Вампир

Материал из Викитропов
(перенаправлено с «Вампиры»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Днём лихорадка — ночью пир. Ты теперь демон, ты вампир. В поисках новой жертвы в снег и зной, Вечный изгой.

»
— «Ария», «Вампир»

Вампир (он же упырь, стригой, морой, варколак и врыколак) — разновидность нежити, кровососущий мертвец. Чрезвычайно популярное существо в готике и последующей литературе ужасов, голливудских фильмах, видеоиграх. В чём же секрет культа вампиров, развернувшегося в самых разнообразных медиа?

Мифологическое начало

Типичный вампир до огламуривания образа.

В отличие от всяких там демонов и гоблинов, вампир — наше родное, восточноевропейское существо. В русском языке он был более известен, как упырь, собственно же слово «вампир» — южнославянское. В той или иной форме вампиры присутствовали в поверьях западных, южных и восточных славян, а также соседних народов, например, румын, греков, албанцев и цыган.

Только вот это были совсем не те пафосные красавцы с аристократической бледностью, которых мы привыкли представлять себе. Фольклорный вампир по повадкам мало отличался от зомби или даже, скорее, вурдалака: это был тупой покойник без малейшего чувства стиля, который по ночам вылезал из могилы и искал живых, чтобы сосать их кровь. Не всегда именно кровь: встречались и такие, которые были не прочь полакомиться и мяском: «Горе, малый я не сильный, съест упырь меня совсем…[1]»

Существовало множество причин, по которым человек после смерти может превратиться в вампира. Такая судьба ждала колдунов, ведьм и чернокнижников, жертв проклятий, и самое главное — тех, кто сам умер от нападения вампира. Иногда вампирами становились вообще все умершие неестественной смертью: насильственно убитые, спившиеся пьяницы и, конечно же, самоубийцы. Причём стоит отметить — по славянским поверьям вампиры… не были бессмертными. Любые т. н. «заложные покойники» (в число которых входили и вампиры, и русалки, и кто только не) существовали в качестве нежити ровно столько, сколько жили бы земной жизнью, не умри они неестественной смертью. В этих же поверьях содержится и обоснуй для других вампирских качеств: так как все «заложные покойники» считались на время своей нежизни рабами нечистой силы, то неудивительно, что они были враждебны людям и не могли войти в дом без приглашения — домовой, будучи захудалой, но всё же истинной нечистью, стоял в демонической иерархии выше, чем вампир.

Способов защиты от вампира также было известно множество. Среди них и стандартные — святые символы, дневной свет, текущая вода, серебро и, конечно, осиновый кол. Но были и оригинальные народные средства борьбы с этими народными вампирами. Цыгане, например, считали, что вампир очень привязан к своим носкам, и если их выбросить в реку, вампир полезет за ними и утопится. Было и поверье, что хоронить вампира надо на перекрёстке дорог, потому что там он (как и другие виды нежити) теряется и не знает, куда идти, или что брошенная горстка зёрен вызывает у него навязчивое желание сесть и пересчитать все зёрнышки, а преследуемый тем временем может спокойно уйти.

Мнение медиков

Порфирик на тяжёлой стадии болезни.

В реальной жизни существуют болезни, которые могли поспособствовать появлению мифа о вампирах. Первая из них — порфирия, генетическая болезнь (хотя существуют и разновидности, спровоцированные нарушением обмена веществ), которая часто встречалась в маленьких деревнях, с небогатым генофондом и частым инцестом (как и w:ксеродерма, вариант на тормозах по симптомам). При этой болезни нарушается синтез гемоглобина, и, вместо кислородопоглощающего комплекса с железом, в крови накапливается его полуфабрикат, светопоглощающий порфирин; под воздействием сильного света, например, солнечных лучей, порфирин выбрасывает растворённый в крови кислород в виде активных радикалов, повреждающих клетки и ткани, кожа человека начинает уродоваться, а сам он испытывает боль; это принуждает больного к ночному образу жизни и делает его изгоем. Кроме того, болезнь вызывает нервные расстройства и психозы, не считая, собственно, хронического дефицита гемоглобина, отчего некоторых больных могло естественно тянуть к сырому мясу или крови, как после кровопотери. Неудивительно, что пациент в тяжёлой форме (см. иллюстрацию) в глазах окружающих выглядит выходцем из могилы и вызывает только желание закопать «это» обратно.

Другая болезнь — бешенство — заразна и поныне общеизвестна. Заразиться им можно от больных волков или летучих мышей (а также от лис, ежей и домашних животных), распространяется оно через укус, который при отсутствии вакцинации (немедленное вакцинирование дезактивированным вирусом в большой концентрации стимулирует получивший «образ врага» организм быстро разогнать иммунитет до того, как закончится инкубационный период вируса, попавшего при укусе; заодно можно использовать концентрат готовых антител, выработанных против вируса другим организмом, обычно лошади) смертелен на 100 %. У больного бешенством также наблюдаются поражение нервной системы и психозы, в том числе агрессивность, боязнь воды, сильная реакция на некоторые визуальные стимулы (яркий свет, зеркала).

Кроме того, на появление мифа о вампирах крестьян могло подтолкнуть и отсутствие знаний о посмертных изменениях, происходящих с телом. При начале разложения трупа могут усыхать дёсны и кончики пальцев, вызывая иллюзию удлинения зубов и ногтей. Поэтому, если суеверные крестьяне, раскапывая чью-то могилу, видели там эти изменения, они могли решить: «Ага, какие у него зубы и когти выросли в гробу! Точно вампир!».

Также вампирами (и оборотнями) считали себя многие психически неуравновешенные серийные убийцы: от немецкой гей-парочки Фрица Хаармана и Ханса Гранса (а до них не то вервольфом, не то вампиром считал себя казнённый во время охоты на ведьм маньяк-каннибал Петер Штумп) до пойманного в 2015 году зимбабвийского серийщика Едва Ндуну.

Готические вампиры

Штирийская графиня нетрадиционной ориентации Кармилла — предшественница современных вампиров.

В конце XVIII века всё ещё доминировали народные поверья о вампиризме; так, в Сербии местные власти расследовали два знаменитых дела о вампирах, дела Арнольда Паоле и Петара Благоевича, и судьям и чиновникам на серьёзных щах приходилось выслушивать панические жалобы крестьян на вылезающих из могил упырей. Однако к началу следующего, XIX столетия мертвецами-кровососами заинтересовалась творческая интеллигенция, и в 1812 году на вилле Диодати в Швейцарии состоялась встреча нескольких видных представителей тогдашней литературной богемы, на которой присутствовала Мэри Шелли, будущий автор «Франкенштейна», и доктор Полидори, врач, сопровождавший известного поэта лорда Байрона, который тоже хотел написать что-то такое готическое. Доктор Полидори задумал готический роман с персонажем, прототипом которого был бы его знаменитый пациент, и написал в конце концов не роман, а повесть — о лорде Рутвене (или Ратвене), аристократичном, пафосном и зловещем мертвеце-кровососе, списанном с Байрона (ну, по крайней мере, неприкрыто намекается на его скотское обращение с бывшими пассиями: «высосал» и бросил). Тут-то и пошлó-поехало.

Следующим видным представителем готического типажа был вампир сэр Варни, созданный Джеймсом Раймером в 1847 году как персонаж не слишком-то страшной истории, послужившей прототипом для десятков penny dreadful (грошовых ужастиков) того времени. В 1871 году появляется и первая в искусстве женщина-вампирша — Кармилла, в образе которой ирландский писатель Джозеф Шеридан ле Фаню изобразил лесбиянку, соблазняющую молодую особу. Ну и наконец, в 1897 году появился Великий и Ужасный Кодификатор — роман «Дракула» Брэма Стокера. Именно в нём появился стандартный набор вампирских способностей и слабостей, с незначительными изменениями воспроизводящийся до сих пор; антагонист-вампир перестал быть зловещим одиночкой, обзаведясь собственной свитой из вампиров более низкого ранга и смертных приспешников, а связь вампиров с Дракулой и Трансильванией окончательно кодифицировалась.

Важное замечание о готических вампирах XIX века, да и обо всех более ранних: они не горели от солнечного света! Он был им неприятен, они сбегали на рассвете, но не более. Впервые вспыхнул на солнце граф Орлок, о котором речь пойдёт ниже.

Киношные вампиры — классика

Каноничный киношный Дракула в исполнении великолепного Белы Лугоши.

В дальнейшем развитии образа вампира сыграли немалую роль киноленты. Прежде всего стоит упомянуть немой фильм «Носферату» — нелицензионную экранизацию «Дракулы», в которой ради соблюдения авторских прав пришлось изменить ряд персонажей. В частности, вместо импозантного старика Дракулы в фильме появился отвратительно уродливый, крысоподобный вампир Орлок. Он тоже внёс ряд черт в дальнейшую историю мирового вампиризма: во-первых, он начал гореть на солнце. Во-вторых, его характерный, жуткий и запоминающийся облик был впоследствии повторен целой подрасой вампиров, которую в честь фильма так и прозвали — «носферату». Если это псевдорумынское слово не использовалось для обозначения вампира вообще, то обозначало именно такого.

