Стилистика девяностых

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Red copyright.svgОбнаружено копивио
В данной статье обнаружены фрагменты текста, скопированные из других источников. Согласно правилу WT:НЕКОПИПАСТА любое копирование материалов с других ресурсов запрещается. Фрагменты, нарушающие авторские права, должны быть отмечены красным при помощи шаблона {{cv}}, а затем переписаны или удалены.
Свежачок!

Характерная эстетика произведений (фильмов, книг, игр), созданных в странах бывшего соцлагеря после его развала. Наиболее представлена в России, на Украине и в Белоруссии, хотя встречается и в других странах Восточной Европы вроде Чехии и Польши.

Не путать с тропом «Бесславные девяностые» (хотя они нередко пересекаются) — там речь идёт о фактических реалиях девяностых (братки, «новые русские», война в Чечне и др.), а здесь скорее о художественных формах, в которых выражались мечты и надежды людей той эпохи.

Произведения, созданные на границе тысячелетий, тоже могут вписываться в понятие. Как видно по примерам, их весьма много.

Граничит с определением «Трэш 80-х», но Стилистика 90-х более узкая, локализованная.

Очень многое переняла у контркультуры американских 60-х и 70-х, добавив к этому отечественную специфику (например, идеологический зигзаг: если западная государственная линия в ту эпоху была преимущественно правоконсервативной, а контркультура — соответственно, левой, то отечественная контркультура в пику советской идеологии нередко уклонялась вправо).

Характерные черты[править]

(линк)

В 2010-ых тоже помнят.
  • Китч, яркие, кислотные цвета и завороченные сюжеты, креативные, но порой аляповатые дизайны, сочетание бюджетности и бурного полёта фантазии. Многие произведения подпадают либо под троп «Хорошо, но плохо», либо под троп «Так плохо, что уже хорошо».
  • Абсурдное, часто карикатурное смешение российских и западных реалий — пожалуй, самая характерная черта. Иван-дурак против Терминатора? Почему бы и нет! Вовочка-охотник на нечисть и Мариванна-вампирша? Как пить дать! Культ Ньярлатхотепа в мавзолее Ленина? Всенепременно!
    • В частности, сильное влияние западных комиксов, кинотриллеров и фильмов ужасов.
    • А также обилие псевдозападных авторов и франшиз: например, новеллизация сериала «Твин Пикс» авторства «Джона Томпсона» и нелицензионные переводы американских книг-игр, выходившие под вымышленным именем «Майкл Фрост». Качество подражания варьируется от Хэллоубобщины и клюквенной Америки до вполне себе годного.
    • Идеализированно-клюквенное отношение к Западу как к некоей сказочной «земле обетованной», а также ностальгия по дореволюционной России как по «потерянному раю», идеализация и героизация белогвардейцев (в других странах Восточной Европы, соответственно, ностальгия по Великому княжеству Литовскому, Польской Республике и/или Речи Посполитой, и др.).
  • Нонконформизм и контркультурность везде и во всём; многие произведения западной контркультуры 60-х, такие как «Illuminatus!» Роберта Уилсона, стали популярны в СНГ именно в девяностые. В России это принимало извод, который нынче проходит по статье «Экстремизм» (да и тогда проходил, только система была не так стабильна). Причём угарно-маргинальные личности могли толкать месседж в стиле «православие-самодержавие-народность» или «союз коммунистов с фашистами победит дьявола»[1].
    • Плюс мода на всевозможных авторов «чёрной фантастики» эпохи декаданса и начала века: Г. Майринка, Лотреамона, Жана Рэя и других.
  • А также интерес ко всевозможным мистико-конспирологическим темам, тайным клубам и орденам, в частности, к нацистскому оккультизму (именно тогда становятся популярными такие темы, как Аненербе, Общество Туле, Общество Врил, Орден Зелёного Дракона, диски Хаунебу и др.). Причём подавалось это в ракурсе «запретных знаний, которые от нас скрывали»; в определённом смысле этот интерес российской контркультуры к нацистскому оккультизму в пику советскому мейнстриму аналогичен западному интересу к сатанизму (ЛаВэй, Акино) в пику религиозно-консервативному мейнстриму. При этом, не котируя советский атеизм, авангардные мистики холодно относились к официальной церковности — оттуда появлялись сплавы христианства с язычеством, катакомбные движения, конспирологические апологии борьбы с демонами.
  • Стёб над отечественным и зарубежным истеблишментом: политиками, спортсменами, медиаперсонами. И вымышленными героями.
  • Большое влияние видеоигр (в значительной степени — игр в жанре квест, а также приставочных игрушек), ибо эта индустрия стала во всём мире активно развиваться и процветать именно в девяностые. Есть и собственно игры в этой стилистике, и аллюзии на игры (например, в книгах). Также выходили доставляющие и на удивление неплохие качеством пиратские переводы западных игр, в которые тоже были привнесены некоторые отечественные «фишки» (в числе наиболее известных локализаторов — Taralej & JaboCrack).
    • В частности, популярным становится такой сеттинг как Реальная виртуальность: многие (особенно детско-тинейджерские) произведения той эпохи повествуют о фантастических приключениях в виртуальных мирах, куда подростки убегают от постсоветской действительности (справедливости ради, этот сеттинг входит в моду не только на постсоветском пространстве, но и в западном мире).

