Произведение о создании произведения

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« — Кукушечка маленькая моя, ты на месте?

— (басом) На месте.

— Ну и хорошо, она всегда на месте. Начали!…

— Ку-ку, ку..ку…ку…куу-ку.

— Стоп! Когда вы будете знать текст?!
»
— Юрий Энтин, «Пиф-паф, ой-ой-ой!»

«Бард Трубатур сидел в гримёрке с бутылочкой вина и думал о том, как порою тяжела и неказиста жизнь мараканорского артиста. Вот посудите сами, дорогие зрители — вы хотите увидеть новую пьесу про приключения сэра Всеславура и его друзей, которые намедни вернулись из Аль-Шайтана, а бард не знает, что в ней показать: расспрашивать сэра Всеславура — бесполезно; пересказывать официальную информацию из „Вестника Маранокара“ — скучно; пересказывать слухи, приходящие из этого самого Аль-Шайтана — чревато вызовом на дуэль или в суд.

И ведь это ещё не беда. Проблема в том, что предыдущие пьесы тоже пришлось снять с репертуара из-за внезапного ухода актрисы, игравшей принцессу Полироль. Оказывается, она слишком серьёзно восприняла их служебный роман, а тут увидела Трубатура в постели с другой женщиной — и хлопнула дверью. Вот зачем было устраивать эту сцену ревности? Не то, что ей нужно было присоединиться (хотя сам Трубатур был бы совсем не против такого поворота), но могла бы давно понять, что это настоящий сэр Всеславур — однолюб, а сам Трубатур в реальной жизни — ловелас и отказываться от общения с поклонницами категорически не желает.

Но и это тоже только половина беды. Другая половина заключается в том, что на пробы новой „Полироли“ пришла тёмная эльфийка Метаноль. Да, та самая, настоящая. Нет, она бесспорно красивая, и актриса тоже неплохая — маскироваться гримироваться и других людей изображать тоже хорошо умеет. И в аналогичной ситуации вместо сцены ревности даже без приглашения присоединится. Проблема в том, что если согласиться взять её, то Владычица Пергидроль превратит артиста в лягушку, а если отказать — Метаноль превратит артиста в жабу…» — Забыл Какзовут, «Вся наша жизнь — театр».

Описание

Как известно, в рамках художественного произведения может описываться, зачастую весьма подробно, какое-то внутримировое произведение. Например, любимый мультсериал персонажей какого-нибудь мультсериала. Но в данном случае переплетение давит педаль в пол: реальное произведение посвящено созданию внутримирового — обычно того же рода, что и произведение-обрамление, но возможны и расхождения. Перед нами кино о том как снимается кино, пьеса о написании или постановке пьесы, роман о написании романа, манга о мангаках и т. д. и т. п.. Собственно внутримировое произведение могут показывать только мельком, а могут и задействовать на полную. В некоторых случаях перед нами документалистика или псевдодокументалистика, и роль внутримирового произведения играет чьё-то реальное творчество, существующее независимо от произведения о создании произведения.

Пограничным случаем является история о каком-либо творце, в которой большую роль играет изображение самого творческого процесса. Провести грань довольно сложно. Так, «Glass Mask» — это одновременно спокон прежде всего про карьеру Китадзимы Маи, и попутно история о постановке ряда спектаклей, в которых Мая участвует, зачастую показанных весьма подробно.

