Бастард

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«
Позабыв про честь наследную,
Про карьеру, про дела.
Юный князь влюбился в бедную,
Она сына родила.
И лихой судьбой отмечена,
Не снеся последних мук,
Умерла горька, невенчанна,
И остался сын байстрюк.
»
— «Песня байстрюка», кинофильм «Гардемарины, вперёд»

Бастард, он же незаконнорожденный, он же байстрюк, он же ублюдок — человек (а в фантастике может быть и не человек), родившийся от отца с матерью, которые законный брак между собой не заключали. Обычно рождение бастарда связано с супружеской изменой, но не всегда: юный дворянин, мимоходом «осчастлививший» пригожую селянку, мог ещё вообще не состоять в браке. В историческом прошлом незаконнорожденные были поражены в правах: они не наследовали титулы или имущества, во всём они уступали законным детям. В некоторых случаях (например, в англосаксонском праве примерно до начала XX века, а местами и позже) они даже официально не имели родственников: для отца и его родни они никто и звать никак — но даже родственники по материнской линии от них «отрезались» («Не рождайся байстрюком!»). Это не говоря уже о том, что рогоносец мог не потерпеть «живое» напоминание о грешке супруги. Окончательно избавиться от дискриминации удалось только примерно к 70-м годам XX века. В Российской империи положение было аналогичным: внебрачный сын или дочь не имели право наследовать ни отцу, ни матери. Однако и здесь со временем нравы смягчались: уже в 1902-м году за бастардами было признано право наследовать матери и получать содержание от отца — если его отцовство удалось доказать.

Однако могли быть и исключения:

  1. Отец мог признать внебрачного ребёнка — и тогда бастард получал все права… или хотя бы значительную их часть. Характерный пример — Луизиана и другие французские колонии времён рабовладения: признанный ребёнок от белого хозяина и чёрной рабыни как минимум получал свободу. Со временем из таких бастардов даже сложился слой «господ второго сорта», называемых «чёрные и цветные креолы»: дочь такому в жёны белый не отдаст (если, конечно, это не сын маркиза, как Александр Дюма Дави де ля Пайетри[1]), но принимать мулата у себя в доме и вести с ним какие-нибудь торговые или иные дела — отчего бы нет? Когда Луизиана досталась США, правильных белых англосаксов с их «правилом капли крови» такая ситуация изрядно шокировала.
  2. И отец, и мать принадлежат к настолько высоким сословиям, что даже быть бастардом там почётно. Сын короля от фаворитки-дворянки часто получал какой-нибудь титул, хотя венценосному отцу и в страшном сне бы не приснилось его признание: зачем ему лишний наследник? Характерный пример — Антуан Бургундский, внебрачный сын герцога Бургундского Филлипа III Доброго и старший брат законного наследника Карла I Смелого. Современники Антуана, ближайшего сподвижника сначала отца, потом брата, иначе, чем «Великий Бастард Бургундский» и не титуловали.

Для признанных бастардов обычной практикой было использование специальной геральдики (например, особой формы полоса-перевязь на гербе) или фамилий (в Российской империи, например, фамилии традиционно усекались).

В некоторых случаях бастрадом мог быть признан и человек, который искренне считал себя рождённым в законном браке. Обычно такое бывало, если вскрывалось, что брак был заключён неправильно, кто-то из родителей ещё числился состоявшем в прежнем браке и т. д. Характерный пример — поэт Афанасий Фет: его отец, дворянин Афанасий Шеншин, будучи в Германии, женился на немке Шарлотте Фёт[2]. Однако по возвращении в Россию выяснилось, что лютеранский брак в империи не признаётся, нужными бумагами отец не озаботился, а по православному обряду родители будущего поэта поженились уже после его рождения, так что — извините, Афанасий Афанасьевич, но вы байстрюк! Доказать свои права на родовую фамилию поэт смог только в сильно пожилом возрасте.

Примеры

Мифология и фольклор

  • В греческой мифологии много кто из богов был не против развлечься на стороне со смертными. Чтобы далеко не ходить — Геракл, сын верховного бога Зевса и смертной Алкмены, которому вдобавок ещё строила козни законная супруга Зевса Гера (что ж, муженьку-громовержцу не помешаешь — так хоть на его бастарде отыграться можно!)
  • В некоторых английских народных балладах благородный разбойник Робин Гуд — внебрачный сын дочери графа, влюбившейся в простого йомена.

