Готический жанр

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
« Пала мертвая на прах.
Стон и вопли в облаках,
Визг и скрежет под землею;
Вдруг усопшие толпою
Потянулись из могил;
Тихий, страшный хор завыл:
«Смертных ропот безрассуден;
Царь всевышний правосуден;
Твой услышал стон творец;
Час твой бил, настал конец».
»
— Вся суть готики вкратце
Один из бесчисленных артов по теме.

Готический жанр — жанр произведений, популярный во второй половине 18 и в 19 веке, одно из направлений романтизма. Именно в нём возникли такие тропы как Руритания и Голливудская Трансильвания.

Имеет много общего с декадентским жанром, возникшим как следующий этап мистической литературы, но есть и некоторые отличительные черты. Вкратце: чтобы отличить «гота» от декадента, спросите у обоих, почему герой погиб/стал вампиром/был зохаван Ктулху. Первый задвинет вам длинную речь про то, что герой был плохим христианином, поддавался плотскому соблазну, не любил ближнего и т. д., а второй ответит лаконично: «потому что Ктулху встал не с той ноги».

В современном понимании готика — ещё и субкультурный жанр. Связан с околохристианской мистикой, вампирами, оборотнями, нежитью, мрачной кладбищенской символикой, трагической любовью и некроромантикой. Как минимум оболочка от изначального явления остаётся.

Характерные черты[править]

Оборотень и вампир — классические персонажи готического жанра. В наши времена считаются недругами[1].
  • Готика — это ветвь романтизма, поэтому нередко продвигается идея опрощения и близости к природе. Как правило, воплощением добра является какой-нибудь монах, священник или невинная и набожная девушка; антагонистами же становятся привлекательные, но прогнившие аристократы, которые или все сплошь вампиры, или продали души сатане.
  • Соответственно добро обитает в сельской местности, деревенской церкви и др. Место же обитания зла — древний и мрачный особняк или замок с роскошными спальнями в стиле барокко и рококо, органом и красными портьерами на окнах.
  • Как следствие из двух первых пунктов — мистика, связанная со старыми домами, призраками и родовыми проклятьями.
  • Романтизация зла. Хотя его губительность при этом под сомнение не ставится, именно отсюда начался тренд, в рамках которого уже в XX веке постмодернисты и деконструкторы задумались: «а зло ли оно вообще?»
  • Чёрно-белая мораль с религиозным уклоном. Это очень важная черта, по которой можно отличить готические произведения от декадентских. С точки зрения авторов готики, есть добрый Бог, помогающий людям, а всевозможные сверхъестественные существа (феи, эльфы, олимпийские боги и др.) представляют собой лишь обличья демонов, которые вовлекают людей во грех. Для декадентов всеблагой Бог — это детская сказка, а на самом деле нашим миром правят те самые мистические существа, отнюдь не лишённые пороков. Таким образом, «готики» апеллируют к средневековой картине мира, а декаденты — скорее к язычеству или дохристианскому мистицизму. При этом в готике не распространено прямое вмешательство Бога (ангелов, святых с чудесами, паладинов с мечом на +100 урона нежити) — люди оставлены без «огневой поддержки» против зла. Их может спасти искренняя молитва или священный символ, но через личный духовный подвиг.
  • Большое влияние легенд, народных преданий и фольклора, и тропы из них отыгрываются «в лоб», безо всяких субверсий и деконструкций. Если уж вампир — то кровожадный хищник, пусть и не лишённый злодейского шарма. Если призрак — то неприкаянная проклятая душа, для которой нежизнь куда более в тягость, чем окончательная смерть. Если демон — то воплощённое (или бесплотное — но активно действующее) зло. Образы, связанные с природными силами (феи, оборотни), могут быть не столь однозначны, но в любом случае, чужды и враждебны человеку.
    • Нередко появляются ревенанты, возвращающиеся из могилы по возвышенным мотивам типа любви или чувства долга — правда, кончается это обычно плохо.
  • Опять же, если у декадентов необычны сами герои, в готике героями нередко становятся самые обычные люди, которым не повезло наткнуться на инфернальщину.
  • Настороженное отношение к науке. В лучшем случае учёный оказывается глупцом-материалистом, чья сухая и безжизненная наука не в силах понять и описать мистическую подоплёку вещей и оставляет «учёного» мужа в невежестве. В худшем — учёный начинает пытаться «алгеброй гармонию измерить» и ввязывается в опасные эксперименты с чертовщиной, «чисто науки ради» и из желания переплюнуть Творца пробуждая противоестественные и очень опасные силы. Если не падет их жертвой и научится контролировать, имеет высокие шансы заделаться чёрным магом и возжелать себе ещё большего могущества. Как правило, такому безбашенному учёному, впавшему в гордыню, противопоставляется тот самый монах или священник, у которого меньше научных знаний, но зато гораздо больше мудрости.