Кстати, о слове «носферату». В румынском языке такого слова нет, сам Стокер взял его из какого-то ненадёжного источника, в котором оно якобы переводилось как «не умирающий». Возможные этимологии — от греческого «нозофорос» (разносчик заразы), латинского «non spiratur» — «не дышащий», или румынского «necuratu» — «нечистый».

Так вот, возвращаясь к нашим баранам. От Ф. В. Мурнау, режиссёра «Носферату», эстафету подхватила голливудская киностудия Universal, которая выпустила лицензионную экранизацию романа Стокера — первую, классическую, с Белой Лугоши. За Universal последовала студия Hammer, выпустившая экранизацию с Кристофером Ли. Обе студии создали целую вселенную в стиле «Голливудская Трансильвания», в которой наряду с Дракулой действовали Франкенштейн и его монстр, Ван Хельсинг и целый ряд оригинальных персонажей, таких, как горбун Игорь.

Киношные вампиры — модерн

Уильям «Спайк» Прэтт из телесериала «Баффи — истребительница вампиров». Чёрный плащ стал кожанкой немецкого подводника, но зверская рожа и клыки остались.

Вскоре выяснилось, что не Дракулой единым немёртв вампир, и даже всевозможными спин-оффами вроде чернокожего Блэкулы заезженную франшизу не оживить. Но в кино появились и другие вампиры. В фильме The Lost Boys действовали отвязные вампиры-байкеры, терроризировавшие маленький городок и втянувшие в свою нечестивую деятельность молодого приезжего паренька. В Near Dark нам рассказали историю о бродячей банде вампиров, перемещающейся по пыльным дорогам провинциальной Америки и нападающей на людей — и опять не обошлось без паренька, который чуть было не стал вампиром, но нашёл способ исцеления. Ну и, конечно, в экранизации знаменитого романа Энн Райс «Интервью с вампиром» перед нами вновь предстают кровососы романтические, культурные и наделённые вкусом — рефлексирующий Луи, бесшабашный Лестат и недовольная своим существованием псевдо-малышка Клодия.

Современная готика

Вампиры-гангстеры «Мира тьмы».

К слову об Энн Райс: она написала целую серию романов с теми же персонажами, в томах которой наряду с Лестатом и Луи фигурируют прародительница вампиров Акаша и ни много, ни мало дьявол Мемнох. Романы Райс оказали огромное влияние на то, какими в конце XX века стали изображать вампиров в современном мире. По образу и подобию обрисованного ей тайного вампирского общества дизайнеры из компании настольных ролевых игр White Wolf создали Камарилью — одну из организаций Мира Тьмы (в которую, помимо пафосных Лестатов-Тореадоров, вошли также списанные с «Пропащих ребят» байкеры-Бруджа, бродяги-Гангрели по аналогии с «Почти полной тьмой» и уже знакомые нам корявые, крысоподобные Носферату). В принципе, «Беловолки» сказали о современных вампирах всё, что только можно было о них сказать, и дальше осталось только два пути: обезьянничать с них, как это сделал автор серии «Тайный город» В. Панов с его масанами, или не в меру оригинальничать, как сделала проклинаемая многими любителями готики Стефани Майер, создательница вампиров-терминаторов с кислотной кровью, переливающихся искорками на свету.

Вампиры разных народов

Кроме славянско-румынской классики, были и мифы и легенды других стран о созданиях, похожих на вампиров.

  • Европейские — не одними славянами и румынами немёртв вампир!
    • Стржига (произносится примерно как «стрыга»), Вештица и Босорка — вампирообразные ведьмы из восточноевропейского фольклора. В отличие от вампиров-нежити, вполне себе живые, но от того ничуть не менее опасные. Есть и магия (ведьмы же), и жажда крови, и оборотничество. После смерти превращаются в вампиров обычных. Примыкает к ним и португальская брукса — тоже ведьма-вампирша, на которую к тому же действует только вера и молитва — ни свет, ни серебро её не берут.
    • Нахцерер — немецкий вампир. Не выходит из гроба, а вместо этого жрёт собственный саван, таким образом вытягивая жизненные силы у родственников. Как только доест саван — превратится в вампира обыкновенного праздношатающегося.
    • Драугр — общегерманский вампир, но особенно популярный и известный в Скандинавии. Всё по канону — происхождение от неотпетых и непохороненных покойников (в некоторых историях даже рассказывается, что драугры воюют с обычной нежитью за места на кладбищах), кровопийство, ночной образ жизни, суперспособности, даже описания во многом совпадают.
    • Альп — ещё одна германская разновидность вампира, у которого есть иммунитет к солнечному свету.
    • Равк — финский (саамский и пермяцкий) вампир. Достаточно шаблонный поднявшийся из мёртвых колдун, который не прочь закусить живыми односельчанами. Убивается путём пробития сердца железной спицей.
    • Ламия и эмпуса — греческие женские демоны-кровопийцы. Часто являются носительницами откровенно нечеловеческих черт вроде змеиной чешуи или ослиных ног.
  • Азиатские
    • Тюркские убер, вубар, убыр, юёр — злые духи-кровопийцы со способностями к оборотничеству. Юёр это ещё и конкретно неприкаянная душа грешника.
    • Цзян-ши — китайские «прыгающие» вампиры. Характерный способ передвижения — по подобию покойников, подпрыгивающих на погребальном паланкине.
    • Бербаланг и пенанггалан — филиппинские вампирообразные создания. Первый представляет собой чудовище, под видом прекрасной женщины вступающее в браки с живыми людьми. Второе — кровососущая голова с волочащимися за ней кишками.
  • Африканские
    • Ипундулу — оборотень в виде чёрно-белой птицы размером с человека, питающийся кровью своих жертв. Способен вызывать молнии.

Типичный вампир

Итак, каков же типичный, усреднённый современный вампир?

  • Внешне вампир почти всегда бледнокож, клыкаст и красноглаз, это каноничные черты его образа. В остальном он либо зловеще привлекателен (аристократическая бледность, стройная фигура, утончённые черты лица) либо, напротив, страшен и ужасен (заметные трупные изменения, торчащие клыки и уши, излишне резкие черты лица и нездоровая худоба и т. п.). Девушки-вампирши, как правило подчёркнуто фансервисны (Кармилла, Гелла, Люси — назовите хоть одну несимпатичную вампиршу!), мужчины — пополам на пополам: коварный соблазнитель Дракула и страдающий герой-любовник Эдвард — красавцы, а кровожадный хищник Орлок — монстр.
  • Может иметь аристократическую внешность и манеры, а может, наоборот, косить под панка или байкера. Зависит от возраста — когда именно он стал вампиром. Возникает вопрос: где же все старые вампиры-простолюдины? Вероятно, накопили богатства за века нежизни и научились подражать привычкам аристократов?
  • Если старый и аристократичный — живёт в замке посреди лесов и болот или хотя бы в мрачном особняке в элитном районе. Если молодой и наглый — живёт в квартирке 18 метров в Санта-Монике с наглухо занавешенными окнами.
  • Ведёт сугубо ночной образ жизни. Днём прячется, ибо от солнечного света горит (или, как минимум, теряет все свои силы).
  • Питается исключительно кровью (иногда ещё и плотью) или хотя бы жизненной силой жертв. Некоторые неразборчивы во вкусах и способны пить любую, хоть из крыс, хоть со станции переливания крови. Некоторые — разборчивы, и им подавай исключительно кровь юных девственниц (челлендж 80-го уровня: отыграть Вентру с пунктиком на крови девственниц в сеттинге США 1970-х).
  • Живёт до тех пор, пока его не упокоят. Если не даёт себя упокоить — живёт хоть вечно.
  • Если неумело пытаются упокоить — проявляет неслабую регенерацию.
  • Владеет суперспособностями: часто упоминаются гипноз, способность повелевать некоторыми животными (крысами, воронами, волками) и нечистью более низкого порядка, сверхчеловеческая сила и умение превращаться в нетопыря, волка или туман (всё по «Дракуле»; в фольклоре было сильно по-разному). Ахтунг: возможно, подразумевалось не то, что само по себе бытие вампиром даёт суперспособности, а что у вампира было больше времени на изучение магии, чем у смертного, а многие из них были магами при жизни.