Литература

  • «Бастард» М. и С. Дяченко — молодой парень Станко с детства дразнился односельчанами, ведь мать родила его вне брака. И только на смертном одре она открыла ему, что его отец — могущественный жестокий князь Лиго, который изнасиловал ее, и потому Станко поклялся ей убить его. Ради этого он нанял в проводники браконьера Илияша, и в пути через множество опасностей не раз спасали друг другу жизнь, однако у самого замка Илияш ушел, а Станко схватили стражники, но не смогли допытаться, кем был его спутник, и отвели к князю Лиго. Оказалось, что Илияш и был Лиго, решившим в таком образе развеяться, и матери Станко он не помнит, и вообще никого не насиловал и даже никогда не был женат. В поединке Станко внезапно осознает, что не может убить того, кому спас жизнь и кто спасал его, и хочет проверить свое родство с Лиго единственным верным способом — дотронувшись до проклятого княжеского венца, который убивает любого, кто не принадлежит к княжескому роду. Но Лиго одним движением меча выбрасывает венец в окно — родство ему совершенно не важно.
  • «Башня Гоблинов» («Новарский цикл») Л. Спрэг де Кампа — в одном из новарских городов-государств есть любопытный закон: по нему старший из законных сыновей правителя получает престол — но старший из бастардов становится главнокомандующим армии и титулуется Его Незаконнорожденное Высочество. При этом захватить престол он не сможет (за ним никто не пойдёт) — но и просто отодвинуть себя в сторону он не даст.
  • «Братья Карамазовы» Ф. М. Достоевского — лакей Смердяков, сын старшего Карамазова от сумасшедшей Лизаветы Смердящей. Впрочем, может, и не его — но ребёнка он в дом забрал и кое-как вырастил.
  • «Война и мир» Л. Н. Толстого — Пьер Безухов. Бастард признанный, получивший все права.
  • «Гиперборейская чума» Лазарчука и Успенского — Эшигедей, главный тёмный трикстер романа, родился в результате связи русского офицера Кронида с нимуланской жрицей. Кронид об этом горько жалеет, так как отбитость сводного братца очевидна всей семье.
  • «Двум смертям не бывать» Н. Шнейдер — когда-то во время подавления крестьянского восстания благородный рыцарь не пощадил даже своего незаконнорожденного сына (мол, что я, всех своих бастардов помнить должен?!) За это мать молодого крестьянина его прокляла: на семь поколений в его роду ни один законный сын не сможет прожить дольше, чем было казнённому — а ему ещё не исполнился и 21 год… Так и получилось: рыцарь успел увидеть, как умирают его сыновья, затем внуки… С тех пор у каждого его потомка две обязанности: 1) жениться как можно раньше и до 21 года заиметь хотя бы одного сына; 2) наплодить побольше бастардов — на них проклятье не распространяется, и они продолжают служить роду (у главного героя сержант в его рыцарском «копье» — его дядя, внебрачный брат отца).
  • «Искатели неба» С. Лукьяненко — младший принц[3] Маркус, сын Владетеля, рожденный вне брака от польской княжны Элизабет. Причем Владетель был в принципе не против узаконить отношения с матерю Маркуса и сделать его полноправным принцем, но не успел — любовница заболела и скончалась.
  • «Князь» Александра Прозорова — обыкновенный российский школьник попавший в тело обыкновенного барчука из XVI века, вскоре начинает крутить любовь с ровесницей-холопкой, очень похожей на бывшую одноклассницу. Затем новый отец «радует» Андрея новостью про скорый брак по договорённости, который позволит боярам Лисьиным закончить миром долгую тяжбу с князем Друцким, а самому Андрею и его детям даст княжеское звание с родословной чуть ли не от самого Гостомысла. А что холопка нравится, так ничего страшного: ты, сынок, не девка — в подоле не принесёшь. А через много лет лет приехавший в гости к родителям князь Андрей увидел свою первую любовь вдовой хозяйкой богатого дома (боярин выдал её замуж за зажиточного старика, которого «супружеские долги» уже не интересовали, да в оброках послабления давал) и матерью десятилетнего мальчика, тоже Андрея. Позже князь Андрей назначил подросшего старшего своим «боярским сыном» и поручил ему управлять новым поместьем возле недавно захваченной Казани, а заодно отправил с ним старого Пахома, повелев учить его ратным наукам так, как тот его самого учил (Пахом без объяснений догадался, кем молодой Андрей князю приходится). А ещё позже Андрей и его «сын боярский» вместе отбивались от крымских татар в битве при Молоди.
  • «Мастер и Маргарита» М. А. Булгаков — сын Фриды, служанки, которая родила его от хозяина и тут же задушила платком. Причём по рассказу неясно, не было ли там вообще изнасилования?