Примеры[править]

Когда-то это заменяло молодёжи эти ваши Миры Тьмы и Сказания.

Литература[править]

  • Юрий Петухов! Написал российский Warhammer 40 000 с масонскими упырями-демоноидами, которых мочит исконно-посконный космодесантник Иван. К увесистым кирпичам (вызывавшим откладывание кирпичей у толерантного истеблишмента 90-ых) прилагается бестиарий инопланетно-инфернальных сил с иллюстрациями автора, подчас не уступающими Гигеру. Будучи представителем национал-патриотического движа, писал и о нашем плане мироздания — доисторической русской сверхдержаве, например. Да хоть про тот же мавзолей (зиккурат!) Ленина.
  • Вилли Конн он же Вадим Белоусов — прославился эпичными трэш-произведениями, пародировавшими тогдашнюю моду на западные триллеры категории «Б». Частные детективы, пришельцы, эротика, Джек Потрошитель, космические проститутки, Сатана-инопланетный мутант и тому подобное. В советские годы писал научпоп и говорил, что «фантастика — это недолитература, которую мошенники пишут для идиотов».
  • Владимир Сорокин — аналогично.
  • Детективы и страшилки Валерия Роньшина — педаль в земную кору. Автор смешивает элементы пионерских страшилок с международными заговорами, американскими шпионами[2], тайными сектами, монстрами, и много чем ещё.
  • Творчество трэш-автора Ильи Масодова. Также с начала 00-х. В некотором роде инверсия: какие уж тут надежды? Основную тему можно определить как некрокоммунизм, пионерская эстетика прёт через край, смешиваясь с лютой чернухой и крипотой. Автор в некоторых кругах имеет звание «последнего советского писателя».
  • Практически все произведения Виктора Пелевина. Оккультная символика в рекламных брендах девяностых, древние оборотни в современной Москве, конспирологическая подоплёка советской космической программы, и так далее. В «t» (2009) есть и стёб над явлением: в такой эстетике работают Ариэль и компания, создающие вселенную с крутым бойцом-философом Л. Толстым и охотником на зомби Ф. Достоевским.
  • Вообще всё творчество «Южинского кружка» (Александр Дугин, Евгений Головин, Юрий Мамлеев; известны как собственным творчеством, так и переводами западных авторов): алхимия, оккультный нацизм, «чёрная фантастика» эпохи декаданса, трэш, угар и содомия. И это ещё в восьмидесятые!
    • Журналы «Элементы» и «Милый ангел», выпускавшиеся тем же самым А. Дугиным.
    • А также творчество конспиролога Юрия Воробьёвского, который одно время креативил совместно с Дугиным. Например, «Стук в золотые врата» — о том, как масоны, розенкрейцеры, нацисты и вампиры из американских триллеров пытались уничтожить Великую Православную Россию.
  • Произведения Г. Зотова — множественные отсылки на религиозные и мистические доктрины, стилизации под западные триллеры и хорроры вкупе с пародиями на российские реалии. Одно из произведений — «Череп субботы» — посвящено альтернативной России XXI века, где не было Октябрьской революции.
  • «Детский мир» А. Столярова — детские страшилки оживляет древний хтонический монстр, мимикрировавший под директрису магазина «Детский мир» Альдину Георгиевну (возможно, отсылка к Арделии Лорц из «Библиотечной полиции» Стивена Кинга).
  • «Дом, в котором» М. Петросян — писался как раз в ту эпоху, но вышел лет на десять позже. Эмоционально произведение весьма глубокое, при этом визуальная стилистика порой приближается к мультфильмам и комиксам. Место и время действия намеренно абстрагированы, смешиваются черты России/СССР и США. Присутствующая в сюжете альтернативная реальность — Изнанка Дома — явный оммаж западным триллерам и боевикам (возможно, это потому, что она формируется фантазиями обитателей Дома о Наружности, основанными на соответствующих книгах и фильмах).