Примеры[править]

Мультяшный вариант

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Гоголь, «Вий» и «Вечера на хуторе близ Диканьки». И «Петербургские повести» — тут на грани с мистикой и магореализмом.
  • Толстой Алексей Константинович, «Семья вурдалака», «Упырь», «Амена» и др.
  • «Гробовщик» Пушкина.
  • «Огненный ангел» Брюсова. Роман про средневековых чернокнижников и демона — а вот вампиров с оборотнями не завезли.
  • Валерий Роньшин, «Руки вверх, Синяя Борода!» — готически-декадентскую стилистику любит загадочный бизнесмен Кармалютов по прозвищу «Синяя Борода»: отстроил собственный особняк в виде псевдоготического замка с чёрными комнатами и свечами, придумывает своим невестам вычурные имена типа Глория, Эдита, Фанни и др. А ещё он шизофреник, который искренне считает себя Синей Бородой, который убил своих трёх жён (в действительности их не существовало), и хочет, чтобы местный доктор их оживил.

На других языках[править]

  • «Замок Отранто» Хораса Уолпола (1764 года)
  • «Вампир» Джона Полидори (1819 года) — первый роман посвящённый вампиру. В образе заглавного злодея проглядываются черты одного из пациентов Полидори — великого британского литератора Джорджа Гордона Байрона.
  • Брэм Стокер, «Дракула».
  • Мэри Шелли, «Франкенштейн» (1819 года).
  • Артур Мэйчен застрял где-то посередине между сабжем и декадансом. Вычурные и цветистые символы и отсылки на всевозможную алхимию — это от декаданса, но при этом автор отличался строгой католической моралью (а не серобуромалиновой, как большинство декадентов).
  • «Повелитель волков» Александра Дюма.
  • «Вагнер-вервольф» Джорджа Вильяма Рейнольдса.
  • Стивенсон, «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда».
  • Эдгар Аллан По.
  • Гофман: «Золотой горшок», «Песочный человек» и ещё много всего, даже и знаменитый «Щелкунчик» не без этого.
  • Гёте: «Фауст», «Коринфская невеста» и многое другое.
  • «Ленора» Готфрида Бюргера, а также созданные по её мотивам «Людмила» и «Светлана» Жуковского.
  • Есть в творчестве Стивена Кинга, самый яркий пример — его вампирский роман «Салимов удел», где на стороне Красноты, собственно, вампиры (в чудовищности которых никто не сомневается), а со стороны Белизны — команда простых крутых смертных, среди которых есть священник, получающий испытание веры. Причём оный священник появляется как важный второстепенный персонаж в «Тёмной Башне», где поднял уровень крутизны и борется с вампирами (все теми же слугами Красноты в целом и Алого Короля в частности) уже чистой силой веры, не прибегая к кресту.
  • «Грустная история братьев Гроссбарт» Джессе Буллингтона. Пожалуй, одно из лучших произведений жанра, хоть и написано уже в 2009 году. Несмотря на нетипичный для готики чёрно-серый конфликт, имеет вполне христианскую мораль: демоны ужасны, колдовство убивает, а у хладнокровных убийц и грабителей Гроссбартов нет никаких оправданий и в конце их настигает справедливое возмездие за их злодеяния. Попутно раскрыта тема морального падения одной из жертв братьев на почве мести, заканчивающаяся тем, что чтобы отомстить братьям, он добровольно становтся сосудом для демона чумы.
  • Черты готики сохраняются у Г. Лавкрафта. Основное отличие — доброго Бога у него точно нет (ближайший кандидат на звание, Йог-Сотот, тоже имеет разные весьма неприятные наклонности). Но настороженное отношение к науке («Реаниматор») и столкновения «маленьких людей» с нечистью (почти где угодно) — наличествуют. Произведения, где меньше говорится про космос и больше — о проклятых местах и мрачных культах, подходят под троп. Например, «Сны в ведьмином доме». Что характерно, там Ньярлатотеп и ведьма отступают от распятия, что для мрачного декадента Лавкрафта почти немыслимо.
  • Киноко Насу, «Граница пустоты». Собственно, это то же самый Насу, что пишет сценарии для тайп-муновских VN (то есть создатель Насуверса), так что принадлежность к жанру очевидна.
  • Гэн Уробути, Fate/Zero. Новеллизация другой линейки Насуверса, о магах. И воюют маги не за что-то, а за Святой Грааль, и конфликт идеалов циничных колдунов и вставшего на защиту простых людей ГГ имеется, а уж штатные отморозки Урю Рюносукэ и Жиль де Ре, совершающие серии жестоких убийств в рамках своих религиозно-философских исканий, и вовсе неплохо смотрелись бы в сплаттерпанке а’ля Мамлеев. От истории падения священника Кирэя Котоминэ под влиянием явно играющего роль дьявола Гильгамеша, тоже отчётливо веет готикой.