Уязвимости и способы их эксплуатации

  • Классика:
    • Солнечный свет. Вампиры — создания ночи, и солнечный свет для них неприятен, а то и губителен. Он может ослабить, ослепить, парализовать или даже убить вампира. Недостатки — есть шанс оказаться во вселенной вроде «Сумерек», где вампирам на солнечную радиацию пофиг, и они, переливаясь искорками, порвут незадачливого охотника на нечисть голыми руками.
    • Осиновый кол в сердце также может вампира убить или, по меньшей мере, парализовать. Выбор дерева по преданию связан с тем, что на осине Иуда повесился. Иногда это, впрочем, всего лишь способ закрепить спящего днём вампира в могиле. В таком случае нужно прокалывать лежащего вниз лицом вампира в спину — чтобы доставить максимальные неудобства при попытке выбраться.
    • Религиозная атрибутика. Вампиры — представители нечистой силы, а потому для них опасны кресты, иконы, чтение молитв и отрывков из Библии, пение церковных гимнов, колокольный звон, святая вода и освящённое оружие. Внимание — зачастую способ работает только в руках фанатиков и праведников, а тех, кто относится к религии, как к магии, вампир убьёт с особым цинизмом за богохульство. Не работает в мирах, автор которых настроен секулярно. В классических случаях зависит от конкретной религии — в европейской готике от нечисти помогает вышепомянутая христианская атрибутика, а, например, в готике дальневосточной демона-вампира вполне смогут отпугнуть мантра или даосский амулет. В более модерновых — от той, в которую верит изгоняющий или сам вампир.
    • Огонь. Огонь давно и надёжно защищает человека от созданий ночи как естественного, так и паранормального толка. Зачастую нечисть неплохо горит и сама по себе, и тогда на вампира хватит и факела. Если же вампир горит ничуть не лучше обычного, упокоенного трупа, то понадобится огнемёт или, в случае с предварительно зафиксированным (с помощью того же осинового кола, например) вампиром, костёр. Прах желательно развеять над перекрёстком. Одна из самых устойчивых вампирских слабостей и работает даже в мирах вроде «Сумерек».
    • Обезглавливание. Даже для нежити, если это не какой-нибудь дуллахан, потеря головы обычно весьма неприятна. Иногда чтобы упокоить вампира таким образом нужно изощряться и, например, резать эту голову освящённым клинком, а потом набивать рот чесноком или приставить отрезанную голову к заднице того же упыря. Иногда — хватит и разнести метким выстрелом из дробовика.
    • Серебро. Серебро — металл, неприятный для всяческих разносчиков заразы, коими, безусловно, являются вампиры. Раны, нанесённые серебряным оружием, на нечисти по меньшей мере не заживают, а по большей — убивают её даже тогда, когда для человека аналогичная травма была бы несмертельной («Нехитрая истина о том, что вампиров бесполезно лупить между ног, известна всем. Она вошла даже в анекдоты. Однако сейчас, глядя на вопящего и хватающегося за дымящийся пах кровососа, я понял, что данная сентенция нуждается в уточнении: только не в том случае, когда на вас обувь с массивной серебряной пряжкой» — А. Уланов, «День револьвера»). Осторожно — в некоторых мирах на серебро особо нервно реагируют только оборотни.
    • Чеснок. По крайней мере, его резкий запах может сбить вампира со следа. Ну, или подышите на него, пожевав перед этим чеснока. Отпугнуло? А, это ж ваш сосед был… Понятно, что в чистом виде бороться при помощи сельскохозяйственной культуры с мощной особью — как-то странно, тогда в ход идут штуки типа «чесночной эссенции». (Которую нужно вкалывать литровым шприцем.)
    • Зеркала. Вампиры обычно в них не отражаются, и по отсутствию отражения можно легко опознать притворяющегося живым человеком упыря. Не то потому, что раньше их делали из серебра — но тогда с современными зеркалами на основе алюминия или олова у вампиров никаких проблем быть не должно, не то потому, что лишены души, а отражение как-то связано с ней на метафизическом уровне. Во втором случае, они также обыкновенно не отбрасывают тени. Можно также посмотреть в камеру. Никакие оптические приборы такого вампира не зафиксируют. Как ни странно, очкарики вампиров прекрасно видят. Внимание: действует не на всех.
    • Раны от укусов оборотня. По народным поверьям, они не заживают, и даже фирменная вампирская регенерация тому не преграда. Но с этим способом осторожней — в некоторых поверьях вампир находится выше оборотня в иерархии нечисти и легко сможет победить волколака, а затем послать его по душу незадачливого борца с нечистой силой.
    • Приглашение. Просто не пускайте кровососа в свой дом. Согласно народным поверьям, вампир не зайдёт в дом без приглашения[2]. Как вариант — пригласите упыря в дом, заприте на засов и продайте дом новому хозяину, который никаких вампиров к себе не приглашал — авось, кровосос от такого помрёт.
    • Комбинация методов. Забейте вампиру в сердце осиновый кол, отрежьте ему голову освящённым в церкви посеребрённым ножом, набейте отрезанной голове рот чесноком, а тело разрубите на четыре части, сожгите, на рассвете развейте прах над перекрёстком, читая псалмы (как вариант: запихать останки в ящики из досок с гроба святого, залить святой водой, засыпать солью, обмотать серебряными цепями, выбить слова молитвы и каждый захоронить в святых землях в разных частях света, а потом молиться, что никакой горе-археолог их не найдёт). Едва ли такой муторный способ упокоения необходим для каждого кровососа, но когда имеешь дело с вампирским князем, лучше перестраховаться.
  • Модерн:
    • Огневая мощь. Регенерация у него там или не регенерация, а от КПВТ, который рвёт любое мясо на куски, она не спасёт. Если перед вами такой вампир, который возвращается даже из неправильно развеянного праха, способ, очевидно, не подходит.
    • Идеологическая атрибутика, если вера в идеологию у самого вампира или борца с таковыми находится на почти религиозном уровне. Если сила атрибутики зависит от веры, то ничто не помешает пламенному коммунисту гонять кровососов партбилетом и чтением цитат из «Капитала».
    • Химические агенты. Обработайте вампира хромпиком, сильной кислотой или концентрированной щёлочью до полного разрушения тела. Вампиров, способных возвращаться из растворённого состояния, противоестествознанию ещё не известно.
    • Ультрафиолетовая лампа. Действует так же, как и солнечный свет. Внимание: если вы проживаете в Мире Тьмы, то это средство у вас заработает, только если вы опер Технократии. А иначе вампир вас просто обсмеёт, и будет прав.
    • Всякие высокотехнологичные способы уничтожения тела вроде дезинтеграции.
  • Панк (точнее, фолк-панк): грязная кровь. «Он позеленел, он все кресты обрыгал. // Он, бедолага, второй раз чуть не сдох, // Его рвало, он своей пастью жадно воздух глотал, // И, с медицинской точки, был очень плох[3]». Впрочем, и в менее пародийном варианте во многих сеттингах есть средства сделать свою кровь неприятной или даже опасной для вампиров. Кое-где это специальные зелья, а кое-где — наркотики или даже обычный алкоголь. Радикальный способ: стать ещё какой-нибудь нежитью, кроме вампира: при попытке употребить ту чёрно-бурую жижу, что ещё осталась у вас внутри, вампир точно отбросит копыта или как минимум ещё долго будет плеваться. Радикальный способ номер 2: стать киборгом высокой степени конверсии. Вампиров, способных употреблять машинные масла и хладагенты, противоестествознанию не известно.

Распространение вампиризма

Если верить классике, то любой человек, закусанный насмерть вампиром, сам становится вампиром. Но это, после нехитрых подсчётов, вызывает сомнения: где же тогда вампир-апокалипсис? Поэтому ряд авторов, дабы ограничить численность вурдалаков, прописывает ограничения на процессы становления вампиром.

  • Вампиром можно только родиться. В этом случае вампиры будут подобны не нежити, а вполне себе живой расе разумных хищников, которые переселились к нам из другого мира/планеты или временами приходят/прилетают на охоту.
    • Как вариант вампиры — это потомки людей, на которых в волшебном прошлом было наложено очень сильное колдунство, повторить которое сейчас для посторонних уже никто не может.
    • У румын, известных экспертов в вампироведении, старый и матёрый вампирский старейшина может на время оживить своё тело, соблазнить с помощью псионики смертную женщину и наплодить с ней детей-полувампиров, которые после смерти станут настоящими упырями. Что в таком случае делают девушки-вампирши, история умалчивает.
  • Вампиризм вообще не передаётся с укусом, а вампирами становятся каким-то другим образом: в результате сделки с тёмными силами (ты нам — душу, мы тебе — посмертное превращение в вампира), проклятия или некромагического ритуала, который может провести хоть вампир-колдун, хоть лич, хоть живой и дышащий некромант и так далее. А Тёмный Властелин даже будет награждать «бессмертием» особо отличившихся подданных.
  • Для заражения вампиризмом человек должен выпить крови вампира. Или можно намазать кровью вампира губы достаточно свежему покойнику.
  • Человек превращается в вампира после укуса только в том случае, если этого захотел укусивший вампир и(ли) очень сильно хотел сам укушенный. Иначе не подействует.
  • Обратить человека в вампира может только глава клана, прошедший особое посвящение на общем собрании глав вампирских кланов. А те, заинтересованные в сохранении Маскарада и кормовой базы, кому попало своё одобрение давать не будут, а за нарушение законов снимут посвящение вместе с головой.
  • Вампиризм заразен, но вампиром становится один из десяти заражённых, остальные либо поправляются, либо просто мрут.
  • Вампиризм весьма заразен, но есть достаточно долгий инкубационный период, за время которого можно использовать лекарство (если способ лечения общеизвестен) или надёжный способ самоубийства (если лекарства нет или нет вообще). Зато потом, когда вампиризм разовьётся, — СМЕРТЬ МЕРЗКАЯ ОТ НЕЖИТИ ГРОБ ГРОБ КЛАДБИЩЕ ВАМПИР — это обратить будет куда сложнее (вплоть до невозможности). Поэтому вампиром можно стать только добровольно (то есть не искать лекарство или надёжный способ самоубийства), и только если укусивший вампир решит оставить жертву в живых для обращения, а не выпьет досуха.
  • Вампиризм безусловно заразен, но только на осквернённых землях, а за их пределами даже сами кровососы долго существовать не могут. Или на определённом расстоянии от проклятого артефакта, который дневной представитель главного вампира (возможно таковым является сам главный вампир) привёз в обыкновенный американский городок Салимов Удел. В любом случае вампир-апокалипсис будет локальным, вот только герои оказались в зоне его прохождения и должны как-то с ним справиться. Удачи…

Градация могущества вампиров

В большинстве случаев, крутизна вампиров зависит от возраста: чем старше вампир, тем он сильнее и страшнее. В некоторых мирах, где у вампиров есть некий первопредок (например, Каин в том же Мире Тьмы), играет роль также количество поколений между первопредком и первичноукушенным: чем меньшее количество желудков лежит между первичноукушенным и прародителем, тем более крутой вампир из него получится. Часто обе градации совмещаются: например, в игре Vampire: the Masquerade — Bloodlines главгерой принадлежит к относительно элитному 8 поколению (тому же, что и князь Лакруа), но его, как свежеобращённого вампира, шпыняют, дурят и манипулируют почём зря те, кто постарше (даже добродушный с виду Смеющийся Джек — старейшина вроде бы более низкого 10 поколения — собсна, уже 11-12 поколение — никакие не старейшины, а с 13-го вообще начинаются недовампиры-слабокровки).