  • «Наследник из Калькутты» Роберта Штильмарка — главный гад Джакомо Грели, бывший пират, удачно присвоивший имя и титул сэра Фредерика Райленда, плывшего в Англию из далёкой Индии, является внебрачным сыном богатого итальянского графа и некогда известной певицы. Впрочем маленькому Джакомо не было дозволено называть его отцом, а он сам по малолетству этого не понимал. А потом старый граф пригрозил лишить сына наследства, если тот не расстанется с «певичкой» — и тот расстался. А ещё через несколько лет его мать на одном концерте увидела любимого с женой, и убила её, и десятилетний Джакомо был отправлен в монастырь, откуда вскоре сбежал, был принят в семью рыбака и контрабандиста. А ещё через много лет случайно встретил свою постаревшую мать и узнал тайну своего происхождения. Его отец, в свою очередь, так и не женился во второй раз, а потом потерял детей и решил найти сироту Джакомо. Чего очень не хотели «святые отцы» ордена Иисуса, уже убедившие графа завещать всё своё богатство католической церкви.
  • «Нахалёнок» М. А. Шолохов — сам главный герой Мишка. Мать его родила до свадьбы — и, хоть всего через два месяца и обвенчалась, Мишку окружающие не любят и кличут «нахалёнком».
  • Песнь Льда и Пламени — в Вестеросе для относительно признанных бастардов зарезервированы специальные фамилии (Сноу на Севере, Риверс в Речных Землях, Уотерс в приморском Королевском Домене, Сэнд в пустынном Дорне и так далее для всех девяти земель Семи Королевств[4]), однако в случае полного признания и принятия в род бастард уже получает фамилию отца и все права.
    • Главный конфликт первого тома заключается в том, что настоящим отцом всех трёх детей недавно умершего короля Роберта Баратеона является родной брат королевы, стало быть никакие они не престолонаследники, а самый натуральный сабж, который положено гнать с Железного трона поганой метлой. Однако вдовая королева Серсея категорически не желает уступать титул и должность регента братьям нелюбимого мужа, поэтому раскрывший эту тайну Эддард Старк, слишком честный и гуманный для игр в престолы, теряет голову.
    • Сам Роберт был большим любителем секса, поэтому точное количество его бастардов никому не известно. Однако Серсея ради сохранения власти приказала найти и уничтожить всех и каждого. Из наиболее важных действующих персонажей можно отметить ученика кузнеца Джендри Уотерс, который подружился с Арьей, Эдрик Шторм, единственный признанный и первый ребёнок Роберта Мия Стоун, которая служит проводником в Долине.
    • Джон Сноу, один из главных героев последующих книг — бастард Эддарда Старка, поэтому по приезду гостей из других высоких родов его пересаживали с господского стола на стол пониже. Субверсия: на протяжении эпопеи активно намекается на то, что на самом деле он не ребенок, а племянник Эддарда: сын его сестры Лианны и принца Рейгара, втайне сочетавшихся браком, а значит — и законный наследник предыдущей королевской династии Таргариенов, которого Нед объявил своим бастардом, чтобы защитить от преследования со стороны новой власти.
    • Рамси Сноу, один из главных злодеев последующих книг — сын крестьянки, которую лорд Русе Болтон за нарушение «права первой ночи» изнасиловал рядом с телом убитого супруга. По какой-то причине лорд потом принял малыша, но на воспитание «забил», отчего вырос парень в атмосфере брошенности, наложившейся на убежденность в своем превосходстве и получился из него полный ублюдок не только по происхождению, но и по сути. Далее по ходу сюжета Рамси своей хитростью и жестокостью выслужил у отца полное признание с получением фамилии и права наследования.
    • У короля из династии Таргариенов Эйгона IV Недостойного, за всю его жизнь было около тысячи любовниц и множество бастардов. Те бастарды от благородных любовниц, которых Эйгон признал и узаконил, в последствии стали известны как Великие Бастарды и сыграли большую роль в истории Семи Королевств. Бастард Эйгона от его двоюродной сестры Дейны Непокорной Деймон даже основал новую династию Блэкфайров и претендовал на трон Вестероса, так как пользовался значительно большей популярностью, нежели законный наследник. На его стороне сражался другой бастард Эйгона Эйгор Риверс, а против Бринден Риверс, альбинос по прозвищу Кровавый Ворон, впоследствии ставший Десницей короля и главой тайной разведки. Эйгор же, после поражения первого восстания Блэкфайера, бежал в Эссос, где создал один из самых знаменитых отрядов наёмников Золотые мечи и предпринимал ещё несколько попыток вторжения в Вестерос. Ещё одна из великих бастардов Эйгона Шира Морская Звезда была известна, как одна из самых красивых женщин за всю историю Вестероса.
  • «Последние Каролинги» А. А. Говорова — Эд Робертин, граф Парижский, в будущем король Франции. Сын Роберта Сильного и принцессы Аделаиды… хотя с его происхождением не всё ясно. Но в любом случае другие персонажи Эда только что в глаза бастардом не называют.
  • «Ревизор» Н. В. Гоголя — старший сын Добчинского как раз во многом похож на Фета: родился до заключения законного брака. Так что к самозванцу Хлестакову он идёт, чтобы уладить этот щекотливый вопрос, а не ради того, чтобы в Петербурге о нём знали (как его приятель Бобчинский).
