Данс-макабр

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Ведьму ночью у болот я пилил крестом,
Гроб, как танк, меня везет на шабаш в Содом!
Я давно её хотел соблазнить в аду,
Растерзать и выпить кровь, чёрную вдову!

»
— «Танк вампира», ВИА Коррозия Металла
« Там на неведомых дорожках
Скелеты пляшут в босоножках
»
— Советское детское творчество на тему
Слышь, Ганс, а французы-то повкуснее анличан будут…

Скажем честно, гримдарковые ужасы зачастую непросто подать так, чтобы они не выглядели наивно, особенно если подача выполнена с предельно серьёзной миной. Одним из способов выхода из проблемы является добавление в собственно гримдарк здоровой дозы чёрного юмора. Логическим завершением такой концепции является данс-макабр (фр. Danse macabre) — стилистика, в которой все «мрачные» черты доведены до гротеска и самопародийности. Издевательства над младенцами? Берите выше — издевательства над мёртвыми младенцами с помощью ржавых вил и грязных сапог? Маньяк-убийца? А почему бы не кровожадный бомж-нацист, с безумным смехом забивающий еврейских детей неисправным фаустпатроном? Зловеще-пафосные сектанты-сатанисты, совершающие ритуальные убийства в мрачном зале с декадентской эстетикой? Да нет же, обычные психи, устраивающие под наркотой массовые оргии на заброшенной фабрике, исписанной граффити и едящие суп из человечины! И так далее. Вместо гримдаркового пафоса царит бафос: вместо готичных демонов тут свинорылые черти, отмороженные головорезы и мраккультисты в перерывах между зверствами будут жаловаться на бытовые проблемы, а жуткие вещи — сопровождаться фарсом и непристойностями. В общем, данс-макабр — это гримдарк, намеренно сыгранный шутки ради.

Элементы подобного «кровавого фарса» могут встречаться и вне этой стилистики — это троп «Так грубо, что уже смешно». Не обязательно, хоть и часто отыгрывает троп «Жуткие увеселения».

Где встречается

Литература

  • «Дети против волшебников» Н. Зерваса — именно в такой стилистике выполнен роман. Тут вам и байкеры-сатанисты, насилующие на кладбище автора бульварно-эротической писанины (которому это ещё и понравилось), и чёрные маги, режущие кошек, и положительный герой, отстреливающий сторожевых собак из ружья так, что «клочки разлетелись, обдав грязный склон грязными внутренностями». При этом предполагаемый посыл текста — православно-охранительский. Вероятнее всего, весь роман — пародия на произведения охранителей.
    • В мультфильме по мотивам стилистика уже утрачена, потому что детский. Это одна из многих причин, по которым этот мультфильм — так плохо, что уже ужасно.
Больше нажористых цитат из романа
« Кроме того, пожилые изнурённые дамы принесли целый тюк листовок с двумя молитвами, сочинёнными будапештским архиепископом Гезой из Сатмар-Будафала. Молитвы были написаны по-немецки и по-венгерски и содержали самые ужасные проклятия по адресу всех неприятелей. Молитвы были пронизаны такой страстью, что им не хватало только крепкого венгерского ругательства «Baszom a Kristusmarjat[1]!». По мнению достопочтенного архиепископа, любвеобильный бог должен изрубить русских, англичан, сербов, французов и японцев, сделать из них лапшу и гуляш с красным перцем. Любвеобильный бог должен купаться в крови неприятелей и перебить всех врагов, как перебил младенцев жестокий Ирод. Преосвященный архиепископ будапештский употребил в своих молитвах, например, такие милые выражения, как: «Бог да благословит ваши штыки, дабы они глубоко вонзались в утробы врагов. Да направит наисправедливейший Господь артиллерийский огонь на головы вражеских штабов. Милосердный Боже, сделай так, чтоб все враги захлебнулись в своей собственной крови от ран, которые им нанесут наши солдаты »
— Часть 2, глава 2
  • «Похождения бравого солдата Швейка» Я. Гашека — «Майор взял одного рядового из обоза и с этим рядовым принялся в котелках варить эту печенку на горе под скалами. Здесь ему и пришел капут. Русские увидели огонь да дернули по майору и по его котелку восемнадцатисантиметровкой. Потом мы пошли туда посмотреть, но разобрать, где говяжья печенка, а где печенка господина майора, было уже невозможно.». Жалко, Гашек так и не дописал сюжет до собственно боевых действий.
  • «Печальная история братьев Гроссбарт» Джессе Буллингтона. Похождения двух гопников-отморозков по наполненной всяческой чертовщиной средневековой Европе периода авиньонского раскола и Чёрной Смерти могли бы послужить материалом для беспросветной чернухи… если бы все формально-положительные герои книги не были бы так забавны в своём злодействе. Те же братья во многих других сеттингах сошли бы за полных чудовищ — они начинают свой путь, хладнокровно вырезав целую семью, а потом продолжают его, грабя, убивая по беспределу (в том числе детей), обманывая — но в условиях «Печальной истории», переполненной гротескной жестокостью, эти два философствующих отморозка, искренне считающих себя героями и праведниками, а к своим жертвам относящихся в духе «сами нарвались», вполне сходят за антигероев.

