Декадентская эстетика

Материал из Викитропов
(перенаправлено с «Декаданс»)
Перейти к: навигация, поиск
« Горизонты вертикальные
В шоколадных небесах,
Как мечты полузеркальные
В лавровишневых лесах.

Призрак льдины огнедышащей
В ярком сумраке погас,
И стоит меня не слышащий
Гиацинтовый пегас.

Мандрагоры имманентные
Зашуршали в камышах,
А шершаво-декадентные
Вирши в вянущих ушах.

»
— Владимир Соловьёв, пародия на сабж

(link)

Сферический декаданс в вакууме

Эстетика, берущая начало в Европе конца XIX-начала XX века. Само действие произведения может происходить где угодно и когда угодно. В некотором роде, наследует романтизму и предвосхищает модерн.

Французское слово décadent обозначает «упадочный». Изначально подразумевалась эстетика гибнущих империй вроде Римской, но её было легко перенести на указанный временной период. Кризис традиционных обществ и недоверие к новшествам научно-технического характера породили тип культуры, отрешённый от того и другого. И всё это происходило на фоне окончательного упадка и заката аристократии и дворянства.

Ныне Декадентская эстетика перешла частично в мир гламура и постмодерна, с другой стороны — укоренилась в неформальных субкультурах, в первую очередь — готов. Также в такой эстетике очень любят изображать представителей нежити и нечистой силы, в особенности вампиров[1].

В статью могут войти сами декадентские произведения или же относящиеся к другому стилю, но содержащие в себе характерные сюжеты/персонажей.

Стилистически наследует готике, но если готика так или иначе апеллирует к средневековой картине мира (чёрно-белая религиозная мораль и элементы народного фольклора), то декаденты идут ещё дальше, нередко отсылая к язычеству и дохристианскому мистицизму (поэтому у них мир управляется не благим Богом, а весьма морально неоднозначными сущностями, и вообще процветает серобуромалиновая мораль), а порой и к восточным учениям, впрочем, сильно переиначенным на западный лад.

Характерные черты[править]

Почти полный список декадентских типажей
  • Символизм, загадочность, метафора на метафоре, вычурность, порой доходящая до выморочности.
  • Эклектика и смешение стилей: в одном месте могут находиться древнеегипетские сфинксы, античные статуи и венецианские маски.
  • Интерес к мистике, оккультизму, спиритизму, а также теме смерти и иных миров. Тайные общества и клубы, маскарады. В частности, в пику как религиозному консерватизму (продвигающему идею благого Бога), так и рационализму (утверждавшему, что высших сил нет, и миром правят лишь научные законы), развивается идея о том, что высшие силы есть, но они не так уж безгрешны или слабее зла. Да-да, всеми нами любимые мраккультисты и хтонические щупальца кальмаров берут начало именно в идеях этой эпохи! Также характерна мистика, связанная со старыми домами, картинами, скульптурами, куклами и восковыми фигурами, зеркалами, азартными играми, масками, психотропными веществами. Часто смешение религиозных, мистических и научных мотивов: от лавкрафтовских Великих Древних, которые вроде как и боги, и носители тайных знаний и сверхразвитые инопланетяне до целых учений в таком духе вроде квислинговского универсизма, сочетавшего христианские, буддийские и неоязыческие идеи с толкованием квантмеха и ОТО в мистическом ключе, или русского космизма (которому универсизм во многом наследует).
  • Индивидуализм, «инаковость» ключевых персонажей. Герои замкнуты и не поняты обществом, или наоборот, ведут богемный образ жизни, включающий промискуитет, алкоголь, наркоманию. Среди них много людей искусства, преимущественно нестандартного. Типичные персонажи оторванны от обыденности: среди них нет, например, домохозяек или землепашцев, зато часты странники, оккультисты, колдуны, сектанты, маргинальные философы. Образы могут быть сопряжены друг с другом: ничего не мешает колдуну быть одновременно человеком искусства и, скажем, создавать живых кукол. В современной итерации декаданс сопряжен с образами неформалов, представителей социального дна и криминального мира, членов радикальных организаций.
  • Темы поэтической романтики и свободного секса, включая извращённый, идут рука об руку. Примерно то же с разными другими приятными, но требующими умеренности, явлениями.
  • Тяга к пафосным названиям и псевдонимам, часто отсылающим к легендам, фольклору или театральным постановкам: Петя пусть будет Парцифалем, Вася — Арлекином, а Маша — Офелией. Особенно распространено было как раз у членов всяких орденов, лож и клубов. Например, все члены Ордена Баварских Иллюминатов на собраниях вместо своих имен пользовались прозвищами, данными по именам известных античных и древневосточных деятелей: магистр ордена Вейсгаупт стал Спартаком, фон Цвак — Катоном, маркиз де Констанца — Диомедом, Массенгаузен — Аяксом, Гертель — Марием, барон фон Шрекенштайн — Магометом, барон Меггенхофен — Суллой и так далее.

