если все реалистичные проблемы у сиротки есть, но мистическим образом испаряются в самом начале сюжета: привет, Мио и Гарри Поттер.

Эксплуатирующие тягу к странному и необычному

  • Попсовая религиозность. Паладины в сияющих доспехах всем наскучили, но остаются фансервисные экзорцисты, юные демоноборцы, космические инквизиторы и прочие ребята, крошащие ходульное монстровьё. Серьёзная богословская и нравственная проблематика, будь то вопросы борьбы или милосердия, остаются за кадром. Другая крайность — столь же примитивный антиклерикализм. Попы пришли в школу со своим ОПК? А тут у нас крутой демон крошит тоталитарных храмовников! Педаль в пол у типажа Верующий добряк: одно дело — проверенный временем отец Тук, другое — когда «единственный нормальный человек» из всей церкви противостоит остальным собратьям по конфессии. Также популярна Мудрость Востока: пофиг, что ассасины были исламской сектой, от которой негодовали в самом Халифате, они — няшные борцы за свободу, а тамплиеры — ужас какие фанатики.
  • Попсовый оккультизм и конспирология. Идёт от творений Дэна Брауна. Характерные черты: богословская мешанина в сеттинге (добрый Люцифер, или равный Богу, или оба они происходят от более древней сущности, или объединяются против неё), артефакты типа Грааля и Копья Лонгина (используются как артефакты в игорах), тайные ордена церковников, масонские ложи и прочие рептилоиды. Если сеттинг не ставит целью срыв покровов, то может быть вполне годным, как «Preacher», «Spawn» или культовая ролевая система «Мир Тьмы».
  • Алкоголь, табак, наркотики, азартные игры и прочие «взрослые штуки», если лепятся не к месту.

Актуальные деконструкции

То есть вышедшие не когда троп у всех в зубах увяз, а в эпоху его популярности. Всяческий артхаус, треш и постмодерн в терминальной стадии, который по умолчанию направлен на стёб над мэйнстримом, не берём.

  • Г. К. Честертон простебал в романе «Перелётный кабак» британскую моду границы XIX—XX веков на «мудрость Востока» (в частности, исламский запрет алкоголя и индуистское вегетарианство). Прошло больше столетия, а произведение только прибавило в актуальности…
  • «Санькя» Захара Прилепина. Вероятно, одно из сильнейших антифашистских произведений, сильнее той же «Американской истории X» в первую очередь из-за того, что, не судя героев «за неправильную идеологию» (Прилепин на момент написания сам был вхож в ультраправые круги и писал в неофашистские газеты) показывает жуткие последствия их поступков. Героев романа — молодых русских «эсэсовцев» 90-х годов можно понять и что читатель, что автор им несомненно симпатизируют, но к концу, когда юные нацисты по дури захватывают мэрию, которую вскоре окружают профессиональные военные с броневиками и тяжелым оружием, читатель осознает весь самоубийственный идиотизм политического радикализма.
  • Дилогия Балабанова «Брат». Мрачный и суровый, слегка с юморцом (в сиквеле, по крайней мере) сюжет без всякого пиетета к правоохранительным органам и «воровской романтике».
  • «Бригада», хотя и стала объектом для подражания тысяч гопников по всему Союзу (ТМ), если призадуматься, несёт неоднозначный посыл: будешь бандитом — друзей детства перебьют, и придётся в конечном итоге улететь из страны, оставив жену и сына.
  • Сериал «The Young Pope» — в ненавязчивой форме рассматриваются реальные проблемы Католической церкви, а не борьба с красными рогачами и ордами зомби.

См. также