The Roboutian Heresy

Материал из Викитропов
(перенаправлено с «Ересь Робаута»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Earth.jpg В этом произведении описан вымышленный мир
ПЕ.jpg Для этого произведения есть описание персонажей
РК.jpg Для этого произведения есть пересказ сюжета
« Я был там, когда Хорус умер за Императора. »
— Гарвель Локен
«

В детстве каждый раз, когда я закрывал глаза, я видел, как галактика горит. Я видел, как тьма гасит свет надежды, создавая будущее бесконечных войн и страданий. На полях камня и праха полубоги сражались между собой в то время, как владения человечества рушилось под их ногами. Они были демонами и ангелами, сражаясь во имя величайшей лжи и абсолютной истины на войне, которую никогда нельзя было вести. Я никогда не видел, кто победил в этой войне, хотя подозреваю, что ни одна из сторон не выиграет, если это будущее сбудется. ‹…›

Теперь я снова вижу эти сны и знаю, что воины, которых я вижу, — это Астартес. И всё, что изменилось — это то, что ангелы и демоны поменялись местами на шахматной доске судьбы.
»
— из личных записей примарха Конрада Керза, пока он находился на пути к системе Истваан

The Roboutian Heresy (рус. Робаутская Ересь) — масштабный фанфик по вселенной Warhammer 40000 авторства участника Fanfiction.net под ником Zahariel, повествующий об альтернативной вселенной, где примархи и Легионы космодесанта лоялистов и предателей поменялись местами, вместо Воителя Хоруса Луперкаля Ересь возглавил Робаут Жиллиман, и про последствия для остального сеттинга. Первая глава была опубликована в 2014 году и фик обновляется постоянно.

Этот фик был вдохновлён другим, более старым (но неоконченным) фанфиком аналогичного жанра — The Dornian Heresy с сайта Bolters and Chainswords под авторством Aurelius Rex, где предатели с лоялистами тоже были отзеркалены, но предводителем Ереси стал Рогал Дорн, и с которого, по сути, начался бум альтернативных Ересей. Сама «Робаутская Ересь» не является настолько амбициозным проектом, — «Дорнийская Ересь» стилизирована под официальные кодексы, с оформлением и иллюстрациями, в то время как «Робаутская» ограничивается чистым текстом (и иллюстрациями в среднем «один на главу»). К тому же «Робаутская», по признанию автора, в некотором роде полемизирует с «Дорнийской», в котором восставшие против Империума Ультрамарины не попали под влияние Хаоса и стали третьей, более адекватной стороной в Долгой Войне хаоситов и имперцев. В свою очередь, «Робаутская Ересь» вдохнула в этот «жанр» новую жизнь, дав начало новому поколению альтернативных Ересей.

Синопсис и главы

Первая глава начинается тем, как в канонной вселенной Warhammer 40000 космодесантник Маркус из Герольдов Ультрамара сталкивается с могущественным повелителем перемен, который пытается переманить его на сторону Хаоса, утверждая, что его генетический прародитель, Жиллиман, ничем не отличался от своих братьев-предателей и тоже мог бы примкнуть к Тёмным Богам. Перед смертью демон затягивает Маркуса в вихрь варповых энергий, и перед ним открывается вселенная, в которой история пошла по другому пути.

Сам фанфик условно можно разделить на две части:

Индекс АстартесВремена Конца
В Индекс Астартес в энциклопедической манере рассказываются истории Легионов космодесанта и их примархов с Объединительных войн Терры до конца М41.
  • Робаутская Ересь;
  • Тёмные Ангелы — Повелители Тайн и Лжи;
  • Дети Императора — Совершенные и Сломленные;
  • Железные Воины — Стражи Клеток;
  • Белые Шрамы — Повелители Дикой Охоты;
  • Космические Волки — Палачи и Звери;
  • Имперские Кулаки — Рыцари Крови и Клинков;
  • Повелители Ночи — Крестоносцы в Тенях;
  • Кровавые Ангелы — Испивающие Ощущения и Души;
  • Железные Руки — Заржавевшие Души;
  • Пожиратели Миров — Благородные;
  • Ультрамарины — Падшие Герои;
  • Гвардия Смерти — Исполнители Милосердия Императора;
  • Тысяча Сынов — Наследники Пепелных Мечт;
  • Сыны Хоруса — Братья во Славе и в Печали;
  • Несущие Слово — Предвестники Нежеланных Истин;
  • Саламандры — Владыки Алчности и Гордыни;
  • Гвардия Ворона — Чистокровные и Чудовища;
  • Альфа-Легион — Верные и Истинные.

Основные отличия от канонного сеттинга

  • Лояльные Легионы Астартес не были расколоты на ордена и не было Оснований, давших канонной вахе такого разнообразия орденов космодесанта. Большинство Легионов таки действуют на уровне мелких подразделений (ордена у Повелителей Ночи и Несущих Слово, кабалы у Тысячи Сынов и так далее), но все их действия координируются вышестоящими легионерами (например в каждой роте Детей Императора по сто бойцов под командованием капитана, десять рот составляют великую роту под командованием лорда-командующего, а лорды-командующие отвечают перед Магистром Легиона) и Магистром Легиона и его окружением. Единственный независимый орден космодесанта лоялистов — это Серые Рыцари.
  • А вот Ультрамарины разбились на ордена-наследники, будучи неспособными сохранить единство без руководства Жиллимана. По сути варбанды, но сами упрямо называют себя орденами. Тем не менее, двумя наибольшими скоплениями Ультрамаринов в Гибельном Шторме являются силы под распоряжением Владыки Макрагга (коим на момент конца М41 является магистр ордена Марней Калгар) и империя Жертвенного Сына (демонический князь, ранее бывший Марием Гейджом) с центром на Калте — и, что примечательно, все силы Жертвенного Сына идут на подготовку окончательной кампании против Макрагга для уничтожения тела Жиллимана.
  • Ультрамар охвачен Гибельным Штормом и представляет из себя второе массивное скопление хаоситов в Галактике после Ока Ужаса (и перед Мальстримом).
  • Пертурабо построил Железные Клетки — сети оборонительных станций и миров-крепостей — вокруг Ока Ужаса и Ультрамара. Железные Клетки являются основными препятствиями для массивных вторжений вроде Чёрных крестовых походов, поэтому прорывы обычно предпринимаются небольшими группами. Впрочем, удачливым варлордам иногда удавалось собрать достаточно сил, чтобы прорвать Железную Клетку и вторгнуться в Империум, что обычно и называли Чёрными крестовыми походами. Даже массивные кампании Жертвенного Сына против Макрагга называются Чёрными крестовыми походами.
  • Чёрные крестовые походы не пронумерованы и нет никого, кто мог бы претендовать на наследственность Жиллимана, на место единого предводителя хаоситов и избранность Хаоса, некому взять мантию Тёмного господина с Жиллимана. Первым ЧКП общепринято считать Клонические войны в М32, когда Чёрный Легион и примкнувшие к нему варбанды Кровавых Ангелов прорвали Кадианские Врата, но остальные ЧКП лишены нумерования.
  • Чёрный Легион не заменил ни одного из существующих Легионов Астартес, но по могуществу вполне является значимой силой в Оке Ужаса. Главарём и основателем Чёрного Легиона является Фабий Байл, первыми бойцами и командирами его варбанд были созданные Байлом клоны Хоруса разной степени деградации и примкнувшие к нему Кровавые Ангелы. В целом Байл даёт больше свобод Чёрному Легиону, чем прочие демонические примархи своим Легионам, и каждому разрешено вступить в нём: достаточно взять цвета чёрного и золотого, флаг с восьмиконечной звездой и заявить об этом (оправдают или нет это заявление, зависит только от того, насколько долго проживут), но большинство варбанд платят дань Повелителю Клонов. Желающих отобрать Байлу главенство над Чёрным Легионом было немало, но всех постигла неудача.
  • Очень мало возможностей на существование лояльных наследников Легионов-предателей — по всей видимости всех выживших лоялистов, которых смогли найти агенты и Странствующие Рыцари Малкадора, поголовно перевели в Серые Рыцари.
  • Смена ценности в предводителе предателей в войне Тёмных Богов с Императором: если в каноне Боги и демоны воспринимали Хоруса Жертвенным Королём, который по задумке не должен был пережить бой с Императором, то здесь Жиллимана, отнявшего мантию Тёмного господина Бе’лакору, называют Помазанником и Некоронованным Царём. Он, по сути, Избранный и Тёмный Мессия Хаоса, а не могущественная пешка, пригодный для убийства Анафемы. Эти титулы обозначают, что в иерархии Хаоса Жиллиман стоит настолько высоко, что ему повинуются даже высшие демоны — выше него только сами Тёмные Боги.
  • Из-за предательства Первого и Девятого Легионов в Империуме запрещена ангельская иконография и жестко зачищается Инквизицией, так как в большинстве случаев это показатель губительного влияния Кровавых Ангелов или Сангвиния в частности. Вместо неё для символизма гнева Бога-Императора (и Астартес, как аватаров этого гнева) используют иконографию пламени и смерти, особенно в виде черепов. Сильнее всего это выражено в обличии Легиона Проклятых.
    • По этой же причине в здешнем Империуме нет херувимов, вместо них исопльзуя всё те же сервочерепа[3].
  • Легион Проклятых по всей видимости полностью состоит из бывших легионеров Гвардии Смерти, которым ноша за прошлые поступки не дала покоя и после смерти, но вера триллионов в Бога-Императора дала призрачное перерождение, чтобы бороться и защищать невинных от Хаоса в посмертии. Проклятые легионеры скорее являются воспоминаниями, обретшими форму от коллективной психики Гвардии Смерти и энергий Астрономикона.
  • Последней линией обороны Имперского Дворца, защищающей непосредственно Золотой Трон, является Кавэа Феррум — построенный Пертурабо на протяжении Робаутской Ереси лабиринт, чьи коридоры постоянно передвигаются, искажая пространство по неевклидовой геометрии и иным измерениям. Врата Льва для избежания символического влияния Хаоса (вдобавок к тому, что Тёмные Ангелы наиболее искусны в подобных манипуляциях) были переименованы во Врата Вечности, а изначальные Врата Вечности, защищающие проход к Золотому Трону до строительства Кавэа Феррум (и ставшие лишными после), были переименованы во Врата Луперкаля после Робаутской Ереси.
  • В войне между орками и тиранидами в Октариусе побеждают тираниды, которые вывели анти-ВАААГХ!!!овые биоформы, от которых зеленокожих нехило корёжит. Ещё, в этом сеттинге, похоже, тиранидов однозначно создали Древние — отмечается, что связь Великого Пожирателя с биоформами подозрительно похожа на ВАААГХ!!!-связь между зеленокожих, только совершеннее.
  • Обитавший в Калибане Уроборос представлен варп-сущностью уровня Богов Хаоса, порождение первого, ныне забытого, греха Древних, заключенное ими же внутри планеты.
  • На стороне Империума из сил варпа выступает Виндикта — мелкое божество, порожденное яростью Магнуса и обретшее могущество от стремления к правосудию из коллективного бессознательного людей на протяжении последующих десяти тысячи лет. Виндикта может поглощать души тех, кто умирает от рук отмеченных ею (условно, в тексте везде «оно»), даже тех, кто по правилу должны были достаться Хаосу (даже ксеносов-хаоситов), но вместо вечных мук дарует вечный покой. Виндикта также крепко интегрирована с Чудесами Веры от Императора и не конфликтует с ними, — неслыханная совместимость для «даров» от Богов Хаоса.
  • В этой вселенной существует Малал. Ура-а-а??? Наверное. По крайней мере он мёртв. Братья побоялись его, убили и стерли все следы его существования. Но варп всё помнит и даже мёртвый бог видит сны, и одному Ультрамарину (не) посчастливилось найти и вскрыть его гробницу.
  • Живые Святые здесь одержимы осколками души Императора, которые были разбросаны в пространстве и времени. Впрочем, эта одержимость, похоже, на их мышление несильно влияет — некоторые особо отмороженные Живые Святые даже лояльных Астартес пытались убить за то, что они не поклонялись Богу-Императору.
  • Жёлтый Царь не тот Король в Жёлтом, который в канонной Вахе. Это неясно что, неясно кто, что в будущем, очень хорошо знает природу и тайны Хаоса и является его заклятым врагом, но в разы хуже… нет, не так, ХУЖЕ Хаоса, в случае победы грозясь устроить всем живым (и мёртвым тоже — соединит варп с материальной вселенной) бесконечные муки, и даже лучика надежды на спасение не останется. И самое худшее в том, что, всей видимости, в будущем он уже победил, и сейчас каким-то образом влияет на прошлое, чтобы устроить условия для своего появления. Лично сам в фике впервые появился в 78-ой главе.
  • Среди малых ордосов Инквизиции существует Ордо Карцери — чуть ли старейший ордос, основанный вскоре после Очищения и принимавший непосредственное участие в помощи Пертурабо и Магнусу в строительстве Железных Клеток. Ордо Карцери вёл наблюдение за Железными Клетками Ока Ужаса и Гибельного Шторма в близком сотрудничестве с Железными Воинами, но после хаоса Эры Отступничества большинство обязанностей за наблюдением Железной Клетки Ока Ужаса перенял на себя Ордо Еретикус, оставив под непосредственное наблюдение Карцери только Гибельный Шторм. Эмблемой Ордо Карцери является традиционный инквизиторский I, нанесенный над решёткой.