Примеры[править]

Литература[править]

Зарубежная[править]

  • Эдгар По, мастер ужасов и детектива, в некотором роде задал тон направлению.
  • К декадансу традиционно относят Оскара Уайльда.
  • Ещё один ранний законодатель ужасов и фэнтези — Кларк Эштон Смит. Антураж его «Зотика» оказал влияние на «Умирающую Землю» Джека Вэнса, которая была чуток позже, ну и два этих автора кодифицировали жанр умирающей земли, который довольно сильно ассоциируется с декаденсом (одно название чего стоит), кроме упадка также характеризуемый эклектикой, мистикой и инаковыми героями.
  • Упомянутый во вводной части Г. Ф. Лавкрафт.
  • Поэты-футуристы. Особенно колоритен Габриэлле д’Аннунцио, основатель первого де-факто фашистского государства в мире — Республики Фиуме. Кирзовыми сапогами там, правда, и не пахло, а поэтам, по некоторым сведениям, прямо на улице раздавали кокаин[2].
  • Многие произведения Густава Майринка.
  • А также Ганс Эверс, мэтр «чёрной фантастики», друг Кроули, открытый гей и симпатизант Третьему Рейху.
  • Жан Рэй. Традиционная мораль и благой Бог у него почти не представлены, в основном речь у него идёт про разного рода «лихих людей» (пиратов, авантюристов, частных детективов), сталкивающихся с иномирными сущностями.
  • И значительно менее известный Стефан Грабинский, «польский Лавкрафт».
  • К. Баркер любит такую эстетику. В его книгах встречаются тайные общества, магия секса, миры снов, наркотические ритуалы и прочее подобное. Баркер считается основоположником пограничного жанра Сплэттерпанк — мистики в декорациях трущоб и криминала. Картина мира в произведениях Баркера не христианская и не атеистическая, обычно всё основано на наличии «эфирного мира», в духе New Age.
  • «Белые люди» А. Мэйчена — вот уж где и «мандрагоры имманентные», и «гиацинтовый пегас»!
« Сюда я тоже запишу многие из моих старых тайн, и ещё несколько новых. Но некоторые я совсем не буду записывать. Мне нельзя писать настоящие названия дней и месяцев, которые я узнала в прошлом году. Нельзя также упоминать о том, как писать буквы Акло, говорить на языке Чиан, рисовать большие прекрасные Круги, играть в Игры Мао и, уж конечно, петь главные песни. Я могу написать обо всем этом вообще, но только не о том, как это делать. На то есть особые причины. И ещё мне нельзя говорить, кто такие Нимфы, и Долы, и Джило, и что значит «вулас». Все это самые тайные тайны, и я счастлива, когда вспоминаю, кто они такие на самом деле и как много чудесных языков я знаю. Но есть и такие вещи, которые я называю самыми тайными тайнами из всех тайных тайн и о которых я даже думать не смею, пока не останусь совсем одна, и тогда я закрываю глаза, кладу на них ладони, шепчу слово, и приходит Алала. Я делаю это только по ночам у себя в комнате, или в некоторых лесных местах, которые я знаю, но мне нельзя их описывать, потому что это тайные места. И потом ещё есть Церемонии, которые вообще все очень важные, но некоторые — важнее и прекраснее остальных. Есть Белые Церемонии, Зеленые Церемонии и Алые Церемонии. Алые Церемонии лучше всех, но по-настоящему их можно устраивать только в одном месте, хотя в них можно очень славно поиграть в каких угодно местах, но не по-настоящему. »
— Из дневника героини
  • «Города красной ночи» У. Берроуза — попадание в десятку. Мистические секты, наркотики, извращённые оргии и прочий суповой набор. Сам автор прославился тем, что 60 лет просидел на разных веществах, но умудрился дотянуть в относительном здравии до 83 лет.
  • «Женевьева Дьедонне» К. Ньюмана (книжный цикл «Warhammer Fantasy») — в этой стилистике показано общество театралов, включающее в себя готичную и незлую вампиршу Женевьеву. В целом мир ещё не дошёл до аналога границы XIX—XX вв. на Земле, но сеттинг любит с этим играть[3].
  • «Наоборот» Ж. К. Гюисманса — справедливо считается «Библией декадента».
  • «Песни Мальдорора» Лотреамона — концентрированный гримдарк с протагонистом-злодеем, переполненный сюрреализмом.
  • «Путешествие к Арктуру» и «Наваждение» Д. Линдсея. «Путешествие к Арктуру» — по сути, первая ласточка жанра weird, смешивающего религиозно-мистические темы с научной фантастикой; источник вдохновения для Толкина и К. С. Льюиса.
  • «Траумновелле» А. Шницлера.
  • «Хождение Северина во тьму» П. Леппина — про молодого клерка, который бродит по ночной Праге и попадает в разные приключения, связанные с закрытыми декадентскими клубами и эротикой. Остаётся неясным, кто из персонажей реален, а кто призрак или галлюцинация.
  • «Фантастическая вселенная Эрнста Юнгера» — вся, но особенно сборник сюрреалистических рассказов «Рискующее сердце». Из романов эстетика наиболее прослеживается в первой части трилогии — «На мраморных утёсах» — там и мистика, и чувство угасания, и страх перед новым миром и борьба идиллического мирка пастухов, охотников и земледельцев с бандами головорезов, возглавляемыми образованным циником, и некое тайное общество нигилистов, к которому оный циник принадлежит. Сам Юнгер прошёл Первую Мировую, между мировыми войнами был нацболом и писал в разнообразные ультраправые газеты, во время Второй Мировой служил капитаном в Вермахте, а после — стал контркультурщиком, психонавтом и соратником скандально известного Альберта «ЛСД» Хофманна.

