Демоны и мертвецы

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Пример противостояния из мира Warcraft. Фанатские симпатии разделяются.

Демоны и нежить — два эталонных образца фэнтезийного зла. И часто выступают на одной стороне, желающей изничтожить всё разумное-доброе-вечное. В традиционной культуре — что языческой, что авраамической, ожившие мертвецы причисляются к тёмным силам. Что рогатый бес, что вомпэр с клыками — освящённым его мечом, и вся недолга?

Не всё так однозначно. Оба архетипа злодеев за годы пребывания в жанре фэнтези существенно развивались и обрастали собственным колоритом. Предпосылки есть в самих мифах и религиях. Кощей Бессмертный — злодей, а Баба-Яга — иногда помогает герою. Стало быть, не вся нежить одинаково зловредна.

Если сеттинг допускает существование нежити, независимой от демонов, то причин для вражды между ними может быть очень много. Демоны могут быть недовольны вмешательством некромантов в естественный порядок вещей. Например, некроманты играются с душами смертных, которые должны были попасть в распоряжение демонов, за что последние им отнюдь не благодарны. Или, напротив, демоны относительно безразличны к существованию нежити, но какой-нибудь предприимчивый некромант решает выступить против них, а использование живых мертвецов в качестве пушечного мяса для войны считает наиболее практичным. Может быть, такой некромант считает демонов угрозой миропорядку, а использование нежити необходимой мерой, а может быть он и сам хочет захватить мир, а демонов считает помехой своим планам.

Таким образом, в разных вселенных одна из сторон может быть меньшим злом. Неудивительно, что конфликт распространён в тёмном фэнтези, чёрно-серых и чёрно-чёрных мирах, сеттингах с деконструкцией. Скажем, некромант представлен этаким фэнтезийным учёным, мрачным и чудаковатым, но с принципами, а демоны — темными силами, желающими погибели рода человеческого (эльфийского, гномского…). Или наоборот — адская сторона более-менее понятна (хотя бы в силу происхождения от людей, ангелов или еще каких благих или морально амбивалентных сил), существует с начала времен и необходима для механизма круговорота душ, наказывая грешников, а служители смерти обрекают любые души на участь хуже смерти и вообще хотят превратить вселенную в большое кладбище.

Но, с другой стороны, не менее распространен вариант сочетания этих двух сил. Очень часто нежить может быть низшими слугами демонов, которых те используют в качестве пушечного мяса. Или равнозначно служить могучему чернокнижнику — зачем довольствоваться чем-то одним? Если уж марать свою душу чёрной магией, так по-крупному! Занимаясь как некромантией, так и демонологией, черный маг вполне может заставить себе служить обе этих силы — в порабощении мира все средства хороши.

И наконец стоит заметить, что даже в рамках одного сеттинга подходы необязательно исключают друг друга. Как уже упоминалось выше, демоны и нежить могут сколько угодно ненавидеть друг друга, но продолжать быть по своей сути созданиями тьмы, а значит одинаково уязвимы для святого оружия. Некромант, ненавидящий демонов, вовсе необязательно монополизирует использование живых мертвецов — противостоящие ему силы Ада вполне могут тоже использовать свою нежить. И демоны тоже не всегда выступают монолитной силой, гораздо чаще их много, они преследуют разные интересы и враждуют. Один лорд демонов может стремиться покарать любого смертного, практикующего некромантию, а другой относиться к такому занятию положительно и поощрять своих последователей на это. Разумеется, они и их последователи будут вести непримиримую войну.

В общем, все зависит только от фантазии авторов, а мы в данной статье постараемся привести примеры противостояний и сочетаний этих двух сил.

Сочетание[править]

Литература[править]

  • «Песнь Льда и Пламени» — Иные одновременно и демоны, и повелители нежити, и местные фейри.
    • Впрочем, если считать демонопоклонниками Р’глориан, то будет противостояние.
  • «Тёмная Башня» — среди слуг Алого Короля есть как демоны Прима и полудемонические зверолюди-тахины и кан’тои, так и вампиры, причём если низшие вампиры являются нежитью, то вампирские старейшины-Праотцы — тоже порождения Прима.
  • «Хроники странного королевства» О. Панкеевой — люди с демонической кровью (Харган, Морриган), как правило, оказываются талантливы в некромантии.