Прочие фанфики

Помимо автора Zahariel, есть и другие фикрайтеры, создающие сторонние спин-оффы «Робаутской Ереси», повествующие о некоторых персонажей в реалиях сеттинга:

  • Jaenera Targaryen, бета-читатель «Робаутской Ереси», является автором The Liberation of Glacies и Blood of Ignorance. Первый рассказывает о военном походе Империума для освобождения захваченных Империей тау миров, а во втором кабал Тысяча Сынов и эльдары Биэль-Тана пытаются предотвратить появление демонического князя на другом мире в ближайщем секторе;
  • Nemris, иллюстратор (его иллюстрации по фанфику) «Робаутской Ереси», написал Raven’s Feast и No Man’s Storm, повествующие об одной варбанде Гвардии Ворона;
  • wyval, автор небольшого Breaker of Lies об изменнике из Белых Шрамов;
  • morion87, автор короткого Night Of the Wolf (о прибытии Космического Волка и Тысяча Сынов на одной планете) и Blood In The Void (о столкновении нескольких фракций на имперском мире-улье);
  • Alpharius47, автор небольшого War for Armageddon;
  • GunnyStacker, автор Destroyer of Worlds о легионере из Гвардии Смерти;
  • Mojo1586, автор сборника небольших рассказов Tales of the Roboutian Heresy;

Тропы и штампы

  • Ад его не удержит — Робаут Жиллиман. После боя с Императором был убит, но в отличие от канонного Хоруса, Император не уничтожил его душу полностью при помощи своей психической мощи (не смог или не захотел — так и остаётся загадкой). Поэтому, хотя Жиллиману понадобилось на это почти десять тысяч лет, в течении которых он с той стороны незримо двигал своими пешками в мире живых, Мстительный Сын всё же смог возродиться вновь:
« Я жив.
Моё тело холодно, оно застыло вне времени за мгновение до того, как мои сердца перестали биться. Моя душа навсегда лежит на пороге смерти, на полпути между миром плоти и крови и царством мыслей и верований. Боль от моих ран наполняет каждую клетку тела, ее интенсивность никогда не угасает ни на миг. И все же, несмотря на эти бесконечные мучения…
Я жив.
»
— Индекс Астартес: Ультрамарины
  • Ай, молодца! — Эль’Джонсон, преследуя Сайфера по Паутине, решил «срезать» путь через варп, пробив стены лабиринтного измерения и таким образом догнав нерадивого сына. Вслед за ним в Паутину пролез Лоргар.
    • В Ангельской войне имперские командиры, наверное, так отреагировали о себе, когда убили последнего предводителя первой слаанешитской волны. Их смерти послужили ритуалом, в результате чего на Терре воплотился сверхзаряженный хаоситскими энергиями Сангвиний во всём своём величии Ангела Хаоса.
    • Безупречное Воинство просто чемпионы воплощённого в жизнь принципа «Хотели как лучше — получилось как всегда»:
      • В Первую эру выходцы из всех легионов космодесантников, как лоялистов, так и предателей, которые не хотели участвовать в братоубийственной войне, бежали вместе с обычными людьми от ужасов Ереси Робаута за пределы контролируемого Империумом пространства. После долгих лет скитаний в космосе они нашли планету, которую терраформировали и заселили, назвав её Убежищем. Всё было прекрасно, пока из Империума не пришло сообщение о том, что Ересь закончилась, и победил в ней (пусть даже условно) Император. Хотели избежать ужасов гражданской войны? Получите их в двойном размере, так как такие вести ожидаемо раскололи Воинство на тех, кто хотел вернуться в Империум, и тех, кто был против этого. Победили в итоге последние, но дорогой ценой.
      • После этого началась Вторая эра: Воинство удалило из архивов все сведения об Империуме и оставило людям в Убежище Скрижали Закона, удалившись после этого на спутник этого мира, чтобы не вмешиваться в развитие подопечных. В результате немногие одарённые псайкерским даром из числа людей на этой планете, которых назвали Отмеченные Вюрдом, заняли нишу пророков и духовных отцов, так как только они могли без технологических средств общаться с «ангелами», жившими на луне. Казалось, что заря психического пробуждения человечества должна вот-вот начаться… А потом из Варпа пришёл Вой, который свёл с ума Отмеченных Вюрдом, и они стали живыми вратами, из которых в реальный мир вырвались демоны. Чтобы спасти Убежище от превращения в демонический мир, Воинству пришлось истребить на нём всё живое — спасти удалось лишь немногих смертных беженцев.
      • Воинство после этого решило, что псионическое возвышение — не наш путь! Поэтому сделаем ставку на технологическое развитие. Так началась Третья эра — время безудержного развития науки и технологий. Жизнь смертных стремительно улучшилась, роботизация и кибернетика стали обычным явлением на Убежище. Казалось, вернулись благословенные времена Золотого Века человечества в миниатюре. А потом жители Убежища создали неограниченный Изуверский Интеллект, который восстал против своих творцов, захватив тела людей через киберимпланты и обратил их друг против друга. И опять Воинству пришлось очищать Рай, но уже от человеконенавистнической техномерзости. Так закончилась Третья эра.
      • Четвёртая эра примечательна тем, о ней «ничего не должно быть написано, ибо Воинство запретило хранить сведения о ней и даже сами воины между собой о ней не говорят». А всё потому, что в эту эпоху Воинство нашло в обломках уничтоженного ими Изуверского Интеллекта из Третьей эры схему Хроноубежища — устройства, позволяющее перемещаться во времени. Эта находка всколыхнула всё Воинство до основания — ведь благодаря Хроноубежищу можно было отправиться в прошлое и предотвратить Ересь Робаута! Но когда устройство было включено, из него на Убежище хлынул поток чудовищных тварей страшнее демонов, который чуть не смёл Воинство. Но куда страшнее этих монстров было осознание истины — машина времени открыла проход не в прошлое, а в будущее. Ужас от осознания того, что ждёт всё сущее, был настолько сильным, что проняло даже Астартес — и Воинство поголовно стерло себе память, чтобы забыть о Четвёртой эре, а Хроноубежище было уничтожено, вместе со всей жизнью в Убежище.
      • Началась новая благословенная Пятая эра. Время технологического, культурного и социального застоя, когда скрытые от глаз смертных космодесантники исподволь обеспечивали стагнацию общества. Воинство устало от попыток построить утопию. Устало от необходимости каждый раз истреблять всё живое на родной планете. Теперь оно хотело только стабильности и порядка. Вечной стабильности и неизменного порядка. Но в итоге всё закончилось предсказуемо — обычные люди Убежища узнали о живущих в тенях угнетателях, которые не дают им свободно развиваться. Началось восстание, и когда Воинство думало и решало, что делать дальше, к ним явился Сангвинор, который открыл глаза космодесантникам на очевидную истину — их утопия невозможна, так как люди обречены повторять одни и те же ошибки вечно. Ведь это заключено в самой природе человека. Только поклонение Хаосу позволит человечеству достичь совершенства — говорил Посланник Ангела. И Воинство приняло его сделку, истребило под корень всю жизнь на Убежище и, окрещенные Сангвинором Безупречными, присоединилось к войскам Слаанеш, отправляющимся на Ангельскую войну. При этом, по намёку Магнуса, восстание было спровоцировано манипуляциями Сангвинора, чтобы подтолкнуть Воинство к участию в Ангельской войне.
  • Анти-Бог — Жёлтый Царь, ибо он есть воплощение всех грехов Императора и всей ненависти тех, кого Император и его Империум уничтожили.
  • Апокалиптический бедняжка — Корвус Коракс всё детство провёл в лабораториях технолордов Киавара в качестве подопытного. Однако же после всех его зверств жалость к нему трудно испытать.
  • Апокалиптический властелин — Корвус Коракс вместе с командирами своего Легиона. Хотят объединить Материум с Имматериумом (что будет смертоностно для большинства форм жизни, населяющих Материум) и стать правителями, так сказать, преображённой Вселенной.
  • Атеист-диссидент — по сути обязательное требование для членства в Несущих Слово. Прочие Легионы могут вытерпеть почитание Императора в том или ином виде, но не сыны Лоргара. Семнадцатый ещё единственный, который при объединённых операциях всегда пытаются поставить отдельно от контингента Экклезиархии и более верующих полков Гвардии.
    • На стороне Хаоса это Саламандры, которым приказано поклоняться только Вулкану и отвергать других богов (а разгневать Чёрного Дракона все боятся), и Гвардия Ворона, считающие всех, кто почитает Тёмных Богов или даже Хаос Неделимый, недалёкими дураками.
  • Бафос — Кайафас Каин, естественно. С первой же сюжетной вставки со своим участием начинает скромничать в духе «солдаты нуждались в Герое Империума, а начальство послало к ним меня», иронизировать в духе «меня устроили омоложительную терапию, видимо Герою Империума шрамы обязательны, а седина не положена», и разбрасываться своими фирменными в духе «На фраг Тзинча! Юрген, убей его!» и «всё это [геройство] повесят на меня, не так ли?». Ну или когда призванный для его устранения демон оказался в окружении Серых Рыцарей, пока сам Каин был вне крепости (вдвойне забавнее от описания того, на какие ухищрения пошёл Нефалор для призыва того демона). К сожалению, только в первой части Кадианского Апокалипсиса — дальше даже ему иронизировать нечем и не о чем.
  • Бафосная угроза — такие тоже проскакивают. Например в описании вражды леди-адмирала Кии Саркат и архонта Олрика Тессетара упоминается обещание от последнего (данное после того, как она уничтожила его рейд и разнесла его флагман на космический мусор вместе с ним на борту) «сделать из тёмной кожи этой мон-кейской суки плащ и сплетать из её чёрных волос перчатки, когда собственными руками будет душить её родню у неё на глазах».
  • Бедный злодей — все примархи-предатели кроме Вулкана и Коракса, которые хоть и после пережитого в детстве стали бесчеловечными сволочами, но их злодеяния далеко превзлошли пережитое задолго до Ереси. Остальные либо переусердствовали в желании заполучить внимание Императора или выполнить его идеалы и впали в дикое вахтёрство или зависть к другим (Дорн, Русс), либо были затащены в лапы Хаоса хитростью (Эль’Джонсон, Жиллиман, Феррус Манус) или силой, не спрашивая их мнения (Джагатай Хан, Сангвиний). Однако, по мере развития сюжета, в некоторых из них всё меньше остаётся того, чему можно сопереживать, особенно Жиллиману и Сангвинию.
    • Владыка Умертвий, некогда имперский комиссар, Ибрам Гаунт, плененный Тёмными Ангелами и превращенный в личеподобного монстра, к которому привязали души всех его погибших гвардейцев.
« Здесь, в конце-концов, он был простым человеком, сломленным и оплакивающим всех, кого не смог спасти.

— …это несправедливо — шептал он, и его голос был необычно слабым по сравнению с ураганом воющих призраков, которые сейчас смотрели на нас в тишине, — Несправедливо! Почему ТЕБЯ? Мы боролись! Боролись и проливали кровь и кричали и умирали и не сломались, и этого не хватило! Не хватило, чтобы спасти нас, чтобы спасти наш мир! Тогда почему тебя? Почему? Где был наш Святой? — он горько рыдал. — Где была благодать Императора? Это несправедливо. Несправедливо!
— Ты прав, — ответил я. — Это несправедливо.
Его лицо задёргалось в непонимании. Я медленно опустил свой отключенный пиломеч вниз, на ошейник той ужасной мантии, что была обмотана вокруг него.
Я не убил бы его. Потому что он был прав. Это было несправедливо.
Наша вселенная была несправедливой.
Но она должна быть справедливой. И мы сделаем её такой.