Примеры

Литература

  • «Дарстеллер» («Художник сцены», «Актёр на замену») У. М. Миллера-младшего — история о том, как в театре будущего, где живых актёров давно заменили роботы-«манекены», ставится заново старая пьеса (когда-то постановка сорвалась именно из-за «манекенов»: труппа живых актёров отказалась сотрудничать и «оцифровываться») — и Райан Торнье, бывший актёр, а ныне просто уборщик в театре (чтобы совсем не бросать театральную жизнь), с помощью диверсии обеспечивает себе место в постановке, чтобы последний раз выйти на сцену. Он планирует на ней умереть, заменив холостые заряды в револьвере «манекена» боевыми — и сыграв свою последнюю великую роль. Для русскоязычного читателя любопытно, что ставится пьеса об Октябрьской революции 1917 года, и Торнье играет роль царского жандарма, влюблённого в революционерку и погибающего от её рук.
  • «Как мы писали роман» Дж. К. Джерома — сборник рассказов, связанных общей темой: друзья собираются, чтобы написать роман, и обсуждают разные аспекты будущей книги. Правда, тема романа служит только отправной точкой для этих рассказов — ну и, конечно, в итоге роман так и остаётся ненаписанным.
  • «Фантастическая сага» Гарри Гаррисона — одной киностудии нужно предъявить внезапному ревизору из банка новый фильм, а одному изобретателю нужно опробовать в деле машину времени. Поэтому руководство киностудии отправляет съёмочную группу снимать фильм про открытие Америки викингами. Однако исполнитель главной роли при виде реальной битвы двух кланов викингов (с кровью, кишками и прочими реалиями) запаниковал, побежал, упал и сломал ногу. За отсутствием других вариантов продюсер предложил главную роль Оттару — вождю дружественного клана. Благо тот уже неплохо говорил на английском и выглядел викингом на все 146 %, так что фильм удался на славу. В итоге Оттар по своему полному имени оказался тем самым легендарным путешественником из саг, а главной причиной его путешествия через океан стала именно съёмка фильма.
  • «Человек, нашедший своё лицо» А. Беляева — значительно переработанный прежний роман «Человек, потерявший лицо», ранее опубликованный в 1929 году. Как и в первом варианте, книга повествует о судьбе американского актёра, смешного карлика Тони (Антонио) Престо, чья уродливая внешность вместе с замечательным драматическим талантом делает его самым успешным комиком Голливуда. Излечившись с помощью гормональной терапии (фантастическое допущение: в реальности взрослого человека никакие гормоны не превратят из карлика в красивого и пропорционально сложенного мужчину), Престо обнаруживает, что больше никому в Голливуде не нужен — и на свои деньги, ранее заработанные исполнением комических ролей, снимает свой собственный фильм о трудной жизни обычных американцев 30-х годов (второй вариант романа написан в 1940-м году). Именно перипетии съёмок (проблемы с финансированием, клевета завистников, козни других студий) и составляют основной сюжет второй половины романа. В итоге Престо смог снять свой фильм, он окупился и стал популярным… но вот любимая девушка Тони Эллен, снявшаяся в главной роли, не выдержав давления, вынуждена на предложение руки и сердца ответить отказом — и вообще покидает США, уехав в неизвестность, лишь бы подальше от злопыхателей[1].
  • «Хроники странного королевства» — в седьмом томе Кантор после победы над захватившими его страну злодеями и долгого лечения тяжёлых ран решает использовать портал судьбы для поиска ответа на вопрос о дальнейшей жизни, и портал забрасывает его прямо в театр, который купила покинутая им Ольга. Как раз в этот момент Ольга под руководством старого опытного режиссёра пытается воссоздать мюзикл всемирно известного барда Эль Драко, сгинувшего много лет назад в застенках Кастель Милагро. Старый Карлос находит среди претендентов замечательного певца на роль главного героя, а на роль главного злодея берёт Кантора, который на самом деле и есть тот самый Эль Драко, о чём пока никто ещё не знает. В начале девятого тома премьера завершается громом аплодисментов, однако Ольга и Кантор недолго наслаждаются успехом — уже на следующий день начинается вторжение армии Тёмного Властелина.

Театр

  • Р. Шеридан «Критик, или Репетиция одной трагедии» — собственно, комедия про театральный мир времен Шеридана. Во втором и третьем действии фигурируют изрядные куски заглавной трагедии, представляющей концентрат тогдашних штампов.
  • «Шум за сценой» (Noises Off) М. Фрейна — пьеса о том, как ставят пьесу. Фрейн рассказывал, что смотрел постановку одной из своих комедий из-за кулис — и происходящее за кулисами было гораздо смешнее, чем происходящее на сцене. Это и натолкнуло его на мысль написать «Шум за сценой».