Кино[править]

  • Ингмар Бергман, «Седьмая печать» — классика. Средневековье, рыцари, чума, вопросы религии и философии, спор человека со смертью — всё на месте. Для жанра настолько знаков, что оказал влияние ажно на отаку-индустрию, что для западных работ редкость.
  • Ван Хельсинг. Достаточно сказать, что здесь синтезированы три классических книжных франшизы (см. выше) и без особой деконструкции. Разве что ватиканские клирики — зануды-ксенофобы, а Монстр Франкенштейна — глуповатый добряк.
  • Ганзель и Гретель: Охотники на ведьм. Фильм вроде того же «Ван Хельсинга» эстетически, на основе немецкой сказки. Злые ведьмы — злые без всяких прикрас (даже если используют «прикрасы» внешние). Есть, правда, и добрые волшебницы, но их доброта явно коррелирует со способностью искренне любить семью/мужчину.
  • «Готика» Кена Рассела — деконструкция всего жанра. Повествует о том, как несколько будущих авторов готики собрались в старом замке, сообразили на троих и, раскопав всевозможные скелеты в своих шкафах, вдохновились на создание своих произведений. Что характерно, фильм снимался в родовом замке Станисласа Клоссовски де Рола — европейского аристократа и оккультиста, который некогда зажигал вместе с «Rolling Stones».
  • Underworld — вампиры и оборотни вооющие друг с другом, используя автоматы с серебряными пулями.
  • «Реальные упыри» — псевдокументальный фильм, в котором вампиры говорят с доставляющим балканским акцентом

Мультсериалы[править]

  • «Ленор: маленькая мёртвая девочка». Стёб над эстетикой сабжа и субкультурой готов.