Музыка

(линк)

«Ядерный фугас» (пародия на «Голубой вагон»)
  • Творчество австрийского авангард-металл ансамбля Angizia. Особенно ярко выражено в дарк-кабаре альбоме Ein Toter fährt gern Ringelspiel, где из гротескно-карнавальной эстетики выжимаются все 146 %.
  • Всё творчество нарочито-стёбных блэк-металл ансамблей: «Аццкая Сотона» и Tenebraectum, как самые яркие примеры. Значительная часть текстов — неприкрытое «на тебе!» в адрес ИРЛ-сатанистов, регулярно выставляемых как сборище мрачноштанных бунтующих подростков, для которых сатанизм — не религия, а способ эпатировать окружающих.
  • «Коррозия Металла» — всё творчество. Фашисты, нечисть, расчлененка, сексуальные извращения — и все это намешано в безумный винигрет, который сложно воспринимать всерьёз. Именно от них пошло выражение «трэш и угар», связанное с этой стилистикой. Кроме того, бафоса ради, группа очень любит употреблять слова «Содом» и «содомия»: номинально они библейские и обозначающие порок (то есть условно «страшные»), но похабные коннотации делают их приниженными и смешными.
  • Napalm Sticks to Kids — американская песня времен войны во Вьетнаме. Уже сколько лет прошло, а до сих пор эту ритмичную песенку о военных преступлениях можно услышать в кампусах колледжей и военных училищ.
    • У нас тоже полно таких песенок: «Вместе весело шагать по болотам», «Медленно ракеты уплывают вдаль»… Все представляют собой филк на музыку официальных советских детских песен с их характерными позитивными мелодиями, с которыми резко контрастируют жуткие слова про атомную войну, сожжение деревень и прочие преступления против человечества.
  • The Tiger Lillies — откровенно чернушные песенки, исполняемые фальцетом Мартина Жака, превращаются в сабж. Особенно показательна «Banging in the Nails» про распятие Иисуса с особо угарным энтузиазмом.
  • Бездна Анального Угнетения — группа, которая исполняет комедийные песни в стиле блэк-метал. И, собственно, сама группа является стёбом над штампами блэк-металла и её стереотипами. Отдельного внимания заслуживает альбом «Хроники последних дней», в которой описываются апокалиптические события и прочие страшные катастрофы. Вот только сами описываемые катастрофы вызывают дикий бафос: нашествие овощей-мутантов, прибытие с космоса шаурмы-людоеда и восстание ректальных роботов Яндекса, которые проиндексируют людей прямо... да, вы поняли.

Кино

  • «Зелёный слоник» и прочие творения Светланы Басковой. На экране происходят подчас вконец омерзительные вещи (поедание экскрементов, гомосексуальные изнасилования, карикатурно-кровавые расправы и прочее подобное), но подано всё это настолько гротескно и сопровождается таким нагнетанием градуса неадеквата, что воспринимать это всерьёз попросту невозможно.
  • Несерьёзные фильмы Квентина Тарантино. Серьёзные — уже гримдарк или чернуха.
  • «Жмурки» Алексея Балабанова.
  • Отчасти в стилистику попадает самый новый «Хеллбой»