  • «Сага о Форкосиганах» — Константин Ботари, сержант барраярской армии, а позднее оруженосец Форкосиганов. Мать его была подпольной повитухой и проституткой, кто отец — сама была не в курсе.
    • Елена Ботари-Джезек, дочь Константина от изнасилованной им пленницы Элен Висконти во время эскобарской войны. Когда она узнала обстоятельства своего рождения, для Елены это было настолько диким шоком, что она предпочла держаться от Барраяра как можно дальше.
  • «Скарамуш» Р. Сабатини — главный герой. Но тут есть маленький подвох: Андре-Луи считает себя бастардом одного человека… но оказывается, что его настоящий отец совсем другой. Радости от обретения папаши Андре-Луи не испытывает ни малейшей.
  • «Фауст» И. В. фон Гёте — ребёнок Гретхен и Фауста. Впрочем, тут совсем грустно: Гретхен младенца убивает своими руками.
  • «Хроники Амбера» — если ты бессмертен и можешь путешествовать по самым необычным мирам, кто помешает тебе наплодить потомков? Вот лишь некоторые примеры:
    • Мерлин, сын Корвина, герой-рассказчик второго пятикнижия.
    • Люк Рейнард (Ринальдо) — сын Брэнда.
    • Далт — бастард короля Оберона от предводительницы банды фанатиков. Её отряд король разгромил, саму, по слухам, изнасиловал — так что Далт ненавидит Амбер и королевскую семью лютой ненавистью.
    • Собственно, король Оберон при жизни был ещё тот… «половой террорист». Когда его порождённый Лабиринтом призрак является к Мерлину, то пытается доказать, что он Оберон, перечисляя внебрачных детей — причём и тех, о которых неизвестно никому из придворных летописцев. Так что если вы вздумаете писать фанфик по «Хроникам» и захотите сделать героиню Мэри Сью — смело делайте её младшей дочерью или внучкой Оберона: покойный король где только ни бывал и кого только не трахал.
  • «Хроники странного королевства» О. Панкеевой:
    • В первую очередь принц-бастард (гусары, молчать! Это такой официальный титул) Элмар, сын короля Деимара XII, который «больше всего на свете любил оружие, порядок и женщин», но регулярно «ошибался в счёте до тринадцати» (то есть забывал продлевать противозачаточные заклинания, которые для мужчин действуют год, длящийся тринадцать лун). В юности накануне вражеского нашествия на родное племя был отправлен матерью в столицу Ортана. Король официально признал сироту, велел дать ему соответствующее воспитание и включил в список наследников после законных сыновей и племянника Шеллара.
    • Принц Мафей — был рождён поморской принцессой Роаной от какого-то эльфа. В родном Поморье с подачи злой принцессы Лисаветы двоюродные братья всячески издевались над малышом, а сама Роана с таким «багажом» не имела шансов на замужество, однако король Деимар, уже имевший двух взрослых сыновей от первой жены, женился на красавице после развода со второй женой и официально стал приемным отцом Мафею. Правда, без права наследования престола, к которому тот не имел никакого отношения, зато с возможностью в дальнейшем стать придворным магом.
    • Главный обидчик Мафея поморский принц Кондратий получил, что называется, по карме — сам заделал любовнице двух детей, признавать которых ему категорически запретил отличавшийся крутым нравом король Зиновий (на самом деле старик просто не хотел, чтобы их затравила Лисавета). Официально признать детей у Кондратия получилось только после того как дед Зиновий передал власть сыну Пафнутию (отцу Кондратия), тем более что тогда же провалившая заговор Лисавета внезапно потеряла память и вообще дееспособность.
    • Бард Диего Алламо дель Кастельмарра тоже незаконнорожденный (мэтр Максимильяно дель Кастельмарра и маэстрина Аллама Фуэнтес в браке никогда не состояли), но признанный. Отец, правда, самозванец — агент-наблюдатель из параллельного мира, внедренный под личиной «чудом спасшегося» настоящего Максимильяно. Кантор рассказывал, как в юности не раз отвечал снобам прямо в лицо «Да, я бастард, и вы можете идти с этим на два пальца!».
    • Ни одна из трёх дочерей галлантского короля Луи IX не имеет к официальному отцу никакого отношения. Учитывая, что представляет собой непросыхающий алкаш и педофил Луи как человек и правитель — оно и к лучшему. Далее по ходу сюжета королева после праздника уединяется с безродным паладином Лаврисом, получившим свой титул исключительно за личную храбрость, и наконец-то рожает мальчика, родословной которого и галлантские министры, и другие короли с придворными магами дружно решают лишний раз не интересоваться (благо здоровья в этом богатыре — на семерых, а остальное — не важно).
    • Орландо, наследный принц Мистралии по матери, был рождён в законном браке, но от заглянувшего в мир Дельта эльфа. По ходу сюжета был коронован ввиду отсутствия других престолонаследников (захватившие власть Небесные Всадники вырезали всю королевскую семью, а Орландо оставили по причине высокой магической силы).
