Храмовник

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Добро должно быть с кулаками, С хвостом и острыми рогами, С копытами и с бородой. Колючей шерстию покрыто, Огнём дыша, бия копытом,

Оно придёт и за тобой!
»
— Дмитрий Багрецов

Добро бывает разное. Есть толстовского типажа всепрощенцы и непротивленцы злу насилием, есть те, кто согласен прибегать к насилию только в крайнем случае, есть те, кто спокойно лупит морды и ломает кости, но никогда не опустится до убийства, есть и те, кто косит злыдней сотнями, не особо терзаясь моральными вопросами — это ж безликие головорезы и полные чудовища, чего их жалеть? Важно, что никто из них не относится к насилию, как к самоцели — только как к суровой необходимости.

Но не храмовник. Храмовник — это радикальный представитель светлого (хотя бы по мнению самого храмовника) лагеря, берущийся карать зло направо и налево. Борьба со теми, кого храмовник считает злодеями, для него становится важнее поддержания своего собственного морального облика, а на вопрос «как защитить невинных» он смело ответит «убить всех виновных». Любой храмовник по сути — тоталитарист, для которого абстрактные идеалы важнее жизней реальных людей, через которые во имя оных идеалов он хладнокровно переступит.

Тем не менее, храмовники бывают разными. Одни зациклены на правильности средств: им глубоко пофиг на то, что вот этот некромант может спасти деревню от нежити, он некромант — значит злодей и уже виновен в пользовании сатанинской чёрной магией, соответственно — сжечь. Другие готовы на всё ради достижения некоей праведной по их мнению цели и пойдут бить врага вражиной, сжигая нежить адским огнём и изгоняя демонов именем Великих Древних.

Путь храмовника тоже бывает разным: в идеалистических сюжетах он либо оттеняющий «правильных» героев антигерой, либо полноценный злодей, который в своём рвении сравнялся со своими противниками в подлости и жестокости. В циничных сеттингах храмовник может быть и настоящим героем, для которого неприемлемы «чистоплюйские» методы борьбы со злом, если на кону судьбы мира и жизни невинных.

Зачастую храмовник — это злодей-бунтарь, злодей-консерватор, злодей-визионер или иной злодей с убеждениями. Не реже может быть и падшим героем, пустившимся во все тяжкие. Как правило, работает в рядах какой-то идеологически мотивированной организации: партии, церкви, силовой структуры, но встречаются и одиночки.

В общем, храмовник — это тот, кому одинаково подходят как тамплиерский девиз «Non nobis Domine, non nobis, sed nomini tuo da gloriam» так и иезуитское кредо «Finis sanctificat media».

Где встречается

Литература

Отечественные авторы

  • Большая часть светлых сил в «Чёрной книге Арды» Н. Васильевой. Пример без контекста.
  • Святая Инквизиция у Ника Перумова в серии «Хранитель Мечей». Пример без контекста.
  • Трилогия «Наука побеждать» Никоса Зерваса. Иван Царицын (с подсветкой, что остальные кадеты куда более умеренные и аполитичные), подполковник Телегин.
  • Цикл «Отзвуки серебряного ветра» Иара Эльтерруса. Широчайший спектр вариантов, причём как среди протагонистов, так и среди антагонистов. От больных на всю голову фанатиков-террористов из Аствэ Ин Раг или сверхов, творящих гекатомбы во имя высоких идей индивидуализма, через антигероя Дарва ис Тормена, готового выстилать трупами путь к цели, которую считает высокой (в том числе и после перехода на светлую сторону), и до ордена Аарн во главе с Коммандором лично, на пути к высокой цели построения солидарного общества нагромоздивших такого, что потом не одну книгу пришлось разгребать… В последнем случае — больше по недомыслию, но тем, кто попал под раздачу, от этого не легче.
  • «Криабал» Александра Рудазова — де-факто управляющий Пайнком епископ Суйм. Человек по-настоящему верующий и даже склонный к аскезе, но не различающий большие преступления и мелкие отклонения от правил, желающий калёным железом выжигать любой грешок. В результате в городе его боятся и стараются не связываться, а подконтрольная епископу стража гоняет бродячих артистов.
  • «Чучело» В. Железникова — Миронова «Железная Кнопка», лидер класса, неколебимо преданная идеалам единства «кто не с нами — тот против нас». Именно она решила организовать бойкот того, кто проговорился учительнице о побеге класса с уроков — и, лично не имея ничего против Лены Бессольцевой и даже будучи удивлена её признанием, организовала травлю вплоть до символического сожжения «Чучела-предателя». Потом организует бойкот уже признавшему свою вину Диме Сомову и пытается помириться с Леной, но безуспешно. Когда попытка организовать «самый наижесточайший бойкот» против подлой Шмаковой и её приспешника Попова, знавших правду с самого начала, проваливается, наконец ломается и плачет, признаваясь, что это гиперкомпенсация поведения её оборотистой мамы, замешанной во всяких аферах и схемах.