Видеоигры[править]

  • Времена Раздора - некромантию практикуют еретики-демонопоклонники, сами некроманты практикуют жертвоприношения и общение с демонами, упыри (нежить) одержимы демонами, мертвяки - подняты демонами, за счет чего мертвяков могут лечить своей магией еретики и некроманты.
    • В косвенном продолжении "Легенды Эйзенвальда" некроманты и еретики были разделены на две сильно отличающиеся ветви магии. Некромант - атака и призыв привидений, еретик - лечение и баффы через вселение демонов, объединяет их наличие перка "богопротивный", который также имеют ведьмы.
  • Blood — Чернобогу подвластна и нежить, и чертовщина. И всякая ползуче-хтонично-лавкрафтоподобная хрень до кучи.
  • Castlevania — среди подчинённых господаря вампиров Дракулы есть как нежить, так и демоны, а его правая рукаСмерть с косой. В экранизации монстры Дракулы являются демонами и нежитью одновременно — это души грешников из Ада, привязанные придворными чернокнижниками Дракулы Гектором и Исхаком к искусственно созданным на основе трупов чудовищным телам.
  • Demon's Souls — в этой игре демоны похищают людские души, тем самым превращая их в мертвецов, и повелевают ими.
  • DoomЗомби и Ревенанты являются созданиями демонов.
  • Etherlords («Демиурги») — lawful evil Синтеты и chaotic evil Хаоты[1] в первой части объединяются, как и две светлые расы. Во второй — каждый сам за себя.
  • Gothic — сосуществуют как служители темных магов и божеств. Например, охранники некроманта Ксардаса из первой и второй частей — демоны. Главному злодею первой части служат и нежить, и демоны, при этом он сам является демоном.
  • Heroes of Might and Magic IV — демонов и некромантов запихнули в один замок.
    • По сюжету кампании, даже криганские генералы очертенели (пардон за каламбур) от того, что собирался сделать лич Калибарр, а потому присягнули Голдоту Полумёртвому.
  • Sacred — призванный в мир высший демон вызывает пробуждение и нашествие нежити.
  • Serious Sam — среди монстров Ментала есть и демоны[2], и живые мертвецы.
  • Painkiller — в армии Люцифера вагон и маленькая тележка нежити.
  • The Suffering — весьма размытая грань между демонизмом и неупокоенностью у монстров тюрьмы.
  • «Магия войны: Знамёна тьмы» — демон-некромант Ши, протагонист-злодей одной из кампаний.

Музыка[править]

  • Angizia — в альбоме Ein Toter fährt gern Ringelspiel армией мертвецов командует адский генерал Кецман.

Противостояние[править]

Литература[править]

  • «Путь демона» А. Глушановского — главный герой и демон, и некромант, и первоначально эти ипостаси в нем прекрасно уживаются. Проблемы начинаются, когда он умирает и восстает в качестве лича: пытаясь восстановить свои демонические силы за счет связанных с демонизмом эмоций, герой сталкивается с противоречием между необузданными страстями демонов и холодной бесчувственностью нежити. Если бы не своевременный совет от богини огня, антагонист смеялся бы последним.
  • «Тайный город» В. Панова — Тёмный Дом Нави (включая вампиров Масанов) борется против лавкрафтианских демонов с большевистскими личинами, которые чужды миру как таковому.
  • «Упорядоченное» — несколько примеров:
    • Добрый некромант Фесс готов противостоять мировому злу. Мировых зол тут немало, на демонов более всего походят Козлоногие. Да и Эвенгар Салладорский с Тьмой к другим злодеям минимум равнодушны.
    • Антигерои-богоборцы Хедин и Ракот очень не любят Спасителя, который там высший энерговампир. Он их тоже не особо… разве что на завтрак, гхм.

Комиксы[править]

  • Top Cow Universe — пастор-расстрига Том Джадж с ордой ручных демонов и обладатель артефакта «Смерть», мафиози Джеки Эстакадо. Второй, правда, не скелетов призывает, а смешных гоблиноподобных миньонов.

Телесериалы[править]

  • «От заката до рассвета» — вампиры против демонов в третьем сезоне. Первые часто бывают злодеями со стандартами, вторые же — полные чудовища и бездушные изверги.