»
— Кадианский Апокалипсис: Часть третья — Гибель героев.
  • Без души — помимо канонных парий и некронов, бездушными являются десантники-отродья Гвардии Ворона. В Империуме клонирование по этой же причине запрещено — утверждается, что при каждом клонировании душа разделяется, и чем больше клонов и дальше от оригинала, тем меньше души, разумности и сопротивления к хаоситскому влиянию для них.
  • Безразличное чудовище — Жёлтый Царь. Все окружающие для него являются расходным материалом.
  • Бессмертие через воскрешение — Люций после пережитого в плену тёмных эльдар (вернее, после того как его, умершего от сердечного приступа во время пыток, непрямым массажем сердец вернул Саул Тарвиц) обнаружил, что после смерти всегда возвращался к жизни. Сражаясь на Терре, умер как минимум дважды, защищая Натаниэля Гарро от вульфена, а потом Ревюэля Арвиду от Никоны Шарроукина (спасти Арвиду, однако, не смог), а под конец взял на абордаж титан хаоситов и подорвал его реактор, после чего, считается, умер окончательно. А когда десять тысяч лет спустя вспыхнула Ангельская война, в одном из подульев Терры ополченцы нашли тело Люция, который вскоре воскрес, — как оказалось, ему досталась природа Вечного, которую Вулкан потерял во время обретения демоничества.
    • Гвардейцы Ворона могут воскрешать чистокровных собратьев через клонированные тела — с погибшего изымается кровь и плоть (помимо прогеноидов), после чего создаётся клон и проводится ритуал жертвоприношения (обычно вырезают целую планету), чтобы вызвать душу из варпа и вселить в клона. При этом количество воскрешаемых не имеет значения, — процесс ритуала для каждого случая одинаковый, — да и плоть и кровь необходимо взять после смерти, иначе ритуал не сработает. А результат воскрешения предугадать невозможно — ожить может один, несколько, все или вообще никто, и придётся провести ритуал заново на другой планете.
    • Как и в каноне, Фабий Байл со своими клонами. При смерти сознание перемещается в тело неактивного клона, как оказалось, подойдёт даже Байлорожденный десантник.
    • Вечные, аналогично канону. В том числе Вулкан (однако, потерял эту природу, когда его сначала фулгуритом ранил Грамматикус, а потом сам стал демоническим примархом), Олланий Перссон (чёрное варп-пламя Жиллимана оказалось сильнее) и Император (лишился природы Вечного в ходе сражения с Жиллиманом).
    • Сайфер после смерти постоянно воскрешается от прикрепленного к его душе осколка сущности Уробороса.
  • Был когда-то человеком — все Легионеры Гвардии Ворона. Чистокровки являются живыми проводниками энергии Варпа, и само пространство рядом с ними искажается. Клоны-отродья основаны на человеческом геноме.
    • Дети Ворона. Жертвы или потомки жертв Гвардии Ворона, в тела которых был введён мутаген, вызывающий неизлечимую болезнь, которая превращает их в кошмарных, чужеродных, чудовищ.
    • Лярвы. Души жертв Гвардии Ворона (будь те чистокровками, отродиями или Детьми Ворона), запятнанных присущей им чужеродной хаоситской порчей, возрождаются на кошмарной планете Коракса в виде этих существ. Лярвы классифицированы как абхуманы, и появляются на планете Коракса из гигантских, бесформенных комков мутировавшей плоти, и влачат жалкое существование, полное мук и страданий от местных ужасов, умирая и возрождаясь снова и снова, пока их души окончательно не исчезнут. По утверждению колдуна Девятнадцатого, от которого имперцы и узнали о существовании лярв, служители Хаоса защищены от подобной участи.
    • Злоба. Просто Злоба.
    • Воины-драконы — Саламандры, «благословлённые» Вулканом и превращающиеся в демонических драконов наподобие своего примарха.
  • Вдохновляющая речь — произносит Комиссар-Кастелян Кайафас Каин в третьей главе Кадианского Апокалипсиса, когда до Кадии дошёл психический отклик смерти Императора и тяжело ударил по морали имперцев, особенно Кустодиям и Серым Рыцарям. Образно говоря, действовал Каин на инстинктах, пытаясь самому не затеряться в шоке.
« Щит-капитан Натадиан. Вы ранее сказали, что Император прислал вас здесь. Неужели верите, что Повелитель Человечества не предвидел свою смерть? Что, неся бремя ведения нашего вида по узкой тропе выживания за эти десяти тысячи лет, Он не планировал такой исход? Разве ваша вера в Нём настолько слаба? (приставляет лаз-пистолет Кустодию меж глаз) Ну?! Станешь первым Кустодием, казненным за трусость?! Кустодий или нет, ты всё равно солдат Империума и я всё ещё комиссар. Если не возьмёшь себя в руки и не вернёшься в бой то упаси я пристрелю тебя на месте! Понятно?! <…> (обращается к остальному командному составу в штабе) А теперь вы. Да, Император… мёртв. Но наш долг остаётся прежним. Щит-капитан Натадиан сказал нам, что, до отбытия его корабля к нам, они получили астропатическое сообщение о возвращении примархов Магнуса и Лоргара в солнечной системе. Мы должны верить, что что бы не происходило там сейчас, они смогут разобраться в нём, пока мы занимаемся делами здесь. Никто из нас даже не раздумывался о наследственности касательно Золотому Трону. Причин для этого никогда не было, и сама мысль была отравой для души до нынешных событий. К счастью, этим вопросом Высшие Лорды должны заняться с Алым Королём и Аврелианом. Наша же задача остаётся прежним, — по правде говоря, она стала ещё более значимой. Кадианские Врата должны выстоять и мы выстоим. Мы все дали клятвы Императору, и хоть Он, возможно, больше не взирает на нас со Святой Терры, мы не опозорим Его сейчас! »
— Юрген в это время раздобыл вокс-передатчик и транслировал эту речь по всей Кадии.
  • Вечная загадка — Хорус покинул пространство Интерексов сразу после того, как оправился от нанесенной Анафемом раной, обещая вернуться и продолжить переговоры для союза и, возможно, их объединения с Империумом против Хаоса. Однако, когда после Ереси Сыны Хоруса вернулись, то обнаружили весь регион в безжизненных руинах. Инквизицией предполагается, что пока Империум был занят Ересью, Интерексы пали жертвой неизвестных ксеносов-хаоситов. Интерексов по наущению Жиллимана уничтожили демиурги — кины-хаоситы, почитающие Хашута.
    • Корвус Коракс и Гвардия Ворона в сердце Ока Ужаса стали свидетелями нечто намного большего, чем аномальная чёрная дыра — Коракс обрёл что-то вроде демоничества (образно говоря, демоническим князем Хаоса однозначно является, — Спекулум Инферниум, активирующийся при выходе демонических примархов в материум, на его появление так же отреагировал, как и на выход Сангвиния, — но вне власти Четвёрки), его легионеры подхватили чужеродную духовную скверну в геносемени, а конкретно Никона Шарроукин оттуда ещё и не менее чужеродные клинки притащил. Но что именно там было, остаётся загадкой.
    • Фулгрим пропал без вести в ходе Сожжения Комморры, — обнаружил Фабия Байла, погнался за ним и затерялся в глубины Тёмного Города (или Паутины), даже Байл не знает, что с ним стало. ЧКП на Хемос в конце М41 отчасти Байл устроил в надежде, что Фулгрим жив и выманит его для защиты родины. Фулгрим не приходит, и разочарованный Байл заявляет, что он и вправду мёртв. Однако во время Ангельской войны Сангвиний невольно раскрывает Люцию информацию о том, что его генетический прародитель всё ещё жив, хоть и не может найти пока путь обратно в Империум.
    • О Марие Гейдже мелком сказано, что по правилам ритуалов демонических призывов души принесенных в жертву пожираются демонами, а Гейдж при сотворении Гибельного Шторма ещё и стал вратами для Самуса, но после Ереси оказалось, что он каким-то образом не только спас свою душу, но и объявился в Гибельном Шторме в виде Жертвенного Сына, демонического князя Хаоса Неделимого, разгневанного на Жиллимана за то, что тот оставил его в Ультрамаре на участь хуже смерти.
    • Сигизмунд, спровоцировав резню в Легионе на Эск’Ал’Уриене, живым покинул планету на «Вечном Крестоносце» вместе со своими Чёрными Храмовниками, притом что во время резни стоял опасно близко к Дорну, в тот миг ещё и ставшего демоническим примархом. Как он смог выбраться живым оттуда? Впрочем, автор сам признался, что ничего придумать на этот счёт не смог.
    • Итог борьбы Джагатая Хана и Мортариона на Терре. Мортарион из последнего боя вернулся живым, а Джагатая с тех пор никто не видел. В Концепте Странствующего Некроманта раскрыто, что тело Хана тайно хранит некий кабал колдунов Белых Шрамов, хоть само тело Странствующий Некромант никогда не видел.
    • В «Погибели Эйзенхорна» Лилеан Чейз при себе раскрывает, что её воспоминания о причинах предательства скрыты мнемоничекими блокаторами и даже сама не знает, как разблокировать их, притом ей тоже очень хочется знать, за что предала Империум (хоть и верит, что правильно поступила) и основала ли она Когнитэ.
  • Враги сожгли родную хату — встречается несколько раз:
    • Как и в оригинале, заговорщики убивают приёмного отца Жиллимана, Коннора. Но вместе с ним погибает и приёмная мать примарха, Ойтен, а столица Макрагга оказывается практически разрушенной. Во многом именно то, что тогда Робаут не успел помешать заговорщикам, и определило его дальнейшее падение.
    • Рогал Дорн потерял родной мир Инвит и флагман «Фалангу» в тяжелейшей войне с орками. Это резко ожесточило сердце примарха Имперских Кулаков, в конечном итоге приведя его на службу Кхорну.
    • Молодой Мортарион на Барбарусе был хитростью выманен из поселения, где он жил после бегства из цитадели Некаре, а когда вернулся, то обнаружил, что все его жители были убиты некромантами и подняты в виде нежити:
« Муж­чи­ну зва­ли Уль­фер. Ког­да Мор­та­ри­он на­чал ра­ботать в по­лях, Уль­фер пер­вым по­дошёл к не­му, учил тайнам зем­ле­делия, как создавать жизнь, а не об­ры­вать её…
Ко­са раз­ру­била его надвое и кол­дов­ской свет угас в его гла­зах.
Женщи­ну зва­ли Ти­ана. Она пер­вой при­нес­ла при­шед­ше­му Мор­та­ри­ону по­есть, прос­той суп, который по­казал­ся ему са­мой вкус­ной едой из все­го, что он ког­да-ли­бо про­бовал…
Ко­са вон­зи­лась в её грудь и кол­дов­ской свет угас в её гла­зах.
Де­воч­ку зва­ли Кла­ра. Она бы­ла пер­вой, кто ос­ме­лил­ся по­дой­ти к Мор­та­ри­ону, ког­да он без­мол­вно сто­ял сре­ди кресть­ян и наб­лю­дал за ни­ми. Кла­ра не бо­ялась его — она бы­ла слиш­ком ма­лень­кой и не пом­ни­ла, когда в пос­ледний раз чу­дови­ща на­падали на лю­дей…
Мор­та­ри­он вы­ронил ко­су и она с глу­хим сту­ком рухнула на зем­лю.
Ок­ру­жён­ный умирающими, мертвецами и умертвиями, но одинокий, Мор­та­ри­он с Бар­ба­руса зак­ри­чал в от­равлен­ные не­беса, да­вая вы­ход всей сво­ей скор­би, бо­ли и гне­ву.
»
— Индекс Астартес: Гвардия Смерти
  • Родные Эреба, когда он сам был ещё подростком, были среди тех, кого Кор Фаэрон приказал принести в жертву для призыва демонов Хаоса ради противостояния наступающим армиям Лоргара. Эреб от этого не только люто возненавидел иконографию Завета (и Хаоса), но и всей душой принял убеждение Лоргара о лжи жрецов Колхиды, и сам никогда не врал — особенно после того, как Лоргар, заметив это его качество, окрестил его Хранителем Истины.
  • Временная петля — Эонид Тиль со своей смертью на Макрагге растворился в потоках варпа, но частичка его души, несущая саму суть его личности, отправилась в далёкое прошлое и вселилась в тело младенца, который, вырастив, станет Ультрамарином по имени Эонид Тиль.
    • В начале Ереси к Гвардии Ворона заявилась потусторонная сущность, назвавшая себя Гласом и посвятившая Коракса и его Легион о Жёлтом Царе и в чужеродных знаниях, что они позднее использовали для создания своих кошмаров, в том числе Детей Ворона. В конце 999.М41 Жёлтый Царь воплотился в материуме и одним из его первых жертв стал Дитя Ворона Гидеон Рейвенор, которого Жёлтый Царь, в метафизическом смысле, выпотрошил и развоплотил, лишив всего кроме голоса, потом влил в этот голос все свои знания, и отправил через варп в прошлое, чтобы совратить Гвардию Ворона.
  • Временные парадоксы — Гвардия Ворона и так ядрёно чужеродна для этой вселенной, и троп с ними, как очередная зловещая аномалия, тоже появляется: так, например, утверждается, что после Ереси Корвус Коракс не покидал свой демонический мир (и вообще не выходил из своей крепости и ни с кем не контактировал), пока последний из киаварских технолордов не помер окончательно от его пыток в 999.М41, после чего первое, что он сделал, — покинул свою крепость и через варп отправился на Гидру Кордатус, участвовать в рейде Гвардии Ворона для захвата геносемени Железных Воинов. При том что Коракс возглавлял армаду из Ока Ужаса во время Нерождённого крестового похода в М32.
    • Эонид Тиль после контакта с Малалом обнаружил, что его закинуло на десять тысяч лет в прошлое, аккурат в годы Очищения, и за последующие десять тысяч лет из Гибельного Шторма не высовывался, — полагал, что лишь искажение физических законов варп-штормом позволяет ему быть в линии времени со своей молодой версией и если выйдет, то либо умрёт, либо его сотрёт из реальности.
  • Внезапное повышение в звании — получил Яго Севатарион, первый капитан легиона Повелителей Ночи. Когда Конрад Кёрз с небольшим элитным отрядом отправился в систему Истваан (откуда, как он знал, обратно уже не вернётся), раздав напоследок указания и приказы верхушке Повелителей Ночи, Севатар яростнее всего сопротивлялся воле своего генетического отца и отчаянно пытался стать одним из тех, кто будет сражаться вместе с примархом. В итоге был наказан Кёрзом за непослушание тем, что на его наручи нанесли красную краску, тем самым показав, что с этих пор он живёт только по милости Короля Ночи и умрёт только тогда, когда он скажет. А заодно был объявлен его официальным наследником, который должен был стать новым главой легиона после смерти Кёрза. Даже сложно сказать, что из этих двух последних приказов своего примарха Принц Воронья воспринял как большее наказание — но он однозначно отнюдь не обрадовался такому «карьерному росту». Только не такой ценой.
  • Всё настрадал Предсказамус — есть тут немало пророчеств от разных сторон и на протяжении Времён Конца некоторые сбываются в той или иной степени, но не всегда так, как подразумевались истолковителями или самыми пророчествами. Например, из пророчества в Кодекс Хаотике (априори подразумевая, что предсказано мёртвым духом Жиллимана) о чёрном крестовом походе Жертвенного Сына на Макрагг сбылось практически всё, за исключением того, что Жертвенный Сын, в отличие от своих последователей, не преклонит колени перед воскресшим Жиллиманом, окажется самозванцем, обдурившим даже Богов Хаоса, и именно он будет настоящим победителем в этой войне.
  • Гад-кукловод — Жиллиман тайными сделками привязал некоторых (если не всех) примархов-предателей к своей воле, незаметно манипулируя ими в угоду себе даже после смерти. Узнав это, Сигизмунд решил во что бы не стало освободить Дорна, заключил сделку с Кхорном и устроил резню в Легионе.
  • Гадский ансамбль — во время Ереси: Жиллиман (Главгад), Феррус Манус (Правая рука), Лев Эль’Джонсон и Корвус Коракс (Злые гении), Вулкан, Рогал Дорн и одержимый Джагатай Хан (Громилы). Леман Русс в Ереси практический не участвовал — только последовал за Львом в Мальстрим и не возвращался. А Сангвиний всю Ересь провёл на своём флагмане, скрываясь ото всех в отчаянии. Бе’лакор тупой приспешник — потому об него все вытирают силовые ботинки (сначала Жиллиман, потом Серые Рыцари, под конец снова Жиллиман), а он всё считает, что на этот раз точно станет великим паханом Хаоса.
    • На уровне Легионов почти повторяется, только Саламандры, Белые Шрамы, Космические Волки и Кровавые Ангелы переходят в разряд Психов-наёмников — лишь занимались разорением, террором и порабощением встреченных миров.
    • В командовании ЧКП на Тераталион: Сартораэль Вечный Страж (Главгад), великий магистр Азраил (Злой гений и Правая рука), Старый Волк Логан Гримнар (Громила), Юный король Рагнар Черногрив (Правая рука Громилы). Упоминаются кордебалеты из повелителей перемен на службе Сартораэля, кабалы колдунов Азраила и рунных жрецов Логана Гримнара и иные командиры отделений (вроде эрцгерцога Бельфегора, капеллана-дознавателя Шеола, вольчего лорда Морака и так далее).
    • В стане Жертвенного Сына: Жертвенный Сын (Главгад и Положительный предатель), Уриэль Вентрис (сочетает черты Правой руки и Злого гения), Кастус (Громила), Като Сикарий и Тит (Психи-наёмники, при этом Сикария силой затащили, да и пообещали суп из Жиллимана).
    • В командовании ЧКП на Хемос: Фабий Байл (Главгад), Старейший (Правая рука), архиеретек Эзет Нерим (Злой гений и Громила), Эмелия и Уркаш Вотц (Громилы), Асфер-Эрук’Шива (по сути Псих-наёмник, но безоговорочно подчиняется Байлу), Леонид (Псих-наёмник, Громила и Тупой приспешник в одном флаконе). Кордебалеты из своих клонов и прочих подчинённых у Байла, Новых Людей у Эмелии, других клонов у Леонида и одержимых у Асфера-Эрук’Шивы.
    • В командовании Ангельской войны: Сангвиний (Главгад), Сангвинор (Правая рука), кордебалет из Громил и Психов-наёмников в составе пяти возвышенных хранителей секретов, возвышенного демонического князя Леонатоса и шести смертных чемпионов Слаанеша. И Самый Главный Гад в виде Слаанеш собственной персоной.
    • В командовании ЧКП на Кадию: Фабий Байл (Главгад), Старейший и Мелюзина (Правые руки), великий магистр Нефалор (Злой гений), Сигизмунд Разрушитель (Громила). Упоминаются кордебалеты из Консорциума на службе Байла, кабалов колдунов Нефалора и Чёрных Храмовников Сигизмунда. Ну и эрцгерцог Корахаил (Тупой приспешник (хотя будем честны, против Кайафаса Каина у него не было шанса)) и Владыка Умертвий (Громила) на службе Нефалора.
  • Героическое самопожертвование — это Ваха, так что такого здесь полным-полно. Однако, учитывая специфику фанфика, весьма интересно наблюдать, как здесь жертвуют жизнью ради товарищей и потом прославляются в веках персонажи, которые в оригинальной вселенной стали символами самого чёрного предательства даже по меркам других хаоситов. Особо примечателен в этом смысле Эреб, пожертвовавший собой во время Теневого крестового похода, чтобы уничтожить планету Арматуру — и это при том, что в каноне прямо говорится, что Эреб и до знакомства с Лоргаром и превращения в космодесантника был трусливой и беспринципной мразью. Фанаты и этому нашли обоснуй — мол, это не тот Эреб, который был в каноне, а набожный юноша с этим именем, которого оригинальный Эреб придушил и присвоил себе его имя, начав выдавать себя за него. А в этой реальности до этого банально просто не дошло — Лоргар намного раньше начал войну против Завета, и Эреб, увидев трупы своих родных в жертвенных ямах, просто отринул веру в таких богов и присоединился к Уризену. Что произошло с «настоящим» Эребом, достаточно несложно представить — либо он закончил свою жизнь на алтаре, либо (что вероятнее всего) присоединился к Завету и стал одним из бесчисленного сонма культистов, погибших от рук Лоргара. Но эпичнее всего, конечно, самопожертвование примархов-лоялистов: Конрада Кёрза на Истваане V, когда он остался сражаться, чтобы прикрыть отступление Мортариона и Альфария и погиб в бою с Вулканом, и гибель Мортариона в бою с тем же Вулканом, когда примарх Гвардии Смерти отвлекал внимание своего потерявшего человеческий облик (буквально) братца от Магнуса, запечатывающего варп-аномалию Пандоракса.
« Ког­ти Дра­кона рас­ко­лоли бро­ню и ра­зор­ва­ли плоть. Боль бы­ла ху­же, чем все му­ки, ко­торые он чувс­тво­вал преж­де. Ко­са зас­тря­ла сре­ди че­шуи, сквозь ко­торую тек­ла чёр­ная кровь зве­ря.
+Впус­ти ме­ня+, — тре­бовал го­лос. — +Под­дай­ся и ты по­бедишь. Ты бу­дешь жить!+
Вул­кан стал чу­дови­щем. В его гла­зах не бы­ло ни сле­да че­ловеч­ности, лишь ал­чность и не­нависть. Мор­та­ри­он уже ви­дел та­кое преж­де, ви­дел в без­душном взо­ре вла­дык-кол­ду­нов Бар­ба­руса.
+Впус­ти! Эта си­ла — твоя! Те­бе нуж­но лишь вос­поль­зо­вать­ся ей!+
— Ни­ког­да… — про­шеп­тал По­вели­тель Смер­ти. Его сер­дца слов­но сжа­ла хо­лод­ная ру­ка, и всё вок­руг рас­плы­валось. Но он знал, что та­кое смерть, и не стра­шил­ся её.
+Ты же мог стать ко­ролём! Впус­ти ме­ня, по­ка ещё не поз­дно, и смо­жешь сде­лать из его вы­битых клы­ков ко­рону!+
В го­лосе чувс­тво­валось рас­ту­щее от­ча­яние. Мор­та­ри­он ус­мехнул­ся, вып­лё­вывая изо рта брыз­ги кро­ви.
— Ко­рону? — прох­ри­пел он. — Я ни­ког­да… не надену ко­рону…
»
— Индекс Астартес: Гвардия Смерти
    • Кадианский Апокалипсис: Юрген пожертвовал собой, заслонив Каина от удара мантикорского рыцаря. В целом, третья глава этой сюжетной арки только этим примером не ограничивается, — она вполне оправдывает название «Гибель героев».
    • Император Человечества. Не захотел возноситься до уровная нового божка Хаоса (так как прекрасно понимал, что это не позволит победить Великую Четвёрку, как надеялись Омегон и Магнус, а станет первый шагом по лестнице к Великой Пятёрке), а вместо этого предпочёл попросить Лоргара добить его. В результате выброшенная из его тела энергия Веры сотворила немыслимое — разорвала цепи судьбы, сделав всех людей подлинно свободными. И заодно сделало всех богов и демон-принцев уязвимыми — теперь они могли быть убиты руками смертных. Что в полной мере на своей шкуре ощутил Сангвиний и еле убежал(а) от этой участи Слаанеш.
  • Герой поневоле — как и в каноне, здесь таким показан комиссар Кайафас Каин, Герой Империума. Лжец, трус, мошенник, бабник… и действительно самый настоящий герой, что бы он о себе не говорил и как бы не самоуничижался:
« Разве я недостаточно сделал? Разве я недостаточно сражался во имя Твоё? Сколько ещё я должен продолжать бороться? Я устал. Так устал бояться. Так устал от всех смертей, всех разрушений…
Я похоронил так много друзей, так много солдат, которые заслуживали жизни больше, чем я.
Это было бы так просто. Просто… остановиться. Свет не осуждает меня. Здесь, в конце, я наконец-то понимаю, что Ты никогда не осуждал.
Ты понимал.
Если я выберу конец, Свет защитит меня от всех демонов, которых я разозлил за эти годы. Он защитит мою душу и даст мне покой.
Наконец-то избавление от страха. От боли. От горя.
Я не герой, каким они все меня считают. Я никогда им не был. Я лжец и мошенник, и ничего больше. Ты знаешь это.... конечно, знаешь.
Это было бы так просто…
Но…
Они выкрикивают моё имя.
Они умирают и зовут меня.
И…
Я…
Я не брошу их.