Зарубежные авторы

  • Впервые в литературе встречается в образе командора Бриана де Буагильбера в романе Вальтера Скотта «Айвенго» — характер персонажа прекрасно выражает фраза: «Оба вы слепцы: один — в своей вере, другой — в своём неверии.»
  • А. Кристи, «Десять негритят» — собственно, убийца, судья Уоргрейв. На тормозах — убивает хоть и виновных, но из любви к убийству, а не к справедливости.
  • Инквизиторы (Вопрошающие) в «Колесе Времени» Роберта Джордана и Брэндона Сандерсона.
  • «Песнь Льда и Пламени» — фактически Станнис Баратеон. Мрачен и суров, помешан на чести, справедливости и непреложном соблюдение буквы закона. Даже в тех случаях, когда выгоднее и разумнее было бы от закона отступить. Когда контрабандист Давос спас Станниса и его людей от голодной смерти в осаждённой крепости, то Баратеон возвёл Давоса в рыцари, дал земли… И отрезал фаланги пальцев на левой руке в качестве наказания за годы контрабанды.
  • «Крестный отец» Марио Пьюзо — Альберт Нери, храмовник-полицейский, считающий любого преступника личным врагом, не заслуживающим снисхождения, а закон — излишне мягким и полным лазеек, в результате попав за решетку за самосуд, откуда его вытащила семья Корлеоне. Собственно одна из причин его верности Семье в том, что там он обрел свою жестокую справедливость.
  • «Сага о ведьмаке»: Ложа Чародеек. Бесстыжие манипуляции всеми, кем только можно, разрушение чужих жизней, политические убийства (здесь у этих милых дам явно пунктик какой-то, столько высокопоставленных особ успели замочить или хотя бы попытаться замочить), подталкивание северных королей к битве при Бренне, в которой полегла туева хуча народу, а также сексизм, граничащий с лесбиянством. Вам что-то не нравится? Да пошли вы в Ковир, мы тут вообще-то мир спасаем!
    • Но тут налицо субверсия: чародейки из Ложи демонстративно прагматичны и циничны, называют людей «материалом» и не косплеят никаких таких вдохновенных воительниц в сияющих доспехах.
    • Обе настоящих любви ведьмака Геральта, чародейки Йеннифер из Венгерберга и Трисс Меригольд из Марибора — счастливые исключения из правил. Трисс можно было бы, пожалуй, назвать представительницей редкого племени действительно добрых чародеев, а вот Йеннифер действительно готова относиться к людям как к расходному материалу… на пути к личному могуществу и никакими идеалами это не оправдывает.
    • Официальная позиция Нильфгаардской судебной системы. Геральта её любовь к ультранасилию и запугиванию вводит в омерзение. Самое страшное, что такой же позиции, как и эта система, придерживается и Цири (что, в общем-то, неудивительно — если вспомнить, КТО её отец!).
  • «Сага о Рейневане» того же автора — гуситский генерал Амброж и католический инквизитор Гжегож Гейнче.
  • Elfenritter — на тормозах: во время чумы во всём замке выжил только сын оружейника, и брат Оноре счёл это признаком того, что он ребёнок Других, и ребёнка нужно отправить на костёр (а ещё именно он подстрелил брата Оноре из пистолета, приняв его противочумный костюм с маской ворона за какое-то чудовище).
    • Впрочем, после тяжёлого ранения он из храмовника он сначала превратился в циничного мерзавца, а ещё после ряда событий стал мечтать о том чтобы не уничтожать Других, а лишь обратить их в Веру, как и всех прочих язычников.
  • «Досье Дрездена» — Морган, просто Морган. Собственно, до седьмой книги главгерой так к нему и относился, как к ограниченному консерватору, который ненавидит его и хочет прибить за любой проступок. Пока не понял, что он просто перегоревший на работе коп, который занимался этим больше века и навидался такого, что даже Дрездену не снилось.
  • «Честь королевы» — Масада, целое государство религиозных фанатиков. В предыстории неолуддиты улетели на отдалённую планету Грейсон, но она оказалась насыщена тяжёлыми металлами, из-за чего приходилось использовать технологии для очистки воды. За основу религии взяли Библию, из которой отбросили Новый завет, а женщин объявили источником зла и лишили гражданских прав. Со временем население разделилось на умеренных и верных. Вторые в борьбе со своими противниками даже пытались использовать ядерное оружие, но их выслали на планету Масада, где условия для жизни гораздо лучше. Но верные считали, что следуют божьей воле, поэтому не могут проиграть (а если проигрывают — так это от недостатка веры), и вложили ресурсы своей планеты на подготовку к вторжению на Грейсон. Всех, кто не придерживается их веры, они считают врагами, и хевениты, пытавшиеся образовать с ними альянс, потом сами об этом пожалели.