В иных же мирах (вроде мира Башни, Сопряжённых Сфер или Насуверса) существует градация подвидов вампиров с делением на высших и низших. Например, высшими может называться особая раса совершенно бессмертных и лишённых недостатков вампиров, где-то посередине находятся обычные вампиры-нежить из людей а ля Дракула, и в самом низу — зомбиобразные вампиры-упыри или гули. Как вариант, обычных «голливудских» вампиров могут называть высшими, а к низшим относить более звероподобные подвиды.

Дампиры и прочие полувампиры

В некоторых мирах возможно скрещивание вампира с человеком, результат обычно называется «дампиром». В фольклоре считалось, что они ничем не отличаются от обычных людей, кроме способности видеть и чувствовать вампиров (чем пользовались многочисленные мошенники) и того, что они гарантированно становились вампирами после смерти, что описывают легенды. Однако в современности дампир может пользоваться рядом плюшек вампиризма, не страдая от его недостатков.

Во-первых, дампир может пить кровь, а может и не пить. А может иметь такую возможность, но при каждом употреблении крови становиться всё больше похожим на истинного вампира, пока рано или поздно таковым не станет (в качестве компенсации — увеличение вампирских способностей). Чаще, однако, бывает наоборот: дампиры, воздерживающиеся от таковой диеты, становятся более эффективными и крутыми охотниками на вампиров.

Во-вторых, дампир живой, или стоит ближе к живому, чем к мёртвому. Солнечного света он, скорее всего, не боится, или боится не в такой степени, как вампир. И другие уязвимости вампиров на него распространяются в меньшей степени или не распространяются вовсе.

Кодификатор дампиров в массовой культуре — Блейд, герой одноимённой серии комиксов 1970-х. Нестандартные дампиры встречаются в Мире Тьмы: там их могут породить только слабейшие из вампиров, которые и сами наполовину живые (у других просто не действуют соответствующие органы), да и сами дампиры мало отличаются от людей по способностям.

Кроме дампиров, встречаются и другие полувампиры или недовампиры.

  • Гули (Мир Тьмы). Полувампиры-полулюди, которые получаются, если человек выпьет крови вампира. Они приобретают кое-какие вампирские способности и становятся верными дневными представителями своих «доноров». В запущенных случаях в старых семьях гулей, служащих вампирам столетиями, дети нередко уже рождаются гулями.
  • Полувампиры Красной Коллегии («Досье Дрездена») — получаются всякий раз, когда вампир Красной Коллегии обращает человека. У жертвы появляется урезанный спектр вампирских абилок вкупе с жаждой крови, но метафизически она остается человеком. После первого убийства и кровопийства мутирует в полноценного вампира — демоническую полунежить (настоящая душа при этом, по-видимому, отправляется прямиком на тот свет, а в теле остаётся что-то вроде злобного призрака).
  • «В час, когда луна взойдёт» — недовампир (ингр. «данпил») есть результат изгнания из вампира беса или, в единичном случае, результат насильственной конверсии человека в вампира (обычно после такого не выживают даже в виде нежити). Искусственный недовампир сражается в рядах «чёрной команды», раскаявшийся и прошедший экзорцизм бывший вампир — в партизанском отряде героев, другой, «при жизни» бывший священником — кающийся грешник-монах в потайном католическом монастыре (в сеттинге Римская Католическая Церковь находится под абсолютным запретом как деструктивная секта).
  • ФРИКИ (Hellsing) — искусственные недовампиры, созданные из людей с помощью хирургии Дока на базе Мины Харкер. Они слабее многих истинных вампиров, но в силу того, что большинство ФРИКОВ было создано из профессиональных военных — бойцов войск СС, это на редкость неприятные и опасные враги, способные доставить массу геморроя даже высшим вампирам.
  • Зомбиобразные вампиры. В ряде сеттингов не из всех людей получаются полноценные вампиры. Например, в Hellsing таковые получаются только из девственников и девственниц пола, противоположному полу обратившего вампира; из всех остальных выходят зомбяки, которые именуются опять-таки гулями. В Deadlands уже знакомые нам носферату — низшие полуразумные недовампиры, куда более распространённые, чем высшие вампиры.

Почему вампиры стали «королями монстров» и «эльфами от мира нечисти»

Пожалуй, ни для кого не секрет, что вампиры — знаковые монстры мировой культуры, как регулярно появляющиеся в «родных» жанрах ужасов, готике и фэнтези, так и просачивающиеся в околонаучные жанры фантастики. Их можно встретить во всевозможных амплуа от головорезов до главгадов и от злобных монстров до страдающих героев-любовников, и их по праву можно считать одним из наиболее узнаваемых типажей нечистой силы, порождённых западной культурой. В чём же секрет неизменной популярности мертвецов-кровопийц на фоне других узнаваемых готических типажей вроде призраков или оборотней?

  • Вампиры в своей истинной форме остаются материальными человекоподобными существами. Они способны на бóльшую часть тех действий, на которые способны люди, благодаря чему их проще поставить в ту же ситуацию, что и персонажей-людей, чем более экзотические образы вроде тех же мумий, зомби, оборотней или призраков.
  • Основные черты вампиров легко кодируют их как чудовищ: они являются ожившими мертвецами, которые питаются живыми людьми. То есть они и нечистая сила (покойники, вставшие из могилы), и монстры (охотятся на людей). Кроме того, их существование не завязано на выполнение какой-то специфической задачи вроде мщения или завершения прижизненных дел, и отделаться от вампира можно, только активно его упокоив.
  • В большинстве сеттингов вампиры — бывшие люди, что как делает их проще для понимания, так и добавляет их образу дополнительный оттенок ужаса, ведь чудовищем является не представитель какого-то отдельного от людей злобного разумного вида, а некто, кто сам некогда был обычным человеком.
  • У вампиров богатый набор суперспособностей как физического, так и мистического толка. Это делает их очень удобными для индивидуальной настройки под конкретную роль в сюжете или сеттинге. Где-то вампиры могут быть почти полубогами, подходящими на роль финальных боссов, способных в одиночку противостоять на равных всей команде героев, где-то — сильными только в одной области существами, с которыми вполне можно справиться в одиночку, если знать их слабые места, а где-то — и вовсе зомбиобразными головорезами, опасными только в группах.
  • У вампиров есть характерный набор слабостей, ограничивающих их силы и дающих возможность играть на их уязвимых местах.

Вампиры — одни из немногих чудовищных существ, сочетающих в себе все эти факторы. Призраки разумны и человекоподобны, но нематериальны, обычно враждебны только конкретным людям и имеют свойство самоупокаиваться по выполнении определённых условий. Оборотни негуманоидны в своём чудовищном облике, обычно имеют весьма бедный набор способностей и как правило являются живыми людьми, что заметно смазывает их образ как нечеловеческих монстров. Ревенанты являются нежитью, разумны и материальны, но также не могут похвастаться ни какими-то колоритными способностями или слабостями, ни враждебностью к людям как таковым, да страдают той же, что и у призраков, склонностью упокаиваться по завершении дел, ради которых пробудились. Зомби, пусть и являются мертвецами-людоедами, — неразумные монстры, а попытка создать разумных зомби обычно порождает всё тех же вампиров или ревенантов. Всякие чудовища, никогда не бывшие людьми, лишены аспекта «персонального ужаса» и, в случае своей человекоподобности и разумности, часто воспринимаются как представители какой-то тёмной расы, а не как классические монстры. В общем, пожалуй, вампиры — одни из ближайших кандидатов на место «идеальных монстров»: достаточно человекоподобных, чтобы их можно легко соотносить с людьми, достаточно чудовищных, чтобы не ставить их сущность как нечистой силы под сомнение, и достаточно гибких в исполнении, чтобы каждый автор мог создать свой образ вампиров сообразно предназначенной им сюжетной роли.

