Ужасы войны

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
ЦТ.png На тему этого тропа у нас есть набор цитат
« На поле боя нет надежды. Одно лишь невыразимое отчаяние. Простое преступление, что зовём победой, достаётся нам ценой боли побеждённых. Но человечество так и не осознало сей истины. И за это стоит винить блистательных героев, что в каждую эпоху ослепляли людей своими подвигами и не признавали кровопролитных злодеяний, что совершали. Человеческая натура ни на шаг не продвинулась с каменного века. »
— Эмия Кирицугу, Fate/Zero

Вся история человечества — история войн и конфликтов. Человек против человека, семья против семьи, племя против племени, народ против народа, идеология против идеологии, нация против нации, и нет этому ни начала, ни конца. Войны возникали по тысяче причин: благородных и низких, возвышенных и прагматичных, но вечным спутником войны всегда были разрушения, жестокость и смерть, множество смертей. Продемонстрированные мирной публике, они могут вызвать лишь страх и ужас. Ужас войны.

Ужасы войны — художественное изображение всех тех неприятных явлений и последствий, сопровождающих вооружённые конфликты и войны. Чаще всего в произведениях культуры, описывающих ужасы войны, находят отображение следующие темы:

  • Реалистичное изображение военных действий: массовые смерти солдат, нечеловеческие условия, в которых приходится выживать военнослужащим, калечащие ранения, воздействие войны на психику её участников (посттравматический стрессовый синдром, военная социопатия).
  • Положение нонкомбатантов во время войны: отношение солдат к гражданским и гражданских к солдатам, разрушение домов, населённых пунктов и привычного уклада жизни в ходе боевых действий, военные преступления против мирных жителей (массовые убийства, грабежи, изнасилования).
  • Последствия войны: неустроенность послевоенного быта, положение солдат в обществе, отдельно — положение раненых, калек и инвалидов.

Подобные темы находят отражение в произведениях большого количества писателей-гуманистов, как правило, если они сами были свидетелями или участниками военных действий. Особенно, если в войне они участвовали как простые солдаты или офицеры невысокого чина: чем ближе человек к непосредственным боевым действиям, тем менее он склонен романтизировать войну и оправдывать творимые жестокости какими-то высшими целями.

Тема ужасов войны присутствовала в искусстве примерно столько же, сколько и само понятие войны, но обрела наибольший размах в последние два столетия, когда вследствие развития общества вооружённые конфликты стали тотальными, так или иначе вовлекающими большие массы населения. Многочисленные участники этих войн, не лишённые художественного таланта, стремились поведать миру о собственном травматическом опыте, выплеснуть его на листы книг, киноплёнку и холсты картин. Так появилось множество произведений антивоенной направленности, повествующих о бессмысленности войн и их бесчеловечной, расчеловечивающей сущности.