Мультфильмы

Комиксы

  • Requiem Chevalier Vampire — суть комикса. Карикатурно-мрачный сеттинг (вывернутый наизнанку мир, населенный посмертными попаданцами, в котором царит атмосфера декаданса, а наиболее хорошо устраиваются те, чьи грехи были наиболее ужасными при жизни), нарочито чёрно-чёрный конфликт, в котором самые положительные герои — бывшие нацистские преступники, тонны крови и насилия, градус неадеквата превышает все мыслимые и немыслимые пределы… и всё это сдобрено обильной дозой сарказма и чёрного юмора, так что вместо ходульной ангстишки вырисовывается именно сабж.
  • Girl Genius — думаете, Европа под властью безнравственных аристократов-безумных ученых — это кошмар? Не-а, супруги Фоглио гарантируют — это куда веселее, чем вы думаете. Правители-Искры в своей злобности и жестокости доходят до уровня мультяшных суперзлодеев (кто-то на Крайнем Севере облагает налогами огонь, кто-то пускает на опыты собственных подданных, кто-то содержит на своей VIP-ложе в театре пулемет для расстрела не понравившихся актеров и т. п.), среди формально положительных героев — пара наследников тёмновластелинских династий Европы, не скрывающий своей злобности интриган и тройка кровожадных боевых мутантов, а самый положительный из правителей Европы — записной Тёмный Властелин, содержащий на своей службе карательные отряды, набранные из бывших воздушных пиратов во главе с отбитой на голову капитаншей. Но подано это всё с юмором, все герои к такому раскладу дел в родной Европе уже давно привыкли и общее отношение к творящимся ужасам до комичности будничное.

Аниме, манга, ранобе

  • Творения Хирои Оку: прежде всего Gantz и Inuyashiki. Впрочем, кто-то их считает серьёзными мрачными драмами.
  • Blood-C — эпичнейший по нажористости мясной треш, от фанатов за карикатурную чернушность и кровавость получивший прозвище «комедии года». Рисовали, кстати, CLAMP, так что все непотребства — под каноничную утонченно-сёдзийную манеру рисунка.
  • Fire Punch — Бегемдорг с диалогами уровня «Вашей работой будет совокупляться с собаками. То есть, просто надо спустить штаны и встать раком? О, ну это просто!».
  • Dorohedoro — главная причина того, что «манга не мрачная»: несмотря на весь творящийся в кадре гримдарк с кровищей, пытками и жестокими убийствами, настрой в ней скорее позитивный, а вся мрачнуха сыграна настолько гротескно и настолько пропитана чёрным юмором, что её сложно воспринимать всерьёз.
  • Hellsing — см. иллюстрацию. Молодая девушка-командирша СС, распевая оперу, рисует на палубе нацистские символы кровью убитых моряков! Вампир-нацист ест детей! Залпы Фау-1 взрывами рисуют на Лондоне огромную свастику! И так половину манги.
  • Overlord — поскольку изначально весь данж был частью ММО, то часть созданных игроками гильдии (отыгрывавшей злодеев) персонажей вполне намеренно попадают под троп. В остальном же тайтл скорее пытается в гримдарк (особенно при взаимодействии обитателей мира с попаданцами из ММО).

Настольные игры

  • Warhammer 40 000 — такое могут устроить в отдельные моменты хаоситы ради веселухи, и, с оговорками — арлекины. В остальном сеттинг предельно мрачен и серьезен настолько, что у плохих авторов превращается в концентрат ангстишки.
  • Warhammer Fantasy Battles — орки и, отчасти, скавены. Орки тут примерно такие же, как и Вахе, а вот скавены — сугубо местная расы крысолюдей, являющихся карикатурными социал-дарвинистами, в своих бесконечных махинациях, многоходовочках, презрению к жизни и здоровью всех, кроме себя любимых (скажем так, скавенский Совет Тринадцати как-то помог остановить местного апокалиптического маньяка не потому, что он угрожал скавенам как таковым, а потому, что хотел убить совсем-совсем всех и члены Совета смекнули, что «совсем всех» — это и их тоже) тяге к насилию и предательствам настолько давящих педаль в пол, что их невозможно воспринимать иначе, как целую цивилизацию комичных опереточных злодеев.