Примеры нестандартных вампиров

Литература

  • «Вампир» («The Vampyre») Джона Полидори, 1819 — считается первым литературным описанием современного классического образа вампира.
  • «Ди, охотник на вампиров]]» Хидэюки Кикути — тут вампиры в предыстории романа установили на Земле свою иммортократию, поэтому даже во время действия романов, разворачивающихся уже после её свержения, местных высших вампиров называют Аристократами. Первым Аристократом был отец Ди, называющийся просто Священным Предком, но по намёкам можно понять, что это всё же был наш земной Дракула. Аристократы обладают типичными вампирским чертами: пьют кровь, не отражаются в зеркалах, горят на солнечном свете, испытывают проблемы с пересечением водных массивов и обладают массой полезных сверхспособностей. Вместе с тем, они не являются нежитью, в частности, вполне могут зачинать потомство как от себе подобных, так и от смертных. Помимо традиционного способа размножения, они могут обращать людей в себе подобных и в нечисть порядком ниже: низших вампиров, псевдовампиров, полу-людей или чезаре.
  • «Дитя света» Дмитрия Казакова — строгая инверсия: вампир-главный герой вылетает на охоту днём, когда встаёт светило, а пьёт кровь созданий тьмы, которые дневного света не выносят и днём спят.
  • «Досье Дрездена» Дж. Батчера — местные упыри делятся на Коллегии[4] (по аналогии с Советами магов и Дворами фэйри). Чёрная Коллегия — типичные вампиры-нежить со всеми достоинствами и недостатками, описанными в «Дракуле»; намекается на то, что вместо души в их мёртвых телах сидят злобные призраки оригинальных личностей, которые в «нежизни» вампира не участвуют, а спокойно пребывает на том свете. Красная Коллегия — вампиры-монстры: они питаются кровью, но настоящими мертвецами не являются, и вообще самые главные Красные — это боги майя-ацтекского пантеона; с душами у них, похоже, такая же ситуация, как и у Чёрных. И, наконец, срисованная с цыганских вампиров Белая Коллегия — энерговампиры, питающиеся негативными эмоциями: страхом, отчаянием или похотью, они размножаются естественным путём и получают силы от Голода, как две капли воды похожего на VtMовского Зверя; души у них человеческие. Ещё есть Нефритовая Коллегия, но о них ничего не известно кроме того, что они обитают где-то в Азии. И есть вурдалаки, которые тут разумные, но злобные монстры-людоеды и часто служат настоящим вампирам наёмными солдатами за еду.
  • «Конгрегация» — в первой же книге цикла «участковый инквизитор» Курт Гессе, расследующий своё первое дело, сталкивается с «ложным вампиром»: душевнобольной сын местного барона, начитавшийся романов, искренне уверен в том, что он — нечисть-кровопийца (это при том, что в местном сеттинге вампиры-стриги точно существуют). И Гессе приходится брать под защиту и барона, и его сумасшедшего сына от жителей ближайшей деревни.
    • Чуть позже Гессе довелось иметь дело с кланом стригов — и обнаружить, что на службе Конгрегации есть свой «ручной вампир», искупающий прежние грехи.
    • Внебрачному сыну самого Курта, инквизитору Мартину Беккеру, пришлось стать стригом — потому что при полученных смертельных ранах выбор был прост: или вампир — или покойник. Так что место прежнего стрига занял Мартин: Александер, обративший умирающего инквизитора, стал человеком, лишился вампирских свойств — и умер от старости: ему к тому времени было уже капитально за сто лет — а люди столько не живут.
  • Легендариум Толкина — вампирами называются монстры в виде гигантских разумных летучих мышей, в Первую Эпоху служивших Мелькору, а впоследствии сотрудничавших с другой нечистью вроде орков Мглистых Гор. Единственным поименованным вампиром была прислужница Мелькора по имени Тхурингвэтиль, личину которой приняла Тинувиэль, когда ей понадобилось проникнуть в твердыню Мелькора непосредственно.
    • В фанфике-апокрифе Ольги Брилёвой-Чигиринской «По ту сторону рассвета» природа вампиров несколько изменена в сторону более стандартной трактовки этого слова — тут это тёмные духи, вселившиеся в мёртвые тела и употребляющие кровь, чтобы в этих телах оставаться, и в чудовищных летучих мышей они только превращаются.
  • «Пищеблок» Алексея Иванова — роман откровенно следует стопами Кинга, поэтому, в частности, вампиры тут разделены на высших, именуемых тёмными стратилатами, и служащих им низших, т. н. «пиявцев». Все они заметно не любят символы христианской веры вроде крестов, молитвы, святой воды или освящённой земли, и солнечный свет, а также не могут войти в чужой дом без приглашения. Для самих вампиров святыми символами является разномастная оккультно-советская атрибутика вроде пионерских галстуков и значков с красными звёздами и серпом и молотом, которая защищает кровопийц от их слабостей — в частности, от солнца. Несмотря на свою принадлежность к нежити, могут убедительно изображать из себя живых людей — заставлять работать свои внутренние органы, пить, есть и, по ходу, даже заниматься сексом. Что до отличий:
    • Стратилаты — более-менее стандартные дракулоподобные вампиры: сильные, шустрые, нечеловечески ловкие и гибкие, неслабо регенерируют, могут превращать выпитых ими обычных людей в своих слуг-пиявцев, с которыми имеют телепатическую связь. Убить стратилата можно, вбив ему кол в сердце, не дав ему покормиться в «свою Луну» (ночь, когда Луна входит в ту же фазу, в какой была во время его обращения) или если сжечь его заживо. Кроме того, у стратилата есть мистическая слабость — он не может отказаться, если потребовать у него его крови — в таком случае, выпивший сам станет новым стратилатом, а бывший вампир превратится обратно в человека. Откуда берутся тёмные стратилаты «первого поколения», неизвестно, но судя по всему, к их созданию был причастен дьявол.
    • Пиявцы — низшие вампиры, обращённые из выпитых стратилатами людей. Днём выглядят и ведут себя как обычные люди, ночью просыпаются вампирские натура и способности. Кусают людей не насмерть, покусанные становятся т. н. «тушками» и попадают под полный контроль покусавшего их вампира, и делают это не сами для себя, а чтобы после того, как они соберут достаточно крови, обративший их стратилат их потребил. После выполнения своей функции долго не живут и быстро умирают, но могут стать обратно людьми, если переживут своего стратилата. Нужны стратилату для того, чтобы не палить контору излишним количеством трупов — большая часть смертей пиявцев надёжно замаскирована под естественные.
  • «Понедельник начинается в субботу» Аркадия и Бориса Стругацких — упыри-вампиры только по названию. «Упырь — кровососущий мертвец народных сказок. Не бывает. В действительности упыри (вурдалаки, вампиры) — это маги, вставшие по тем или иным причинам на путь абстрактного зла. Исконное средство против них — осиновый кол и пули, отлитые из самородного серебра. В тексте слово „упырь“ употребляется везде в переносном смысле» — Послесловие. Это комментарий самого Привалова — что «не бывает». А в тексте вполне себе фигурирует смотритель вивария — вурдалак Альфред, который, как поступали сигналы, пьёт на работе не чай. Хотя, он называется перевоспитавшимся вурдалаком — не исключено, что действительно бывший магик, который сошёл с пути абстрактного зла. А в самом виварии в одной из клеток сидит компания не перевоспитавшихся, ведущих себя как типичные урки — когда Привалов подошёл к решётке слишком близко, они чуть не распили его «из горла» на троих.
  • «Сага о ведьмаке» А. Сапковского — высшие вампиры. Человеческая кровь для них сродни алкоголю или наркотикам (есть полные абстиненты, такие, как друг Геральта Регис, но есть и «запойные» вампиры), уничтожить их практически нереально (убить такого монстра может только сородич или редкостно могучий маг — а простому ведьмаку ловить нечего), обладают полной регенерацией (даже отрубленная голова — не повод для смерти, просто восстанавливаться придётся намного дольше), не боятся ни света, ни чеснока, ни серебра, ни даже огня (если огонь не настолько силён, чтобы плавить камни). Помимо этих неуязвимых созданий, существует ещё огромное количество видов послабее, уже вполне доступных для уничтожения ведьмаками: разумные, но уязвимые для ведьмачьих мечей катаканы, бруксы, альпы, носфераты и мули — своеобразное переходное звено между высшими и низшими вампирами. А также низшие вампиры — экиммы, фледеры и гаркаины.
  • «Сонхийский цикл» Ирины Кобловой — вурваны из мира Сонхи. Солнечный свет на них не влияет, выглядят же в зависимости от сытости: насосавший свежей кровушки — как человек, голодный — как клыкастая мумия, от которой даже Орлок сбежал бы в ужасе. А скорость смены облика напрямую зависит от реального возраста вурвана — Лорма возрастом за миллион лет вообще стареет прямо на глазах, поэтому по ходу сюжета постоянно ищет артефакты вечной молодости.
  • «Сумерки» Стефани Майер — местные вампиры твёрдые как камень, на солнце, серебро и святыни им плевать. Убить их можно, если разорвать на части и сжечь все останки. Да ещё и кровь у них едкая и токсичная, аки у Чужого. Вы уже понимаете, почему эту серию романов поклонники готического жанра считают адским трэшем?
  • «Тёмная Башня» Стивена Кинга — вампиры уязвимы для святынь и силы веры, солнечный свет они переносят, хоть он им и не нравится. Эти существа являются слугами Красноты и делятся на три типа:
    • Вампиры первого типа — т. н. «высшие» вампиры. По способностям и слабостям похожи на стокеровского Дракулу, но являются не бывшими людьми, а порождениями Прима. Антагонист романа «Салимов удел» Барлоу как раз из таких. Древние, сильные и могущественные существа, одержимые жаждой крови, которую до известных пределов могут контролировать. Дружить с ними крайне не рекомендуется — всё равно могут сорваться, в чём на собственной шкуре убедился подручный вышепомянутого Барлоу Стрейкер. Барлоу потом даже жалел об этом поступке, но сдержать себя не смог. Самые древние высшие вампиры все заросли клыками и клочьями шерсти, из-за чего на публике стараются не показываться.
    • Вампиры второго типа — нежить, образуются из жертв вампиров первого типа. Слабостей у них больше (например, высшие вампиры боятся только истинной веры, а обычные — конкретно святых символов), а сил меньше, плюс находятся под контролем обратившего их высшего вампира. Именно таковы подчинённые Барлоу во всё том же «Салимовом уделе». В отличие от кровожадных, но не лишённых какой-никакой человечности вампиров первого типа — полные социопаты, полностью поглощённые жаждой крови и совершенно не стесняющиеся манипулировать с этой целью бывшими близкими. Выпитые ими люди также становятся вампирами второго типа, просто покусанные могут переродиться в третий тип вампиров.
    • Вампиры третьего типа — условно-живые существа, которые выглядят как люди, а также пьют и едят — хотя и в кровопитии тоже нуждаются. Чтобы распознать их, нужны мистические силы. Тело убитого «низшего» рассыпается пылью, хотя одежда остаётся.
  • «Хроники странного королевства» — в пережившем ядерную войну мире Каппа вампиры являются гвардией Повелителя — некроманта Скаррона, который попал в мир Каппа из сказочного мира Дельта и теперь собирает армию для захвата родного мира, а заодно награждает «бессмертием» особо отличившихся прислужников. Причём обещание бессмертия — это почти правда: осина в мире Каппа не растёт, христиан на Каппе почти нет, зато обращение в вампира убирает с тела все следы травм и даже врождённые мутации и даёт неуязвимость уровня «плюёт на огонь, пули, радиацию и способен восстановиться после расплющивания в лепёшку». Главное — чтобы тушка осталась достаточно свежей, а то получится в лучшем случае упырь.
    • Кстати, по сюжету обыграны слухи о заражении вампиризмом. В шестом томе принц-бастард Элмар при виде свежих следов укуса на шее своей невесты в панике повёз её во дворец, требуя срочного лечения, и коллегам придворного мага пришлось убеждать богатыря в том, что красавице Азиль ничего не угрожает. Куда больше магов заинтересовало, почему упокоился вампир — неужели от вкушения крови нимфы?
  • «Я — легенда!» Ричарда Мэтисона — здесь вампиризм это болезнь: она делает большую часть инфицированных ею похожими на жаждущих крови зомби; редким исключениям удаётся сохранить разум. В конце концов, исключения находят способ объединиться и худо-бедно строят вампирскую цивилизацию, попутно сумев избавиться от жажды крови.

