Секс, наркотики, рок-н-ролл и нью-эйдж

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Tv-logo.pngTVTropes
Для англоязычных и желающих погрузиться в тему поглубже на TVTropes существует статья The '60s. Кроме того, мы скажем вам спасибо, если вы переведете что-нибудь оттуда.


« Как ни трудно этому поверить, шестидесятые годы не вымышлены. Они на самом деле были. »
— Стивен Кинг, «Сердца в Атлантиде»
«
Цветы на глазах, параллельные речи,
Флэты, sex, drugs да rock`n`roll.
Hа плите – кайф, потолки да свечи
Заварили мужской, да женский пол.

»
— «Чёрно-белые танцы», ВИА ДДТ
Вообще, это фейк, но в некотором роде передаёт Cуть™.

Эстетика американской (в меньшей степени — европейской) контркультуры 60-х и 70-х годов, возникшей в пику консервативной социальной политике и войне во Вьетнаме. Пришла на смену пасторальному белому заборчику пятидесятых, некоторое время сосуществовала с ним в шестидесятые, а потом сама собой отмерла в конце семидесятых, ознаменовавшемся нефтяным кризисом, войной в Афганистане, революцией в Иране и прочими событиями, положившими конец сытой эпохе кейнсианства (в которую входил что патриархальный «заборчик», что отвязно-разгульный сабж статьи) и давшими начало духу восьмидесятых с его китчевой эстетикой, социальными проблемами, неолиберализмом и «рейганомикой».

До наших весей явление докатилось, как и полагается с опозданием — сначала подпольно в Перестройку, потом открыто в 90-ые.

Уже в довольно старых произведениях о явлении возникают элементы деконструкции: ведь у каждой субкультуры есть срок годности. Кто-то из-за сабжа сторчался, кто-то стал радикалом и угодил в тюрягу, а иные наоборот — наварили гешефт и стали унылыми конъюнктурщиками. На данный момент Секс, наркотики, рок-н-ролл и нью-эйдж — убитый штамп в реале, но культурное влияние эстетики на молодёжные движения и даже серьёзную политику оказалось велико.

Характерные черты[править]