    • Сам Орландо в один не особо прекрасный момент он обнаружил, что у него есть семилетняя дочь (о чем ему громко, четко и публично сообщила нашедшая злостного неплательщика алиментов мать-одиночка) и еще два с половиной десятка(!) потенциальных бастардов — а все потому, что на полуэльфов обычные противозачаточные заклинания не действуют, им самим надо предохраняться особыми заклинаниями, но Орландо ни о своем настоящем отце, ни о соответствующих заклинаниях ничего не знал.
    • В десятом томе появился виконт Гейран Бакарри — с очень высокой вероятностью еще один сын Деимара[5]. По крайней мере габаритами явно отличается от низкорослых старших братьев, зато очень похож на Элмара. Опять же внешнее сходство дополняет некоторая дубовость, свойственная что Элмару, что покойному Деимару, в силу чего Одноглазый Астуриас легко обманул виконта Бакарри и использовал в попытке захвата власти после капитуляции Шеллара перед армией тёмного властелина.
    • В финале среди множества детей бегают три рыжеволосых мальчика, которых Виктор Кангрем заделал принцессе Тине. Король Шеллар запретил им официально жениться, чтобы Тина и её дети сохранили право на трон Ортана (вот такая вот загогулина: замужняя принцесса теряет право на трон, зато незамужняя сохраняет даже при наличии всем известного фаворита). Благо старое родовое проклятие уже не действует, зато воспитанные на идеалах служения стране принцы не устраивают «игру престолов», а становятся честными министрами, которые и сами из семейной казны не воруют, и другим воровать не дают.
  • «Честь проклятых» Александра Прозорова — боярин Софоний Зорин, один из «трёх мушкетёров» (друзей Басарги Леонтьева), однажды остановил драку тем, что рубанул саблей поперек стола и назвался «сиротой московским». Противники сразу смекнули, что Москва — большая, и возможные родители у такого сироты могут оказаться самые разные. А так, действительно, сирота — подкидыш монастырский. Боярыня одна, когда вклад привезла, увидела его маленьким и сильно умилилась. А когда подрос, то аж двое князей и двое бояр покровительство оказали. Сам Софоний такому количеству возможных отцов был не сильно рад.
    • Сам Басарга по ходу сюжета полюбил большой и взаимной любовью сразу двух девушек — княжескую дочку и купеческую (княжна про другую не ведала, а купчиха монополии не требовала) — и ни с одной из них не мог официально венчаться, ибо для купчихи он — слишком знатен, а для княжны — слишком худороден. Так что обоим он настрогал в своём поместье «сирот-подкидышей», а потом сообразил устроить школу для них и для других подобных детей. Благо купеческая дочь книгами торговала и для себя всякие умные привозила, а для мужских наук Басарга нашёл одного ганзейского моряка и наёмника. Тем более что Басарга сдружился с Иваном Грозным, который личные умения и заслуги ценил выше древности рода.
    • А уже в наше время, ревизор Счётной палаты Евгений Леонтьев (возможно потомок того самого Басарги) при проведении ревизии в одном детском доме с необычно высоким финансированием обнаружит, что его история уходит в глубину веков. Да, это окажется та самая «школа байстрюков».
  • «Повесть о доме Тайра» и «Сказание о Ёсицунэ» — образцовый герой и самурай Минамото-но Ёсицунэ, ставший главным героем у клана Минамото, и не раз возглавлявший битвы, был сыном служанки, в то время как должность главнокомандующего занимал Минамото-но Ёритомо, рождённый от законной жены, который и стал сэйи-тай-сёгуном а своего брата Ёсицунэ, которому он был обязан всеми своими победами, «отблагодарил» доведя его до самоубийства: попросту говоря, Ёсицунэ очень хорошо знавший своего брата, когда его попытались схватить, сначала сбежал, а когда бежать стало некуда, то предпочёл вспороть себе живот, чтобы не попасть в плен к своему брату.
  • «Против ветра!» Владимира Коваленко. Игра с тропом — командир[6] «Александра Невского» Евгений Алексеев (тот самый, который в реальной истории был наместником на Дальнем востоке в начале XX века) не бастард царя, но генетика сыграла так, что внешне он похож на покойного Николая I. В результате к нему относятся как к бастарду царя — одни его берегут от морских боёв мировой войны 1863 года, другие нагло используют, третьи незаслуженно восхищаются, четвёртые завидуют, пятые презрительно зовут «царенышем» и всё это невероятно бесит Алексеева, желающего воевать на равне с остальными. Спасает только менталитет союзной Конфедерации[7], удалённость от американского фронта, слишком боящегося расстроить царя смертью сына начальства и богатая фантазия самого Алексеева, сумевшего из полуразбитого парового фрегата без парусной команды сделать броненосец. Правда в конце книги ему пришлось «признать» своё бастардство, чтобы продавить план атаки на британские корабли.