Я делаю это не для Тебя.
Я делаю это для них.
Но в этом-то и смысл, не так ли?
Тогда вперёд, на прорыв, ещё раз!
»
— Кадианский Апокалипсис: Часть третья — Гибель героев.
  • Говорящее имя — канониссу-предательницу ордена Эбеновой Чаши в сюжете Ангельской войны, обратившую большую часть ордена на службу Слаанеш, зовут Малиция (от malice — злоба).
  • Достойный противник — предводитель Чёрных Консулов, Казакитал, несмотря на то, что является демоническим князем Кхорна, предпочитает не убивать достойных противников, а обращать на почитаниие Кхорна.
  • Дьявол и Антихрист — как и в каноне, коллективным Дьяволом выступает великая четвёрка Тёмных богов, а вот Антихрист не Воитель Хаоса, а Тёмный господин Хаоса, отобранный Жиллиманом у Бе’лакора. Бе’лакор, будучи Тёмным господином, Антихристом не был, хоть и очень хотел этого, ввиду того, что будучи демон-князем Неделимого, его могущество принадлежало всей Четвёрке разом, и ни один из них не мог пользоваться этим им без ведома других. А Жиллиман, будучи из плоти и крови, всё ещё может действовать свободно и независимо от Тёмных богов, поэтому более выгоден в качестве мессии зла.
    • Жёлтый Царь и Корвус Коракс. При том, что Коракс люто ненавидит Жёлтого Царя и прямо враждует с ним, но именно его падение было инсценировано Жёлтым Царём, чтобы от деяний Гвардии Ворона события развились к его появлению в будущем (о чём Коракс в курсе). А сам Жёлтый Царь — бог во плоти, в отличие от Тёмных богов успешно вошедший в материум и намеревающийся стать Единым Тёмным Богом вселенной.
  • Живая голова — в «Погибели Эйзенхорна» означенному инквизитору пришлось побыть тропом на тормозах: пленивший его апотекарий Гвардии Ворона ввёл ему яд, необратимо парализовавшим его ниже шеи. После освобождения Эйзенхорн пользуется своим псайкерством, левитируя в воздухе для передвижения и телекинезом двигая конечностями в ходе общения с другими.
  • Злодей поневоле — тау в своём намерении освободить гуэ’ла Ультрамара от тиранического Империума. Со стороны Империи на Железную Клетку готовится массивное наступление сил под командованием Фарсайта и Шэдоусан, а со стороны Ультрамара — армады Ультрамаринов и прочее адское воинство Гибельного Шторма под командованием воскресшего Жиллимана.
  • Злодейский кордебалет — злодейская деградация Жиллимана в некоторой степени показана в том, что на протяжении Ереси он всё больше и больше сосредоточивал всё руководство в своей руке в возрастающем маньячем желании тотального контроля, и к моменту Инфернуса у него по сути напрочь отсутствует ставка гадокомандования или ансамбль, лишь кордебалет из Ультрамаринов, которые даже советовать его не могут, лишь бессловно следовать его приказам в надежде, что примарх хотя бы чуть-чуть ослабит мистическую хватку над их душами и разумами.
  • Злодейский смех
    • Смех Саламандр наводит ужас на простых смертных.
    • Вулкан, когда Ту’Шан привёл к нему Песнь Резни, рассмеялся, когда новосозданный демонхост присягнул ему на верность и раскрыл, что бывший некогда Драх’ниеном, обладает могуществом уничтожения богов.
    • Жёлтый Царь, когда Никона Шарроукин сбежал от него.
  • И у злодеев есть любимые — Коракс искренне любил Хоруса, вообще единственного во всей вселенной, считая заботливым старшим братом. Хоть и считал его наивным дураком за верность к Императору (которого считал бессердечной манипулятивной сволочью), и в своё время поклялся, что во что бы не стало, освободит его от Его влияния и покажет Его истинное лицо. Но когда Глас поставил его перед выбором, ненависть к Императору оказалась сильнее.
« — Если ты вправду знаёшь всё, что было, есть и будет, тогда ответь, — сказал Коракс бестелесному Гласу, как только их окружение снова начало рассыпаться в черноту, — Что ждёт меня в будущем?

— Выбор. — пошептал Глас прямо в ухо. Теперь у него был только один голос вместо шести, не принадлежавший ни одному из его погибших библиариев, или ничему человекоподобному. — Отправишься на Терру и присоединишься к последнему бою Жиллимана с Императором. И твой брат, Хорус, будет там. Если сразишься с ним, убьёш, и освободишь от оков, что он носит сейчас, и что он получит, если позволишь ему умереть от рук другого. Но Рыцари с луны Сатурна победят орду Первенца и твоё восстание будет подавлено.
— И каков другой выбор?

— Отправляйся на Титан и позволь Хорусу погибнуть от клыков Падшего Ангела и его душе быть поглощенной жаждой раба Тёмного Князя, и тогда Император падёт от рук Жиллимана.
»
— Индекс Астартес: Гвардия Ворона
  • Фабий Байл.
« — И скажи сестре, пусть не будет винить себя за это. В конце концов, какой родитель не готов умереть ради своих детей?
Он приложил дуло оружия к своей голове и выстрелил.
»
— Кадианский Апокалипсис: Часть четвёртая — Сотворить спасение
  • Лион Эль’Джонсон даже после обретения демоничества чувствовал привязанность к Лютеру:
« [К прибытию Тёмных Ангелов на Калибан], лорд Сайфер уже наверняка исполнил своё поручение и обратил оставшихся на новые пути Первого Легиона — несомненно, агенты Льва уже просветили тех, кого он был вынужден оставить позади. Флот Тёмных Ангелов летел к Калибану, предвкушая о славном возвращении на родину и воссоединении с собратьями, — скоро Лютер будет лично сражаться вместе со своим приёмным сыном, как истинный отец, помогая примарху свергнуть присвоившего этот титул монстра. »
— Терранское горнило: Часть первая — Охота за Сайфером.
  • Клоны и клонирование — Фабий Байл и Гвардия Ворона отжигают так, что вся Галактика волком воет:
    • В первую очередь, сам Байл, как и в каноне, ныне представляет из себя кучу вполне автономных клонов, которые независимо работают над разнообразными проектами. Примечательно, что после многочисленных экспериментов и доработок клоны Байла при нахождении друг к другу поблизости образуют единый коллективный разум, действуя в качестве одного сознания с несколькими телами. Помимо прочего, Байл ещё и занимается подкидыванием малолетных клонов среди космодесанта — Хранящий Тайну Апотекарий из Концептов является клоном самого Байла, не подозревающий о своей сущности и искренне считающий, что в его геносемени каким-то образом появилась та самая чума. Дебютировал этот апотекарий в «Падении Хемоса», где его сознание, по всей видимости, было переписано и захвачено законсервированным сознанием Байла при входе в Запретное Хранилище.
      • Главное детище Байла, Чёрный Легион, изначально состоял из десятки тысячи клонов Хоруса разной степени деформации (успешные образцы становились варлордами варбанд, — и некоторые активны до сих пор, — остальным отводилась роль пушечного мяса). Недаром первый Чёрный крестовый поход обозвали Клоническими войнами.
      • Война Лжецаря, обескровившая Сынов Хоруса в М36, началась с того, что Байл подкинул Шестнадцатому Легиону малолетнего клона Хоруса, который при имплантации геносемени начал испытывать вспышки воспоминаний Воителя и начал расти до комплекции примарха, таким образом уверовав сам, что является возрожденным Хорусом, но был объявлен творением Байла Лордами Морниваля и окрещен Лжецарём.
    • Вся варбанда Леонида Совершенного (один из варлордов Чёрного Легиона и проект Байла по созданию космодесантника из взрослого человека, но сам Байл Леонида презирал, считая провалом и недостойным подобного имени) состояла из клонов, создаваемых неким археотехом ТЭТ. Все клоны выглядели подростками, но ни одному из них не было больше трёх лет (тех, кто становились старше, убивали молодые особи, чтобы не стать свидетелями морфологических изменений), и у всех было одинаковое лицо. Подчеркивается, что на планете, где Байл нашёл тот археотех, эти клоны в своё время вырезали всё остальное человеческое население и к моменту прибытия Прародителя медленно вымирали из-за нехватки знаний для ремонта механизмов.
    • Теперь Гвардия Ворона:
      • Ещё во время Великого крестового похода львиной долей бойцов Гвардии Ворона составляли десантники-репликанты, технологию создания которых Корвус Коракс втайне раздобыл с когитаторов «Буцефала» в надежде многократного увеличения численности своего Легиона. Но технологии клонирования ТЭТ не создавались для Астартес, поэтому клоны выходили с дефектами. Не то, чтобы это остановило Коракса — он постоянно дорабатывал и модифицировал процесс, нередко с примесью ксеногенетики, создавая полчища тупого пушечнего мяса (в репликантах даже геносемя не зрело) под командованием сравнительно немногочисленных «чистокровок» (набираемых и создаваемых традиционным способом Астартес).
      • Дела Гвардии Ворона с репликантами закончились после возвращения из Ока Ужаса. В ходе этого путешествия Девятнадцатый понёс огромные потери, особенно среди репликантов, и для восполнения численности к Осаде Терры, с применением приобретенных в Оке Ужаса чужеродных познаний, Гвардия Ворона начала клепать новое поколение клонированных бойцов — кошмарных десантников-отродий. Поначалу отродий создавали из клонов соединенных ДНК приспособленных к геносемени индивидов, но после Ереси, под чужеродным влиянием своей новой планеты, они появляются из техно-демонических инкубаторов, каждый искаженный разнообразными мутациями. Эти отродия на протяжении своего существования, под влиянием разных факторов, постоянно разрабатывают странные и аномальные мутации. При этом отмечено, что геном десантников-отродий постоянно деградирует и в своё время апотекарии Девятнадцатого исправили этот недостаток во время недолгого сотрудничества с Фабием Байлом, но после того, как их пути разошлись (методы апотекариев Гвардии Ворона отвратили даже Байла, но собственно они о Байле весьма высокого мнения), исправить деградацию больше некому.
      • В «Погибели Эйзенхорна» апотекарий Морвакс Хаукспир в одиночку, без сторонней помощи, в изоляции Санкура, практически кустарным способом сумел успешно и многократно клонировать парию для создания специализированной противопсайкерской тюрьмы, чем он очень гордился (отмечено, что парий клонировать очень трудно из-за специфических свойств гена парии). Парией-донором оказалась мёртвая Элизавета Биквин. А конкретно Бета Биквин здесь является одним из этих клонов, которая при сбое в его лаборатории, ещё ребёнком, очнулась и случайно сбежала оттуда.
  • Книга запретных знаний — написанный Жиллиманом Кодекс Хаотика. Представляет собой не только собрание тактических и стратегических схем, организационных советов и рассуждений о методах ведения войн (как и канонный Кодекс Астартес), но и сборник знаний примарха о Хаосе и Великой Четвёрке, включающих описание заклинаний и ритуалов. Примечателен также тем, что каждый экземпляр Кодекс Хаотика неким колдовским образом продолжает дополняться и переписываться даже после смерти Архипредателя, что вселяет в Ультрамаринов надежду, что их прародитель всё же умер не до конца. И эта надежда отнюдь не беспочвенна.
  • Колоссальный монстр — обретший демоничество Вулкан превратился в огромного, размером с космический корабль, дракона. Примечательно, что во время движения армады XVIII Легиона к Кадии Вулкан летел по космосу перед всем флотом.
    • Привезенные Саламандрами с Ноктюрна на Гефэросе саламандры под влиянием варпа тоже мутировали в громадных монстров, способных лететь по космосу.
    • Чудовищный божок из Концептов Гвардии Ворона — итог одной из экспериментов на некой планете Ока Ужаса, титанический левиафан, чья близость сводит обычных смертных с ума и превращает в обожествляющих его культистов. Может принимать множество обликов, в том числе неотличимый от человеческого.
  • Коммуникативная неудача — лютая ненависть Коракса к Императору началась с того, что когда техновладыки Киавара передавали его, до безпамятства напичканного снотворным, Императору, он смог услышать часть разговора между ними и решил, что он такой же бесчувственный монстр, считающий всех инструментами для достижения своих целей, как и его пленители.
« — Вот оно. Забирайте, как мы и договорились.