Светло-радужная сторона…
  • Радикальный нонконформизм, интерес ко всему «запрещённому» — от коммунизма до сатанизма. Нонконформизм бывал как благостно-хипповский («Make love not war»), так и более упёртый, доходивший даже до терроризма (воинствующие анархисты, «Чёрные Пантеры» или напротив, анархо-фашисты, наци-маоисты и ультраконсерваторы, обличающие общество уже за недостаточную приверженность традициям.)
    • В брежневском и перестроечном СССР вместо коммунизма (по понятной причине) был нацизм как главный кошмар обывателя, на другом конце спектра — тоже хиппанство, причем и то и другое на контрасте бывало с христианским, а не неоязыческим, лоском. А когда Союз рухнул, рокеры-бунтари перекрасились кто в красно-коричневый (Е. Летов), кто в бело-коричневый (К. Кинчев), кто просто в коричневый (Троицкий-Паук). При этом вещи из названия статьи в их жизни… ну, хотя бы частично остались, о пьянках-оргиях Паука и психоделических заплывах Егора мало кто не знает.
  • Интерес к экспериментам над сознанием, веществам (таким как марихуана и ЛСД) и психонавтике.
    • Отсюда характерный психоделически-мультяшный графический стиль: именно в таком стиле разрисованы «марки» с дозами ЛСД. В частности, культовым становится диснеевский мультфильм «Алиса в Стране Чудес» 1951 года, который с визуальной точки зрения представляет собой сплошной психодел, и в котором можно даже усмотреть намёки на употребление веществ (всем известные «Съешь меня» и «Выпей меня»); на этих самых «марках» с ЛСД, помимо прочего, часто рисовали Шляпников и Чеширских Котов.
    • У нас в 90-е найти настоящую ту самую «кислоту» было достаточно трудно, зато в любом подвале совершенно бесплатно валялся овеянный десятками городских легенд жесткий галлюциноген тарен, превращавший ржавое подбрюшье погибшей страны рабочих и крестьян в фантастические лабиринты, полные монстров, духов и призраков. Схожим действием обладала и другая легкодоступная неформалам аптечная и бытовая химия. Поэтому отечественный извод данной эстетики полон скорее мрачного сюра.
  • Эклектичное мистическое мировоззрение, получившее название Нью-Эйдж (New Age — Новый век, Новая эра), смешивающее элементы западных и восточных учений (большое влияние буддизма, индуизма и теософии). «Восточные» элементы учения (слияние с Абсолютом, отказ от мирских благ, пацифизм) органично сочетались с идеями движения хиппи.
    • Очень популярным становится поэт, художник и мистик 18-19 веков Уильям Блейк, проповедовавший очень неортодоксальную смесь христианства с гностицизмом и неоязычеством, а также свободную любовь.
  • Множество тайных «лож» и «орденов», которые, в отличие от начала века, носят явный оттенок стёба и троллинга (Дискордианство[1], Иллюминаты Танатэроса, да во многом и сатанизм ЛаВэя): если раньше воскуривали благовония и общались с духами, теперь курят марихуану и вместе с этими духами хихикают. Переосмысление мраккультистов и лавкрафтианских чудовищ в пародийном ключе.
  • Большое влияние постмодернизма: именно тогда в моду входят всевозможные субверсии, деконструкции и тому подобное.
  • Сочетание мистики с научной фантастикой, предвосхищённое ещё Лавкрафтом, Кларком Эштоном Смитом и другими авторами начала века. Да-да, тех самых «просветлённых учителей-пришельцев из созвездия Орион», которыми теперь любят грузить своих адептов всевозможные секты, придумали именно тогда!
    • Вообще, активное развитие «космического» жанра, вдохновлённое советской и американской космической программой. Именно тогда становится популярным такой жанр как космические ужасы, когда привычных монстров помещают в новый антураж.
  • Исходя из всего вышеперечисленного — вульгарная паранормальщина как основная эстетика.
  • Большая роль музыки: большинство субкультур (те же хиппи, панки, металлисты и др.) носит именно «музыкальный» оттенок.

Где встречается[править]

…и мрачно-угарная.

Литература[править]