Кино

  • «Зефир в шоколаде» — таким считает себя чернокожий детдомовец Вася. Мол, наверняка его отцом был какой-нибудь африканский студент, учившийся в СССР и встречавшийся с местной жительницей: «Она залетела, он улетел…» Как оказалось, это совсем не так — на самом деле он коренной африканец, сирота, подобранный советскими военными советниками в неоколониальной горячей точке.
  • «Москва слезам не верит» — та самая Александра, чей «город наш с тобою». Дочь главной героини от парня, в которого она когда-то по молодой дури влюбилась.
  • «Царствие небесное» — пожилой барон де Ибелин, которого в фильме назвали Годфри, хотя его звали Балиан, решил, за отсутствием иных наследников отыскать своего бастарда по имени Балиан
  • «Хон Гиль Дон» — заглавный герой был сыном наложницы знатного чиновника и родился в один день с сыном от законной жены. К злости последней, мальчики росли очень дружными, как родные братья. А когда главу семейства назначили в дальнюю провинцию, жена отказалась покидать столицу, и тот взял с собой наложницу и юного Хон Гиль Дона. Там мальчик встретил старого кунг-фу монаха, который научил его рукопашному бою. Однако когда уже взрослый герой вместо тяжело раненного брата собрал армию и разгромил большой отряд ниндзя, прибывших из Японии ради разбоя и похищения женщин, другие господа сделали козью морду и не дали бастарду разрешения жениться на спасённой девушке из знатной семьи. Причём, Хон Гиль Дон — не был уникумом, в Корее было целое сословие детей дворян родившихся от наложниц, называемых чунъин, имевших статус ниже дворян, и по причине того, что ничего не наследовали — очень бедных. А ещё, в фильме прямо подчёркивается, что Хон Гиль Дон не имел права называть своего папу папой.

Телесериалы

  • «Гардемарины, вперёд!» — Никита Оленев, чья песня процитирована в эпиграфе, байстрюк графа. Позднее получает признание и становится «официальным наследником», но как раз во времена действия первого сериала он, по большому счёту, в доме своего отца никто и звать никак.
  • «Постучись в мою дверь»:
    • О том, что Кираз родилась до свадьбы Эды и Серкана, своих родителей, известно точно и с самого начала, с несколькими подсветками и с той, и с другой, и даже с третьей стороны.
    • Да и сам Серкан здесь — он сын Кемаля и Айдан Болат, переспавших по пьяни, и всё. Вплоть до середины 2 сезона (по турецким спискам) Серкан считался сыном Альптекина, на которого он и похож-то не был. Правда, Альптекин его своим сыном всё же считал, но вёл себя по отношению к нему как-то отстранённо. К слову, Серкан принял тот факт, что Кемаль — его подлинный отец, ой как не сразу, только при помощи Эды и Кираз.