  • «Центр Роста» А. Смирнова — действие происходит в странном альтернативном мире с отсылками и на Россию, и на США/Западную Европу. Главный герой — сотрудник Агентства Неприятностей — напоминает типичного детектива-шпиона-киллера из тогдашних триллеров (чего только стоит его «широкополая агентурная шляпа» и «скорострельная авторучка семи цветов радуги»), а сам сюжет обыгрывает «Десять негритят»; также встречаются отсылки к русской эмиграции, Солженицыну, Себастьяну Жапризо и юнгианскому психоанализу.
  • «Каюкер и Ухайдакер» П. Марушкина — славный город Бэбилон и южные земли явно списаны с «райского Запада», с приключениями, карнавалами, джазом и марихуаной; герои даже носят необычные «псевдоиностранные» имена (Джаллалом Вхутмас, Хаклпо Типшент, Аквуш Шог). А вот трудовые лагеря на Севере, управляемые чёрными магами, и их символ в виде красной пятиконечной звезды очевидным образом отсылают к ГУЛагу.
  • «Красная рука, чёрная простыня, зелёные пальцы» Э. Успенского — фантазия на тему пионерских страшилок.
  • «Куда убегает ваш утренний кофе?» Е. Шварцбраун — автобиографическая книга деятельницы контркультуры девяностых, которая была близко знакома с нижеупомянутыми Андреем Черновым и его «коллегами» по андерграунду, участвовала в их оккультно-творческих проектах… и перенесла шизофренический психоз. Книга выложена в Сети с психоделическими иллюстрациями по «Алисе в Стране Чудес».
  • «Метро 2033» Д. Глуховского — это произведение (и межавторский цикл по мотивам) развивает данную эстетику в декорациях российского постапокалипсиса. В московской подземке воюют: кастовое общество, «красные» сталинисты, троцкисты, ряженые под наци русские националисты, мраккультисты и т. д. С точки зрения твёрдой НФ и просто социологии это всё дико бредово, но автор и не отпирается, что первая книга — своеобразный памфлет и «бестиарий субкультур». Уже в продолжениях пошло нагнетание большей серьёзности, научности, философичности и проч.
  • «Мифогенная любовь каст» П. Пепперштейна и С. Ануфриева — психоделическая криптоистория на тему Второй мировой, где за воюющими сторонами стоят разные сказочные герои: за СССР сражаются персонажи русских сказок вроде Колобка и Бабы-Яги, а за Третий рейх — персонажи западных: Гудвин, Мэри Поппинс, Алиса и др. (особенно эпичен штандартенфюрер Карлсон). Все события войны — своего рода игра этих сказочных существ, и герой, совершая военные подвиги, поднимается по ярусам Большой Карусели, хозяйкой которой является Мэри Поппинс. В конце сказочные персонажи оказываются игрушками в комнате у внучки ГГ, живущей уже в девяностые; игрушечные Колобки и Карлсоны стоят рядом с плакатами с Дэвидом Боуи и Фредди Меркьюри.
  • «Московиада» Ю. Андруховича — эдакая украинская инверсия Дугина, Петухова и прочих русских постмодернистов ура-патриотической направленности. Карикатурное изображение Москвы начала девяностых, где живёт главный герой, украинский поэт с немецким именем Отто фон Ф., которому периодически снится некий король Украины и его дворец, украшенный барельефами с танцующими фавнами и масонскими символами (отсылка на Алексиса Бримейера — испанского самозванца, претендовавшего на престол России и Украины). В конце Отто находит сеть туннелей под знаменитым магазином «Детский мир», ведущую в московское метро и в некий конференц-зал, где злобные москали в карнавальных масках вынашивают планы возрождения советской империи (аллюзия на ГКЧП и, возможно, пародия на аналогичную сцену в романе Фаулза «Волхв»). Герой расправляется с ними, после чего Москву уничтожает потоп, а Отто возвращается в Киев.
