Сказочно-мерзкий

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Thinkin peter.jpegТочно видел, но не помню, где!
У этого тропа крайне мало конкретных примеров применения. Может быть, вы сумеете вспомнить хотя бы парочку?
«

Самый вредный из людей это сказочный злодей. Вот уж врун искусный, жаль, что он невкусный!

»
— «Частушки Бабок-Ёжек», м/ф «Летучий корабль»

Как показать, что злодей в произведении — действительно злодей, средоточие всего неправильного и отрицательного? Народные сказки предоставляют отличный способ — принизить его образ, максимально насытить характеристику этого персонажа всеми отвратительными и мерзкими чертами, что только сможет придумать автор и какие считаются однозначно отрицательными в той культурной среде, которой предназначено произведение. Иначе говоря, сделать его сказочно-мерзким.

Такой злодей будет:

  • Выглядеть отвратительно, с предельным количеством нездоровых внешних черт (анатомические маркеры ненормальности, признаки явного нездоровья);
  • Отличаться отвратительными вкусами и привычками;
  • Творить зло ради самого зла, вести себя просто ужасно и разговаривать противным писклявым голосом.

В особо тяжелых случаях сказочно-мерзкий злодей даже с гордостью требует называть его «Ваша Мерзость».

Примеры[править]

Фольклор и предания[править]

  • Русские сказки — Баба-Яга: костяная нога, кушает младенцев, закусывает змеями и пиявками, крючконосая горбунья с торчащими клыками, её избушка полна пауков, которых она просто обожает.
    • Даже «возвышенному» царю Кощею порой придают низкие черты, например, склонность красть разных красивых девушек.

Литература[править]

  • «Властелин Колец» — Голлум. Если людей из Большого Народа, королей и правителей, Кольца Власти превратили в нешутейно жуткую нежить, то маленького хоббита-рыбака Смеагорла — в сказочно-мерзкое склизкое чудовище, которое кушает хрестоматийных «змейсов и пиявсов» и вызывает то жалость, то улыбку. Опять же, есть внутрисеттинговое обоснование такому образу: хоббиты слабее подвержены эффектам Колец, поэтому Смеагол так и не смог под действием Кольца стать настоящим призраком (плюс то, что если назгулы крайне активно использовали кольца как источники колдовской силы, то Голлум пользовался только побочными его эффектами: невидимостью и продлением жизни).
    • В джексоновской экранизации — ещё и Грима Гнилоуст/Змиеуст, вплоть до того, что складывается ощущение, что отчаянно старающийся быть великолепным мерзавцем Саруман держит его по принципу «страшненькой подруги».
    • В экранизации «Хоббита» сказочно-мерзкими получились и гоблины Мглистых Гор — мелкие, бледные, уродливые и покрытые безобразными мутациями и болячками. А их вождь — огромный, рамзером с тролля, и отвратительно жирный гоблин, восседающий на троне-унитазе. К нему даже обращаются «Ваше Злопыхательство».
  • «Волшебник Изумрудного города» А. Волкова — злые волшебницы Гингема и Бастинда. А вот Арахна — злодейка гораздо более серьёзная (если так посудить, целое хтоническое чудовище из глубины веков).
    • Урфин Джюс после первого захвата власти пытался косплеить такого же сказочного злого волшебника, чтоб ошеломить подданных. Но увы — есть мышей и живых пиявок он так и не смог, поэтому заставил повара слепить пиявку из сладкого шоколадного теста, а извиваться в руке её заставляли ловкие пальцы Урфина.
  • «Печальная история братьев Гроссбарт» Дж. Буллингтона — все местные отрицательные (отрицательные даже на фоне бандитов-психопатов-детоубийц Гроссбартов) персонажи. Ведьма Николетта в юности была прекрасной девушкой — но эликсира продления молодости ей не перепало и выглядит и ведет себя она как типичная бабка-ёжка. Её муж-ведьмак Магнус — оборотень, превратившийся в мантикора, но шерсть его облезла, а голова, венчающая львиное тело — голова сумасшедшего старика. Готичный мститель Генрих добровольно принял в себя демона чумы — и к концу своего пути является ходячим разлагающимся трупом. Ведьмак, бывший первоначальным сосудом этого демона — сумасшедший больной человек, голышом разъезжающий на огромной свинье. Более-менее серьёзно выглядят только дети-гомункулы Николетты Бреннен и Магнус-младший (огромные человекоподобные чудовища, усеянные клыкастыми пастями) да ведьмак Птичий Доктор из предыстории Мартина (да и тот оказывается под конец таким же ходячим гнилым трупом, как и остальные носители демона).

Кино[править]

  • Warcraft — Гул’дан. Резко выделяется из числа обычных гордых и воинственных орков своим уродством (у него из спины растут рога), скрюченностью, общей противностью и мерзотностью. Впрочем, в фильме (в отличие от игры) он не чужд долга, чести и своеобразного патриотизма, так что в моральном плане скорее субверсия.
  • «Носферату. Симфония ужаса» — граф Орлок сгорблен, уродлив и одевается в бесформенные балахоны, в отличие от пафосно-изысканного Дракулы из оригинального романа Стокера.