  • Роберт Уилсон и Роберт Шей, «Illuminatus» — фактически библия дискордианства. В сюжете присутствуют тайные общества, заговоры, сверхчеловеческие существа, наркотические трипы, ктулхуподобные монстры, причём всё это носит оттенок пародии (чего стоит только мультяшный кролик Багз Банни, символизирующий шоггота!).
  • А также «тройка битников»: Уильям Берроуз, Джек Керуак и Аллен Гинзберг. «Города Красной Ночи» Берроуза очень напоминают предыдущий пример, однако намного мрачнее, с оттенком нуара и декаданса.
  • Тимоти Лири — эпатажный писатель, мегатролль и психонавт, имевший связи с ФБР и «Чёрными Пантерами».
  • А также Колин Уилсон, писатель-фантаст, философ и исследователь оккультизма. Многие его произведения написаны позднее этой эпохи (в 80-е и 90-е), но в идейном плане он определённо ей наследует.
  • Хантер Томпсон, «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Кодификатор авторского поджанра Гонзо. При этом автор придерживается республиканских взглядов.
  • Уинстон Грум, «Форрест Гамп» — парень-савант покоряет Америку шестидесятых: занимается спортом, бьёт рожу на рестлинг-арене, воюет во Вьетнаме, курит травку, ходит на демонстрации и живет свободной половой жизнью вместе с хиппи, участвует в космической программе, пробует себя в шахматах, налаживает бизнес, становится сенатором и, в конечном счете, уходит в уличные музыканты чисто по фану. Написано уже в восьмидесятые, так что носит на себе отпечаток тогдашней стилистики.
  • Томас Пинчон, «Радуга тяготения» и множество других произведений. Психоделический сюрреализм, множество культурных аллюзий на реалии эпохи (в том числе на ту же космическую программу), а также постмодернистское обыгрывание конспирологических теорий.
  • Линн Пикнетт и Клайв Принс, «Stargate Conspiracy» («Заговор Звёздных врат») — критический разбор сабжа. Авторы обращают внимание на то, что многие послания «инопланетных высших сущностей» содержат в себе тонкий коричневый подтекст, и выдвигают конспирологическую теорию, что некий круг высокопоставленных лиц намеренно распространяет истории «контактов с пришельцами» и готовит почву для неофашистской идеологии под соусом нью-эйджа.
  • «Утро магов» Жака Бержье и Луи Повеля — европейский вариант сабжа; стала очень популярна во французской контркультуре. Авторы разбирают всевозможные мистико-конспирологические темы и легенды, в том числе алхимию, древних астронавтов, розенкрейцеров, общество Туле и др. Собственно, мода на нацистский оккультизм пошла с этой книжки, и эти же двое впоследствии издавали журнал «Planète» аналогичного содержания.
  • Казалось бы, какое отношение к этой теме имеет старый английский консерватор Джон Роналд Руэл Толкин и его романтический ретроградский христианский «Властелин Колец»? Да никакого. А вот их популярность очень даже имеют. Во многом благодаря этой атмосфере ВК массово привлёк молодёжь, что в итоге вылилось в бешеную популярность жанра фэнтези. Да, воспринимали его и в мистическом ключе, и обкуривались, чтобы попасть в Средиземье…
    • К. Еськов в «Последнем кольценосце» обыграл это. Движение эльфинаров — умбарской молодёжи, косящей под эльфов, является пародией на сабж. Начавшись как наивно-экстремальная субкультура, превратилось в кучку стареющих гуру, использующих вещества и хвилософские речи для соблазнения малолеток.
    • В России с опозданием на несколько десятилетий история повторилась, и в движение толкинистов 90-х в массовом порядке вливались все и всяческие хиппи, неформалы, автостопщики, сорокоманы и подобная публика, а нью-эйджевские взгляды на какое-то время стали практически стандартом для «дивных».
  • Да и его коллега по «Инклингам» К. С. Льюис во многом предвосхитил «светло-хипповский» вариант сабжа. Религиозная эклектика (смесь христианства с античной мифологией), параллели с Уильямом Блейком, да и по мелочам кое-что (например, многие персонажи его сказок не любят обувь: это, с одной стороны, отсылает к святым и ангелам, а с другой стороны — предвосхищает модный тренд в нью-эйдже).
  • Стивен Кинг сам был тем ещё хиппаном, алкашом и омичем (интересный персонаж — демократ по принадлежности и в значительной мере консерватор по убеждениям), а потому на творчестве отразилось. Собственно, колоритная мешанина из псионики, магии, чертовщины (так или иначе связанной с Краснотой — метафизическим злом сеттинга) и нью-эйджерских идеек о мультиверсе и безличных силах добра и зла — чуть ли не его фирменный авторский стиль. Кое-где, впрочем, имеет место и полноценная готика («Салимов удел»), и нечто близкое к духу восьмидесятых (многие пассажи в «Тёмной Башне»).
    • «Тёмная Башня» содержит немалую толику этой эстетики. Эдди — наркоман-героинщик, Сюзанна была борцом за права чернокожих. Тёмный колдун Рэндалл Флэгг[2] одевается, как неформал, занимается магией посредством волшебных шаров и карт Таро, на некоторых артах выглядит, как индейский шаман[3]. Главгада зовут Алый Король, это оммаж группе King Crimson (и одновременно — эвфемизм для дьявола в англиканских богословских кругах), а силу хаоса — Дискордия. Символ злодейских сил — египетское око, высокое наречие тоже с египетскими корнями (Ка!). В постапокалиптическом Ладе играет ZZ-Top, их же любит поехавший поезд-монорельс Блейн. В 6-ом томе Сюзанна подсвечивает, что эмансипация — дело рук Алого Короля, и она (негритянка-инвалид) готова признать за Злом хоть один плюсик.
    • «Сердца в Атлантиде». Учитывая, что Кинг придерживается демократических (в американском смысле) взглядов, книга обличает войну во Вьетнаме, но достаётся и молодёжному бунту. Сабж имеется в сюжетной линии Кэрол Гербер. Милая девочка становится хиппи, а затем переходит на дорожку левого экстремизма, куда её подтолкнул, по видимому, вышеупомянутый Флэгг.
  • «Чародей с гитарой» Фостера пропитан настроениями эпохи и посмеивается над ними, помещая типичных персонажей в сеттинг фэнтези с антропоморфными животными и сказочными существами.
  • Встречается в книгах Клайва Баркера, пополам с декадансом.