    • Его же «Перверзия» — пародия на «Девятые врата» Переса-Реверте, Умберто Эко и тому подобное. Про приключения молодого львовского интеллектуала Станислава Перфецкого, приехавшего в Венецию на конференцию и успевшего попутно соблазнить роковую красавицу, поучаствовать в оккультном ритуале и столкнуться с заговором, возглавляемым загадочным Монсиньором, агенты которого следят за Перфецким на своём автомобиле класса «Мантикора». Аллюзий на реалии девяностых меньше, чем в предыдущем примере, но всё же они есть (например, водка «Горбачёв»).
  • «Опустошитель» В. Климова — андерграундный журнал и попытка современной реанимации такой эстетики.
  • «Посмотри в глаза чудовищ» А. Лазарчука и М. Успенского — педаль в пол: главный герой, Николай Гумилёв, чудом спасшийся от расстрела, пережил множество приключений, познакомился с Робертом Говардом и Лавкрафтом, подружился с Яном Флемингом и стал прототипом Джеймса Бонда. А потом благодаря эликсиру вечной жизни дожил до девяностых и теперь исследует подземные алхимические лаборатории старой Москвы, в то время как его сын Стёпа играет на SEGA… А ещё книга предлагает ответ на вопрос, почему СССР выбрал своим символом оккультную пентаграмму, и на множество других.
  • «Супермент» М. Зайцева и С. Белорусца — новеллизация мультсериала про капитана Пронина (см. ниже).
  • «Таинственная самка» Е. Торчинова — написано как отечественное подражание Умберто Эко. Действие происходит в конце девяностых и крутится вокруг охоты за загадочным препаратом «Фулканеллин», дающим человеку сверхспособности (название дано в честь реально существовавшего алхимика XX века Фулканелли, который по сюжету его и получил).
  • «Тайный город» В. Панова (выходит с 2001). Если речь о Ньярлатотепе в Мавзолее — то это именно оно (шутка, на самом деле Азатоте!). Попытка выдать эльфам, тамплиерам и дарксайдерам славянские имена Людь, Чудь и Навь, в чём-то нелепа, в чём-то мила, как и общий маскарадный настрой, балансирующий между World of Darkness и сочинениями Мулдашева.
  • «Факел Сатаны» А. Безуглова — всё начинается как типичный постсоветский детектив (бомжи, мафия, проституция), потом выруливает на религиозный мистицизм и НЛО и завершается абсолютно сюрреалистическим финалом.
  • «Этногенез» — межавторская книжная серия, которая вышла значительно позже 90-ых, а потому смотрится как избитая пародия. Нацистский оккультизм в 2000-х, серьёзно?
  • «Дети против волшебников» Н. Зерваса — опять несколько промахнулся с годом выхода (2004), но в целом эстетике соответствует. Основной сюжетный конфликт, посвященный попыткам колдунов-масонов-западников захватить Россию с помощью западной культуры, растлевающей умы русских и ослабляющих дающую им защиту от масонской магии связь с родной землей и религией, в которой с «западническо-масонской» стороны выступают либеральные интеллигенты и богословы, молодежные кумиры, байкеры, солдаты НАТО, албанские боевики, гламурная пресса, увлечение публики попсовой мистикой вроде НЛО и экстрасенсов, тяжёлая музыка и фэнтези-литература (прежде всего, «Гарри Поттер», но заметны и отсылки к другим произведениям вроде «Ведьмака»), а с русско-православной — военные, курсанты, православное духовенство и монашество, наследие царской России и классическая русская культура, вполне вписывается в соответствующий дискурс.