Русскоязычная[править]

« Я сразу смазал карту будня
Плеснувши краской из стакана
Я показал на блюде студня
Косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
Прочел я зовы новых губ.
А вы ноктюрн сыграть смогли бы
На флейте водосточных труб?
»
— В.Маяковский, "А вы смогли бы?"
  • Поэт, философ и переводчик Евгений Головин и его «Южинский кружок» — неформальный оккультный клуб в 1970-е и 1980-е, в который также входили Александр Дугин, Юрий Мамлеев и др. Напополам со стилистикой девяностых: алхимия, «чёрная фантастика», «проклятые поэты», оккультный нацизм и др. Эстетически кружок вдохновлялся как раз Серебряным веком; занимались как собственным творчеством, так и переводами западных авторов.
  • «Любовница смерти» Б. Акунина — сюжет связан с декадентским клубом самоубийц.
  • «Мастер и Маргарита» М. Булгакова — бал Воланда часто изображают именно так (например, в экранизации Бортко). В этом есть дополнительный подтекст: многие представители русской богемы, оказавшись в опале, никак не могли забыть Серебряный век и втайне продолжали устраивать такие празднества.
    • А также не стоит забывать, что Булгаков был большим поклонником Майринка и во многом вдохновлялся его произведениями. Читавшим Майринка это очень заметно, особенно как раз в сцене бала.
  • «Пламень» П. Карпова — очень своеобразный извод стилистики, не связанный «эволюционно» с этими вашими европейскими салонами. Автор творил в начале XX века (до революции и после) и, происходя из крестьян-старообрядцев, был, так сказать, декадентом народным. Церковная цензура считала «Пламень» богохульным, коммунистическая власть — мракобесным. В самом романе светлейшие силы — сектант-хлыст и ведьмы, промежуточная — мистические коммунисты и гностики-развратники, главзлодей — помещик-сатанист, архетипичное полное чудовище. Сфинксов и пальм, конечно, нет, но черви в гнилых ранах, подземные схроны культистов и ведьминские пляски на цветочном лугу, это несколько компенсируют. Отдельно отметим: язык романа такой вычурный, что стих из эпиграфа по сравнению с ним может показаться графиком покосов и удоев.
  • «Серый автомобиль» А. Грина — неожиданное для писателя-романтика достаточно мрачное произведение про ожившую восковую фигуру.
  • «Руки вверх, Синяя Борода!» В. Роньшина  — готически-декадентскую стилистику любит загадочный бизнесмен Кармалютов по прозвищу «Синяя Борода»: отстроил собственный особняк в виде псевдоготического замка с чёрными комнатами и свечами, придумывает своим невестам вычурные имена типа Глория, Эдита, Фанни и др. А ещё он шизофреник, который искренне считает себя Синей Бородой, который убил своих трёх жён (в действительности не существующих), и хочет, чтобы местный доктор их оживил.