Видеоигры

  • Для олдскульных мясных шутеров это было нормой.
    • Bloodганфайтер-мраккультист, восставший из могилы, курощает сектантов, демонов и нечисть с помощью пистолета-ракетницы, вил, двустволки, автомата и динамита под ехидные комментарии.
      • В шуточной русской «локализации» от «Фаргуса» все ещё хлеще — тут весь кровавый трэш вытворяет... восставший из мавзолея Владимир Ильич Ленин! Патrончики!
    • Brutal Doom — бравый морпех из оригинала теперь матерится и зверски добивает несчастных демонов уморительно жестокими способами. Те в долгу не остаются.
      • И на основе фанатской модификации Id Software создала перезапуск франшизы 2016 года. А Doom Eternal и вовсе вдавливает педаль в пол, доведя всё до гротескной комичности.
    • Duke Nukem — а давайте сделаем Doom 1993 года, но с блекджеком и шлюхами! Именно так поступили разработчики из 3D Realms, когда решили запилить шутер. Дюк Нюкем, будучи пародией на всех героев голливудских боевиков, очень понравился многим игрокам. Весёлый накаченный блондин мочит инопланетную сволочь, остроумно подкалывая их, не забывая сходить в стриптиз-клуб к девушкам. Правда, в Duke Nukem Forever с этим тропом очень сильно переборщили, из-за чего Дюк из харизматичного героя превратился в просто раздражающего козла.
  • Mortal Kombat, конечно же! Смертельные добивания противника (то бишь фаталити) в первых частях выглядели по-мультяшному гротескно, что очень забавляло игроков тех лет. Например, фаталити Китаны: она целует противника и тот раздувается как пузырь, после чего лопнет и его внутренности разлетаются по всей арене. Хотя, в последних играх серии комичность поубавилась и многие фаталити стали выглядеть очень пугающе.
  • Postal 2 — Тут можно надеть кошку задницей на винтовку и использовать её как глушитель! А можно запустить этой кошкой во врагов, чтобы она когтями переводила их на фарш! Подстрелить слона в зоопарке, чтобы он превратил толпу народу в шаверму? Да не вопрос! И так далее.
  • Mutant Chronicles: Doom Troopers — начнем с того, что первый босс может утопить героев в собственной рвоте и закончим тем, что врагам-некромутантам можно (и нужно) отстреливать всякие выступающие органы — и они даже продолжат сражаться без ног, а то и без головы!
  • Team Fortress 2 — игра использует рисовку в стиле мультфильмов Pixar, что не мешает наёмникам с тараканами в голове разлетаться на куски мяса в бою. Многие полюбили данную игру как раз за чёрный юмор. Ну а проделки медика — это что-то с чем-то!
  • Devil May Cry — дикий стёб над готичной эстетикой с анимешным размахом, главный герой которого, мэрисьюшный раздолбай коих поискать надо, с изяществом мочит демонов направо и налево своим мечищем и парой пистолетов. Хотя, конечно, серия игр до откровенного треша не опускается, и в ней какая-никакая серьёзность всё же присутствует.
    • Аналогично, Bayonetta. Теперь в главной роли — сексуальная готичная ведьмочка, которая мочит жутких ангелов.

Реальная жизнь

Черепа, черти, красная звезда пентаграмма — все на месте!
  • Фирменная эстетика ультралевых идеологий, наподобие анархо-коммунизма и различных левокоммунистических течений. Все эти черепа, демоны, вампиры, ведьмы пошли ещё с Гражданской, да так там и остались. Во многом повлияло на эстетику 60-х, вдохновленную разнообразными левацкими организациями на Западе. Пусть в гробу капиталистам снится страшный сон: красная звезда и чёрный автомат!
    • В СССР, однако, тема не очень-то котировалась властями: особенно резко её притушили при Сталине, вместе с физическим уничтожением самих ультралевых, заменив на триумфально-позитивный соцреалистический стиль, в котором «страна мечтателей, страна ученых» предстает просвещенным и миролюбивым государством, борющимся за свободу, прогресс и равенство всех людей[2]. Ренессанс мотивов «мёртвых красноармейцев», «демонов революции» и прочих «проклятьем заклеймённых» пришелся уже на перестроечно-постсоветское время, причём не без участия антисоветчиков вроде Талькова, которым эти мотивы были весьма на руку, так как они считали коммунистов совсем нешутейными Тёмными Властелинами.
  • А ещё не забудьте тонны советского детского творчества в духе «Маленький мальчик нашёл пулемёт».

См. также

  • Ангстишка — то же самое, но когда впору смеяться над автором, а не над самим произведением.
  • Гримлайт — когда мрачная атрибутика осветляется более по-доброму.
  • Гримдарк — если все более-менее серьёзно.
  • Так грубо, что уже смешно — отдельные элементы сабжевой стилистики в других работах.

Примечания

  1. Осторожно, жесткое богохульство! «Иметь Христа и Деву Марию!»
  2. Оно и понятно: эстетика, любимая нищими радикализованными рабочими, революционными матросами и декадентствующими интеллигентами, плохо годилась для мирных городских жителей и крестьян, сильно затронутых традиционной деревенской культурой.