Кино

  • «Блэйд» — во втором фильме появились вампиры-мутанты, способные в том числе пить кровь обычных вампиров и превращать их в себе подобных. «Потрошители» выглядят на редкость уродливо (даже без раскрывания изменённого рта — вылитые упыри) и совсем не могут контролировать свою жажду, но при этом ни серебро, ни чеснок на них совсем не действуют. Поэтому правительство вампиров сразу после выявления первого мутанта предложило Блэйду присоединиться к элитному отряду вампиров.
  • «Пастырь» — здесь вампиры это конкурирующий с людьми биологический вид. Надкушенные, но недоеденные люди превращаются в страшноватых «дневных представителей». По внешнему виду здешние вампиры — что-то отдалённо человекообразное, но зубастое и передвигающееся на четырех конечностях. Встречается также как минимум один подвид, гораздо более крупный и совсем зверообразный. По образу жизни напоминают общественных насекомых — строят огромные сооружения, которые люди называют ульями, в которых верховодят королевы.

Телесериалы

  • «Вампиры средней полосы» — упыри здесь довольно-таки безобидны: для насыщения им совсем необязательно высасывать всю кровь, и их укусы незаразны (с обращением здесь всё строго наоборот: человек должен выпить вампирской крови). Покусанный забывает встречу с вампиром, а после испытывает лишь лёгкое недомогание. Главные герои сериала — и вовсе положительные персонажи, питающиеся донорской кровью из больницы, и по высоте моральных качеств превосходящие большинство людей. А ещё большинство мифов о вампирах — полный бред. Они не боятся дневного света, и уж тем более не спят в гробу. Исключение — дед Слава: его жутко раздражают все стереотипы, но гробы он считает отличной традицией. Обосновывает свою позицию шедеврально: «Атеисты тоже в Бога не верят, но яйца на Пасху красят».
  • «Звёздные врата: Атлантида» — рейфы. По всем правилам такие цзянь-ши в антураже научной фантастики, родом из другой Галактики. Высасывают жизненную энергию. О религиозных символах ни черта не знают, потому как являются высокоразвитой расой, имеют физическую сверхсилу, регенерацию, умерщвляются исключительно распылением на атомы… ну ладно, пара очередей из автоматического оружия тоже должна сработать, но лучше хотя бы противопехотная мина.
  • «Карамора» — местные упыри суть мутировавшие в результате многовековой традиции кровосмесительных браков аристократы. Святые символы не доставляют им ни малейшего дискомфорта, они спокойно гуляют при свете дня, и из классических средств борьбы с вампирами боятся только серебра и огня. Способны к деторождению, причём ген вампиризма передаётся не всегда: иногда у них рождаются обычные люди, а иногда — неуправляемые гули с неконтролируемой жаждой крови, питающиеся исключительно вампирами. На момент действия сериала все монаршие семьи Европы и бóльшая часть знатных родов — вампиры. А вот знаменитый Дракула, напротив, был человеком и борцом с вампирами, за что они и очернили его имя в веках.
  • «Сверхъестественное» — все традиционные способы убить вампира — бабкины сказки. Здесь существует лишь один способ одолеть упыря: одним махом снести ему голову.
  • «Сергий против нечисти» — здесь вампирами становятся самоубийцы, и охотятся они, восставая из своих могил. Главным героям попался очень нестандартный экземпляр: вопреки всем правилам, гулял днём, а отсыпался ночью. Ларчик просто открывался: упырь совершил суицид, находясь в Америке, после чего жена перевезла его тело в Россию. У кровососа случился обычный w:джетлаг: он выходил на охоту, исходя из того часового пояса, в котором умер.

Мультфильмы и Мультсериалы

  • «Count Duckula» («Граф Даккула») — главный герой, утка-вампир, является вегетарианцем и не пьёт кровь вообще. Всё из-за того, что во время ритуала его воскрешения слуги перепутали бутыль крови с бутылью кетчупа. (А что, так можно было?)
  • «Американский дракон: Джейк Лонг» — стригои, зеленокожие и рыжеволосые вампиры, которые питаются исключительно кровью драконов.
  • «Вакфу» — Граф Вампиро высасывает не кровь, а тень жертвы (и, судя по всему, душу вместе с ней). Причём его сделало вампиром кольцо с сидящим внутри демоном (вернее, демоницей).
  • «Время приключений» — королева вампиров Марселин высасывает не кровь, а красный цвет из различных предметов.
    • Сравните с не менее детским фильмом «Энди и воздушные рейнджеры» / «Невероятное приключение Энди Колби», 1988, где протагонист-подросток бродит по телеканалам, чтобы добраться до лорда Хрома — утащившего его сестрёнку, чтобы похитьть цвет её глаз.
  • «Дружба это чудо» — фруктовые летучие мыши-вампиры из s4e7. Укушенная поня превращается в поню-вампира — появляются клыки и крылья, а метка меняется на летучую мышь. И угадайте, кто побывал страшной вампиршей, — тихоня Флаттершай!
  • Серия мультфильмов «Монстры на каникулах» — главный герой здесь граф Дракула, и выступает он здесь в необычном образе положительного вампира — не пьёт кровь людей, стремится дать возможность монстрам всего мира жить в мире и безопасности и нежно любит единственную дочку Мэйвис. Та, в свою очередь, интересуется миром людей (к неудовольствию отца) и влюбляется в случайно забрёдшего в отель путешественника и «честного блоггера» Джонни. Граф поначалу был категорически против такого романа, но к концу первого мультфильма признал выбор дочери, дал добро на свадьбу и переменил своё отношение к людям.
    • Во второй части появляется отец Драка Влад, который уже куда ближе к традиционному архетипу мрачного вампира — живёт он в далёкой сумрачной пещере в окружении огромных злобных летучих мышей, ненавидит людей и готов сделать своего правнука вампиром любыми методами. Тем не менее, к концу второго мультфильма и он был вынужден признать свою неправоту.
  • «Мэтр и Призрачный Свет» (спин-офф «Тачек») — бензовампиры. Здоровенные самосвалы с ковшом от экскаватора, высасывающие из других автомобилей бензин. Самое смешное, что дурачок Мэтр, весь фильм удиравший от мнимой угрозы, при встрече с настоящим бензовампиром вообще не понял, что этой странной машины надо бояться, попрощался с опешившей от такого «бесстрашия» чучундрой и спокойно ушёл.
  • «Приключения Базза Лайтера из звёздной команды» — NOS-4-A2 , вампир-робот. Высасывает энергию у роботов, а также своим укусом способен делать их своими рабами.
  • «Человек-паук» 1990х — студент Майкл Морбиус стал вампиром из-за того, что в неогенный преобразователь влетела летучая мышь. Впрочем, пьёт он «плазму» вместо крови и не кусает, а использует присоски на пальцах. Таковы шрамы от цензуры в комиксах 1970х, где персонаж и появился. Что забавно, впоследствии он сражается вместе с Блэйдом против вполне обычных вампиров.
  • «Школа Монстров» — Дракулаура. Несмотря на свою природу, не переносит вида крови, поэтому является вампиром-вегетарианцем. Встречается с оборотнем Клодом Вульфом, братом её подруги Клодин.