Кино[править]

  • Repo! The Genetic Opera — жизнь в биопанковском будущем очень располагает к декадансу среди элиты. Контраст между жанром, стилем и подачей сыграл с фильмом-оперой злую шутку, и критики разнесли фильм в пух и прах. Осталась лишь горстка верных фанов. И это тоже очень по-декадентски, заметим.
  • «Братство Волка» (2001) — едва ли не эталон тропа. Здесь и тайное общество с членами в масках, и заговоры, и наплевательство властей в отношении смертей каких-то крестьян, которых не заботит реальное решение проблемы — главного героя даже заставляют сделать фальшивое чучело Зверя на потеху публике в Париже. Немного поднимаются и темы эмиграции в Новый Свет и Великой Французской Революции.
  • «Голод» (1983) — фильм про вампиров, заманивающих девушку к себе в особняк. Кровососы показаны декадентами, не чуждыми зависимостей и промискуитета. Да, в фильме сыграл, помимо прочих, Дэвид Боуи, который сам по себе был ходячий символ сабжа.
  • «Господин оформитель» — вольная экранизация рассказа А. Грина, где действие перенесено в Россию начала XX века, и педаль декаданса выжата в пол.
  • «Как поймать монстра» — достаточно второсортное подражание «Малхолланду», где тоже фигурирует закрытый клуб, в котором актрис (правда, понарошку) убивают на сцене. Мать главного героя устраивается туда на работу.
  • «Малхолланд Драйв» Дэвида Линча — главная героиня, актриса Бетти, неожиданно для себя сталкивается именно с такой изнанкой Голливуда. Наиболее впечатляющая сцена — клуб «Silencio».
  • «Прекрасная пленница» Алена Роба-Грийе — мозговыносящий артхаусный триллер, где предельно размыта граница между реальным и нереальным, а сеттинг представляет собой смесь реалий современности (ночные клубы, автодороги, вывеска компании «Рено») и эпохи декаданса (спиритизм, свечи в старинных канделябрах, тайные ритуалы на старинной вилле).
  • «С широко закрытыми глазами» — кубриковская экранизация Шницлера, где действие перенесено в Нью-Йорк конца девяностых. Там фигурирует закрытый клуб наподобие Богемской рощи, а реальность с трудом отличима от сна.

Телесериалы[править]

  • Lexx — серия «Сверхновая»: на павшей планете Бруннис героев встречает Поэт в исполнении Тима Карри.

Мультфильмы[править]

  • «Соната» Владимира Самсонова — абстрактный и жутковатый анимационный фильм (см. видео), в котором угадываются атрибуты эпохи.