Кино[править]

Кого только не встретишь в психоделических мирах…
  • «Я — группи» — фильм 1970 года, про девушек-фанаток сопровождающих рок-группы. Присутствует всё из набора Sex’n’Drugs’n’Rock’n’Roll в финале главная героиня словив глюк от наркоты, выбегает на улицу и гибнет под колёсами автомобиля.
  • Экранизация «Форреста Гампа», не менее культовая, чем оригинальный роман. Никаких мистики и психодела — просто в меру паршивая жизнь Америки шестидесятых с её хиппи, битниками и войной во Вьетнаме, показанная глазами парня-саванта.
  • «Мечтатели» Бертолуччи — сексуальная революция, левая молодёжь, психоделический рок — и всё на фоне печальных событий мая-68 в Париже, к которым в финале примыкают герои-битники.
  • «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» — экранизация Томпсона от Терри Гиллиама.
  • «Сид и Нэнси» — байопик про означенную панк-парочку.
  • «Авария — дочь мента»: показывается перестроечная субкультура панков. Хотя основной конфликт там будет не вокруг неформалов…
  • «Ведьма любви» — любовная пародия на триллеры той эпохи и на оккультную контркультуру, с яркими психоделическими красками.
  • «Восход Люцифера» — 27-минутный оккультный трип от Кеннета Энгера с аллюзиями на учение Алистера Кроули; что характерно, музыку для него написал Бобби Босолей, член банды Чарльза Мэнсона.
  • «Однажды в Голливуде»

Мультфильмы[править]

  • «Поп Америка» Ральфа Бакши — история американской музыки в четырёх поколениях. Третьему из них посвящён самый длинный фрагмент: парень скитается по Америке, пытаясь стать популярным, знакомится с хиппи, страдает проблемами с наркотой…

Мультсериалы[править]

  • Metalocalypse — тут уже не хиппи и панки, а металлисты, но занимаются примерно тем же: бухают, как не в себя, упарываются, устраивают трэш и угар. Враги группы Dethklok — типичное «мировое правительство».
  • South Park в старых сезонах глумился над хиппи, сравнивая их с квартирными животными-паразитами. А Картман разгонял хиппи-фест на бульдозере под запилы «Slayer».
  • Mr. Pickles — этот пёсик любит, умеет, практикует. Концовка второго сезона давит педаль в пол.
    • А ещё там веганы — типичная нью-эйджевская секта.

Комиксы[править]

  • Transmetropolitan, конечно же. Эстетика возродилась в обществе либерпанка XXIII века. Главный герой — Спайдер Иерусалим, является открытым оммажем Х. Томпсону. Стёбу подвергаются и республиканцы (Зверь), и лицемерные демократы (Улыбашка).
  • Invisibles — стопроцентное попадание в тему! Команда неформалов борется с тоталитарным правительством «агентов Смитов». Впрочем, это агенты Смиты были стырены оттуда: «Матрица» открыто преемствует «Невидимым». Протагонист Кинг Моб, кстати, почти что копия Спайдера Иерусалима.