Комиксы

  • DC Comics — вампир Винсент Велькоро, член супергеройской команды М.Р.А.К. Внешне похож на человека с чертами летучей мыши. Не боится солнца, а кровь ему нужно пить хотя бы раз в несколько дней, иначе он будет дуреть.
  • Homestuck — инопланетный аналог вампиров, «пьющие радугу» троллей. Светятся аки лампочка, в отличие от собратьев-невампиров, любят солнечный свет. Пьющими Радугу могут быть только женщины-нефритокровки — следствие кастовой системы троллей.
  • Marvel — вампир Морлан высасывает не кровь, а энергию тотемного животного.
  • «Рыцарь-вампир Реквием» — вампиры являются одними из сильнейших и наиболее неприятных обитателей Воскресения. Ими становятся люди, при жизни добровольно ушедшие за моральный горизонт событий: среди них есть такие колоритные персонажи, как Влад Цепеш, Эржебет Батори, Нерон Клавдий Цезарь Август Германик, Аттила, Максимилиан Робеспьер и прочие подобные граждане. Питаются кровью, боятся святынь, владеют суперспособностями. Протагонист Генрих Аугсбург, бывший при жизни офицером Вермахта и нацистским преступником, — тоже вампир.

Аниме и манга

  • Hellsing — местные вампиры вполне консенсусные: нежить, пьют кровь, спят в гробах, владеют суперспособностями, не любят солнечный свет, повреждения сердца и мозга и освящённое оружие. Вместе с кровью они поглощают и душу жертвы, которую могут вызывать в качестве фамильяра или отправить на тот свет вместо своей в случае, если вампира убьют. Вампир может обратить в себе подобного девственника противоположного вампиру пола, при попытке обращения кого-то другого получается вурдалак — неразумное зомбиобразное создание, инстинктивно подчиняющееся обратившему вампиру. Высшие вампиры вроде Алукарда могут преодолевать большинство слабостей и имеют расширенный набор способностей. Помимо, собственно, вампиров, также существуют упомянутые вурдалаки и ФРИКи — люди с искусственно привитыми вампирскими способностями, по силе примерно соответствующие низшим вампирам.
  • Kimetsu no Yaiba — демоны-óни. Если в оригинальном японском буддийском фольклоре эти существа были просто разновидностью демонов-асур, приблизительно эквивалентной индийским ракшасам (то есть с некоторой долей условности, местными орками), то в данном сеттинге это именно что полноценные вампиры — ранее бывшие смертными людьми демоны-людоеды, которые владеют магией крови, горят на солнечном свете, помимо него боятся глициний (в Японии растут как в Росии вьюнки, почти везде) и особого алхимически созданного сплава. Есть аналоги «высших вампиров» — первый óни Мудзан и его ближайшие приспешники из Двенадцати Лун (плюс одна перебежчица), которые могут делать из людей новых óни, напоив их своей кровью.
  • Namae no Nai Kaibutsu — в качестве вампиров здесь пауки-монстры. Питаются кровью, любят её запасать в коконах из паутины, вместо святой воды боятся оливкового масла, действующего на них как сильный яд. Размножаются как половым путём, так и классическим вампирским укусом. В первом случае новорожденный паучок ищет себе жертву, съедает её со всеми потрохами, после чего перенимает как личность, так и внешность убитого. Во втором случае всё тот же паучок, уже кого-то сожравший, ищет себе возлюбленного(ю), ориентируясь на симпатии того, кого он скушал. После чего начинает питаться кровью выбранной жертвы и впрыскивать ей свои флюиды, что постепенно превращает жертву в нового паука. При этом, такой возлюбленный у паука один на всю жизнь. Ну а потом у них родится много-много паучат и начинай сначала.
  • Monogatari Series — тут вампиры заслуженно зовутся «королями нечисти» и являются одними из сильнейших представителей нечистой силы во всём сеттинге. Во-первых, они бессмертны, причём бессмертие их близко к истинному — даже прах сгоревшего много веков назад вампира можно при желании оживить обратно, а от большинства ран и увечий они регенерируют с огромной скоростью. Во-вторых, у них есть стандартный набор из суперсилы-суперскорости-суперпрочности, ходьбы по стенам и потолку, отращивания крыльев и умения сливаться с тенями. В-третьих, их вампирические качества распространяются и на нечисть и проклятия, поэтому вампир может поглотить нечисть более низкого порядка или «высосать» духа из одержимого им человека. Собственно, знакомство протагониста истории Арараги Коёми со сверхъестественным миром и началось с того, как он на свою беду чуть было не стал вампиром и только усилиями знакомого мага смог «зависнуть над пропастью», образовав с обратившей его вампиршей пару «недовампиров». Иногда, впрочем, Коёми приходится ненадолго превращаться обратно в полноценного вампира — бóльшая часть его врагов тоже не лыком шита и способна в два счёта убить любого обычного человека. Слабости совершенно стандартны: вампиры горят на солнце, для них опасны серебро и освящённые предметы, они не отбрасывают тени и не отражаются в зеркале. Среди персонажей цикла вампирами, помимо собственно главного героя Коёми Арараги и обратившей его Киссшот Ацеролы-Орион Харт-андер-Блейд, являются охотник на нечисть Драмацуруги и бессмертный самурай и бывший любовник Киссшот Сэйсиро Сисируи.
  • Shiki — манга и аниме по отдалённым мотивам кинговского «Салимова Удела». Местные вампиры делятся на два вида: собственно, заглавные сики (яп. 屍鬼, букв. «Демон-мертвец») и их родственники дзинро (яп. 人狼, букв. «Человек-волк»). Первые — классические вампиры-нежить: нуждаются в крови, боятся солнечного света, из суперспособностей владеют гипнозом и ночным зрением, сами по вампирским меркам весьма хилые. Дзинро, что бы ни говорило название, — это не оборотни, а местные живые вампиры, те, кто прошёл трансформацию в вампира и не умер. На традиционные вампирские слабости им пофиг, так ещё у них ещё есть и достаточно солидные суперспособности вроде суперсилы и суперпрочности.
  • Song of the Night Walkers — вампиры пьют кровь, но при этом вполне могут удовлетвориться не опасными для человека объёмами. Превращение в вампира требует не только чтобы человека укусили, но и чтобы он при этом влюбился в вампира. Протагонист здесь как раз и хочет стать вампиром, да вот влюбиться всё никак не получается. А закреплённая за ним вампирша как-то не очень заинтересована помогать.
  • The Record of a Fallen Vampire — король вампиров Акабара абсолютно спокойно чувствует себя на солнце и даже не теряет своей силы (впрочем, на солнце он более уязвим).
  • Tsuki to Laika to Nosferatu — вампиры как бы есть, но кровь пьют только по очень большим праздникам, света особо не боятся и от людей отличаются в основном косметическими изменениями внешности. Так что один из основных вопросов к сему произведению — за каким чёртом вообще нужно было вводить сюда таких вампиров.
  • Unholy Blood — местные вампиры не горят на солнце, обладают сильной регенерацией, их физическая сила намного превышает человеческую. Питаться могут исключительно кровью людей или животных, а при попытке поесть человеческой еды они будут страдать от тошноты и временной остановки циркуляции крови, из-за чего начинается сильная боль. Ставшие вампирами люди имеют лишь 5 лет жизни, после чего они становятся пылью, а вот чистокровные вампиры могут жить сколько угодно.
  • «Дигимоны» — компьютерный вампир Миотсимон-Вамдемон высасывает энергию жизни.
  • «Невеста чародея» — Филомела имеет волшебную книжку, которая позволяет высасывать из жертв жизненные силы и запасать их впрок. При этом, никаких классических вампирских слабостей, типа страха перед солнечным светом. Правда, книжка и сама по себе для здоровья не слишком полезна.