Комиксы[править]

  • «Ну, погоди!» — комикс по мотивам одноимённого мультфильма. Волк-Индиана Джонс в поисках хрустального зайца, Спайдерволк против Зайца-Дракулы и Зайца-Киборга, и так далее.
  • «Орда» И. Баранько — украинский взгляд на сабж. Клюквенная красно-коричневая Россия с диктатором Апельсиновым в шапке Мономаха, суфий-мститель, дух Чингисхана, Ленин в астрале и прочие прелести чёрно-чёрного конфликта.

Кино[править]

  • «Господин оформитель» О. Тепцова — фантазия на тему модного в девяностые Серебряного века, снятая по мотивам рассказа А. Грина «Серый автомобиль».
  • «Жажда страсти» Андрея Харитонова — аналогично. Экранизация рассказов Валерия Брюсова, снятая в 1991; сочетает атмосферу русского декаданса с некоторыми стилистическими заимствованиями из западных триллеров и джалло.
  • «Пасека» (2002) за авторством музыкальной группы НОМ. Действие происходит в захолустном российском городке. Пародируются ужасы и образ инопланетянина-поработителя. Заглавный трек — пародия на песню «Bicycle Race» группы Queen.
  • «Сексказка» Елены Николаевой — несмотря на дурацкое эксплуатационное название, это отнюдь не порно, а вольная экранизация рассказа Набокова «Сказка» в эстетике belle epoque.

Телевидение[править]

(линк)

На ночь глядя
  • «На ночь глядя» — телепередача РТР 1997 года (не путать с одноимённым ток-шоу!), пародирующая стилистику триллеров и хорроров. Пересказывать бесполезно, это надо видеть (см. видео справа).
  • «Тайны века» — передача Александра Дугина и Юрия Воробьёвского про нацистский оккультизм, предшественница аналогичных программ на «РЕН ТВ».

Мультфильмы[править]

  • «Элька», продолжение советского «Умки», вышедшее в 2006: злобный гигантский робот Макси-Маус, приключения в виртуальной реальности, и всё в таком духе.
  • «Клиника» 1993 года от украинского аниматора Александра Бубнова[3]психоделический хоррор в духе «Лестницы Иакова». Главному герою снятся ночные кошмары, в которых его преследуют жуткие врачи из клиники: стоматолог-лангольер, медсестра-вампирша из пункта сдачи крови и др. Есть аллюзии на Карла Юнга и пародия на гоголевского «Вия», когда толпа врачей приглашает робота-рентгенолога, который просит поднять ему веки, чтобы найти главного героя.

Мультсериалы[править]

Buratillo.png
  • «Буратилло» — серия мультфильмов от студии «Муха» выжимает педаль в пол: Узнаваемые русско-советские персонажи, нарисованные в стиле анимации «под Запад», вампиры и множество пародий на современные российские реалии.
  • «Весёлая карусель» — некоторые выпуски из девяностых отличаются соответствующим стилем. Например, в выпуске «Девица Бигелоу, или жевательная история» (экранизация стихотворения Андрея Усачёва из русского перевода сказки Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика») показано много популярных тогда брендов жвачки: Love Is, Terminator, Boomer и др.
  • «Капитан Пронин» — множество отсылок и пародий на западные триллеры и блокбастеры, присутствуют и пародируются Джеймс Бонд, Дон Корлеоне, Дарт Вейдер и неизвестно как оказавшийся на российских просторах зловещий готический замок.
  • «Ну, погоди!» — 17 и 18 выпуски, вышедшие уже после развала СССР. Имеются уголовники-неформалы, заяц-оборотень, фокусник-волшебник, племя каннибалов, англоговорящий мобильный телефон («I love you, my darling») и битва игрушечных роботов на лазерных мечах, имитирующая знаменитый поединок Люка с Дартом Вейдером.

Видеоигры[править]