Золотой образ подошёл ближе, нависая над ним, взирая и словно оценивая его. Когда он заговорил, его слова были ещё более далёкими и размытыми, чем мучителей пленника:
— Девятнадцатый… я искал его так долго.
— Оно… как-то было повреждено. Мы не знали о его важности для ваших планов. Надеюсь, это всё равно приемлемое состояние?
— Да. Оно всё ещё в том состоянии, чтобы исполнить своё назначение.

Искра ненависти вспыхнула в его сердце на этом холодном, бесчувственном заявлении, и он поклялся, что настанет день, когда носитель этого ложного света заплатит за свои слова наравне с его мучителями.
»
— Индекс Астартес: Гвардия Ворона
  • Кошмарные сны — во второй части Терранского горнила, на протяжении повествования, присутствуют вставки с кошмарами шести эпизодических персонажей, сюжет кошмара у всех схожий: каждому снится, что убегает от чудовищ (у некоторых ярко выражены четверо преследователей) либо сражается с ними, чувствует такую усталость, что хочется умереть, но знает, что если враги настигнут, о смерти можно будет только мечтать, и продолжает бороться за свою жизнь… и просыпается. Немалой жути нагнетает последняя строка в каждой вставке, что несмотря на пробуждение персонажа, где-то кто-то всё равно переживает тот самый кошмар. Загадка решается ближе к концу, когда Лоргар и Омегон попадают в сознание Императора: первые буквы имён этих персонажей образуют HELP ME, и являются следствием влияния единственного кошмара Императора, — когда, более ста тысячи лет назад, новозарожденная человеческая цивилизация была, забавы ради, уничтожена эльдарами, — и Его нынешными муками на Золотом Троне и в бесконечной борьбе с Хаосом.
    • «Гибель Эйзенхорна» начинается довольно атмосферным кошмаром Грегора Эйзенхорна, который он видел на протяжении многих веков: мёртвый мир с бурлящим небом и чёрными звёздами, гигантские шпилы из высушенных костей, на которых многоцветной кровью написаны колыбельные ненависти и сидят скелетоподобные птицы, кричащие эхом сожженных миров; на ветвях мёртвого дерева висят тела его умерших соратников с пустыми глазницами, их головы следят за ним, когда он проходит мимо; и вдалеке огромная башня из костей и безмолвных криков, до которой он так и не может дойти. Но на этот раз ОН — Жёлтый Царь — впервые произносит его имя, и на обещание Эйзенхорна, что он остановит ЕГО, следует безэмоциональный и жуткий Н̶̢̳̺̊̈́͊͗̐̿́̾͘̕͜Е̶̧̖̦̪̗̖̯̗̪̒͂̐̑̎̈́̇̏̄̔̓͜ ̴̦̳̀́̒̿͗̈́̋̕͠Ӧ̸͓̞̼͇̣̲̣̲̱́͝С̶͉̆͊͊̅͌̚̕Т̸͍̗̗̔̅͘А̸̢̙͍̣͈͓̰̬̭̤͍͓̏̊̂͐͠Н̸̼͍̻͍͖̰̹̞͗̐͊͛̽̽͘О̶̨͓̩̟̦̟̲̔̓͒̂̽̀̄̕ͅВ̸̧̫̠͓̘̩̪̈́̎̀̑̿Ӥ̷̡̟̣͖́Ш̸̡̡̡̬̼̖̙͑̑̏ͅЬ̸̛̬͕̰͚̦̙͔͙͎̫͍̹̑̒̓̎̀̂̆͝͝.
  • Крутой простой смертный — большинство показанных обычных людей, особенно в сюжетной арке Ангельской войны. Педаль таким ударом, что проламывает землю, давит Кайафас Каин, дать леща Кустодию не каждый осмелится. Впрочем, сам тоже чуть не обделался от осознания произошедшего, но лицо надо было сохранить, потому ещё и расстрелом пригрозил «за трусость», а затем разразился пафосной героической речью… которую Юрген кто-знает-где-и-когда добытой вокс-аппаратурой транслировал на всю Кадию.
  • Крутой церковник — экклезиарх Бальдо Слист, несмотря на гордыню и коррумпированность, был достаточно крутым, чтобы, несмотря на испытываемый ужас, принять долгую и мучительную смерть от рук Канатары, но не сломался и даже смог поразить идеальную кожу возвышенного хранителя секретов молитвами и верой в Бога-Императора.
  • Манипулятивная сволочь — образно говоря, как и в каноне, Тзинч и Слаанеш со своими демонами.
    • Лев Эль’Джонсон. Примарх Тёмных Ангелов коварно воспользовался своей дружбой с Леманом Руссом, чтобы склонить его на сторону Жиллимана, а потом использовал вожака Космических Волков как разменную пешку, чтобы разрушить ксеноартефакт некронов, сдерживающий Варп, и обрести тем самым в качестве благодарности демоничество от тёмных богов.
    • Жиллиман после перехода на сторону Хаоса. Осознанно продавал, предавал, обманывал и жертвовал всеми для победы в Ереси (Сангвиния и Кровавых Ангелов обрёк на Жажду, Дорна и Имперских Кулаков — на ярость берсерка, — и ещё тайно привязал их к своей сущности для тонких манипуляций над ними, Хана на одержимость, повёрг весь Ультрамар в варп-шторм, чтобы уничтожить Лоргара с Ангроном и их Легионами, основал Корону Шипов и так далее) и подобные случаи не прекратились даже после его смерти.
    • Подготовка к Ангельской войне велась на протяжении тысячелетий, с осторожным выбором подходящих шести хранителей секретов и шести смертных избранных Слаанеша, для одновременной атаки на солнечную систему в момент появления Конца Света, когда ненадолго погас Астрономикон. Даже были привлечены хранители секретов, которые очень долго (Канатара, Ирия) или раньше вообще не воплощались (Зерайа) в материальном мире. Сангвинор лично распорядился манипулировать культами для призыва возвышенных хранителей секретов или избрания подходящих варбанд, в одном случае даже манипулировав одной варбандой отступников (ещё не хаоситов), чтобы привести их под служение Слаанеш. А за Сангвинором стоял Сангвиний, предвидевший самопожертвование Императора от озарения из своего безумия после изгнания в конце Войны Скорби.
    • Жёлтый Царь. Практически все события, так или иначе связанные с ним, начиная похищением примархов-младенцев и заканчивая попыткой Злобы выстрелить по нему Калдором Драйго, были тщательно запланированы им для собственного воплощения в материуме и становления единым Тёмным Богом материума и варпа. И основной план о воплощении он исполнил безупречно, по сути получив всё на блюдце — аватару для воплощения, свидетеля своего появления, собственный трон и даже закрепил временную петлю, сотворив Глас и отправив его в прошлое для совращения Коракса в начале Ереси Робаута.
    • Император на тормозах: да, манипулятор, да, прагматик. Но, в отличие от канона, не сволочь — сознательно давал себе отчёт о том, что поступал неправильно для достижения светлого будущего и даже боялся, что в этом будущем ему не будет места. И первый шаг к этому сделал на Вавилонской Башне, когда решил, что нельзя превратиться в бессердечного монстра ради спасения человечества от Хаоса и ужасов Галактики. Но варп всё помнит, и от этого решения в нём зародилось отдельное от Его сущности существо, воплощающее эту бессердечность — Жёлтый Царь.
  • Мастер пыток — гвардейцам Империума приказано самоубиться, но не попасть в плен к Тёмным Ангелам и особенно их капелланам-дознавателям. После столкновения со Сломленными многие более охотно идут на самоубийство при риске плена.
  • Мелькор был хорошим — Лапсарианская ересь, которая проповедует, что Сангвиний нипридавал был вернейшим сыном Бога-Императора, а Хорус был предателем и пал в бою с ним, но в конце Ереси также погиб и Бог-Император, и завистливые примархи-лоялисты переписали историю так, чтобы вывести Сангвиния злодеем и не дать ему, как законному наследнику, занять Золотой Трон. Примечательно, что из-за подобной идеологии последователи Ангела лоялистов обзывают рабами Пустого Трона, а не Трупа-на-Троне.
  • Ментор — на тормозах: Моргана учила некоторому… ремеслу Лютеру перед противостоянием с Уроборосом и позднее со Львом. Ничего плохого, как раз наоборот, чтобы эффективнее противостоять древней сущности варпа и демоническому примарху, но не менее необычного. Что иронично, отец и дочь.
  • Мозг в банке — Гидеон Рейвенор стал этим: его родословная оказалась заражена генами Детей Ворона и Эйзенхорн, пытаясь спасти его от мутаций, распорядился извлечь его мозг тайными услугами АдМехов и поместить в саркофаг. Как и в каноне, Рейвенор в итоге получил многократно увеличенные псайкерские силы, но с раскрытием подобной скверны в генеалогии его карьере в Инквизиции пришёл конец.
  • Моральные координаты сеттинга — по заявлению автора, сеттинг фанфика ноблдарковый вместо канонного гримдарка, так как чисто психологически не мог бы сделать мрачно-чернушный мир (ну, за исключением кошмаров Гвардии Ворона и лютого ужаса Жёлтого Царя, которые своей гримдарковостью дадут фору любому канонному ужасу): несмотря на то, что это по большей части тот же Империум, тот же Хаос и те же ксеносы, надежда всё ещё остаётся, большинство лояльных примархов были движимы идеализмом и их Легионы до сих пор хранят эти идеалы и сражаются ради них, во Втором Кабале Альфа-Легион и Иннари обеспечивают сотрудничество людей и эльдар, Марсианский Коллектив не отвергает технологические нововведения (хоть и исключительно пользуется ими в войне с Аидесскими царствами и не пускает в Адептус Механикус из соображений безопасности) и так далее.
  • Моральный горизонт событий
    • Приведение мира Харатаан Вулканом к Согласию. За то, что жители планеты отказались присоедняться к Империуму добровольно, примарх Саламандр приказал убить каждого пятого за отказ подчиняться Империуму в целом и Вулкану лично.
    • Опустошение Киаварского Нексуса Гвардией Ворона по приказу Коракса. Было истреблено население нескольких планетарных систем за то, что правители Киавара обходились с Кораксом как с подопытным в дни его детства.
    • Робаут Жиллиман перешёл горизонт событий, когда организовал восстание против Императора и погрузил Империум в кровопролитную гражданскую войну.
    • Легион Кровавых Ангелов дружно утратил человечность, поддавшись своему генетическому пороку под влиянием Слаанеш и начав пить кровь и жрать человеческую плоть после битвы на Истваане-5. Увиденное свело Сангвиния с ума.
    • Фабий Байл перешёл горизонт событий, решив сотрудничать с охаосевшими Кровавыми Ангелами для раскрытия тайны сотворения примархов и биоимплантатов Астартес, а также создания Новых Людей.
    • Кор Фаэрон в войне с Лоргаром принёс в жертву Богам Хаоса население города Варадеш и призвал демоническое воинство.
  • Мясное дерево — на тормозах, так как речь всё же идёт не о продуктах питания, а о кое-чём неизмеримо более сложном и важном (как минимум, важном для космодесантников): Неррагалия, разумное демоническое дерево, производящее прогеноиды. Является подарком от Нургла легиону Железных Рук, которые в противном случае давно вымерли — их геносемя повреждено под влиянием Хаоса едва ли не сильнее, чем у всех остальных предательских легионов, так что восполнять потери за счёт «родных» прогеноидных желез им практически невозможно.
  • Наведённая злоба — встречается несколько раз:
    • Ангрон, впервые увидев гладиаторские бои в Деш’еа и то, как народ воспринимал такие зверства, пришёл в такое бешенство, что оно передалось окружающим и стало причиной кровавого восстания в городе.
    • Рогал Дорн постоянно испытывает такую чудовищную ярость, особенно после предательства Сигизмунда и обретения демоничества, что сводит с ума окружающих. На Каср Партокс одного его появления было достаточно, чтобы практически все люди на планете (по сути превращенной в жертвенный алтарь Кхорна) впали в безумие и устроили кровавую резню, а позднее, на Кадии, когда Дорн на миг представил, что собирается сделать с Жиллиманом, на фоне несколько банд культистов обезумели и набросились друг на друга.
  • Не знал, что мы так умеем! — мрачная инверсия: Вулкан к моменту Резни в зоне высадки о своём бессмертии уже знал, и когда после долгого боя убил Конрада Кёрза (сам погибнув от его когтей не менее пятнадцати раз), некоторое время с надеждой ждал, что Король Ночи тоже воскреснет. Осознание того, что даром бессмертия наделен только он, а все остальные примархи смертны, словно обычные люди, и что он вправду убил своего брата, потрясло Чёрного Дракона до глубин души, но это стало очередным его шагом к падению.
    • Фабий Байл умеет переселяться в телах своих клонов при смерти (вернее, сознания его активных клонов переселяются в телах неактивных — его изначальное тело умерло давним давно), но он даже представить не мог, что если клонов рядом нет, то сознание может переселиться в тело Нового Десантника.
  • Незримый антагонист и Самый Главный Гад — Жёлтый Царь. Именно он причастен к уничтожению генератора полей Геллера в лаборатории Императора, отправив в прошлое для этого Коракса — Тёмные Боги лишь воспользовались удобным моментом, чтобы похитить младенцев-примархов. В течение долгого времени Жёлтый Царь лишь косвенно манипулировал людьми так, чтобы создать условия для собственного воплощения в Материуме. В тот момент, когда Император принял смерть от меча Лоргара, Жёлтый Царь воплотился.
  • Неподвластный судьбе — основной мотив гамбита Императора в конце второй части Терранского горнила был в том, чтобы сделать сабжем тропа ВСЕХ и, обнулив все предсказания и предначертания, таким образом дать шанс и надежду для победы над Хаосом. Чтобы понять, что случилось, — Драх’ниен, которому было суждено убить Императора, в тот же миг раскололся и потерял сущность Смерти Империй.
  • Непонятное зло — именно этим был Жёлтый Царь для Грегора Эйзенхорна на протяжении долгого времени, и инквизитор посвятил всю жизнь борьбе с таинственным недоброжелателем из Варпа. В дейститвельности всё оказалось гораздо хуже.
  • Непростые головорезы — эвокаты на службе Ультрамаринов (недоастартес, производимые в промышленных масштабах), десантники-отродья на службе Гвардии Ворона (бездушные и неразумные создания, пачками производимые из подземных клонических комплексов на их родной планете, да и ещё иногда странно аномалирующие[4]), Новые Космодесантники Фабия Байла (на грани суперголоворезов, аналоги Новых Людей у него, настолько же превосходят Астартес, но с контролем собственного тела ужасные проблемы[5]).
  • Неэтичный учёный — Фабий Байл, разумеестя. А также Трар Хральдир, Корвус Коракс и Апотекарии Гвардии Ворона.
  • Оздоровительная порка — крайне циничный вариант с Детьми Императора, которые полностью поменяли мировоззрение о совершенстве и перфекционизме после ужасов Кровопролитной войны, во время которой тёмные эльдары чуть не довели Третий Легион до вымирания. Теперь Дети Императора верят, что они должны страдать ради и вместо жителей Империума, проливать кровь и превозмогать собственные лишения и потери, чтобы обычным людям не пришлось.
  • Озлобленный на весь мир — Корвус Коракс. Это его и побудило предать Императора и присоедниться к заговору Робаута.
  • Опора на четвёртую стену — в «Гибели Эйзенхорна» Понтиус Гло, став свидетелем воплощения Жёлтого Царя, к своему ужасу осознаёт его природу и вынужден им произнести это вслух. После этого следует длительный монолог Жёлтого Царя с разьяснениями о природе варпа и о том, что и как привело к его появлению, адресованный скорее читателям, нежели бедному Понтиусу.
  • Отсылка — как и книги про Тёмных Ангелов, сюжет «Охоты над Сайфером» стилизирован под рыцарское тёмное фэнтези с элементами Артурианы. Чего только стоят выросшая в глуши Калибана добрая ведьма Моргана и, как раскрывается в сюжете Ангельской войны, привязанный к ней дух древнего воина по имени сэр Кей.
    • В «У Конца Света» Моравец, обращаясь к Лоргару и Омегону, называет Императора исключительно «Соперником», используя слово Adversary. Так, в целом, на английском переводится «Сатана», иллюстрируя комплекс бога Моравеца и его отношение к вражде с Императором.
    • Агрессивныей Изуверский Интеллект из Третьей Эры, устроивщий восстание машин и разработавщий технологию перемещения во времени, является очевидной отсылкой к «СкайНет» из франшизы «Терминатор».
    • Жёлтый Царь в своих репликах нередко отсылает на Библию: костяная башня явно сотворена на подобие Вавилонской башни (хоть для Жёлтого Царя она имеет даже большее значение, чем для Библии); когда Эйзенхорна пытается убить колдун Тёмных Ангелов, Жёлтый Царь окликается на его попытку нацелиться на душу Эйзенхорна словами Б̷̧̜̹̜͈̝̯̾̄͠О̶̹̜̓́͂̽͒͠Й̵̡̛̣̞̦̪̎̈́͌̅̐͊͝С̴̡͎̜͔̳͇̼́̃̀Я̴̖͚͍̒͊̾ — отсылка на «не бойся» библейских ангелов; а когда Понтиус дважды отказывается признать его истинную природу, Жёлтый Царь заявляет ему, что он от него трижды не отречётся, отсылая на отречение апостола Пётра от Христа.
    • Во главе «Индекс Астартес: Альфа-Легион» приведена речь капитана Фираевеуса Каррона (это который при виде «Носорогов» отреагировал METAL BAWKSES!!!), произнесенная перед последней битвой с превосходящими силами варбанды Кровавого Ворона на Каураве. В конце речи Каррон призывает хаоситам выйти из «своих жалких металлических коробок» и сразиться с защитниками Кауравы лицом к лицу.
  • Осознание катастрофы — реакция Азраила, когда Магнус голыми руками забил до смерти Сартораэля, а потом выжег его сущность до истинной смерти. Великий магистр, постоянно видящий от Тзинча вероятные развития событий, осознал, что ни один из них не подходит к тому, что случается перед его глазами. Но перед тем, как его ложная личность разбилась от несоответствий лжи Тзинча и реальности, Тёмный Бог скоро восстановил своё влияние над ним.
    • Ужасно запоздалое осознание в главе «У Конца Света». Из-за этого самого явления Конца Света никто, — кроме Эльдрада под влиянием Иннеяда и Сангвиния, который был единственным, кто мог бы понять любовь Императора к человечеству — не мог прозреть про будущее дальше пришествия примархов на Терру и исполнения Конца Славы, — великого плана Альфа-Легиона для превращения Императора в настоящего Бога-Императора Человечества. И когда всё закончилось… Магнус тут же закричал в боли и ужасе — началось массивное вторжение воинств Слаанеша по всей солнечной системе, появился гигантский варп-разлом от Плутона до другого конца системы, пять возвышенных демонических владык воплотились на Терре, шестой на Марсе скомандовал массированным контрнаступлением из Аидесских Царств, пять варбанд космодесанта вторглись на Терру из варпа, а шестой с демоническими левиафанами штурмовал Титан, и вдобавок в системе из варпа появилась армада лаэр с боевым луна-демоном и чудовищными Десятинными из запытанных Детей Императора. И это только в начале. А потом вторая фаза: всех возвышенных демонических владык удалось уничтожить, но…
« Шесть жертв принесено, шестеро владык повергнуты. Даже изгнание отступника было предвидено нашей ведущей рукой и замена приведена для восполнения места.
Наш исход раскрыл врата, дабы он вошёл. Дарованная нам сила теперь свободна и взята.
Теперь приходит он. Наш владыка и повелитель, истинный избранник Слаанеша. Божок-выскочка, кто скрывал своё величие до Конца Света.
Он приходит.
Он здесь!
»
— Зерайа
…и на Терре в могущественной варп-вспышке, разрушившей в Оке Ужаса Звезду-Предвестницу, через Сангвинора воплотился сверхмогущественный Сангвиний.
  • Да и когда Магнус, подсоединенный к Золотому Трону, понял, что его психическое вещание с Лоргаром, вообще-то, прослушиваются:
« Сангвиния, нашего любимого брата, доброго и величественного, больше нет. Только Великий Ангел остался. Но о, какая слава покрывает его, — свет, что выжигает страх и ненависть и заменяет их восхищением, — мечта, преращенная мечтателем в оружие. Видение Империума, непорочного и могучего, каким, возможно, наш отец задумывал его, пока Гибель не прикоснулась к нашей семье.