Аниме и манга[править]

  • Аниме Soul Eater — академия Синигами-самы создана именно для противостояния заточённому под академией архидемону-Кисину и для охоты на отморозков, чья душа может стать яйцом нового Кисина.

Видеоигры[править]

  • Age of Wonders — нежить и теневые демоны друг друга не переваривают. Впрочем, нежить в этом сеттинге куда хуже демонов — они более-менее договороспособны, хотя при необходимости способны промывать мозги. А договориться с живыми мертвецами крайне тяжело — они враги всего живого.
  • Diablo II — некромант воюет против исчадий ада с не меньшим рвением, чем паладин. Впрочем, те тоже не дураки попользоваться нежитью: нередко получается нежить против нежити.
    • В обновлении к Diablo III некроманта вернули. Также на него похож Witch Doctor (в локализации — Колдун).
    • В аддоне к третьей части главным гадом является Малтаэль — ангел Смерти, злейший враг демонов и человечества.
  • Disciples — Легионы Проклятых и Орды Нежити ненавидят друг друга.
  • Heroes of Might and Magic — Демоны-кригане здесь обычные инопланетные захватчики, не имеющие отношения к нежити. Представители Некрополиса часто враждуют с ними, поскольку тоже хотят захватить и поработить мир. Нежить в армии портит боевой дух любому войску, в том числе и демонам, так что держать их в одной армии не очень хорошая затея даже игромеханически.
    • В ролевой серии Might and Magic также встречается неоднократно. Некроманты хотят править миром, а для этого мир нужно для начала спасти от космической саранчи, то есть тех же криган.
    • В мире Асхан (пятая часть и далее) некроманты поклоняются драконице Асхе, которая имеет тёмную ипостась, но почитается в рамках драконьего пантеона. А вот её брат дракон Ургаш, создавший демонов, — чистейший сатанинский архетип, которого ненавидят все.
    • Dark Messiah of Might and Magic — action с элементами RPG, действия которого происходят в том же самом Асхане из пятых (и далее) героев, по сути игра продолжает сюжет пятой части и её дополнений. Играть предстоит за демонического отпрыска Изебеллы из пятой части, который может принимать облик демона как временную боевую форму. Главный антагонист игры — некромант Арантир, вступающий в яростное противостояние с главным героем. Он подсвечивает троп — в своем монологе замечает, что маг и некромант две стороны одной медали, а демоны совершенно чуждые миру чудовища. Зато святой "драконий" меч как рубит нежить с удвоенной силой, так и причиняет боль протагонисту, пока он не изгонит из себя демоницу. Хрустальных драконов Иисусов не обманешь!
  • The Elder Scrolls — разновидность демонов этого мира — даэдра, за единственным исключением никак не связаны с нежитью. Некромантию практикуют в основном смертные колдуны, и большинству даэдра до этого нет дела. Но существует такой Принц Даэдра как Леди Света Меридия, ненавидящая некромантию и нежить. Практически во всех играх она дает задание на зачистку очередного логова некромантов.
    • А упомянутое здесь исключение — Принц Даэдра Молаг Бал, специализирующийся на развращении смертных. Он не является покровителем некромантии как таковой, ему служат обычные низшие даэдра, но тем не менее именно он считается отцом всех вампиров. А вампиры хоть и считаются нежитью, но очень сильно отличаются от всех её остальных вариаций. По-сути вампиризм похож скорее на конечную стадию волшебной болезни, кроме того всегда существует хоть и сложный, но вполне реальный способ исцелиться от него, снова став обычным смертным, что еще больше подчеркивает их отличие от обычной нежити.
  • Warcraft III — зигзаг. Изначально нежить была подручными демонов и выполняла поставленную ими же задачу. В кампании за нежить даже дают под управление несколько демонов. Но вскоре ситуация начинает меняться. Первые «ласточки» были видны ещё в конце оригинальной кампании — Артас в последнем своём появлении там делает ход против Архимонда, рассказав Иллидану о Черепе Гул’дана. Начиная с Frozen Throne противостояние идёт «на полную»: после смерти Архимонда Король-Лич окончательно выходит из под контроля демонов и Плеть становится злейшими врагами Пылающего Легиона. И мало того, из-за ослабления Короля-Лича появляется независимая фракция нежити во главе с Сильваной, и они тоже отнюдь не дружелюбны к Пылающему Легиону.
  • Warlords Battlecry — эти две расы не питают друг к другу никаких чувств, кроме ненависти.
  • «Аллоды» — некроманты есть жутковатая, но всё-таки человеческая сила, «тёмные учёные». Демоны — астральная угроза существованию самого мира.

