Раскрытие перед смертью

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Thinkin peter.jpegТочно видел, но не помню, где!
У этого тропа крайне мало конкретных примеров применения. Может быть, вы сумеете вспомнить хотя бы парочку?


Практически в каждом стоящем произведений есть неоднозначные личности. Это и буревестники фанатского сообщества, и козлы с золотыми сердцами, а порой даже полные чудовища. Как правило, чтобы изобразить подобного персонажа, нужны большие старания: на протяжении книги, или цикла, или сериала мы наблюдаем за ним, видим его поступки и слушаем его речи. А когда его линия подходит к концу, то мы считаем, что перед нами обглоданная косточка, и каждая его деталь нами уже полностью рассосана. Но, не тут то было.

Когда до смерти нашего героя остаются считанные главы, автор выдает нам: «А он вовсе не такой!». И буревестник становится ещё взрывоопасней в фэндомских спорах. Автор буквально вскрывает внутренности моральной сущности героя и расставляет все точки над I в его духовном облике. Разгадываются последние загадки. Может, мы понимаем, что героем всё время двигали тёмные и гадкие помыслы, а может, мы видим, что он ведь всё это время был хорошим! Или же не то и не то, а просто серо-серая сущность приобретает новые оттенки.

В культуре отаку троп породил термин «флаг смерти», который персонаж «поднимает», когда ни с того ни с сего начинает раскрываться, что часто означает, что он скоро умрет.

Как правило, от обычной духовной кульминации героя это отличается тем, что троп происходит перед смертью героя, как было сказано. Благодаря чему читатель, который всем своим духом желал смерти ненавистному персонажу, уже будет готов впрыгнуть в вымышленную вселенную и спасти героя от гильотины. Хотя, как было выше сказано, может и быть полностью наоборот.

Именно так многие авторы ставят последнюю точку не только в повествовании его действий, но и в описании его «внутренностей», этакая «точка максимума».

Где встречается

Литература

  • «Гарри Поттер» — Северус Снейп же! Впрочем, здесь случай на тормозах, потому как откровение произошло уже после его смерти, но с совсем небольшим отрывом. Мария Спивак с её переводом «Злодеус Злей» на этом моменте капитально прогорела[1], а прежде незначительная ветка снейпоманов в фэндоме усилилась настолько, что даже пошли слухи, будто настоящий отец Гарри — это именно Снейп.
  • «Планета чудовищ» Э. Веркина — Барков в итоге оказывается не простым подростком космического будущего, попавшим в переплет на чужой планете. Он нарочно направился на нее, чтобы найти своего брата живым или мертвым и уничтожить проклятый космический корабль «Ворон», заманивавший проходящие мимо корабли. Героев он долгое время держал в неведении, но перед самоубийственным уничтожением «Ворона» дал им абсолютную защиту от местных монстров и сказал, что искать передатчик не надо, маяк уже был в разбившемся контейнере, в котором они прибыли, и скоро их спасут. И вообще никакой он не Барков, а пришелец с планеты-двойника Земли, где живут обуянные агрессией, вынужденные постоянно выживать во взаимоистребительных войнах люди…с необычной для человечества красной кровью.
  • «Проклятые короли» — фишка Мориса Дрюона в том, что он проводит вскрытие практически с каждый персонажем, и практически все после такого чуть «обеляются», кроме, пожалуй, Матильды Бургундской.

Кино

  • «Быстрее пули» — у Волка. Нам во всей красе показана его печальная предыстория, после чего он умирает в короткой драке с Божьей коровкой, когда отскочивший от чемодана нож попал ему прямо в сердце, а сам Волк после этого при падении сломал шею об чемодан. Учитывая, что он — единственный из всех киллеров никак не связан с главным гадом Белой смертью, в итоге всё его участие в сюжете воспринимается как не пойми зачем нужный филлер.

Телесериалы

  • «Бойтесь ходячих мертвецов» — Трой Отто. Из-за него погибло целое поселение, он ставил опыты над людьми, и всё же к своим последним сериям Трой становится более адекватным, а его чарующий броманс с одним из главных героев, Ником, был одной из изюминок шоу. Неудивительно, что его внезапная смерть всполошила целую армию фанатов, которые до сих пор пишут петиции с просьбой вернуть Троя в сериал и устраивают огромные дискуссии на форумах.
  • «Игра Престолов» — Гренн и Пип. До четвертого сезона были «теми двумя чуваками, друзьями Джона и Сэма». В четвертом сезоне на обоих начали заострять внимание. Оба вскоре погибли.
  • «Тюдоры» — в сериале довольно мало однозначных личностей, а этот троп применяется довольно часто, и потому буревестников очень много.
  • «Сыны анархии» — Клэй Морроу, находясь в тюрьме в шестом сезоне, постепенно всё чаще показывает свои хорошие стороны. Во-первых, он дважды отказывается полиции сдать клуб Сынов анархии в свою пользу, несмотря на то, что все в клубе отвернулись от него, и именно из-за них он сейчас сидит. Во-вторых, когда старый знакомый предлагает ему выбраться из тюрьмы, он спрашивает разрешение Джекса, прежде чем согласиться. Да и вообще им больше не движет жажда власти и денег, к нему возвращается вся прежняя харизма, и зрителю уже не хочется, чтобы Клэй умирал. Но уже слишком поздно, ибо Клэй натворил чрезмерно много делов в прошлом.
  • Ozark — Рой Пэтти весь сериал был абсолютно аморальным и безжалостным федеральным агентом, готовым ради поимки преступников на любую гнусность. Его абсолютно не волновало благополучие информаторов, он спокойно ими жертвовал и нисколько не сожалел в случае смерти. Втереться в доверие, подставить и предать любого для него не было проблемой. Но под конец второго сезона он внезапно проявил свои лучшие черты: решил остановиться, перевестись в другой отдел и вернуться домой, чтобы жить вместе со своей больной мамой и помогать ей. Жанровая смекалка работает безотказно, большинство зрителей сразу поняли, к чему ведет это внезапное изменение его поведения.

Примечания

  1. Впоследствии был сделан обоснуй, что Снейпа в переводе Спивак зовут Злотеус Злей: в имени содержатся одновременно слова «зло» и «злато», что хорошо отображает двойственную природу персонажа. Фанатов, однако, такой ответ не устроил.
Внешние ссылки
TV Tropes A Death In The Limelight