Аниме и манга[править]

  • Shōjo Kakumei Utena — Икухара увлекался розенкрейцерством и дружил с Анно и Садамото, так что выбор эстетики абсолютно неудивителен. Имеем тайные общества, лихие сабельные дуэли со скрытым мистическим смыслом, зловещий перевёрнутый замок, в котором, как говорят, заключена сила Мировой Революции, директора академии, являющегося Князем в изгнании, его сестру Невесту Розу, которая единственная может открыть этот замок и обладание которой и разыгрывается на тех самых дуэлях, и абсолютно кислотный сюрреализм.
  • Neon Genesis Evangelion за авторством помянутых Садамото и Анно таким количеством сюра и откровенно оккультной эстетики, как «Утена», не обладает, но не думайте, что этого мало. Есть и тайное общество оккультистов-богостроителей, желающее устроить конца света, и противостоящие ему и друг другу эгоманьяк и социал-дарвинистка, у которых на этот самый конец света свои планы, и очевидно зловещие высшие силы в лице чудовищных Ангелов, и главные герои с кучей тараканов в голове.
  • Wolf's Rain — почитай что эталон стилистики, не замутнённый утэновской «школой» и евангелионовской «мехой». Сеттинг — умирающий постапокалиптический мир мрачных городов и готичных замков, управляемый Аристократами-магами. Сверхцель героев (как волков, так и алхимиков) — поиски Рая, ради которых была оккультным путём создания местная ZOMG TEH REI Чеза. Главгад-антизлодей Дарсия — эталонный байронический герой с трагичной предысторией, алхимик и чернокнижник, борющийся с родовым проклятием, превративший себя в наполовину волка и ищущий Рай ради встречи с любимой. Наиболее сабж чувствуется именно в жизни Аристократов — тут и зловещие увеселения в роскошных дворцах, и ностальгия по старому, неразрушенному миру, и занятия магией и алхимией, и характерная эстетика с масками, чёрными плащами, оккультной символикой и прочим подобным.

Видеоигры[править]

  • Clive Barker's Undying — действие происходит в проклятом поместье в 1923 году. Особняк Ковенантов пронизан этим: жуткие картины, магические зеркала, кальянный зал в арабском стиле, оккультные труды недобро кончившего отца семейства… Среди персонажей выделяются Лизбет, ставшая из прекрасной, но недолюбленной юной леди — нежитью-психопаткой, и безумный художник Аарон, зря увлекавшийся рисованием иных миров[4]. В борьбе с монстрами протагонист пользуется магией и артефактами, включая роковой. Два параллельных измерения: проклятый Город Снов и Вечная осень, тоже как бы намекают.
« Круглые, чёрные, бездушные глаза проносятся по воздуху. Мелкие, быстрые, летучие мыши носятся в ярком небе, летучие бритвы, ожидающие подходящего момента, чтобы спикировать вниз. Когда они устремляются вниз, я вижу острые, окровавленные зубы, злобную демоническую ухмылку. Во время их стремительных бросков я слышу зловещий присвист, который холодит мою душу. Они здесь хозяева небес. Похожие на призраков, прихвостни с капюшонами наблюдают за всем без сердца и души и патрулируют эту землю. Техника стремительных бросков изменила их лица и руки, все в заплатках как дешевые одеяла, это кожа от тел множества трупов. Они собираются и живут вместе как стаи бешеных волков, провоцируя битву за лидерство. Эта мерзость жаждет моего уничтожения. Они в основном собираются вдоль тропинок, которые похоже, поднимаются по утесам, но некоторые группы собираются у источников и дуплистых деревьев. Далее вниз кажется, что тени пожирают окружающее пространство, не склонные к логике или какому-либо смыслу. Похоже, что единственной причиной этого является сама тьма. Как власть, которая управляет чёрной бездной, погребенная в ночной бесконечности. Это она, Вечная Хозяйка Теней. »
— Аарон Ковенант о мире Вечной Осени.
  • Dishonored — мир похож на Британию XIX века. Многие из аристократов и творческих личностей промышляют декадансом. В первой игре можно посетить бал с вычурными и страшными костюмами знати.
  • «Агент: Особое задание» — внезапный пример. Сюжет игры достаточно прост (криминальная интрига в постсоветском курортном городке без какого-либо намёка на мистику), но вот эстетика этого городка явственно попадает под троп: готические ангелы, сфинксы, пальмы на фоне вечной осени.