Аниме и манга[править]

  • Belladonna of Sadness как яркий образчик аниме «свинцовых семидесятых». По тематике секса тут немало эротических сцен, сцены с участием дьявола здорово напоминают наркотический трип и отсылают в том числе и к «Жёлтой субмарине», рок-н-ролл представлен шикарным прог-роком за авторством Масахико Сато, на а нью-эйдж — крипово-сюрреалистичной магией Жанны. Притом по набору тропов и сюжетной композиции — дистиллированная готика тройной отгонки.
  • Eureka Seven — весь сериал выполнен в такой эстетике. Штат Гекко — вылитые хиппи[4], война с «буддистами»-водарековцами, оснащенными советским оружием, до боли похожа на войну во Вьетнаме (один только новаковский «Проект Оранж» чего стоит!), некомпетентное правительство и рвущийся к власти «ястреб» Дьюи вообще чуть ли не сошли со страниц антиамериканской[5] хрущёвско-брежневской пропаганды, да и основная мысль про любовь и гармонию с природой тоже идеально вписывается в хипповскую идеологию. Ну и, конечно, тонны отсылок к рок- и техно-культуре: местные мехи названы в честь музыкальных групп (ЛФО, КЛФ) и моделей барабанных установок (модели «Терминусов»), журнал гекковцев ray=out срисован с журнала ray=gun, герои получили имена и фамилии в честь знаменитых исполнителей и так далее. А вот Дьюи со своими мессианством, задвинутостью на древних мифах и откровенно фашистскими идеями — явный пришелец из предыдущей эпохи.
  • Внезапно, туда же и The Melancholy of Haruhi Suzumiya. Дикая эклектика, в которой нашлось место экстрасенсам, пришельцам, тайным обществам и путешествиям во времени — вполне в духе эстетики, сама Харухи не прочь зарубить рок и частенько носит костюм Playboy-кролика, да и придуманный ей значок бригады SOS тоже нарисован в характерной хиппанско-кислотной манере. Да и сама «бригада SOS» — именно что такая стёбно-постмодернистская «ложа». Во многом напоминает кинговские экзерсисы в этой области, но на куда менее серьёзных щщах.

Видеоигры[править]

  • «Петька 2: Судный день» — именно в эту эпоху на машине времени попадают Петька с Чапаем.
  • «Rock’n’roll racing» — боевая гоночная аркада 1993 года от Метелицы. Одновременно и Трэш 80-х.
  • Final Fantasy VII. Если FFVI была типичным дизельпанком с одержимыми мировым господством монархо-фашистами в качестве злодейской фракции, то «семёрка» уже явно использует в своём сеттинге послевоенные реалии. Герои — организация экотеррористов-ньюэйджеров ЛАВИНА, противостоят они нехорошей корпоратократии Shin-Ra, которая разрушает экологию планеты, ведёт империалистические войны и спонсирует мутные эксперименты с геномом инопланетян в надежде найти мифическую Землю Обветованную местной древней цивилизации. Война с Утаем, ветеранами которой является ряд важных для сюжета персонажей — явная аллегория войны во Вьетнаме, с солджерами-морпехами и пехотинцами-армейцами, а попытки правительства обвинить героев-подпольщиков в сотрудничестве с этим самым Утаем намекают на аналогичные (справедливости ради — куда более обоснованные) ИРЛ попытки властей США связать своих гражданских активистов с советской разведкой. Энергия Мако, которую перегоняют в электричество в реакторах с котлами и от использования которой плодятся монстры и портится экология — тоже явная метафора атомной энергии в представлении ядерных алармистов.Ну, а учение Планетологии, которым руководствуется ЛАВИНА — чистой воды нью-эйдж, основанный на теории Геи и энергиях всего живого, только в отличие от нашего мира, здесь это работает, от этой энергии действительно питается местная магия (которой вовсю пользуется в том числе и Шин-Ра). Центр распространения учения — каньон Космо — представляет собой классическую такую коммуну олдовых хиппи с закосом под индейцев.