Аниме и манга

  • Assassins Pride — Куфа Вампир был послан в академию герцогом Энджелом проверить, принадлежит ли его дочь Мелида к его роду паладинов, пробудив в ней никак не пробуждающиеся магические способности. Увы, ответ отрицательный — и Куфе полагается убить ее, чтобы не допустить позора и пятна на репутации семьи. Но Куфа жалеет изо всех сил пытающуюся бороться и тренироваться Мелиду и пересаживает ей часть своей магии, чтобы она стала полноценным бойцом. Правда, класс ее не «паладин», как у всех Энджелов, а «самурай», но в сюжете это не играет роли.
  • Berserk — Серпико не только верный адъютант и защитник Фарнезе ди Вандимион, но и ее единокровный брат, о чем знает только сам Серпико и его отец, богатый патриций Федерико ди Вандимион, бастарда официально не признавший, но неофициально оказывавший ему протекцию.
  • JoJo’s Bizzarre Adventures — Джоске Хигашиката, протагонист четвёртой части, является бастардом — продуктом внебрачной связи постаревшего Джозефа Джостара и Томоко Хигашиката.
  • One Piece — По сюжету арки Битвы при Маринфорде, бастардом «Короля Пиратов» Гол Д. Роджера оказался Портгас Д. Эйс. Этот факт причинял ему достаточно много боли - никто не хочет оказаться сыном самого печально известного пирата..

Настольные игры

  • Warhammer Fantasy Battles — Малус Темный Клинок, бастард правителя крепости тёмных эльфов Хаг Граэфа. Несмотря на низкое происхождение, благодаря своей безжалостности, коварству и амбициям смог подняться с самых низов и сам стал правителем Хаг Граэфа.

Видеоигры

  • Dragon Quest VIII — сводный брат Анджело Марчелло. Его мать была обычной служанкой, которую отец Анджело был вынужден выгнать после того, как она забеременела. Чуть позже он умудрился дорасти аж до лидера религиозного военного ордена, куда также был вынужден вступить и сам Анджело после гибели родителей. Изначально кажется вполне адекватным и добрым человеком, за исключением крайне негативного отношения к своему сводному брату. Но ближе к концу игры выясняется, что он всегда был тем ещё ублюдком.
  • Kingdom Come: Deliverance — как выяснится ближе к финалу, главный герой Индро на самом деле бастард пана Радцига Кобылы, который любил его мать, но жениться не мог, хотя и следил за судьбой сына. Подсвечено приятелем протагониста, молодым паном Яном Птачеком — он радуется и за Индро, и за себя, ибо друг-бастард куда почетней[8], чем друг-простолюдин.
  • Heroes of Might & Magic IV — в кампании Жизни некий рыцарь объявил себя бастардом покойного короля Грифонхарта, не оставившего наследников, и даже подтвердил это волшебным мечом. Протагонист-регент не верит этому, поэтому в стране начинается гражданская война. По ходу сюжета протагонист находит настоящий волшебный меч, с помощью которого в финале демонстрирует всем, что сам является бастардом королевской крови. Затем герой после победы над самозванцем коронуется и прекращает «игру в престолы».
  • Legend of Heroes — будущий Император Арнор влюбился в простолюдинку и даже произвёл на свет сына Оливера. Император собирался жениться, но дворяне высказали решительный протест, который его возлюбленная не пережила (Оливера спас назначенный ему телохранитель из семьи Вандеров. Арнор потом женился на дворянке, но старшего сына, хотя тот и не мог ему наследовать, всегда любил наравне с его братом и сестрой.
  • Mortal Kombat — пурпурный ниндзя Рэйн является бастардом эденийского бога Аргуса. Причём Аргус поступил как последний мудак — желая скрыть факт рождения бастарда, он наврал его матери, что ребёнок умер при родах и она умерла от горя. Самого Рэйна поместили в приют и наврали, что мама бросила его.
  • Mount & Blade — Принц Вальдим, претендент на вегирский престол, оказался подвинут своим дядей-регентом Бурелеком, якобы потому, что он не сын своего отца. Вальдим поклялся вернуть трон и взял себе прозвище «Бастард». Король Яроглек, сын Бурелека, в принципе не отрицает, что покойный папа что-то там нахимичил, но он то по закону наследовал, так что не причем.
  • Pathfinder: Kingmaker — Полуэльфийка Октавия является незаконнорожденной дочерью маркизы из Питакса. Мать вскоре после рождения Октавии была поставлена своим умирающим отцом перед выбором: либо она избавляется от бастарда тем или иным образом, либо она ничего не получит в наследство. Маркиза отдала дочь агенту Нумерийской Технолиги с целью последующего выкупа после получения наследства, но оказалась обманута — Октавию успели перепродать. Мать потратила почти всё, что у неё было на поиски дочери, но не добилась ничего (как подметит Джубилост, сыскари ничего не искали, а лишь поживились за её счет). В зависимости от того, спас ли игрок рабов в предыдущем личном квесте или оставил их умирать в огне, Октавия либо простит мать и пригласит её жить в столицу Барона, либо не простит и сожжет особняк матери.
  • Persona 5 — Горо Акети является бастардом одного из злодеев игры Масаёси Сидо. Этот и некоторые другие факторы привели его в итоге на дорожку зла.
  • Tekken — Дзин Кадзама является бастардом Кадзуи. А Ларс Александрсон является бастардом Хейхати. Первого родственнички признали, но вот только это признание оказалось проклятьем: Хейхати лишь использовал внучка для своих целей, из-за чего тот и возненавидел род Мисим. Ларсу в каком-то смысле повезло с тем, что Хейхати подзабыл, что он делал в Швеции. Ведь Хейхати тот ещё папаша.
    • Вообще, по словам Харады, Хейхати успел заделать где-то от 18 до 25 детей, из которых у 9 родство подтверждено. Неудивительно, что в 8-ой части на замену Хейхати завезли его очередного отпрыска.