Аниме и манга[править]

  • Shiki — очень вольная экранизация кинговского «Салимова Удела», nuff said.
  • Monogatari Series.
  • Ghost Hunters — специфически японская готика, с ёкаями (злыми фэйри) и юрэями (заложными покойниками) в качестве антагонистов и экзорцистами в качестве героев.
  • Dororo — опять японская готика, но на этот раз — похождения борющегося с демонами странствующего самурая на фоне Войны Сэнгоку. Множество демонов и духов завязано непосредственно на ужасы войны, а сам герой борется с нечистью не просто так, а потому, что хочет вернуть себе свое тело, которое его отец продал демонам в обмен на процветание своих земель.
  • Berserk — идейный продолжатель Dororo, но мир чисто фэнтезийный, с местом действия в культурном шаблоне Германии/Бургундии. Демоны, нечисть, злой Демиург, вопросы греха и покаяния — все в наличии. По духу во многом напоминает бергмановскую «Седьмую печать».
  • Hellsing — вопросы веры, рыцарства, человечности на фоне войны между католическими крестоносцами, британскими спецслужбами и немецкими уберзольдатен-полувампирами.
  • High School DxD — это, конечно, тот ещё этти-капустник, но сеттинг вполне себе готический: с демонами, колдунами, вампирами, падшими ангелами, злыми церковниками и сделками с дьяволом. С оттенками декаданса: Бог и сатана уже давно умерли, а война разных сил друг с другом всё идет и идет.
  • Экранизации серии Fate, см. пункт «Визуальные романы» (не приплетайте сюда признанную небывшей и несуществующую экранизацию Tsukihime!).

Видеоигры[править]

  • «Castlevania», само собой.
  • «Quest for Glory 4» эксплуатирует эту эстетику. Действие происходит в абстрактной восточной Европе под названием Мордавия.
  • «A Vampyre Story» от Autumn Moon Entertainment — про ставшую вампиршей оперную певицу Мону де Лафитт. Кроме готичного вампирского замка и страны Драксильвании, в наличии ещё и местный аналог доктора Франкенштейна.
  • «Вечера на хуторе близ Диканьки» по мотивам повестей Гоголя.
  • World of Warcraft: начальная кампания за воргена в Гилнеасе пронизана такой стилистикой. Да и в Лордероне как таковом элементов много: скелеты, призраки, осколки рыцарских орденов, Некроситет
  • Clive Barker's Undying: сюжет строится вокруг родового проклятия и мрачного особняка, да. Особенно выделяется сюжетная линия противостояния Лизбет. Особняк (он будет фигурировать и далее, конечно), мавзолей, катакомбы, монастырь, скелеты, упыри.
  • Terror of the Vampire! — весьма годная indie-игра в стиле классики девяностых, пародирующая сабж. Главный герой — психиатр, пытающийся развеять мифы о вампирах в некой восточноевропейской стране.

Визуальные романы[править]

Настольные игры[править]

  • Vampire: the Masquerade: это нестандартная и осовремененная готика, но, тем не менее, это она. Главное отличие в том, что здесь мы играем за силы зла — собственно, вампиров, которые бывают как серенькими паразитами, так и густо-черными монстрами. Тем не менее, мораль с религиозным уклоном здесь присутствует: в сеттинге есть Бог, который проклял вампиров (первым из которых был не кто иной, как печально знаменитый Каин), и среди людей (то есть, противоборствующей стороны) есть те самые священники — борцы с нечистью, которые через личные духовные подвиги приобретают Истинную Веру, способную отпугивать вампиров. Губительность вампиризма как явления под сомнение практически не ставится (разве что существует возможность духовного подвига и для вампиров, не желающих поддаваться своему Зверю).

Музыка[править]

Готическая, конечно же. Хотя жанра «готика» как такового не существует: к нему относят пост- и дарк-панк, метал разных направлений, индастриал, да хоть русский рок (Цоя и «Агату Кристи», например). В плане тематики бывает субверсия: музыканты накрашены под вампиров, но в текстах больше современной проблематики, или психодел, или нью-эйдж, или декадентская эстетика.

Примечания[править]

  1. В фольклоре эти два образа смыкаются: иногда умерший оборотень становится вампиром, а иногда это вообще одно и то же, например, одно из традиционных названий вампира «вурдалак» происходит от не менее традиционного названия оборотня «волкодлак». Однако существуют и легенды о добрых оборотнях, сражавшихся с нечистью и злыми колдунами, например, об итальянских Бенанданти.