Кино

  • «Артист» — французско-бельгийский байопик Рудольфо Валентино, переименованного в фильме в Джорджа Валентайна, который был звездой немого кино и играл в нём героев-любовников, но его карьера оказалась сломана, когда в звуковом кино у него обнаружился писклявый голос.
  • «Больше, чем кино» — казахстанская комедия, о том как молодой выпускник режиссёрского факультета знакомится с актрисой, снимающейся в рекламе, а после потери дохода ночует в павильоне съёмочной площадки, где ему приходит в голову мысль снять на ней по ночам промо и найти финансирование на нормальный фильм. Для своего фильма он находит актёров, работающих аниматорами, но мечтающими о настоящем кино.
  • «Вавилон» с Брэдом Питтом — про конец 1920-х годов и переход от немого кино к звуковому, показанный с точки зрения трёх главных героев.
  • «Горе-творец», 2017 — фильм Джеймса Франко о том, как Томми Вайсо создавал свой фильм «Комната», который впоследствии признали одним из худших фильмов всех времён. Стоит отметить, что сам Томми Вайсо снялся в этом фильме.
  • «Да здравствует Цезарь!» от братьев Коэн — комедия про съёмку в 1950-е годы исторического фильма про древний Рим.
  • «Лучший фильм из худших», 2009 — кино о создании «худшего фильма в истории» «Тролль 2», который снял актёр, сыгравший главную роль в оригинальном фильме.
  • «Карнавальная ночь» — широко известный советский фильм о проведении новогоднего карнавала в обыкновенном дворце культуры вопреки самодурству его глупого директора Огурцова. Огурцов отказывается утверждать подготовленные номера (при полной неспособности внятно объяснить свои претензии к их содержанию), зато требует выпускать унылую чушь вроде «коротенького, всего на полчаса» доклада, поэтому деятелям культуры приходится заниматься откровенной партизанщиной: подменить директору текст доклада на реквизит фокусника, напоить за кулисами приглашённого лектора, чтобы его лекция об астрономии заиграла новыми красками («мы увидим три звёздочки, четыре звёздочки, а лучше, конечно же, пять звёздочек»[2]) и так далее…
  • «Немое кино» — комедия, немой фильм про попытку снять немой фильм. Некоторые известные актёры снялись в роли самих себя.
  • «Однажды в Голливуде» от Тарантино с Брэдом Питом и Леонардо ди Каприо — про Голливуд конца 1960-х, показанный глазами актёра и его дублёра.
  • «Последний киногерой» — часть действия вообще происходит в заэкранном мире, и там присутствуют элементы киносъёмок. Отчасти это пародия на Голливуд и самопародия А. Шварцнеггера на его стереотипные роли.
  • «Поющие под дождём» — киномюзикл про переход Голливуда к звуковому кино, связанные с этим проблемы и в итоге про съёмки киномюзикла.
  • «Тень вампира» (2000) — фильм о том, как Фридрих Мурнау снимал классический фильм «Носферату. Симфония ужаса». Правда, в этой версии вампира Орлока играет настоящий вампир — а в качестве гонорара ему пообещали кровь актрисы-кинозвезды.
  • «Трюкач» — процесс съёмки исторического фильма фильма про Первую Мировую, глазами каскадёра, у которого роман с актрисой в главной роли.
  • «Эд Вуд», 1994 — фильм Тима Бёртона о знаменитом Эде Вуде, который получил славу худшего режиссёра в истории. Главную роль исполнил Джонни Депп.

Телесериалы

  • «Воспоминания о Шерлоке Холмсе» (2000 год) — попытка показать, как Артур Конан-Дойль писал рассказы про Шерлока Холмса и относился к своему персонажу. Возможно отснятого материала хватило бы на полнометражный фильм с короткими вставками особо важных моментов, но создатели сделали обрамление к урезанным сериям известного советского телесериала и получили иск от его правообладателя (телеканала-конкурента) о превышении разумных объёмов цитирования, после чего по решению суда «воспоминания» были отправлены в архив. Из самостоятельных сюжетных линий первой является нелюбовь автора к внезапно ставшему популярным персонажу, закончившаяся драматической смертью Холмса в Рейхенбарском водопаде, и последующий вал писем от возмущённых читателей (в том числе из самого королевского дворца!), который заставил автора придумать ему ложную смерть и написать продолжение. Второй являются регулярные просьбы секретаря применить в реальной жизни «дедуктивный метод Холмса» для доказательства невиновности соседского фермера, обвинённого в совершении тяжкого преступления: автор каждый раз кричит «НО Я НЕ ХОЛМС!!!», но в итоге (за кадром) доказывает его невиновность.