Кино

  • «Стражи Галактики» — Ронан Обвинитель. Заявлен религиозным фанатиком, для которого окончание тысячелетней войны между Ксандаром и Империей кри было настолько неприемлемым, что ушёл в самоволку и продолжил войну самостоятельно. Пример без контекста.
  • «Сердце Пармы» — епископ Иона, который заставляет выстроить новый храм и заново окрестить пермяков, отказывается признавать некрещёную жену князя Михаил за княгиню и её сына за наследника, а потом и вовсе выгоняет князя из церкви и пишет донос в Москву на «нехристя». Субверсия: на самом деле Иона не желает никому зла и не пользуется никакой силой принуждения. Когда же присланное московитское войско начинает жечь и громить города и веси, пытается убедить воеводу, что не надо убивать невинные заблудшие души, жечь надо капища, а не дома, иначе веры не найдёшь, а в итоге в сердцах называет его «государственное» дело безбожным.
  • «Pirates of the Caribbean/On Stranger Tides» — король Испании Фердинанд IV и его адмирал. Ищут Источник Вечной Молодости, чтобы затем уничтожить его (ибо один Бог может даровать жизнь вечную). На тормозах: дарующий бессмертие ритуал очень стрёмный, так как требует негативных эмоций и человеческого жертвоприношения. Если рассудить, попахивает сотонизмом. По сюжету нейтральны и выполняют роль камнепада.
  • «Звёздные войны» — гранд-мофф Таркин. Ради защиты порядка готов взрывать планеты. Да и до становления наместником прославился невероятной жестокостью в борьбе с преступностью.
    • Его последователь генерал Хакс выжимает педаль в пол: по его мнению «Республика предает галактику», значит можно без зазрения совести выпилить у означенной Республики целую планетарную систему! Потом, впрочем, оказывается, что это напускное, и он просто косит под безумного фанатика, так как именно такого поведения от него ожидают в Первом Порядке.

Комиксы

  • Веб-комикс Goblins: Life Through Their Eyes — проклятый дворф-паладин Кор неустанно воюет со злом, но злом он считает буквально всех — вплоть до детей (!) более адекватных паладинов. Ну и в методах он не стесняется. Своё поведение Кор мотивирует тем, что зло подобно болезни, и те, кто хоть раз столкнулся со злом, «заражаются» им, и поэтому должны умереть. По грустной иронии судьбы, сам проклят Адом и без маски является ходячей иллюстрацией своей теории заражения Злом в терминальной стадии.
  • Watchmen — с оговорками храмовником можно считать Роршаха с его «никаких компромиссов даже перед лицом Апокалипсиса».

