Музыка

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.png Эта статья описывает сам вид художественного произведения, нужно приводить только особые примеры.
Музыкой обычно называют последовательность звуков, объединённых мелодией или ритмом звучания и, желательно, смыслом. Музыка состоит из ритма, мелодии и гармонии, а ещё она состоит из нот, аккордов и их обыгрываний.
  • Ритм — смысл его и так понятен, ритм — это то, что получится, если настучать музыку кулаком по столу.
  • Мелодия — последовательность нот, следующих друг за другом.
  • Гармония — все остальные ноты, как бы обвес или одежда мелодии. Важным понятием в гармонии является аккомпанемент — это то «трень, брень», которое звучит на фоне мелодии и меняется вместе с ней. Когда поют песню под гитару, то голосом ведут мелодию, а на гитаре наигрывают аккомпанемент (гармонию).
  • Ноты — отдельные звуки определенной частоты. Ввиду некоторых интересных следствий из законов физики, звуки с частотами, кратными степеням двойки (например, 16, 32, 64, 128, 256, 512, 1024 Гц) звучат похоже, и их принято обозначать одинаковыми нотами. Интервал между двумя степенями двойки называется октавой, его делят на 12 нот, из которых 7 имеют собственные имена, а остальные обозначаются с помощью знаков альтерации — диезов и бемолей. Например, до-диез или си-бемоль.
  • Аккорды — созвучия из нескольких нот. Не все ноты звучат одинаково хорошо вместе, поэтому принято использовать определенные наборы нот, которые встречаются вместе — это лады. Важнейшие лады — мажор (весёлый) и минор (грустный). Ещё ноты группируются в тональности — могучие кучки, собранные вокруг какой-то одной главной ноты по правилам лада. Последовательность всех нот одного лада и тональности называется гаммой. Ну, а аккорд — это гроздь одновременно или последовательно взятых нот, которые берутся из гаммы опять же по определенным правилам. Наука, которая учит отличать друг от друга все эти ноты, лады, тональности, называется теорией музыки, а наука практического применения всего этого сольфеджио. Курение теории музыки и сольфеджио помогает понять, откуда берется аккорд и мелодия. Ну, а для тех, кто сольфеджио не нюхал, аккорд — это такая фигура из трех пальцев, которую надо зажать на гитаре, чтобы получился красявенький «брынь» (на самом деле фигура из трех пальцев называется аппликатура).
    • Часто можно встретить упоминание о неких «трех блатных аккордах», из которых можно сложить любую музыку. Блатные — это какие? На самом деле, три блатных аккорда (ля минор, ре минор и ми мажор) — это наиболее употребительные аккорды тональности ля в гармоническом миноре, а практически вся так называемая русская городская музыка (городские романсы, шансон, авторская и менестрельская песня, добрая половина русского рока) играется именно в этой тональности. Для других музыкальных направлений «блатные» аккорды другие, например, многие американские песни — в натуральном до-мажоре, блюз часто играется в ми-миноре и в нем в ходу септаккорды (а в джазе не только они, но и нонаккорды, терцдецимаккорды и охулиардаккорды) а в метал-музыке в ходу «блатные» квинты в ля, определенного лада не имеющие.

Консонансы и диссонансы

Вся суть музыки в том, что одни ноты сочетаются друг с другом лучше, а другие хуже. Причина этого в физике, в частности, в таком явлении, как обертон. Когда колеблется струна (или голосовые связки, или ещё какой звучащий элемент), она издает не только основной тон, но и определенные призвуки, частоты которых относятся к частоте основного тона как простые натуральные дроби. Поэтому, когда мы сначала слышим определенную ноту, а следом за ней или одновременно с ней — ноту, которая является обертоном этой ноты, и сливается с призвуком первой ноты, это звучит красиво. Это консонанс. Если же частоты двух нот относятся друг к другу как некрасивая дробь с длинными числителями и знаменателями, или хуже того — как иррациональное число, они не могут быть обертонами друг друга и звучат вместе противно. Это — диссонанс.

Можно было бы подумать, что консонанс — хорошо, а диссонанс — плохо. Если вы так подумали, то поздравляем, вы только что изобрели самую примитивную, первобытную музыку — монотонику и пентатонику. Если тренькать одну и ту же ноту на луке с тетивой или варгане, то получится максимальный, абсолютный консонанс — ноты с самой собой. Можно выбрынькивать этой нотой ритмический рисунок, бить в бубен и гортанить, и вы будете иметь оглушительный успех на гастролях среди кроманьонцев. Можете подобрать такие ноты, которые составляют только консонансы друг с другом (их пять), и перебирать их в случайном порядке — вам будут аплодировать в Древнем Египте и долине Междуречья, в индейских племенах Анд и кочевых ордах бескрайних азиатских степей. Звук у вас получится такой этническо-хиппово-укуренно-космический, но ни одной привычной мелодии или гармонии вы на этих нотах не сыграете.

Уже древние греки заметили, что пентатоника скучновата, и нот не хватает. Они вычислили две недостающие ноты и изобрели диатонику — музыку из семи нот, среди которых не все друг с другом консонируют. И это оказалось интереснее, чем укуренное бренькание старой пентатоники! Новую музыку сравнили с путешествием — мы начинаем в некоем устое, в чем-то привычном, и отдаляемся от него в нечто остренькое и немного диссонирующее — а после кульминации мелодии возвращаемся в устой. Так появилась гармония и современные понятия о музыке. Греки сочинили семь ладов, различавшихся порядком нот и настроением, и эти лады с изменениями используются и поныне. Пользовались ими и римляне, и средневековые европейцы.

К концу средневековья научились играть гармонию аккордами, и тут обнаружились недостатки натуральной диатоники. Оказалось, ноты расположены неравномерно, и между ними есть пустые места. Эти пустые места нашли и вычислили ещё 5 нот, которые назвали диезными и бемольными. Но даже с ними все равно получалось неравномерно, интервалы от разных нот как-то не бились друг с другом, между ними возникали крошечные, но неприятные диссонансы.

В эпоху Просвещения придумали, как с этим бороться — за стандартные ноты приняли не идеальные обертона натурального ряда, а тона, немного отличающиеся от них, зато расположенные равномерно. Так каждая нота стала чуть-чуть, незаметно лажовой, но дырки в нотном ряду исчезли, все интервалы между нотами стали биться друг с другом встык. Так появился современный нотный строй.

По мере того, как усложнялась система нот, увеличивалась терпимость нашего уха к диссонансу. Так, в Средние века тщательно избегали интервалов между нотами в полутон и в три тона — последний даже прозвали дьяволом в музыке. Но к ним привыкли и распробовали их так же, как и после пентатоники распробовали диатонику. Теперь эти диссонансные интервалы играют важную роль в музыке — подчеркивают ее эмоции, делают более остреньким самый напряженный аккорд в произведении — доминанту. А в джазе и блюзе зачастую каждый аккорд содержит какой-нибудь диссонансный интервал.

Музыкальные стили и жанры