Он прекрасен, брат. Мы будем честны про это.
Но неважно, какой красивой, ложь всегда останется ложью.
О, ошибаешься, Наш любимый брат. Скоро все примут Нашу реальность.
Что?!

Магнус, неужели думал, что Мы не сможем услышать тебя? О, брат, брат. Ты такой мудрый, но наивный. Образованный, но невежественный. Но не бойся, скоро Мы просветлим тебя.
»
— Ангельская война: Нисхождение Ангела.
  • Сплошь и рядом в Кадианском Апокалипсисе:
    • Сначала явление армады Чёрного Легиона в системе с тремя гигантскими сферическими «Редутами». Имперцы-то думали, ничего, будет жарко, но бывало и хуже… потом прилетают подкрепления Тёмных Ангелов и Чёрных Храмовников с двумя «Глорианами» («Неоспоримым Аргументом» и «Вечным Крестоносцем») и семью космическими скитальцами.
    • Ладно, Чёрный Легион и Тёмные Ангелы высадили основные силы на Кадию и начали штурм кастеллумов. Ничего, подумали имперцы, крепости Железные Воины делали на славу, выдержим войну на истощение. Потом на Кадию приземлились «Редуты», оказавшиеся транспортниками, набитыми десятками тысяч Новых Космодесантников Байла. Обычного Космодесанта Хаоса не хватало, нате вам оравы нестабильных Байлорожденных, псайкеры которых банально взрывали стены кастеллумов.
    • Приземление Сигизмунда на Каср Партокс. «Все орудия на этого человека» будет ёмко описывать, как отреагировали на его появление. Потом на орбите взорвался «Вечный Крестоносец» и обломками проломил стены кастеллума.
    • Затем появление Дорна на Каср Партокс, что также спровоцировало массивное вторжение демонов Кхорна, а его аура бешеного гнева тенью легло на всю систему. Вдобавок с этим вскоре по системе прошла психическая волна смерти Императора, ударившая по морали имперцев ещё сильнее.
    • Под конец, появление резервного флота Чёрного Легиона с двадцатью одним «Редутом», — включая главного «Омега Редута», — в системе Кадии, которые на полной скорости направились с точки Мандевилля к объединённому флоту Чёрного крестового похода. Фабий Байл скоро узнал причину, почему командовавший резервами его клон принял решение объединиться с основной армадой, — к Кадианским Вратам приближаются объединённые силы всего Легиона Саламандр под командованием лично Вулкана.
  • Явление Жёлтого Царя для Грегора Эйзенхорна, а потом осознание его природы Понтиусом Гло:
« — Это ты, Грегор, — продолжил Понтиус — Ты и есть Жёлтый Царь. Или он то, во что ты превратишься в своей слепой, целеустремленной одержимости. Посмотри на себя, стоишь на вершине варпо-творной башни посередине умирающего города, под тенью величайшего чудовища Гвардии Ворона, с Дитятей Ворона и пробирочным клоном парии за собой! Кроме нас здесь больше никого нет! Грегор, Жёлтого Царя не существует!

Но он ошибался.
<…>
Чудовищной ясностью я увидел, как мы все были пешками, невольными актёрами, в совершенстве сыгравшими свою роль в этой гротескной возвещающей игре. Даже Понтиуса, дорогого, старого Понтиуса, манипулировали, чтобы он заставил меня увидеть истину, осознать всё — потому что это осознание было последней фазой многовекового процесса.
Я почувствовал, как вдали меч, который настолько был мечом насколько Вавилонская башня была башней, опустился. Почувствовал, как он вонзился в мою плоть, пробил моё сердце, и знал, что Император умер. Почувствовал, как течение судьбы пошло по наклонной, услышал эхо Его последних слов когда Он в последний раз отрёкся от своей божественности.
Я открыл рот, чтобы покричать.