  • Абсолютное большинство российских квестов; проще было бы перечислить те, где она не встречается. Собственно, само понятие «русский квест» означает не квест, сделанный в России, а квест, сделанный в этой стилистике.
    • «Петька и Василий Иванович» — смешение реалий Гражданской войны и анекдотов про Петьку с Василием Ивановичем со множественными аллюзиями на западную культуру. Здесь вам и Малдер со Скалли (в роли Скалли — Анка-пулемётчица), и Чапай, ставший Терминатором, и чернокожая гадалка — копия Вуду-леди из Monkey Island.
    • ГЭГ: Отвязное приключение — про секретного агента, борющегося с неким Тёмным Братством и злодейкой-колдуньей, обитающей в готическом замке вместе с мужем-алкоголиком. Очень стильная пародия на триллеры той эпохи; в наличии оккультные ритуалы, летающие крокодилы и роботы в ночных колпаках.
    • «Штырлиц» — абсурдистский трэш-пародия на «17 мгновений весны», где ШтЫрлиц в ходе выполнения заданий сталкивается с вампирами, персонажами русских сказок, Биллом Гейтсом, Фантомасом, агентами из Матрицы и др. Даже антураж выжимает педаль в пол: узнаваемые постсоветские реалии (алкоголики, детские песочницы с «грибками», гламурные клубы) сочетаются с архитектурой нацистской Германии, из-за чего не всегда понятно, где происходит действие.
    • «Провинциальный игрок» — крутой парень Арт Билли с внешностью Брюса Уиллиса попадает в российский провинциальный городок Козюльск, чтобы победить в местном чемпионате по бильярду. Откровенно имитируется стилистика западных триллеров и хорроров: имеются местные персонажи с внешностью голливудских знаменитостей, роковые красотки, мафия и закрытый клуб вампиров на заброшенном заводе советских времён.
    • «Приключения поручика Ржевского» — сюрреалистическая смесь клюквенной дореволюционной России (с гусарами, балами, декадансом) с современными реалиями, историческими и литературными персонажами (Казанова, Жорж Санд, капитан Немо), детективом и мистикой.
    • «Ядерный титбит» — жуткий трэш про приключения парня по имени Антон Творог в компании (весьма хорошо анимированного) галлюциногенного зелёного Чеширского Кота. Парень странствует по трущобам и подворотням Питера и встречается с типичными тамошними обитателями (типа местных гопников), а также с Родионом Раскольниковым, роботами, пришельцами и в конце попадает в загробный мир и встречается с Богом. «Через грязь к высоким смыслам» — вообще сквозной мотив русской культуры ещё с Достоевского, который обрёл новое звучание в девяностые.
    • «Иван Ложкин: Цена свободы» — отечественная пародия на «Space Quest» про похождения русского космического кадета (для тех, кто не понял: главного героя SQ звали Роджер Вилко). А ещё в этой игре можно побывать в баре «Lefty’s» из «Leisure Suit Larry».
    • «Страшилки: Шестое чувство» — узнаваемые постсоветские реалии (дворники, наркоманы, алкаши, мафия) в сочетании с мистическими и конспирологическими элементами (призраки, шпионы, зловещая псевдомасонская организация «Весёлые Мебельщики»). А последняя часть игры, где действие происходит в мозгу Главгада, вообще представляет собой один сплошной оммаж западным мультяшным квестам девяностых типа «King's Quest 7» и «Torin's Passage».
    • «Шерлок Холмс: Возвращение Мориарти» — попытка скрестить советские фильмы про Холмса и «Ночь в одиноком октябре» Желязны. Главные герои, которых озвучивают Ливанов и Соломин, ищут Некрономикон и встречаются с зомби, оборотнями, вуду-колдунами и мраккультистами.
    • «Бумеранг» — квест про простого русского бандита по кличке Банан, столкнувшегося с заговорами, культами вуду и нацистской нежитью. Куча аллюзий на «Убить Билла», отечественный «Бумер» (вместо чёрного Бумера в игре жёлтый Запорожец) и др. Выпущен аж в 2006, поэтому получился уже немного не торт.
    • «Warcraft Adventures» — так как эту игру делала питерская студия, графика там была соответствующая, и детали тоже. Каково было бы увидеть вождя орков с мимикой под Союзмультфильм и чёрного дракона, курящего кальян (всё осталось на скринах)? Но не судьба; впрочем, пред-релизная версия игры доступна на торрентах.
  • «Kaptain Brawe: A Brawe New World» — выпущенный в 2011 стимпанк хорватского происхождения: по сюжету игры, человечество вышло в космос уже в 19 веке, колонизировало другие планеты, появились космические пираты и др. Казалось бы, при чём тут тема статьи? А при том, что эта альтернативная история стилизована одновременно под западные квесты девяностых (особенно заметны оммажи «Curse of Monkey Island»: и музыка, и графика, и перенесённая в космос пиратская стилистика) и под лично знакомые разработчикам реалии соцлагеря эпохи Холодной войны.
  • «Аллоды Онлайн» (релиз в 2009) — стандартный фэнтези-сеттинг, хоть и с крупной тарелкой изюминок, превратили… ну, в предмет этой статьи. СССР против Древней Руси. Инстанс по мотивам «Вия», где монстр показан, как египетская нежить. Корлеоне-Корнилин, толкающий наркотические кристаллы троцкистам. Изъятие имперской гэбнёй порножурнала «Эльфийские ушки». Враждующие птицелюди Ко’Чак и Ча-Пай-Пай. Аллод, изображающий Сталинградскую битву. Технонежить, цитирующая профессора Преображенского и работающая в аналоге НИИЧАВО. Гоблины-гастарбайтеры, которых гоняют орки-скины. Ну, вы поняли.