Но если такой подход перевернуть с ног на голову, то получается отдельный извод тропа — смакование гримдарка. В этом варианте война ужасна, но этим она и прекрасна. Товарищу оторвало ноги на минном поле? Мы смеемся и просим ещё. Сожгли деревню во время фуражировки? Смеемся и просим ещё. Где ещё можно увидеть такие красоты и чудеса, как тысячи обгорелых трупов, где еще можно весело пострелять из пулемёта по колоннам беженцев, где еще можно пощекотать себе нервы тем, что в любой момент тебя может снять вражеский снайпер, и поучиться мужеству и выживанию, сидя часами в окопе с ледяной водой? Только на войне! Отсюда Warhammer 40000 и ему подобные сеттинги.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Валерик» М. Лермонтова — Хотя обычно Лермонтов описывал войну совсем в других выражениях (и сам, участвуя в Кавказской войне, откровенно наслаждался риском), но сражение на реке Валерик (примерно 3,5 тысячи русских солдат против 6-7 тысяч горцев) проняло даже его. Тут и мелкие детали (вроде реки, из которой разгорячённый битвой поручик так и не смог утолить жажду: вместо воды там текла кровь), и мысли героя рассказчика: мол, под небом всем хватит места, к чему эта вражда?
  • Властелин Колец — Толкин сумел описать войну не только с его изящными баталиями, но и с его зверствами, вытворяемый орками. Как писал в своей статье об этом романе друг Толкина К. С. Льюис, Профессор явно опирался на свой фронтовой опыт: и Льюис, и Толкин были на Первой мировой (Толкин как связист, Льюис как специалист по возведению окопов).
  • Второй Апокалипсис Р. Скотта Бэккера — в первой трилогии Святое Воинство во время крестового похода не знает жалости ни к вражеским солдатам, ни мирным жителям, а на страницах книг ярко расписано, как солдаты развлекаются, перекидывая младенцев с одного меча на другой и насилуя всё, что движется. Причём автор даже по сути ничего не выдумал, а просто перенёс в своё произведение события Первого крестового похода, в частности осаду Антиохии и Иерусалима, причём в куда более мягком варианте. Во второй тетралогия солдаты Великой Ордалии, после того как у них закончились припасы, были вынуждены есть мясо местных не орков и по сути превратились в них, то есть в сборище дегенератов, содомитов и каннибалов. В третей книге даже взрыв атомной бомбы присутствует и последствия лучевой болезни у солдат Ордалии. Ну а в финале до Голготтерата дошло всего 30 тысяч из 300, и почти все полегли под его стенами.
  • «Джонни взял ружьё» Д. Трамбо — средоточие ужасов войны для одного человека и главного героя, молодого американского солдата: призванный на Первую Мировую, он был тяжело ранен в бою, из-за чего потерял все конечности, зрение, слух и способность говорить. Даже возможности умереть и прекратить свои мучения у него нет, так что всё, что ему осталось — бесконечно прокручивать в голове воспоминания своей недолгой жизни, постепенно сходя с ума.
  • Капитанская дочка А. С. Пушкина — захват казаками Пугачёва Белогорской крепости показан во всей красе. Родителей Маши убили. Её мать раздели и мучили прям на её глазах. И возможно, Пугачев убил бы главного героя, если бы тот не дал раньше в знак дружбы заячью тулупу.
  • «На Западном фронте без перемен» Э. М. Ремарка — повседневные ужасы позиционной мясорубки времён Первой мировой. Навеяны личным опытом автора: Ремарк некоторое время воевал как раз на Западном фронте, прежде чем получил несколько осколков и до конца войны оказался в госпиталях.
    • «Время жить и время умирать» того же автора — уже о Второй мировой. Отступление, расстрелы партизан и просто попавшихся под руку, в самой Германии — бесконечные бомбёжки, страх, доносы и гестапо…
  • «Севастопольские рассказы» Л. Н. Толстого — сам автор успел повоевать на Кавказе, участвовал в Крымской войне и обороне Севастополя: свои впечатления о войне и армейских порядках он изложил через реалистичное изображение боевых действий и их последствий. Война — не правильный, красивый и блестящий парадный строй с музыкой и барабанным боем, а кровь, страдания и смерть, которые пытаются затушевать своим поведением хорохорящиеся, бравирующие своим равнодушием к смерти офицеры и солдаты.

Кино[править]

  • «Белый „Тигр“» — уже само начало фильма демонстрирует весь ужас. Поиски оторванных ног солдата, чтобы похоронить их вместе с ним. Главный герой, сгоревший в танке, но по-прежнему живой. Вопли оперируемого без анестезии раненого. Довольно удачно снято.
  • «Иди и смотри» — собирательный образ карательных операций нацистов на территории БССР. Загнать людей в сарай и поджечь, да ещё и включить при этом весёлую музыку, чтобы крики погибающих в огне не особо мешали. Да уж, à la guerre comme à la guerre.
  • «Майор Пэйн» — ржачно-кошмарная история Пэйна про паровозик, который смог. Да и других моментов, показывающих ужасы войны, в этом комедийном фильме хватает.
  • «Спасти рядового Райана» — безо всякого пафоса наглядно продемонстрировано, как легко, нелепо, страшно и разнообразно можно погибнуть в ходе боевых действий.
  • «Чистилище» 1997 г. Александра Невзорова — пожалуй, один из наиболее жестоких фильмов про войну, снятых в постсоветской России. Афганские моджахеды режут головы пленным солдатам, литовские снайперши стреляют между ног, повсюду грязь, окровавленные тела и выпущенные внутренности. Удивляться не приходится, ибо сам режиссёр фильма участвовал в том самом злосчастном новогоднем штурме Грозного и прекрасно знал, о чем снимает. До этого он также снял документальный фильм «Ад», в котором данный троп тоже присутствует.

Мультфильмы[править]

  • «Крепость: щитом и мечом» — несмотря на то, что этот полнометражный российский мультфильм имеет возрастной рейтинг «+6», сцена штурма Смоленска — пожалуй, самая страшная батальная сцена в истории советской и постсоветской мультипликации. Да, крови нет — зато наглядно показано, как залп наёмников-мушкетёров выбивает защитников крепости, на что способен опытный фехтовальщик против храбрых, но неумелых стрельцов и пушкарей в узком «боевом коридоре» на гребне стены (его в итоге смог зарубить лишь сам воевода) — и как ответный артиллерийский залп ядрами и мортирными бомбами накоротке выбивает атакующих. Вплоть до того, что мальчишка-знаменосец, чудом уцелевший после падения со стены, запаниковал, кинулся в тыл — и солдаты, привыкшие следовать за знаменем, кинулись вслед за ним, избивая и рубя офицеров, пытающихся остановить паническое отступление.