Аниме и манга

  • Akame ga Kill — служащая в Имперской Гвардии Сэрью Юбикитас. Добрая, отзывчивая девушка, всегда готова помочь слабым вроде найденного ею Тацуми, борец за справедливость и порядок. Вот только врагами она считает не прогнившее начальство (её непосредственный начальник втайне от неё кидал невиновных в тюрьмы, и это не говоря о руководстве Империи в целом), а повстанцев Ночного Рейда (которые начальника убили, но, разумеется, не объяснили, за что) и готова пожертвовать собой, лишь бы унести с собой побольше нарушителей.
  • Kaguya-sama: Love is War — Мико Иино, ярая идеалистка закона и порядка, неустанная защитница школьных правил и дисциплины. Всерьёз шла на выбора президента школы с предложением ужесточения дисциплины со стрижкой мальчиков накоротко и организацией патрулей по отлову парочек. На деле глубоко внутри она нежная и хрупкая девушка, сущий ребёнок, которая от хронического одиночества научилась спасаться в соблюдении правил, свято веря, что за это людей и любят. Да и гуманизм ей не чужд — она не любила и презирала Ю Исигами, но не могла стерпеть явного нарушения его прав, когда его уже целый год не хотели возвращать в школу без извинений за якобы беспричинную агрессию и драку (хотя письменные задания он делал), и добивалась его восстановления.
  • «Наруто» — Учиха Итачи. Всё по сабжу — идеалист, экстремист, пожертвовал сотнями, причём родными людьми, чтобы спасти тысячу, хотя он мог обойтись и без этого. Хотел предотвратить войну, но не получилось.
  • Shaman King — Икс-Судьи. Просто… Икс-Судьи. Пример без контекста.
  • Sekai Seifuku Bouryaku no Zvezda: Белое Сияние — организация девочек-супергероинь в масках и со световыми мечами, противостоящих Звезде в масштабах Западной Удогавы. Защищая мир и порядок, не стесняются промывать мозги, сбрасывать на злодеев неатомные бомбы и творить прочие непотребства. В конце концов доходят до сотрудничества с губернатором Токио Дзимоном Кёсиро (натуральным тёмным властелином-некромантом), вызвав ввод токийского спецназа в Удогаву. Война их заранее проиграна: Звезда мир таки захватит, и зритель видит это в первой сцене первой же серии.
    • Сами члены Звезды — те ещё храмовники, когда дело доходит до борьбы с курением. Тем не менее, с их точки зрения это более чем оправдано: у курильщиков в этом сеттинге нет души, поэтому они иммунны к магии Кейт. Понятно, что для организации, построенной вокруг Кейт и её способностей, они будут естественными врагами.
  • Akahori Gedou Hour Rabuge — Феромон Любви. Когда эта парочка прилетает бороться с преступностью, первой удирает полиция. Очень мудрое решение, так как вечером в новостях будут рассказывать не о том, как доблестный Феромон задержал преступников, а о том, сколько зданий они разнесли в процессе.
  • Excel Saga:
    • Профессор Кабапу просто хочет защитить город. Kono machi watashi ga mamoru!
    • Отряд «Дайтэндзин» в подчинении у Кабапу — интересный извод тропа, храмовники поневоле. Им урежут зарплату, если они не будут пресекать преступления. Точной трактовки преступления и меры наказания за него им не дали. А учитывая, что четверо из шестерых членов «Дайтэндзина» — небогатые клерки (а ещё двое — роботы), они всеми силами пытаются выслужиться перед профессором. Поэтому даже мелкие нарушения Дайтэндзины карают несообразно пафосно, масштабно и беспощадно, круша в пух и прах целые районы.
  • Franken Fran — Сентинел и Сентинел Второй искренне считают себя героями справедливости, противостоящими злодейской организации Чёрный лотос. Правда, ради противостояния планам злодеев они спокойно взорвут танкер с питьевой водой, предназначенный для абсолютно мирных жителей. В общем, в итоге они всех так достали, что пострадавшие скинулись на собственного супергероя (который, впрочем, тоже не образец вменяемости).