Настольные игры[править]

  • Vampire: the Masquerade — Да само название пронизано стилистикой! Вампирское общество — эклектика из кланов: от бешеных панков Бруджа до эстетствующих готов Тореадоров. Само общество вампиров построено на гедонистической культуре пития крови, в которой объединяются секс, власть и смерть, их эстетика — безумная смесь эпох, от античного декадентства Мафусаилов до современного неформальства Неонатов, их войны — сражения контркультур, между готическим тайным миром Камарильи, панковским безвластным обществом Анархов и отмороженно-клерикально-фашистским безумием Шабаша, который претендует на власть над смертными и на преобладание над додревним хтоническим могуществом Патриархов.
  • Warhammer Fantasy — черты такой эстетики есть у общества крупных городов Империи. По-декадентски ведут себя сектанты (не дикие варвары-налётчики!) Слаанеш(а), а также люди и не совсем люди искусства. Подробнее — см. раздел «Литература».
  • Warhammer 40 000 — тут это добро любят. Среди конкретных примеров можно выделить следующие:
    • Первыми на ум, приходят, естественно, хаоситы с их чёрной магией, оккультной символикой и демонической эстетикой. Адепты Тзинча — колдуны и мистики, часто создающие тайные общества, слуги Нургла — нигилисты, приближающие конец цивилизации, распространяя болезни, служители Слаанеш — развращенные гедонисты, устраивающие оргии и употребляющие наркотики. Только, пожалуй, воины Кхорна для декадентства слишком брутальные и прямолинейные.
    • Эльдар, будучи древней расой, уничтожившей свою некогда великую империю благодаря безудержному гедонизму, породившему в Варпе Слаанеш, никак не могут находиться вне данной эстетики. Есть и Звёздные Эльдар с войсками, обыгрывающими темы эльдарских мифов, и Арлекины, олицетворяющие мистическое искусство, и Тёмные Эльдар со старыми недобрыми наркоманскими оргиями.
    • Внутри Империума в подобной эстетике часто существуют инквизиторы: в типичной инквизиторской свите найдётся место и оккультисту, и религиозному мистику, и преступнику, и наёмнику-авантюристу, и разнообразным маргиналам от бродячего рабочего до подпольного изобретателя. Работа обязывает: для безопасности граждан Империума все средства хороши.
    • В принципе, сам мир, основанный на идеях Муркока и Лавкрафта, в котором магия и боги — порождения ноосферы, а вместо светлого Абсолюта — бессмертный диктатор-псайкер — предрасполагает к декадентским воззрениям.

Аудиопостановки[править]

Интернет-проекты[править]

  • Vniz.net — вебсайт Андрея Чернова, русского программиста, создателя Рунета и деятеля контркультуры девяностых. Содержит в том числе и контент по теме статьи (например, произведения художников эпохи декаданса).

Музыка[править]

Зарубежная[править]

  • Явление пост-панка и пост-рока как таковое.
  • The 69 Eyes, легенда готик-рока.
  • Deathstars, индастриал-метал. Большинство треков посвящено декадентским темам: мистике, веществам, психическим отклонениям, разным видам отнюдь не платонической любви.

Русскоязычная[править]

  • Агата Кристи, арт-рок. Поиграем в декаданс? (с)
  • «Nord’n’Commander», уже распавшийся российский проект эпохи 00-ых. Смесь готик-рока, электроники и зигафолка. Тематика — европейская мифология[5], мистика, готишная скорбь. Самая популярная песня, «Sonnenmensch» (нем. «Солнечный человек») прекрасно иллюстрирует тематику статьи:
« Вечность спит. В могилах тёмной ночи

Пиджаки лежат. Нет света дня.
Внутренняя дочь, сбежавшая от порчи,
От дегенерации и от меня.
Я порой живу одним сияньем,
Тем сияньем, что живёт во мне.
Тем огнём, ведущим к созиданью, к знанью...
Аватара-вестник на коне.