Аниме и манга[править]

  • Attack on Titan — яркий пример, когда этот троп сочетают с противоположным. Главные герои очень круты, битвы показаны зрелищно. И в тоже время смотреть на то, как великаны пожирают людей вживую очень страшно.
    • Масла в огонь подливает постоянная атмосфера «войны за жизнь» — титанов много и они крайне смертоносны, а достойных героев можно посчитать по пальцам. Самый сильный из них — Леви, так вообще считается надеждой человечества.
  • Berserk — Кэнтаро Миуре удаётся удивительно точно передать нас страницах своей манги передать ужасы средневековой войны. На фоне действий солдат Тюдорской империи, Мидланда и Кушанской империи, действия Длани Божьей и апостолов выглядят не такими уж и шокирующими, а лишь обыденностью зла в столь суровом мире.
  • Hadashi no Gen — полуавтобиографическая манга Кэйдзи Накадзавы, в центре повествования которой — атомная бомбардировка Хиросимы в августе 1945 г. Подробно рассказывается о судьбах жертв бомбы, пережитых ими мучениях, отчуждении и дискриминации в послевоенном обществе. Однако автор достаточно критически проходится также и по японскому милитаризму, пропаганде, армейской жестокости и реваншизму, в открытую заявляя о многочисленных военных преступлениях японской армии в Китае и Корее (за что мангу и самого Кэйдзи Накадзаву очень не любят современные японские националисты).
  • Sōin Gyokusai Seyo! — почти полностью автобиографичная манга Сигэру Мидзуки о том, что ему удалось пережить в Императорской армии во время боёв на юге Тихого океана: жестокость офицеров и сержантов, палочная дисциплина, постоянные призывы к самопожертвованию, не важно, сколь бессмысленным оно бы ни было. На островах к этому добавилась выкашивающие солдат малярия, голод и крокодилы. А потом на острове высадились враги, и герои начинают один за другим погибать в бессмысленных самоубийственных атаках, выполняя приказ о «благородной смерти».
  • Nausicaä of the Valley of the Wind состоит из сабжа чуть менее, чем полностью. Собственно, еще на первом своем патрулировании Навсикая встречает физитский корабль с беженцами, в спешке вынужденный пролететь через опасный участок Гнилого Леса и оказавшийся облепленным местными насекомыми, причем спасти его не удается. Потом Навсикае ещё придется лицезреть, как об обшивку ее истребителя будут разбиваться выпавшие с подбитого тольмекского корабля солдаты, что с людьми делает спровоцированное дорокскими военными нашествие насекомых, как химико-биологическое оружие массового поражения по ошибке оказывается применено дороками на собственной территории и как солдат выбивают снайперы и разносит артобстрел. Периодически ужасы внешней войны дополняются ужасами внутрифракционной вражды - так, Ксяну с ее войсками выдал дорокам боящийся ее отец-император, а император дороков вообще устроил разборки со сторонниками совета жрецов посреди войны.
  • Аналогично в «Могиле Светлячков».
  • Насуверс — вынесенная в эпиграф цитата Кирицугу не спроста упомянута. Несмотря на то, что Война Святого Грааля больше похожа на королевскую битву, между несколькими магами и их Слугами, её ужасы показаны во всей красе. Ведь маги ради получения Святого Грааля готовы пойти на всё, а некоторые участники (включая местного арбитра Котоминэ Кирэя) и вовсе преследуют откровенно злодейские цели. Те же серийные убийцы Рюноскэ и Кастер просто похищают и убивают детей самыми изуверскими способами, ради своих религиозно-философских изысканий. Под конец Четвёртой Войны случился массовый пожар, в котором Кирицугу успел спасти только одного ребёнка, коим и является главный герой Fate/Stay Night Эмия Сиро.

Музыка[править]