Настольные игры

  • Империум Человечества в Warhammer 40,000.
    • Ирония судьбы в том, что нынешний Империум вполне себе соответствует взглядам примарха Лоргара, выросшего на мирке, где служители местных культов именуемых Заветом правили аки жречество в теократиях Ближнего Востока, убеждённого сторонника спасения человечества любыми способами, настойчивого продвижения Имперских Истин и восприятия Императора как Бога. Постоянно попадал под разгромную критику за не шибко стремительное завоевание Галактики, религиозная обработка населения занимала слишком много времени, несмотря на многочисленность легиона и слабый тактический уровень, несмотря на обилие высокоэффективных боевых подразделений. После разноса в исполнении Императора, психологической обработки со стороны ряда сторонников и демонической пропаганды на тему «если человечество не задружит с Варп-зверушками, то закончит как эльдар» перешёл на Тёмную сторону, по сути просто заменил плюс на минус — Имперский культ на Хаос Неделимый. Юмор ситуации заключается в том, что Завет поклонялся Хаосу и был свергнут Лоргаром в рамках подхода «ударим полезным монотеизмом по бесполезному политеизму».
    • В Империуме есть храмовники в квадрате — орден космического десанта второго основания «Чёрные Храмовники», происходящий от Имперских Кулаков. Отличаются особо запущенным фанатизмом, ксенофобией и псайкероистерией, даже по меркам вселенной, даже по меркам Империума, даже по меркам космодесанта, за что их очень любит и одновременно боится церковь от простых прихожан до иерархов. Излюбленный приём — отозваться на зов мира нуждающегося в помощи, спуститься на десантных капсулах, вырезать всё враждебное, добить всё нелояльное, всё, что останется, забрать на нужды ордена. И если Железные Длани «прореживают за слабость и ничтожность» население планет, переживающих вторжения ксеносов, а Серые Рыцари после пришествия демонов «во избежание распространения порчи» обычно зачищают даже выживших солдат, то Чёрные Храмовники способны и на то, и на другое. Фанатичны настолько, что разок даже устроили вторую осаду Терры (что им вполне себе сошло с рук, ибо на Терре правил вообще невменяемый тип). С другой стороны, они одни из тех немногих, что продолжают Крестовый Поход Императора, а не играются в песочнице своего родного мира, как делает большая часть других орденов. С третьей стороны, они плевать хотели на Кодекс Астартес (особенно в вопросе численности — их всяко больше норматива в тысячу Астартес) — потому и могут себе такое позволить.
  • «Ravenloft» — рыцарь-протектор Елена Праведная, Тёмная Владыка домена Найдала. Когда-то она была настоящей паладиншей светлого бога Беленуса. Дабы распространить свою веру на весь мир, Елена предприняла и возглавила крестовый поход, обернувшийся кровавой войной, резнёй и репрессиями. Бог перестал отвечать на молитвы Елены, лишил её своего благословения, отняв ездового единорога и паладинский дар определения зла. Но та, решив, что это от недостаточности её стараний, лишь удвоила усилия. В результате тёмные силы Равенлофта переместили Елену из её мира в свой. В Равенлофте, представляющем собой мир-помойку, Елена, естественно, повсюду видела зло (хотя теперь ей казались злом любые сильные чувства) и искореняла его огнём и мечом. В конце концов, тёмные силы Равенлофта сделали её Тёмной Владычицей — подобной чести удостаиваются (за одним-единственным исключением) лишь особо выдающиеся злодеи.
  • «Берсерк — вселенная магических битв»: в Церкви Сеггера таких хватает.
  • Magic: The Gathering: красно-белая (Разрушение+Свет) фракция Легион Бороса состоит из таких полностью.