»
— Nord'n'Commander
  • Аналогично — и русско-украинская блэк-металл (хотя иногда играет и fashwave-электронику) группа M8L8TХ. Тематика песен — оккультный нацизм, средневековые ереси, рыцарство (как средневековое, так и вневременное), фольклор, критика современного общества. Тексты — метафора на метафоре, зачастую с заимствованием кеннингов из скальдической поэзии древних германцев. Посыл во многих песнях тоже декадентский, по категории «эстетика превыше этики».
«
Лезвием комет
По молниям моей судьбы
Изрезаны глазницы Космоса,
Пусты и ледяны!
Ключ отворит запреты
И бьёт искристый свет:
Мой Храм Недосягаемой Мечты
В огне стальных ракет!

»
— M8L8TХ, L.A.H.
  • Индастриал-фолк группа «Шмели». Много песен о нежити, демонах, сексе, несчастной любви, скорби, магическом искусстве, оживших куклах и т. д.
  • Отечественный индастриал-метал проект Deform, идейный продолжатель Deathstars. Очень любят псевдоклассические костюмы и страшные маски. Первые альбомы давят педаль в пол по уровню мизантропии и ангста — правда, несколько карикатурного (особенно учитывая, что фронтмен — не готический вампир какой, а изрядно пухлый мужичок). В более поздних работах появились даже христианские мотивы, хотя не каноничные, типа «я ангел смерти, конец тупым людишкам». Ах, да, одна песня так и называется — «Декаданс».
  • Бранимир (А. Паршиков), рок-бард из Волгограда, определяет своё творчество как гностический шансон. Тематика мифологии, религии (включая троп Злой Яхве в ранних работах), наркомании, деконструкции любви, безысходности и беспросветности жизни, пронизывает всё его творчество. Ныне на тормозах, ибо стал светлее и мягче. К слову, внешность Бранимира и поведение IRL под троп попадают слабо — нормальный такой здоровенный русский мужик, любит бухнуть, поржать, матюгнуться.
  • «Король и Шут» в 2010 году выпустили нетипичный для себя альбом «Театр демона». В рецензиях можно прочитать, это это панк-декаданс, и не безосновательно.
  • 25/17 и Луперкаль, два правых рэп-проекта, в сплите «Человек, упавший с луны», обыгрывают троп, попутно упоминая известнейшего декадента:
« А Данко ваш давно сжёг своё сердце в трактире,

Там тоже было темно, как у негра... в квартире.
И глядя на Луну с балкона, я тихонечко вою,
Ведь не вернуться мне туда, как Дэвиду Боуи.
И я в своём календаре отмечаю даты,
Когда был счастлив на заре не будучи поддатым.

»
— 25/17 и Луперкаль

Первых это через полгода довело до сплита с Глебом Самойловым, кстати. Но там песня («Дурачок») декадентская только по звучанию, на деле — антинаркотический посыл в чистом виде.

  • На творчество коллектива «Оргия Праведников» эта стилистика тоже очень повлияла.
  • Александр Ф. Скляр иногда творит в этом жанре — особенно стоит отметить альбом «Ведьмы и стервы» на тексты вышеупомянутого Головина.
«

И зловещая, как пепел, поправляя белый гребень, Входит мёртвая служанка и проходит в кабинет, И задумчиво кружится нарисованная птица, Нарисованная птица на окне, которого нет.

»
— Примерно всё в таком духе

Примечания[править]

  1. Вообще, многие фантастические расы и фракции сейчас срисовывают с каких-либо субкультур: если светлые эльфы нередко смахивают на хиппи и нью-эйджеров с их непосредственностью и идеей единства с природой, то силы зла — это либо какие-нибудь брутальные орки, напоминающие панков/металлистов/скинов, либо утончённо-порочные декаденты.
  2. Тут ещё и изменившаяся мораль играет роль: вспомним тот же опиум чуть пораньше, или плакат, рекламирующий то, что нынче зовут «спидами», для употребления лётчиками.
  3. Взять хоть скейвенов, косплеящих одновременно римлян и веймарских немцев, с пулемётами и гаусс-пушками, в Vermintide.
  4. Цветисто-психоделичные дневники Аарона полностью попадают под определение декаданса.
  5. В том числе в неофашистском изводе, но на кричалках не специализировались.