Мультфильмы

  • «Пиф-паф, ой-ой-ой!» — Комедия про постановку детского стихотворения Фёдора Миллера в разных театральных жанрах (от драмы до оперы). Пародийная опера из этого мультфильма ухитрилась зажить самостоятельной жизнью.
  • «Фильм, фильм, фильм!» — кодификатор, рассказывающий о съёмках исторического фильма про Русь и про то, чем и как занимаются на съёмочной площадке режиссёр, актёры и прочая съёмочная группа.
  • «Финник» — родители главной героини переехали в другой город, чтобы принять участие в съёмках сериала («Добро пожаловать в наш малобюджетный ад») и экономии денег ради арендовали проклятый старый дом на окраине. В один момент они громко ругаются на грязной кухне, но на самом деле просто репетируют эпизод. А уборщик сцены, которому по совместительству дали роль статиста, вдруг начал изображать экспрессию и заявил режиссёру, что лучше всех сможет сыграть роль Злобного Злодея. Однако по ходу демонстрации своих «непревзойдённых актёрских навыков» обрушил декорации и вызвал пожар, за что был моментально уволен. А потом решил повторить в реальной жизни все прописанные сценарием катастрофы.

Аниме и манга

  • Bakuman — классика «манги про мангак». Моритака Масиро самая настоящая серая мышь, ни о чем особо не мечтающая, кроме тихой спокойной карьеры и сугубо безответной любви к первой красавице Михо Адзуки, посредственность — руки у него золотые в плане рисования, но слишком тяжек был опыт дяди, неудачливого мангаки, который пахал как проклятый, но так ничего и не добился и умер на рабочем месте. С другой стороны, первый «умник-спортсмен-комсомолец» школы Акито Такаги на деле мечтает стать мангакой — руки у него не оттуда растут, зато отлично начитан и пишет потихоньку сценарии к будущим произведениям. Однажды они случайно встречаются и Акито убеждает Моритаку помочь ему и попробовать себя в мире манги (а мечтающая стать сейю Михо дает дополнительную мотивацию — добиться, чтобы по их манге сняли аниме, в котором Михо сыграет главную роль, и вот только тогда они смогут встретиться. У его дяди была похожая история, но он про себя решил, что недостоин любви, пока не завоюет известность — вот только его девушка тогда уже вышла замуж за другого и, кстати, родила Михо, так что это семейное), благо дядя оставил целую профессиональную студию со всем оборудованием и материалами. Да, хлеб мангаки зачастую горек, без обиняков описываются трудности создания сценария, его воплощения на бумагу, прохождение терний на пути к становлению мангакой (прохождение всевозможных конкурсов, чтобы только получить шанс зацепить внимание редактора какого-нибудь издательства). Помимо этого, в манге дофигища других героев-мангак, каждый из которых творит, трудится и делает выбор: продолжать создавать мангу, перейти на ранобэ или же принять, что твой талант — не «рулить» самому, а быть ассистентом, частью команды, творящей мангу, что тоже совсем неплохо. А кое-кто, не будем спойлерить имя, попытается читерить и поставить создание манги на конвейер, но потерпит поражение… дважды.
  • Doujin Work — манга про создание додзинси тремя чудаками (одна рисует так, что ONE на ее фоне Караваджо, другой пошляк и извращенец, рисующий хентай, третий вроде бы успешный мангака…который все работы отдает за так чисто ради распространения и даже на пляже ходит в неизменном костюме).
  • Gekkan Shoujo Nozaki-kun — значительная часть сюжетов посвящена процессу создания Нодзаки при помощи друзей бесконечной сёдзё-манги про Судзуки и Мамико: как выдумывают повороты сюжета, как рисуют (ящики, на которые Нодзаки ставил героев, чтобы те были на одном уровне, даже стали локальным мемом фандома), как Нодзаки ищет вдохновения, разыгрывая сёдзё-штампы на практике. А еще описывается работа редакторов, гнет несчастной коллеги Нодзаки Юкари Мияко невероятно самовлюбленным нарциссом и дураком с фетишем на тануки Мицуя Маэно (вставлять тануки куда ни попадя, свои фотки с отдыха на место заключения автора — а чего нет?).
  • «Glass Mask» — огромного размера сёдзё-манга про девушек-актрис и их знакомых, в частности неоднократно описывается подготовка спектаклей с точки зрения актёров.
  • Kakushigoto — мангака Какуси Гото всячески скрывает от дочки, что не работает в офисе, а рисует мангу для взрослых, работая в арендованной квартире вместе с ассистентами.
  • «Keep Your Hands Off Eizouken!» — манга и аниме про трёх предприимчивых девиц, которые захватили пустующий киноклуб (тот самый «Эйдзокэн»), чтобы делать в нем аниме и продвигать его (что тоже задача непростая — показывается и подготовка дебюта на школьном фестивале, и работа о родном городе по заказу местного горправления). Показываются не только готовые аниме, но и даже мысли в ходе их создания.
  • Oshi No Ko — Манга о мире шоу бизнеса в том числе затрагивает проблемы экранизаций манг с живыми актёрами. И неудачный подбор актёр, и безразличность персонала к итоговому результату, включая последующее разочарование мангаки в хреновой экранизации, и как одна из мангак, увидев во что раскромсали её мангу чуть не зарубила театральную постановку и вызвалась сама писать сценарий.
  • Shirobako — аниме про создание аниме, описывающее едва ли не все стороны процесса: переговоры с инвесторами, отбор специалистов, муки адаптации сценария и поиска художественного стиля и т. д.
  • Sore ga Seiyuu! — аниме про работу сэйю аниме.
  • Time Paradox Ghostwriter — в 2020 Сасаки Тэппэй мечтает издаваться в Weekly Shonen Jump и ему на голову сваливается из будущего спортивный альманах выпуск Weekly Shonen Jump из 2030, причем выплевывает регулярно новые выпуски микроволновка.