Видеоигры

  • Baldur's Gate — паладин Аджантис. Если с ним в одной команде ходят персонажи со злым мировоззрением, он будет очень недоволен и в конечном итоге может напасть на них.
    • Во второй части под типаж подходит паладин-инквизитор Келдорн. Практически полностью непримирим ко злу: если с ним в одной команде находятся злой маг Эдвин или тёмная эльфийка Викония, то между ними может возникнуть конфликт, переходящий в смертоубийство. А ещё он враждебно относится к злым расам — когда сахуагинская жрица Сенитайли просит героев помочь ей привести к власти повстанца (чтобы народ сахуагинов обрёл былую мощь), Келдорн предложит не помогать монстрам, а перебить их всех. Если в команде есть Джахейра, Маззи или Аэри, то они возмутятся — сахуагины нас спасли, надо помочь их народу. Но паладин сурово осаживает их.
  • Bioshock Infinite — почти все сторонники основателей, в особенности Орден Ворона.
  • Deus Ex: Invisible War — Тамплиеры, отвергающие аугментации и желающие уничтожить всех тех, кто модифицировал себя, в том числе и Джей-Си Дентона.
  • Diablo 3 — местному лидеру храмовников однажды ударила в голову идея о порочности мира, и единственным спасением он увидел тотальную промывку мозгов (причём пытками). В итоге вся его организация была повержена главным героем и его спутником, бывшим храмовником.
  • Dragon Age — собственно Храмовники: вооружённые силы Церкви, предназначенные для контроля магов. Для развития антимагических способностей они принимают лириум, который является аналогом маны (да, они сами немного маги) и вызывает зависимость и изменения в психике.
    • В Dragon Age II храмовники Киркволла под командованием фанатичной Мередит превращаются уже в натуральных экстремистов. Многие к тому же злоупотребляют своим положением и мучают магов с особой жестокостью. В третьей части храмовники и маги закономерно пошли вразнос вообще по всему континенту. Хорошие люди из тех и других предпочли присоединиться к новообразованной Инквизиции — в частности, Каллен, бывший заместитель Мередит во второй части.
    • Но тут частичная субверсия, так как фанатиков-маньяков среди храмовников меньшинство, большинство просто исполняют приказы, являясь либо холодными профессионалами, либо даже людьми, которые втайне ненавидят свою работу и пошли на неё не от хорошей жизни. Среди магов иногда попадаются злые малефикары. Сеттинг серенький, в конце концов.
  • Majesty — Храм Дауроса, с иронией. Брат Друл Святомудрый, не вняв совету духовника, решил нести слово Дауроса крысолюдам. Крысолюды не постигли суть, но усвоили методологию учения, и вот уже второй век крысиные паладины несут по Ардании слово о Великой Болезни.
  • Mass Effect 2 — Самара столетиями преследовала собственную дочь, опасную для общества. Когда же другая её дочь попала в ситуацию, согласно которой Кодекс Блюстителя требовал убить её (невозможность поместить Ардат-якши в монастырь, так как тот был уничтожен), Самара предпочла застрелиться.
  • Metro: Last Light — Красная линия, карикатурно-коммунистическое государство из московского метрополитена. Декларирует идеи всеобщего равенства, братства, причём и вправду верит в свои слова. Однако окраинные станции боятся «красных» пуще, чем чёрт ладана, причём есть за что.
  • Pathfinder: Wrath of the Righteous — судя ко всему, храмовничество является нормой в Мендеве (особенно в приграничном с Мировой Язвой городе Кенабресе). Что неудивительно, поскольку Мендев уже на протяжении больше века борется с нашествием демонов, и соответственно власти становятся невероятно подозрительными ко всему. Халран, например, с подозрением относился к жрецам Дезны, чуть не приняв их за шпионов демонов. Кроме того, многие жители Мендева почитают богиню Иомедай, и данное королевство славилось паладинами.
  • Saints Row: The Third — Сайрус Темпл, командир отряда S.T.A.G (что у нас перевели как КАБАН — Корпус АнтиБАНдитизма. Беда в том, что символом отряда является голова оленя) — явной пародии на спецслужбу Щ.И.Т. из комиксов Марвел. В финале игры его подружка и личный помощник Кия — не менее отмороженный персонаж — слетает с катушек и норовит устроить теракт, выдав его за буйство бандитов из Святых — и если это не предотвратить, Сайрус попытается разбомбить город при помощи «Дедала».
  • The Elder Scrolls III: Morrowind — Ординаторы, боевое крыло Храма Трибунала. Набираются в основном из фанатичных членов дома Индорил и занимаются устранением врагов культа вплоть до прямого нападения на непричастных, посмевших надеть их уникальную броню. А поскольку Храм не сильно дружит с остальными фракциями, то и эти ребята тёплым отношением к игроку, скорее всего, не отличатся: вероятность услышать от них при встрече фразу типа знаменитой «Мы следим за тобой, ничтожество!» очень высока.
  • Warcraft III — Артас порвал с более умеренными силами добра именно из-за черт храмовника. Впрочем, храмовником он долго не остался — в своём стремлении бить врага вражиной он использовал против своего врага — демона-вампира Мал’Ганиса — демонический же меч Фростморн, после чего под действием дурного влияния артефакта переродился в настоящего злодея, а затем и вовсе пересёк моральный горизонт событий.
    • World of Warcraft — Алый Орден. В борьбе против нежити уничтожают заодно и вообще всех, кто внушает подозрение.
  • The New Order: Last Days of Europe — храмовником является любой приверженец Бургундской Системы — безумной утопической идеологии, согласно которой только жесточайший тоталитарный режим с постоянными чистками населения способен построить утопию. Два наиболее радикальных её приверженца — Генрих Гиммлер и Сергей Таборицкий в своём стремлении очистить мир не останавливаются даже перед тем, чтобы активно применять оружие массового поражения.
Внешние ссылки
TV Tropes Knight Templar