Настольные игры[править]

  • Внезапно, Warhammer 40 000 80-х годов. Или не внезапно? Космические страхолюдины (и страхонелюдины), бафометы Кхорна, цветные космоморячки с эмблемами всего оккультного спектра, особенно неформалы-нойзмарины] — много чего осталось и сейчас. Но каков был изначально стиль, от него же веет ЛСДшным трипом! Космодесантники на ранних артах — менты, хаоситы — панки. Учитывая специфику вселенной, это даже не удалой Трэш 80-х, а как минимум пополам с сабжем.

Музыка[править]

Как минимум демоны и кальмары тут есть…

Зарубежная[править]

  • «Rolling Stones»! Одно время с ними зажигал Станислас Клоссовски де Рола, потомственный европейский аристократ и адепт алхимических доктрин.
  • Psychobilly, «тёмная сторона рокабилли». The Meteors, Nekromantix, Astro Zombies, Mad Sin и проч. Тематика песен: ужасы, трэш-фантастика, оккультизм, ну, и вещи из названия статьи. Жанр нарочито гротескный и несёт в себе заведомую самоиронию.
  • Клипы исполнителя Chad van Gaalen, в частности, самый известный — Molten Light. Каббалистический жрец с масонской пирамидкой — в комплекте.
  • Black Magick SS — психоделический рок от австралийских наци-битников. Помимо типичной для хиппи психоделики в текстах частенько встречаются отсылки к классикам оккультного нацизма вроде Серрано или фон Либенфельса.
  • EdelweiSS — аналогичный венгерский проект. Ультраправый психоделический рок, тема статьи наиболее раскрыта в песнях Gestaposcope, Flower of the Wise, Night of the Long Pipes и White Flower Power.
  • Cops Beating Down On Hippie Scum At The 1968 Democratic National Convention американских правых панков из Negative XP показывает события десятилетия с несколько другой точки зрения — как несложно догадаться по названию, полицейских, разгоняющих демонстрации хиппи. Зато их же 1965, напротив, пронизана ностальгией к эпохе — дескать, при всей деструктивности контркультурной политической повестки, надо признать, музыка у контркультурщиков была что надо!

Отечественная[править]

Арт Дмитрия Давыдовского, создающего обложки для андеграундных команд.
  • Русский панк-рок — явление сложное, где самобытные вещи рождались меж двух огней: потеря смысла на родной почве или бессмысленный карго-культ.
    • Зигзагом двигал такую эстетику незабвенный Егор Летов: на заре творческого пути, в начале 90-ых и под самый конец. По политориентации — так вообще попадание в десятку: при советской власти был хиппи-антисоветчиком, после её падения наоборот заделался «советским националистом» и приложил руку к созданию НБП вместе с небезызвестными неофашистами Лимоновым (который в молодости сам был битником) и Дугиным. Да, «я всегда буду против» — не просто строка из песни.
    • Азъ: лидер Олег Черепах изобрёл свою философию викканского типа, только с панк-колоритом. Писал книги в жанре гонзо про пьянки, вписки, драки с нацистами и проч.
    • Оргазм Нострадамуса: крипово-похабный, но в весьма философский панк-хардкор с тотальной, ядерной ненавистью к морали и порядку. Называли свою тусовку «Движением Гидроцефалов» — радикальных анархо-аморалов с собственной эмблемой. Фронтмен А. Фишев (Угол) явно шарил в контркультуре прошлого, цитируя в своих песнях тот же «Пламень» П. Карпова. Умер, что характерно, захлебнувшись рвотой.
  • Песня Бранимира «Мальвина» повествует как раз о деградации рок-культуры (то самое описанное в шапке «кто-то сторчался, кто-то сел, а кто-то стал коньюнктурщиком»):
« Король-Чума бродил по жёлтой субмарине.

Зобары дряблые очнулись от наркоза.
Завыли в голос постаревшие стрекозы,
Завяли дети клофелиновых цветов.
Ты верил в братство и святые идеалы
И не страшась, за них вставал на баррикады,
Ты победил. Но смерть крадется как Меркадер.
Исчезла дрожь. Ты к ней давно уже готов.
Ты превратился, мой беспечный Буратино,
Из команданте в наркомана и кретина,
Из Гарри Галлера в невидного моллюска,
Из Мика Джаггера в унылое говно.