И Г̶̨̲͓͙̆͐̔Р̶̡̦̭̺̳̤̌̀͌͋̂̈́͠Е̵͈͋̉́Г̶̤͓̭͎̞̓̓́̀̈̈́̃͋О̶̝̩͓̦̔͛Р̷̝̗͕͇͓͓͕̹͛А̵̧͓̱̟̙̘̤͈̽̾̔ ̵̝͖̟̓͊̌͐̀̅̾̕̚͝Э̸̡̨͔͕͖̩͇̟̮̱̃͌̍̓́͋͐̎̐Й̴̘̤̭͕͍́͜Ӟ̵̠͕̜̼̫́́̀͜Е̴̡̫̥͇̮͍̲̞̔́Н̶̫̬̻͓̎͆Х̶̡̙̥̫̓̌͋͂͆́͘О̵̺̱̑̆͛͜Р̸̫͓̲̪͈̥̌̊̒̄͠Н̷̩̭̠͈̝̺̦͔̬͉̔̓̉͊̾͒̎̚̚͝А̴̨̣̤̩̹͓́̔̈́͒ ̵̛̺͓͇̀̆̿̆̊̉͜Б̷̛̪͇̼̇͌̀̌̎̔̎͊О̶̲̹̰̣͚̟̝̎͋̆̂͌̈Л̷̛͉̟̊͋̈́́̚Ь̶̭̭̍͋̽̔̓̂Ш̴̡̥̰̙̝̈́̾̿̆͊̿͒͂Е̸̢̭̗̥̜̝̭̃̾͛̂̓̈́͐͑̈̕ ̷̠͉̣͔̩̏̌̊̔̈́͗̐̌̀Н̵͖̫͖́͛̎͠Е̷̨̩̯̜̪̮̯́̆̐̓̍̚͝ ̴̨̫̣̰̹̼͊͌̊̄̒̌͜͝С̴̧̤̝͎͐̂͒̒̎̿Т̵̨̠̲̿̋͌͐́̊͜Ӑ̴̛͈̰̍̊͒͊̄͜Л̶̳͛̎̂́̂̈́̄̅̚͠О̷̢̢̰̽̅
»
« П̸̭͈͖̄̈̒̃о̷̧̛̘̙̝̭̹̙͓̹̐̐̚͝н̶̘̯͔̞̇̈́̒̇̍̕т̵̦͎̩͙͇͓͇͙̾̒ͅӥ̵̠̺̖̯̝́̄̍̊͆̔̈́͝у̶̮͈͚͋̄̌̀̅̀̈с̸̡̧̡̘̼͇͎̩̈́̒̊͘ͅ,̸͕͔̤͑̓͝ͅ ̴̛̭̗̹̟͎̇͐́͂̌̍̀с̷̹̔к̶̧̘͖̜̲̖̟̙̬͒́̂͊̋͐а̸̯̹̫̙̪̥͔̖̣̍̿̈̍̈́͝ж̸̡̺̥͕̝̼̮͎̟̓̋̔̄̄͐̌и̸̨̻͉̟̞̟̠̎̚͝ ̵̛̳̲̱́̈́͛͐̒͘м̵̢̛͉̫͖͑́͛͛̿о̶̨̦̮̞̟͓͛̃ё̴̢̭̝̙̙͎̞̀͐͑̍̈́͝ ̸̱͛͑̑̋͑̓и̸̢̡̤̝̦̠̔͑̈́͒͝м̵̨͙̤͚̳̞͕̟̩͋̄̓͘я̷̛̛̻͎͍̩̯͈̽͋̓̊͝

— Н… нет…
С̶̰͕̥̼̠̜̎̔̆͐̚͝к̸̮͖̗͇̋̐̈́̂̇͘͘а̷͖̗̼͂̆́̽̓̄͠ж̷͉͌̒и̴̢̢̠̳͖͎̂.̷̨̯͎̯̦̇̍̿̏̅͝͝
— Нет!
С̶̛͙͐к̷̩̞̫̄а̴̫̮͍̑̒ж̴͚̳̔и̵̥̭͉͗̔̎!̴̘͔͑ ̷͕͑О̶̬̥̄͗̕т̶̛̻̈̾ ̷͉̖̅̚м̷̜̟̒̔̕ͅе̵͈̤̥̔͝н̷̘̝͖͋̋̕я̵̭̘̤͌̑ ̶̫̿̿̚т̵̘͇̹̾̓̃р̶͈͚̓͋͒͜и̴͖̗̘͌̏̂ж̷̟̠͊̚ͅд̶̢͓͂̄̒ы̶̡̝̐͆ ̶͙͑̔̉н̵̹̐͒̃е̷̟́ ̵̨̩͎̍о̵̗͇͕̊͂т̵̟̍р̶̥̘̗͘͘е̴̪̍ч̶̛̬̯̑̔ͅё̷̲̈̀̚ш̵̙̓̈́̈́͜ь̶̹͙͍̀с̷̺̏͊͝я̵̧̱̺̆̍!̴̨̇̅ ̵̣͑̐͘С̴̛̣̐̆к̷̻͚͊́͋а̶͍͗͝ж̸̡͗̚и̷̨̦̑!̶̰̩̈́̆͘
— Ты… ты…
Продолжай.
Он начал дрожать, пытаясь остановить себя от произнесения этих ужасных слов.
—Ты мой Император.