Видеоигры

  • Moviehouse – The Film Studio Tycoon — игра жанра тайкун, где игрок управляет киностудией и пытается снимать прибыльные фильмы, чтобы полученные деньги вкладывать в съёмки новых фильмов.
  • The Movies — некогда легендарный тайкун про киностудию, где можно не только управлять студией, но еще и снимать свои фильмы на основе кучи заготовленных сцен с настраиваемыми параметрами и недурных инструментов монтажа. В свое время (во второй половине 2000-ых) энтузиасты создавали целые фильмы на ее основе, было целое сообщество машинимы — но развития игра, за вычетом одного аддона, так и не получила, моддерское сообщество заглохло, и единственная в истории игра, где можно было снимать свое кино, ушла в историю.
  • Game Dev Tycoon и его подражатели — посвящены, как нетрудно догадаться, созданию игр и поддержанию своей игровой студии от стадии «гаража родителей» до целой корпорации. Наиболее примечательны они механикой сочетания жанров и тематик, отчего, по мнению разработчиков уже самой игры, у любой тематики есть строго определенный жанр — так, например, из исторической тематики будет крайне плохая аркада, в то время, как любовная тема будет плоха для симулятора[3].

Визуальные романы

  • Maji de Watashi ni Koishinasai! — в романтической визуальной новелле рут друга Ямато Морооки Такуи внезапно посвящен не яою, а созданию Такуей вместе с другом-отаку Сугуру Огуси своей первой романтической визуальной новеллы как попытке одновременно попробовать свою мечту стать разработчиком игр на вкус и доказать себе, что на фоне своих блистательных друзей он не ничтожество. Тут встречаются проблемы и с поиском бесплатных фонов, и с сочетаемостью выдернутой из закромов музыки и сценария, и с добавлением фансервиса (не говоря уже о других сценарных разногласиях двух авторов), и с поиском хотя бы любительской озвучки, и с багами…Выходит в итоге дикий трэш про то, как в их родном городе Каваками жрец и жрица сражаются с солдатами, по молитве жрицы с четками храм обращается в ОБЧР, и спасают ситуацию жертвующие деньги во славу богов ноунеймы, за счет которых местный Оптимус прокачался и стал защитником мира. На комик-фесте горе-творцы продали менее половины и без того скромного тиража и то за счет нарисованного по знакомству арта на обложке. Сам Сугуру относится к провалу философски, а вот Моро едва сдерживается: с одной стороны, в дебилизме сценария виноват Сугуру своими идеями и постоянной спешкой, с другой, он тоже виноват, не смог вовремя доделать сценарий и организовать работу. В итоге это становится отправной точкой дальнейшего развития его скрытой депрессии, комплекса собственного ничтожества.

Примечания

  1. В первом варианте («Человек, потерявший лицо») Престо, обнаружив, что со всем своим драматическим актёрским талантом он, перестав быть «весёлым гномом», никому и нахрен не нужен — обижается и, завладев запасами гормонов, сначала мстит своим обидчикам (например, превратив отвергнувшую его женщину-суперзвезду в чудовищную верзилу ростом капитально за два метра), а потом становится главарём банды, грабящей банки и совершающей другие преступления, постоянно меняя внешность с помощью гормональной терапии. К счастью, до Беляева дошло, что гормоны — это не волшебное зелье, а очередной «благородный бандит» не так уж интересен.
  2. На бутылках коньяка
  3. На самом деле симулятор свиданий — вполне себе популярный жанр на приставках