»
— Бранимир.
  • Рэпер Horus Луперкаль обильно использует эстетику в текстах, чего стоят названия песен: «Гонзо», «Дискордия», «Твой дорогой H» (в смысле латинская H — Heroine). С идеологией зигзаг: автор относит себя к националистам, потому саморазрушение не поддерживает, просто констатирует факт такой реальности. При этом творчество группы довольно экстремистское, встречается критика РПЦ, путинского режима.
  • 25/17, альбом «Умереть от счастья», посвящён воспоминаниям об этой эстетике. Львиную долю текстов занимает антинаркотический протест. В соавторах — ажно Глеб Самойлов и Сергей Летов (старший брат Егора). Ну, и рокерша Ёлка, трек с ней существенно светлее и мягче остальных и более всего передаёт сабжевую эстетику as is:
« На выпускном я был в хламину, слушал Doors,

А дома мамка наварила нам брусничный морс.
На пятку пацанам отсыпь, пока не выступила сыпь
Взрывай косяк — значит, вышло так.
Потом Платон, Ван Гог, немного Фрейда, Юнга
А на районе флибустьеры обучали юнгу,
Как брать на абордаж зеленоглазый экипаж,
Когда в нужде — значит, быть беде.
Цыганка, кутаясь в шаль, вручила чёрную метку,
В парке чёрная птица села на чёрную ветку.
Мой персонал Джизас, так смыли дожди нас,
Заплакал мак — значит, вышло так.
Мы добавляли по вкусу блад, шуга, секс, мэйджик,
И западло мне было ваши форма и бейджик.
Тебе нужны были скрепы, тут байки из склепа,
На ряске зыбь — значит, надо жить.

»
— 25/17 feat Ёлка.

Живопись[править]

  • Ханс Руди Гигер с его биомехом, ксеноэротикой, космоужасами, ктулхами и проч.
  • Д. Давыдовский, создающий обложки для андеграундных групп — от метала до правого рэпа. Все из одной шинели вышли, так-то…
  • Характерный стиль татуировок на основе артов рокабилли и сайкобилли: женщины, мотоциклы, бутылки алкоголя, змеи, демоны, оккультные символы, вроде такого: [1]
  • Поп-арт — постмодернистское направление в искусстве, в основе которого лежит художественное обыгрывание образов массовой культуры и продуктов потребления.
  • Также поп-сюрреализм aka Лоуброу — в чём-то похожее художественное направление на стыке этой стилистики и соседней: кислотные монстры, персонажи Диснея, нарисованные под Сальвадора Дали — отечественному читателю такой стиль знаком с детства по всяким там коллекционным фишкам и вкладышам от жвачек.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Пародийная религия, аналогичная пастафарианству — точнее, пастафарианство чисто «по лору» является эрзацем такого угарного стёба.
  2. По признаниям самого Кинга основанный на личности Дональда де Фриза, лидера орудовавшей в те годы леворадикальной террористической группировки «Симбионистская армия освобождения».
  3. В «Противостоянии» Флэгг построил скорее фашистский режим, в том числе со смертной казнью для наркоманов, но такое сочетание вполне в духе стилистики.
  4. Почти прямым текстом: организация основана вернувшимися с войны против «буддистов» ветеранами, а среди её членов есть и чернокожий диджей, и восточный гуру, и примазавшаяся молодёжь, начитавшаяся контркультурных журналов. Образ жизни, состоящий из прозябания в нищете и попыток заработать деньги хоть каким-то способом, тоже неистово символизирует. А уж серия, в которой по Штату прокатилась эпидемия веганства и ЗОЖа под соусом единения с природой — и вовсе неприкрытый стёб над «детьми цветов».
  5. Хотя Дьюи похож ещё и на другого стереотипного персонажа тех времен — рвущегося к власти европейского неофашиста-реваншиста.