Настольные игры

  • Dungeons & Dragons — в сеттинге Ravenloft есть Даклауд Хейнфорт, он же доктор Доминиани — вампир, который пьёт… мозговую жидкость.
  • Warhammer Fantasy Battles — зигзаг. С одной стороны, весь сеттинг намеренно построен на культурных шаблонах и стереотипах. Поэтому местные Дракулы в лице фон Карштайнов обитают в Сильвании (вместо Трансильвании), а стригане (местные цыганы) имеют во многом заслуженную дурную репутацию из-за связей со стригоями (своими бывшими правителями из разрушенного государства Стригос, на момент событий Вахи загаженного орками и гоблинами до состояния нежизнеспособной пустыни). С другой, происхождение первых вампиров — древнегипетское (точнее, из Нехекары), где среди пирамид и мумий одна амбициозная царица Ламии (Неферата) слишком увлеклась трудами Великого Некроманта Нагаша и создала «бета-версию» его эликсира бессмертия. Намекается, что так и задумывалось самим Нагашем, дабы новообращённые (получившие жажду крови взамен вечной молодости) рано или поздно пошли к нему на поклон. А ещё существуют так называемые «вампираты», вроде Лютора Харкона и Николауса фон Карштайна, собирающие целые флоты из нежити. Многочисленные монстры нежити — это как правило вконец деградировавшие вампиры, обычно из линии Стригоса. Наконец, существует целый рыцарский орден Кровавых Драконов, члены которого часто переходят на диету из крови каких-нибудь могучих монстров (а цель каждого из них — победить и выпить дракона, что освобождает вампира от его жажды крови на всю оставшуюся нежизнь).

Видеоигры

  • Darkest Dungeon — местные вампиры, именуемые кровопийцами, имеют мотив не летучей мыши, а блох и комаров. В результате рядовой упырь может похвастаться длинным «комариным» носом и чёрными фасеточными глазами (а так же ртом без губ, но полным острейших клыков), а вампирские элитки и боссы вообще похожи на гигантских кровососущих насекомых или причудливых «кентавров» на их основе. При этом ещё и аристократичны до карикатурности, даже наиболее монструозные внешне.
  • Disgaea — местные вампиры являются видом демонов (как прочая нежить). Ещё тут выделяется протагонист четвёртой части Вальвоторез, который питается САААААААРДИНАМИИИ, а его правой рукой служит оборотень. В истинной форме Валзи вообще драконид.
  • Evil West — вампиры (презрительно «клещи») тут более или менее классические, хотя любопытным фактом является то, что секир-башка не убивает вампира и охотники используют головы как источник знаний (к неудовольствию законных владельцев). Однако сражаемся мы в основном против искусственно созданных местным Менгеле от кровососов недовампиров-мутантов, многие из которых обладают чертами пиявок.
  • Heroes of Might & Magic II — местные вампиры способны пить кровь даже из огненных элементалей, големов и скелетов; независимо от причины смерти после таковой рассыпаются в порошок; а заклятие Animate Dead может их из порошка собрать обратно. (Впрочем, в этой части Heroes некромант вообще может поднимать скелетов из всех убитых врагов, включая духов и… правильно, скелетов).
  • Heroes of Newerth — вампир по имени Дампир не только пьёт кровь у жертв, но и может откусить от них большой кусок мяса и съесть. Объясняется это тем, что он когда-то был человеком, но во времена ужасного голода начал практиковать каннибализм и превратился в вампира.
  • «King's Bounty: Принцесса в доспехах» — вампир Влад Веган пьёт сок живых деревьев. Жуть.
  • Plague Inc — местные вампиры это не нежить, а кто-то вроде мутантов с суперспособностями. Не имеют специфических слабостей, и их очень трудно уничтожить. Распространяют «Теневую Чуму», с помощью которой вампиры могут порабощать людей. Превращение в вампира действует очень избирательно — когда процесс вампиризации запускается, заражённые начинают стремительно умирать. В конечном итоге один из них переживёт действие патогена и станет новым вампиром.
  • The Elder Scrolls — здешние вампиры делятся на ряд территориальных кланов. Например, вампиры морровиндских кланов на свету горят, а скайримские не сгорают, он им просто неприятен, сиродиильские же не горят в сытом виде и горят в голодном. Убить их можно и простым оружием — обыкновенным железом и сталью. Заразить вампиризмом способны не только укусом, но и с помощью «вампирской» боевой магии в схватке. «Обращение» происходит не мгновенно. Сначала персонаж заболевает порфириновой гемофилией (она же гемофилия благородных и гемофилия венценосных в зависимости от перевода), которая с точки зрения игровой механики является обычной болезнью, навешивающей небольшие дебаффы (или баффы, зависит от версии) и излечивается элементарно — зельем, заклинанием или благословением любого алтаря. И только если в течение семидесяти двух игровых часов игрок так и не собрался вылечиться, он обращается в вампира. После этого возможность исцелиться от вампиризма сохраняется, но для этого уже придётся пройти специальный квест, который ещё надо будет найти.
  • Vampyr — в игре весьма подробно отражены лор и особенности вампиров. Например, их множество видов, хотя наиболее известны классические «эконы», которых сложно отличить от людей. Вампиром становятся если испить крови вампира (что запросто может получится по неосторожности), но не все это переживают, а вместо экона можно запросто получить упыря-скааля. Размножаться естественным путем вампиры тоже могут, но это считают недостойным, а для женщины-человека такая беременность смертельно опасна. Чеснока вампиры не боятся, но он служит символом — связка чеснока в доме означает, что про вампиров здесь знают и не боятся их, при этом вампиры боятся древесины, потому кол является действенным средством, и даже простой палкой можно нанести серьёзный ущерб. Вампиры горят на солнце, но убить их это не может — с заходом солнца они регенерируют. Вот огонь — это другое дело. Крест может причинить вред эконам, но он скорее служит проводником веры или фанатичной ненависти человека, хотя в церковь им тоже не войти. Разумные скаали при этом сами могут быть религиозны.
  • Вселенная Warcraft — как ни странно, вампиров, несмотря на впечатляющий паноптикум нежити, в «Варкрафте» долгое время не было. Вампирами и вампирообразными жителями Азерота являлись:
    • Демоны Натрезим — смесь чёрта с рогами и Орлока. Вытягивают жизнь вампирической аурой, вызывают стаи летучих мышей (также сами в них обращаются после смерти) и погружают противников в гипнотический сон. Правда, этим спектр их возможностей не ограничен.
    • Принцы-вампиры из Ледяной Короны — высшие эльфы, поднятые на службу Королю-Личу.
    • В Legion появились Вампираты. Пираты-вампиры, да. Ничем не выделяются, кроме того, что они одновременно… та-да-ам — вампиры и пираты. Подсвечено устами квестодателя: мол, никогда такого не было, чтоб люди вампирами становились (как сказано выше, типичными вампирами были некоторые эльфы-нежить, но никак не люди). На самом деле их «вампирский предок» — Кровавый Тан Лукард (Дракул наоборот) — бывший врайкул на службе Плети, которому Король-Лич дал то же проклятие, что и принцам Ледяной Короны.
  • «Аллоды» — вампирами в этом мире становятся эльфы, попавшие под влияние артефактов магии Тьмы: всякий, кто проведёт достаточно много времени поблизости от такого предмета, обратится в нежить. Кровь вампирам нужна только в качестве пищи и компонента для тёмных магических ритуалов, обращение через укус невозможно.

Визуальные новеллы

  • Насуверс (конкретно линейка Tsukihime и все, что с ней связано) — местные вампиры делятся на две большие группы: Истинные Предки и Мёртвые Апостолы. Предки сильно похожи на могущественных и прекрасных фейри из европейских преданий: это возлюбленные дети природы, наделённые невероятной силой Мраморного Фантазма и получающие подпитку от самой планеты. В крови как таковой не нуждаются, жажда крови для них сродни вредной привычке, которую Предки плохо контролируют. Те люди, которых Предок загрыз до смерти, называются Мёртвыми Апостолами. Это уже «труъ» вампиры — кровососущие ходячие мертвецы, боящиеся солнечного света. Небольшая часть людей, убитых Апостолами, возвращается в виде зомбиобразных упырей. За несколько сотен лет упырь может вернуть контроль над своим разумом и стать новым Мёртвым Апостолом. Все вампиры Насуверса — опаснейшие враги, и даже рядовой Апостол может доставить массу проблем магу или обладателю Мистических Глаз, не говоря уже о простом смертном. А «прокачавшийся» изначальный Мёртвый апостол способен победить и Истинного предка.

См. также

Примечания

  1. Строчка из пушкинского перевода „Вурдалака“.
  2. По крайней мере в славянской версии вампирского мифа это связано с тем, что вампиры, будучи не более, чем временными холопами нечистой силы, стоят в демонической иерархии куда ниже являющихся настоящей нечистью домовых.
  3. Собственно, строчки из песни „Грязная кровь“ музыкальной группы „Сектор Газа“.
  4. Кривой перевод, если честно. В английском варианте они Courts — Дворы. Да, точно так же, как и у фэйри.
Dragon icon.png

Вампир входит в серию статей

Бестиарий

Посетите портал «Бестиарий», чтобы узнать больше.

Джек Торранс.jpg

Вампир входит в серию статей

Ужасы

Посетите портал «Ужасы», чтобы узнать больше.

Внешние ссылки
TV Tropes Our Vampires Are Different