Сетевой оригинальный контент

  • Гарри Поттер и методы рационального мышления — Лесат Лестрейдж, сын Беллатрисы Блэк от Пожирателя Смерти Родольфуса Лестрейджа, признанный бастард. Сам Воландеморт использовал фанатичную и сумасшедшую поклонницу как «переходящий приз», подкладывая её под своих сторонников ради забавы. Ни о каком браке с безумной речи, естественно, не шло. После окончания войны Лесат оказался не нужен никому, кто бы сочувствовал идеям Воландеморта — потому как Беллатрису и на той стороне не любили; зато для детей их противников он стал «законной» мишенью как сын массовой убийцы. Когда же Гарри с подачи профессора Квирелла устроил налёт на Азкабан и вытащил оттуда Беллатрису (потому что даже её нельзя оставлять на съедение дементорам) — Лесат стал столь же фанатичным, как его мать, приверженцем самого Гарри, и иначе, как «Мой Лорд», к нему не обращался. И минимум один раз старшекурсник Лестрейдж оказался очень полезен.

Примечания

  1. отец Александра Дюма старшего
  2. Да, фамилию поэта стоило бы читать через «ё» — но увы, так традиционно сложилось…
  3. Сам титул и означает «бастард Владетеля».
  4. Семь грандлордств, по которым и дано название, княжество Дорн и домен короля.
  5. Официально признавать многочисленных бастардов королю запретил его придворный маг, опасавшийся лежащего на династии проклятия — а ну как один из незаконных наследников покусится на наследника законного и начнется грандиозная драка за корону (исключение сделали только для Элмара — юный бастард первым делом познакомился с Шелларом, который свежеобретенного родственника выслушал, не нашел никаких препятствий к его признанию и королю оказалось проще признать наследника, чем объяснять племяннику причины отказа)? Что забавно, «битва бастардов» в итоге все-таки состоялась — Элмар настучал Гейрану по голове.
  6. Алексеев слишком неопытен для капитанской должности, а сам корабль слишком повреждён для морских походов, вдобавок подразумевается, что Алексеев будет тихо сидеть на берегу, а не рисковать головой на море.
  7. Получилось так, что в одной коалиции оказались Россия, Пруссия и Конфедерация южных штатов, а в другой — Англия, Франция, Австрия и США.
  8. Например, потому, что бастард знатного пана сравнительно легко может стать посвященным в рыцари — и все, сословная разница практически исчезла.
Внешние ссылки
TV Tropes Heroic Bastard — про добрых бастардов
Bastard Bastard — про злых бастардов