Музыка[править]

  • «Красная плесень» — начали творить в 80-ые, но пик популярности пришёлся на 90-ые. Сама группа — уголовники-неформалы[4] с символикой анархии и в нацистской форме. Укуренный Иван-Царевич убивает Дарта Вейдера отрыжкой и откручивает голову Чужому? Парень пересмотрел «Кошмар на улице Вязов» и забил свою девушку молотком, перепутав её с Крюгером? Король из «Золушки» рубится под AC/DC, а Принц становится панком? О, да, это всё они! В озвучке пародируются советские вожди, актёры и, что самое характерное, переводчик Володарский («аааа, Сильвестр со столовой!»). Обложки тоже идеально подходят под троп (причём тема братков, новых русских и ментов в наличии, см. иллюстрацию).
    • И «Сектор газа» тоже («Оборотень», «Видак», «Страх» и проч.).
  • «Коррозия металла» — довольно забавная попытка смешать русский национализм (да что там, и нацизм, один косплеер Гитлера чего стоит) с карикатурным сотонизмом и эстетикой ужасов. На Паучка, даже не соглашаясь с правыми взглядами, трудно обижаться, больно уж трикстерски выходило.
  • Секция русского рэпа, ассоциирующая себя с понятием «хорроркор» (рэп+рок на мистические и социальные темы): Гарри Топор, Тони Раут, Талибал, Фрэнки Фрик, Хорус Луперкаль и проч. Появилась в 2010-ые годы, но тропу соответствует. Уличная романтика «реальных пацанов» подана с иронией и соседствует с упоминаниями персонажей Mortal Kombat, TMNT, Batman, Superman, X-Men, Star Wars, Warhammer 40 000, «Пиратов Карибского моря», эстетикой ужасов 80-90-х, творчества С. Кинга, Г. Лавкрафта и других.

Аудиопостановки[править]

Интернет-проекты[править]

  • Чубакка — коллекция всевозможных материалов на тему постмодернизма: статей, рисунков и др. Дизайн сайта выжимает педаль в пол.
  • Vniz.net (сейчас восстановлен по адресу zachem.ne.jp) — вебсайт Андрея Чернова, одного из создателей Рунета и деятеля контркультуры. Содержит подборку разного рода мозговыносящего контента, от заклинаний Алистера Кроули до творчества художников-декадентов.
  • Do androids dream of electric shit?веб-проект украинского акциониста, деятеля контркультуры, программиста и разработчика игр Александра Володарского; аналогично двум предыдущим примерам.
  • Mindless Art Groupсуществовавшая в девяностые арт-группа. Их произведения стилизованы под творчество душевнобольных, при этом в рассказах можно усмотреть и отсылки к СССР и ГУЛагу, и пародии на триллеры-хорроры-детективы. А стихотворения вообще послужили источником вдохновения для так называемых «Пирожков» и «Порошков» — абсурдистских четверостиший, ставших популярными уже в 2000-е.

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Почти прямое цитирование Егора Летова.
  2. Шпионы, что характерно, все как один положительные персонажи (ещё одна отличительная черта девяностых), и помогают доблестной российской милиции ловить российских же бандитов.
  3. Между прочим, работавшего над мультфильмом «Остров сокровищ» 1988 года
  4. Их образ в авторских комиксах, точнее. А что было в реальности — ну, кто ж узнает…