  • «Johnny, I Hardly Knew Ye» — народная ирландская песня о парне, завербовавшемся в английскую армию и отправившемся воевать за море. А после войны в родном Атае жена с трудом его узнаёт (отсюда и название): вместо бодрого и полного сил мужчины к жене и ребёнку вернулся слепой инвалид без руки и ноги. Но жена рада уже тому, что он хотя бы вообще жив.
  • Nightwish — 10th Man Down. «Назовите меня трусом, но я больше не могу этого вынести»
  • «Белая гвардия» — «Песня рядового». О судьбе солдат после войны: «Нас оставили там, обрекая на самосуд. Мы сделали все, как нужно, и теперь не нужны».
  • Евгений Лукин (который не только писатель-фантаст, но и автор-исполнитель) — песни «приднестровского цикла» (Евгений был в ПМР в 1992 году, вскоре после окончания боевых действий):
    • «Городок» — «Городок догорает. Кричат безутешные вдовы. Продолжается бой, и жестоко скрежещет металл…»
    • «Прогулочка» — «Вот оплот сепаратизма — детский сад. Перекрытия лохмотьями висят…»
  • «Зимовье Зверей» — достаточно частый мотив в творчестве Константина Арбенина: «Спи, идёт война», «На Третьем Римском», «Довоенный билет». На тормозах — даже «Спокойной ночи, старики» о ветеранах Великой Отечественной — там всё-таки рассказывается, через что им довелось пройти.
  • «Ковчег» и Ольга Арефьева сама по себе — а у неё других песен на военную тематику и нет, Ольга по жизни убеждённая пацифистка. И «На хрена нам война» — это ещё изрядно смягчённое её мнение.
  • Кошка Сашка (А. Павлова) тоже касалась темы неоднократно:
    • «Враг», самая популярная её песня — герой вначале воспринимает войну в романтическом ключе («Автомат да вагон удачи, чтобы бой, чтобы ветер в лица…»), но быстро понимает, где он оказался и жалеет, что тот, с кем он воюет, не стал ему другом — потому что они похожи больше, чем братья.
    • «Небесный штрафбат» — на небесах тоже идёт война, и там есть даже ангелы-штрафники. «Бог патроном не обидит, кто не сдохнет, тот прорвется».
    • «Сохрани (городам Украины)» — песня была написана в мае 2014-го в разгар боёв на Украине. Друзья самой Александры воевали на обеих сторонах конфликта — отсюда и подчёркнутая аполитичность песни: «Города не бывают свои и чужие, когда стонут горящие города, и споры, Россия или не Россия, теряют все смыслы при взгляде туда…»:
«
Когда ты ищешь знакомые лица
В сводках с места боёв,
Когда переполненные больницы
Просят прислать бинтов.
Я цепляюсь за струны, чтобы молиться
За каждого, кто под огнём:
«Сохрани этот город, Господи,
И всех, кто в нём».

»
    • «Армия ада» — тут даже комментарии не особо нужны, название говорит само за себя.
  • ДДТ — «Мёртвый город. Рождество» и «Умирали пацаны». Про Первую Чеченскую войну.

(линк)

Личные видеозаписи Юрия Шевчука на Первой Чеченской. Многие из тех, кто был снят в этой записи, домой вернулся в цинковом гробу.
  • Саша Кладбище (та самая, что прославилась песнями про Warhammer 40,000) — «250»[1]. Про конфликт вокруг Донецка и Луганска.
  • Александр Новиков — «Войнушка». Песня 1989 года про инвалидов Афганской войны: «Только вряд ли это здесь им втешешь, бледного бледней — победителем в собесе выйти во сто крат трудней».

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — постоянно. Здесь сжигают целые планеты и солнечные системы, гвардейцы сражаются и умирают в боях с воплощёнными ужасами вроде демонов и тиранидов, а жизнь среднестатистического человека не стоит и гроша. Это мрачная тьма далёкого будущего, где есть только война. И всё это смакуется, смакуется, смакуется, что привлекает к сеттингу тысячи юных Аркашек, пускающих слюни на то, как в мире «Молота Войны» кого-то обклювывают и проворачивают в ранах палицы, обмазанные смертным ядом. Что и создало вселенной весьма неоднозначную репутацию.

Видеоигры[править]

  • Final Fantasy VI — имперская армия во главе с генералом Кефкой не знает жалости ни к солдатам противника, ни к мирным жителям. Отравить целый замок, вместе с женщинами и детьми — раз плюнуть для Кефки. Но этого ему оказывается мало, имперский орднунг ему кажется скучным, он обретает божественность и превращает мир в выгоревший постапокалипсис с постоянной войной всех со всеми.
  • Final Fantasy Tactic — местная церковь развязала в Ивалисе кровавую гражданскую войну, желая заполучить власть в свои руки. А главный герой Рамза настолько разочаровался в действиях своих родственников аристократов, что ушёл в наемники.
  • Jagged Alliance 2 — некоторые наёмники, несмотря на свой род деятельности, впечатлительны и при виде особо отвратительных проявлений войны (вороны, клюющие гнилые трупы, например) произносят вслух что-то о том, как им это не нравится. Игорь цитирует Толстого (желающие могут поискать, откуда взята цитата «Война… Зачем она?»), а Иван по поводу того же Игоря отмечает, что из-за подобных вещей тот стал алкоголиком.

Примечания[править]

  1. Армейский жаргон ещё времён СССР: «груз 200», «двухсотый» — убитый («Кому-то „двести“ — и покой…», «груз 300», «трёхсотый» — раненый («Кому-то „триста“ — и домой…». Соответственно, на этапе эвакуации с поля боя «груз 250» — нечто промежуточное: человек помирает, но мы ещё попробуем его вытащить, «Готовьте стол, пока мы держим пульс!»