Настольные игры[править]

  • Vampire: the Masquerade — вампиры всех сект ОЧЕНЬ нервно реагируют на дьяволопоклонничество. Единственный клан отщепенцев, переметнувшийся к демонам — Ваали — ненавидят все, все, все остальные вампиры. Камарилья ненавидит их потому, что они не признают Маскарада, устраивают кровавые гекатомбы, швыряются зелёным пламенем, и вообще по-черному палят контору. Шабаш — потому, что согласно его религиозно-философским воззрениям клятые сатанисты приближают Геенну — вампирский Апокалипсис с пробуждением Допотопных и зохавыванием оными всех вампиров. Поэтому если Камарилья «аццких сотонистов» гоняет только тогда, когда они начинают представлять угрозу для Маскарада, то Шабаш для борьбы с этими уродами создал спецслужбы: Инквизицию и Чёрную Руку.
    • Mage: the Ascension — самая близкая к некромантии магическая Традиция — Эвтанатос, «убийцы милосердия». Серьезная часть их магии связана со смертью, есть и создание нежити. Но при встрече с Нефанди — магами, продавшимися с потрохами демонам, — они обычно стреляют сразу. Потому что Эвтанатос со всеми своими танатическими практиками служат Кругу перерождений, а то, что делают Нефанди, калечит душу не только в нынешнем воплощении, но и во всех последующих.
  • Warhammer 40000: хаоситы и некроны далеко не друзья. А кто тут дружит, впрочем? Один из примеров, когда демоническая сторона всё-таки ближе к людям: это имперцы-еретики, а некроны — инопланетная технонежить.
    • У самих хаоситов враждуют Тзинч (который за прогресс и разнообразие, с демонами, похожими на чудовищ с картин Босха) и Нургл (который за гниение и спокойствие, с демонами, похожими на разлагающиеся трупы).
  • Warhammer Fantasy — аналогично. Хаоситы не прочь повоевать и с «египетскими» личами, и с «европейскими» вампирами. А ещё между собой и все друг с другом. Интересно, что готовит нам перезапуск серии aka «Век Зигмара»?..
    • Age of Sigmar подарил Великий Альянс Смерти под предводительством бога смерти Нагаша, желающего превратить все миры в царства нежити, и на этой почве враждующий со всеми остальными, в основном с Хаосом.

Неоднозначные варианты[править]

Литература[править]

  • Легендариум Толкина — все злыдни собраны в кучу: и балроги, и назгулы — служители Саурона или Мелькора, которые оба на одной стороне[3]
    • С другой стороны, там есть хороший «Аид»/«Харон» — Мандос.
    • А ещё Арагорн ведёт в бой войско неупокоенных духов.
    • У Толкина вообще смерть отродясь злом не была. Зло для него это страх перед смертью, и жажда бессмертия для тех, кому оно не положено.
    • При этом некромантия, то есть всякое неавторизованное вмешательство в утвержденную Эру и Валар механику смерти, однозначно зло. И практикует её в первую очередь демоничный Саурон и его некромантией же порожденный приспешник Ангмарец.

Мультсериалы[править]

  • «Время приключений» — местных вампиров перебила полудемоница Марселин и высосала их души, а последний вампир успел обратить её, и теперь она вампир получеловек-полудемон. Но это не общий принцип, а личные заморочки Марселин: другие демоны в особой ненависти к вампирам не замечены.
    • Кстати, Темносферой (местным «характерным адом» с босховскими демонами) правит отец Марселин, в «основной» форме очень похожий на вампира. Но это просто внешнее сходство, в целом он скорее гигеровский монстр.

Примечания[править]

  1. В отсутствие околобиблейской бесовщины варвары-огнепоклонники подходят под троп. Синтеты противостоят природникам Виталам, а Хаоты — ангелоподобным Кинетам.
  2. Точнее, это инопланетяне, но такая уж конвергенция.
  3. Однако Саурону Балроги не служили, так как в те времена из них нашёлся только один, который жил в Мории, в Мордор и близко не заглядывая.