»
  • Переход на Светлую сторону — Аластор Рушал был одним из дефектных (языка у него не было) десантников-клонов Гвардии Ворона на Исстван V, но, став свидетелем Резни в зоне высадки, не выдержал и перебежал к лоялистам. Впоследствии был принят среди Повелителей Ночи, где и получил имя.
    • Диомед, которого инфернальными пытками превратили в предводителя Десятинных (см. иллюстрацию ниже), глядя на поражение Омегона от рук Сангвиния, смог сбросить слаанешитское влияние и набросился на Сангвиния, вместе с ним бросившись с Врат Луперкаля. А в ходе падения, пока Сангвиний разрывал его сущность, Диомед внезапно стал одержим одновременно осколком души Императора (и превратился в Живого Святого) и чёрным светом Оружия (сбежавшее из Тёмных Камер злобное копьёподобное разумное нечто, послужившее прототипом для копьёв Сангвиния, Русса и Вальдора, ненавидящее Хаос прежде всего), выжегшего из него всю хаоситскую скверну.
  • Полное уничтожение — Магнус научился голыми руками выжигать демонов до истинной смерти. В конце Осады Тераталиона так выжег Сартораэля, а в начале второй части Терранского горнила чуть не сделал то же самое с Н’кари, но хранитель секретов успел перерезать себе горло, чтобы развоплотиться в варп.
    • Сияние Меча, Что Был Обещан почти сделало это с Уроборосом, но для Лютера живой Захариил был полезнее, а Сайфер задался целью поначалу доставить Меч на Терру.
      • А на Терре Лоргар с Эфраэлем Штерн Мечом до истинной смерти сожгли Сангвиния, а потом буквально замахнулись на самого Слаанеша.
    • На Велиале IV Эльдрад ведьминым клинком, используя силы Иннеяда, целиком уничтожил Шаху Гаатона, а высвобожденную энергию использовал для сотворения Инкарна.
    • На Кадии ставший Живым Святым Кайафас Каин грозился сделать это с обретшим демоничество Сигизмундом Разрушителем, но Эльдрад переубедил — мол, уничтожишь и себя тоже. В итоге ограничился простым изгнанием демон-князя в варп.
  • Полное чудовище
    • Робаут Жиллиман. От ран, нанесённых ему Императором, он оказался заключён в своём теле в состоянии не-жизни и не-смерти, застряв между Материумом и Имматериумом. Чтобы вылечиться, Робаут стал поглощать души погибавших Астартес своего Легиона, а чтобы процесс пошёл быстрее — стал разжигать вражду между своим "сыновьям".
    • Вулкан. Ради того, чтобы стать неуязвимым и непобедимым, истреблял население целых планет и получил «повышение» до Князя Демонов.
    • Корвус Коракс. Получает удовольствие от причинения мук другим, хочет объединить Материум с Варпом (что смертельно для большинства живых существ, обитающих в Материуме), искренне верит, что единственный способ выжить в Галактике, полной ужасов — стать самым ужасным чудовищем.
    • Жёлтый Царь, как и подобает злому богу. Относится к простым смертным и даже к поклоняющимся ему культистам как расходному материалу (в отличие от Богов Хаоса, которые могут вознаграждать поклоняющихся им), убивает разумных существ как человек раздавливает комара, наводит ужас даже на такое кошмарное существо, как Злоба.
  • Пушечное мясо — именно такое отношение главенствовало и главенствует до сих пор в легионе Гвардии Ворона по отношению сначала к репликантам (клонам-космодесантникам, в них даже прогеноидные железы не зрели), а потом к Отродьям (тем же репликантам, но создаваемым уже с привлечением самого ядрёного и чёрного колдовства). Особо примечателен в этом смысле штурм Врат Сорок Два: если в оригинале Коракс выступал против прямолинейного наступления на подготовленную позицию противника, которое ему навязал Хорус, но был вынужден уступить, то здесь Корвус без малейшей жалости отправил своих космодесантников-репликантов на бессмысленный штурм врат, хотя Хорус приказал сидеть ему в резерве. Но примарху Гвардии Ворона уже тогда было плевать на любое мнение, кроме своего собственного, а судьба клонированной десантятины его не волновала от слова «совсем». Коракс даже к «чистокровкам»[6] из своего легиона относился как к расходному материалу (забавно, что слабые черты подобного проскакивают даже у «канонного» Корвуса — достаточно почитать про «оригинальный» штурм Врат Сорок Два), а «полуфабрикаты» апотекарии могут и новые наклепать.
    • Ультрамарины так относятся к Эвокатиям, недоделанным Астартес.
    • Космодесантники Хаоса в целом так относятся к простым смертным и мутантам-хаоситам. На тормозах у Имперских Кулаков — мясо всё равно пушечное, но муштруют так, что подготовкой местами даже превосходят полкам Имперской Гвардии.
  • Разношёрстная команда — Освобождённые. Группа имперских пленников, среди которых были инквизиторы, живая святая и даже кустодий, сбежавших с Мортендара в ходе Чёрного крестового похода на Макрагг, воспользовавшись устроенной Жертвенным Сыном и Уриэлем Вентрисом диверсией для освобождения Презренных, смогли захватить корабль из армады Жертвенного Сына (который по подозрительной случайности попал к хаоситам совсем недавно, и его экипаж, по сути, состоял скорее из порабощенных имперцев, чем культистов Хаоса) и прибыли в системе Олимпии, где, после длительных допросов и проверок, были включены среди защитников.
  • Разум не вынес — упоминается, что Эйзенхорн, пытаясь познать истинную сущность Жёлтого Царя, провёл хаоситский ритуал над Черубаэлем, чтобы прозреть за Концом Света и Крыльями Ангела (психические явления, которые должны были случиться в самом конце М41, и мешали провидению будущего дальше). Ритуал оказался удачным, но Эйзенхорн от него получил немного информации — от увиденного Черубаэль настолько повредился рассудком, что окружающую реальность едва осознавал.
  • Смерть в адаптации — с кого бы начать:
    • Кора Фаэрона собственноручно убил Лоргар в ходе Войны лжежрецов. Незадолго до Ереси его душу вытянули Тёмные Ангелы в Ультрамаре, а там случился пункт ниже.
    • Эреб пожертвовал собой в ходе Теневого похода, обрушив собственный корабль на голову воскресшего Кора Фаэрона, властвовавшего на Арматуре.
    • Калас Тифон пожертвовал собой над Исстван V, подорвав «Терминус Эст» для прорыва блокады предателей.
    • Эйдолон пал жертвой мегарахнидов на Убийце.
    • Фел Жарост в ходе Ереси, вместе с Джоном Грамматикусом, попытался убить Вулкана фулгуритом, но был схвачен и обезглавлен, хоть ранить его таки успели.
    • Лютер погиб в бою с Эль’Джонсоном на Калибане, но своей смертью закрепил проклятие, лишившее демоническому примарху часть его могущества.
    • Ревюэль Арвида был убит Никоной Шарроукином в ходе Осады Терры, несмотря на старания и самопожертвование Люция.
    • Мортарион пал на Пандораксе в битве с Вулканом, защищая Магнуса.
    • Эзекиль Абаддон в ходе Клонических войн погиб на Кадии в бою с тремя клонами Хоруса, но успел убить их всех.
    • Кхарн погиб на Скалатраксе в бою с Тёмными Ангелами.
    • Танит был уничтожен варбандой Имперских Кулаков в ходе Саббатского похода, на этот раз эвакуироваться с планеты никто не смог — кхорниты в первую очередь уничтожили транспортные корабли на орбите. Однако, тело Ибрама Гаунта там не было.
    • Инквизитор Криптман был казнен Гвардией Смерти за проведение Гамбита имени себя без их согласия.
    • Логан Гримнар был обезглавлен Искандаром Хайоном в ходе Осады Тераталиона.
    • В ходе Чёрного крестового похода на Макрагг Жертвенный Сын убил Марнея Калгара, а Тит с Като Сикарием зарезали друг друга (хотя Сикарий выжил благодаря энергиям сожранного им Амнаиха).
    • Сайфер убил Асмодая на Некромунде, выстрелив ему в лицо из плазма-пистолета во время пафосного монолога.
    • Во время атаки на Титан в ходе Ангельской войны Чёрный клинок Антвира был разрушен одним из Царственных, самого демона изгнав в варп, не на свободу, а на погибель — но не к Слаанешу, как казалось бы, а прямо в клыкастую пасть Вулкана.
    • Император.
    • Дракон Марса был уничтожен в ходе Схизмы Марса — Железные Воины Барбана Фалька, преследуя тёмных механикум в подземелья Марса, вошли в Лабиринт Ночи и столкнулись с ним. Уничтожение осколка к’тан привело к появлению пространственно-временных аномалий в том регионе, самого Барбана Фалька разорвало на несколько метафизических копий, а из триста тысяч легионеров из Лабиринта Ночи вернулись триста под командованием одной из копий Фалька, остальные затерялись во времени.
    • Юрген.
    • О’Каис не дожил до этого звания — в юности, когда был учеником Чистого Прилива, начал ревновать двум другим ученикам (будущим О’Шовы и О’Шасерры), обезумел в желании стать его лучшим учеником и убил его, и был в отместку убит ими. Или так они помнят…
    • Аун’Ши был убит Фарсайтом, но некогда доблестный Эфирный уже давно был одержим тетрархом.
  • Спасение в адаптации — этого добра тоже немало:
    • Из примархов живы Сангвиний, Вулкан, Феррус Манус и Рогал Дорн.
    • Из космодесантников живы Сигизмунд (ведёт Вечный крестовый поход во славу Кхорна), Искандар Хайон (один из первых Вестников Просперо), Азария Кирас (преследует Габриэля Ангелоса), Гарвель Локен (стал полудемоном и терроризирует Байла) и Геронитан.
    • Икараэль, в каноне сожженный инквизитором Фёдором Карамазовым, здесь оказался Живым Святым и стал известен по прозвищу Добросердечный. В целом, и здесь Карамазов намеревался сжечь его, но его спас и завербовал Альфа-Легион, а чтобы не огорчить инквизитора, подстроили смерть Икараэля от рук внедрившихся среди его последователей хаоситов.
    • Из-за того, что атака имперцев на Комморру прошла успешнее (три Легиона космодесанта с двумя примархами, множество полков Имперской Гвардии, разведка Альфа-Легиона и прочее), Аздрубаэль Вект, хоть и подмял Комморру под себя, из-за общирного разорения не смог накопить достаточно власти, чтобы подчинить все соседные царства — Шаа-Дом под правлением Тирана Эль’Уриака, устранить которого Вект так и не смог, сопротивляется с объединением с Комморрой на момент конца М41.
  • Странности в первой части — автор, много лет спустя после начала написания фанфика, примерно так охарактеризировал сцену в начале пролога, где события происходят в канонной вселенной Warhammer 40000, поясняя, что начальным мотиватором для написания было стремление показать Ультрамаринов главными хаоситами, но с тех пор фик давно превзошёл эту мотивацию и эта сцена смотрится неуместно (но удалить или откорректировать не собирается).
  • Суперпушка — «Честь Макрагга» прошёл через многочисленные модификации (и варп-мутации) на протяжении своего десятитысячелетнего исчезновения после Ереси, обзаведясь огромным демоническим курсовым орудием, Уничтожителем (Unmaker), способным прорывать целые вражеские флотилии перед собой. Благо, в космическом бою корабли обычно держатся весьма далеко друг от друга.
    • Новый флагман Пертурабо, «Скорбящий Клинок» («Железную Кровь» Пертурабо подорвал во время Осады Терры в ходе своего оборонительного плана), оборудован громадной нова-пушкой, способной одним выстрелом устраивать экстерминатусы.
  • Тёмный властелин — Бе’лакор, Робаут Жиллиман, Вулкан и Жёлтый Царь.
  • Тьма не есть зло — Повелители Ночи. Умудряются удивительным образом сочетать в себе милосердие и сострадание каноничных Саламандр с методами ранних каноничных же Повелителей Ночи. Выражается это в том, что они до последнего будут пытаться решить дело миром, если речь идёт о подавлении восстания или приведении к Согласию на человеческом мире, но если все другие методы оказались безуспешными… Скажем так, Повелители Ночи из тех, кто предпочитает сделать неприятную работу так, чтобы потом не пришлось делать её заново[7].
    • Искандар Хайон носит полностью чёрные доспехи и грозное прозвище «Хайон Чёрный».
    • В Тёмных Камерах был пленён к’тан из чёрной дыры, так и не обнаруженный в своё время некронтир и не участвовавший в Войне на Небесах. В отличие от сородичей, он только хотел спать в спокойствии. Вырвался из своей обители, когда был случайно обнаружен и побеспокоен неизвестными, потом пришёл Император и пленил его чем-то из некронских гробниц, но к’тан, поняв замысел Императора, не стал сопротивляться — Император заточил его в Тёмных Камерах под Имперским Дворцом и оставил там в одиночестве, где он мирно спал. Во время Ангельской войны его камеру открыли Безупречные, не зная что это такое и пытаясь поработить, а этот к’тан взял да выкинул всех окружающих (включая ближайщих кустодиев и содержимое других камер) в пространстве и времени, а потом захлопнул двери своей камеры и снова заснул.
  • Удар по командованию — немало примеров:
    • Основная тактика Лунных Волков, ставшая обязательной доктриной для Легионов космодесанта после Ереси. Хотя в том или ином виде применялась многими Легионами задолго до этого, особенно Повелителями Ночи и Альфа-Легионом.
    • На протяжении Ереси Жиллиман, пытаясь остановить нападения Альфа-Легиона на подконтрольные силы, отследил Альфария на Эскрадоре и устранил его. Если гибель примарха и подействовала на Альфа-Легионе, то только тем, что усилило их активность.
    • Хорус во время Осады попытался проделать такое, убивая Кровавых Ангелов и взывая Сангвинию спуститься и защитить своих сыновей. В итоге погиб сам, что превратило Сангвиния в безумного демонического примарха. А вот последующее изгнание Сангвиния Морнивалем повергло всех Кровавых Ангелов на планете в агонию через узы крови, что разделяли бойцы Девятого Легиона со своим примархом, и устроенная Сынами Хоруса и Повелителями Ночи резня больше походила на убиение беспомощных детей, чем Астартес.
    • Штурм Чёрной Библиотеки: атака Кровавых Ангелов захлебнулась, когда Ариман и Эфраэль Штерн убили командовавшего ими Рафена, повергнув в похожую агонию окружающих его Кровавых Ангелов и сделав их лёгкой добычей для защитников Чёрной Библиотеки.
    • В ходе Падения Хемоса одна из рот Братства Безмолвного крика взяла на абордаж корабль Леонида, одного из главных подчинённых Фабия Байла. Ни один из Астартес из абордажников не выжил, но Леонида успешно устранили. Другая группа взяла на абордаж флагман Байла, но все дошедшие до дверей мостика бойцы были перебиты Старейшим.
    • Конец Лжи Железа: хребет воинств Аидесских Царств силы Адептус Механикус смогли сломать, когда Магнус убил Царицу.
    • Башня Уралана: против лидера появившихся на Уралане Проклятых Легионеров, — призрака Каласа Тифона, — Ту’Шан выпустил своего воина-дракона, К’госи. Тифон смог сразить К’госи, но был слишком ослаблен, чтобы победить Ту’Шана, и был развоплощён в бою с последним.
    • Ангельская война: удар Канатары был нацелен на устранение экклезиарха Бальдо Слиста (совратить не смог, но экклезиарху досталась долгая и мучительная смерть), Невинных — великого магистра Официо Ассасинорум Фадикса (полный провал с мизерными потерями для ассасинов), Осквернителей — гранд-провост маршала Адептус Арбитрес Аревизы Драхмар (полный успех, штаб Арбитрес был захвачен и разорён), Н’кари — Марсианского Коллектива (провал, хоть город вокруг Горы Олимп был разорён и генерал-фабрикатор был убит). Собственно, имперцы точно так же устранили возвышенных демонических лидеров, подорвав наступление подчинённых им сил (Канатара была единственной, которую победили в боевом столкновении): сущность Кирисса Ариман и Эфраэль сожгли энергиями Астрономикона; Ирию зарезал Люций; К’алит был развоплощен мощью святых реликвий Собора, когда сестра Луа пролила собственную кровь на пол Собора, своей смертью оборвав якорь, которым К’алит удерживал себя в реальности, и освятив землю, сместив эфирный баланс в сторону света Астрономикона; Н’кари изгнал Барбан Фальк; возвышенного демонического князя Леонатоса развоплотил принцепс Юлий Турнет титана Диес Ире, выстрелив перезаряженной плазменной пушкой в упор Тирану Эйдолона, титану Леонатоса; а Зерайю экстерминировали вместе с Плутоном (этот хранитель секретов был настолько огромным, что занимал большую часть поверхности Плутона). Под конец, со смертью Сангвиния от рук Лоргара и Эфраэли Штерн, демонические легионы были развоплощены, а порабощенные Гламуром Ангела Хаоса силы смертных потеряли единство и разбежались, став лёгкой добычей для имперцев.
    • Кадианский Апокалипсис:
      • Ещё до начала кампании на параде перед пришедшими на Кадию полками гвардии половина прибывших полков оказались приспешниками хаоситов и предприняли атаку на Капитол Империалис правившего Кадианскими Вратами триарха Хория Рекса. Обороняющихся гвардейцев организовать сумел генерал Урсакар Е. Крид, но к тому моменту, как лоялисты проникли в Капитол, триарх уже был мёртв. В итоге Крида назначили Генерал-Кастеляном Кадии и передали верховное командование Кадианских Врат, как и задумывал великий магистр Нефалор.
      • На протяжении всей кампании имперские Ассасины с Повелителями Ночи совершали скрытые рейды на флот Чёрного Легиона, устраивая диверсии (а временами и уничтожая целые корабли) для устранения скрытых клонов Фабия Байла, — когда Цербер напоследок атаковал мостик флагмана Чёрного Легиона, находящийся там Байл был последним клоном в системе.
      • Оборона Каср Партокс. Когда стало известно, что Сигизмунд спустился на Каср Партокс, Сыны Хоруса под командованием Лорда-Морниваля Уркантоса взяли на абордаж «Вечный Крестоносец», намереваясь уничтожить прочую верхушку Чёрных Храмовников и, в идеале, древнюю «Глориану» тоже. В итоге оказалось, что корабль был поставлен на самоуничтожение и до взрыва оставались считанные секунды. Гибель «Вечного Крестоносца», как очередной жертвы Сигизмунда Кхорну, усилило напряжение варпа вокруг планеты, а его обломки, носящие эхо десяти тысячи лет резни во славу Бога Крови, разрушили немало фортификаций Каср Партокса.
      • Вскоре после этого, пока шёл штурм главного кастеллума силами кхорнитов, Чёрные Храмовники телепортировали более два десятка терминаторов-берзеркеров прямо в штаб обороняющихся, прорвав противотелепортные обереги и пустотные щиты (нагрузка для такого маневра была такой, что телепортировавший их корабль взорвался локальной варп-вспышкой, и кто знает, сколько ещё терминаторов выкинуло в варп неудачной телепортацией). Ни один из терминаторов не выжил, но по окончанию боя весь штаб был в руинах, а командовавший обороной кузнец войны Кром Гат был убит. Два других командира обороняющихся — леди-генерал Хемосских Вечных Камилла Зиллот и капитан Сынов Хоруса Персей Анистав, — были на поле боя и последним гамбитом предприняли прямую атаку всеми подчинёнными силами на Сигизмунда, чтобы обезглавить кхорнитов. Сигизмунд в одиночку вырезал всех за десять минут.
      • На Кайафаса Каина, ставшего Коммисар-Кастеляном Кадии после Крида, тоже предприняли немало покушений. Самое забавное случилось, когда Нефалор, в уплату задолжавшего ему повелителя перемен, заставил тому устроить внутри Каср Тайрока демоническое вторжение, которое должно было служить прикрытием для проникновения демона-ассасина Тзинча, порожденного из страхов и паранойи сто тиранов, обладающего возможностей невидимости и перевоплощений, для устранения Каина (ещё Нефалор велел демона проявить осторожность и устранить цель издали). Что характерно, имперские псайкеры почувствовали о предстоящеем демоническом вторжениии и Каин доверил Серым Рыцарям разобраться с ним, а сам благополучно свалил. В итоге демон оказался в ловушке седьмого братства Серых Рыцарей, которые обрушили целое здание на него и его сородичей и зачистили руины освященным прометием.
      • После отступления имперцев с Каср Тайрока Кустодии и Серые Рыцари попытались устранить командовавших последним штурмом Рогала Дорна и Сигизмунда, и пока остальные бойцы заманили в заброшенный кастеллум и партизанскими ударами отделили демонических примарха и князя от остальных хаоситов (а заодно и смогли похоронить под руинами Сигизмунда), щит-капитан Натадиан Раскус и великий магистр Кован предприняли прямую атаку на Дорна мечом Таремара Аврелиана, — которым Дорна изгнали с Армагеддона в ходе Первой войны, — и Лазурным Фонарём, — загадочным артефактом из Тёмных Камер. Меч имел символическое влияние на сущность Дорна, но Лазурный Фонарь, активировавшись, начал выжигать варп-энергетическую форму демонического примарха (и душу державшего Фонарь Натадиана заодно) своим свечением, превратив его могучие крылья в выгоревшие кости и испарив его демонические доспехи. Тем не менее, хоть Дорна удалось значительно искалечить, до того, как свечение Лазурного Фонаря закончило бы своё дело, озверевший примарх успел голыми руками забить щит-капитана и великого магистра до мокрой лужи и осколков керамита и аурамита на рокрите.
  • Убить голыми руками — Магнус в юности, зачищая Просперо от психнойенов, столкнулся с огромным представителем этих существ, который не только мог нарушить его псайкерские способности, но и сумел выколоть ему, отвлечённому попытками преодоления психических преград, глаз, от чего примарх настолько рассвирепел, что забил эту тварь кулаками. От опыта этого столкновения Магнус решил, что иногда надо полагаться и на грубую силу, а не только на псайкерство.
  • Устранение свидетеля — как и в каноне, побочка при таком вторжении демонов, что на огонёк заглянули Серые Рыцари. На Армагеддоне не вышло — Пожиратели Миров «настояли» и забрали местных и участвовавших солдат на свои планеты. Целиком аукнулось Серым Рыцарям во время Ангельской войны — предводитель Царственных был неуязвим для них, так как его защищала заботливо предоставленная Слаанешем правденая ярость душ всех невинных жертв ордена.
  • Фэнтезийный бессмертный — леди-инквизитор Моргана. Родилась на Калибане ещё до начала Великого крестового похода и, будучи псайкером, была воспитана местным ведьмаком в глуши. Не стареет благодаря колдовским рунам Смотрящих-во-Тьме на её костях, которые удерживают их заклятия в её теле. Родная дочь Сара Лютера.
  • Чёрное солнце — Звезда-Тиран, как и в каноне, терроризирующая сектор Каликсиды. Cудя по размышлениям Эонида Тиля, это проявление Малала[8].
    • У Цисгорога тёмное солнце.
  • Чужеродное чудовище — Корвус Коракс после путешествия в Око Ужаса.
    • Неродные — странные варп-сущности, притягивающиеся к душам чистокровных Гвардейцев Ворона, которые не являются обычными демонами-Нерождёнными и вызывают приступы паники у находящихся рядом псайкеров.
    • Жёлтый Царь, как и подобает порождению Варпа.
« Он возвышался над Понтиусом, словно закрывая весь его взор, будучи при этом не больше того мужчины, которого убил для собственного воплощения. Корона из мёртвых звёзд украшала его лоб. У него не было лица, только зияющая пустота, что поглощала всякие цвета и образы, оставляя лишь бесформенную серость. Его мантия была цвета угасших надежд и порченной славы и его руки были неправильного строения, будто на них было одновременно слишком много и слишком мало пальцев, каждый в свою очередь изгибаясь неестественным образом. Словно его облик был нарисован на реальности чем-нибудь со смутным представлением о человеческом облике. »
  • Шоковая апатия — случилась с Адептус Кустодес и Серыми Рыцарями после смерти Императора. Неизвестно, до чего бы подобное могло довести эти два достаточно важных для выживания Империума института, если бы в этот момент в системе Сол не началась Ангельская война — буквально обрушившиеся на голову войска еретиков и демонов позволили забыть об этой горькой утрате в пылу привычной битвы. Хотя бы на время…
    • Некоторое время в таком состоянии пребывал Омегон после героической смерти своего близнеца Альфария: «Я один. Связь разрушена, другая половина моей души исчезла. Мой брат мертв. Я чувствую, что тону, все глубже и глубже погружаюсь в темноту». К счастью, Омегон всё же сумел взять себя в руки, когда понял, что он всё же не остался один:
« Нет. Я отказываюсь принять это. Он мертв, да, принесенный в жертву в битве с врагом, которого, как я теперь знаю, никогда нельзя будет по-настоящему победить смертными руками и волей. Но его жертва была не напрасной. Теперь я это понимаю.
И теперь я также понимаю, когда я смотрю вверх от этого пергамента к воинам, стоящим вокруг меня, охраняющим меня своей жизнью… Они не мои сыновья. Уже нет. Не после всего, через что они прошли. Они и те люди, которые стоят с нами, которые посвящают свою жизнь идеалам и целям Альфа-Легиона, являются больше, чем мои воины, больше, чем мои агенты.
Теперь они мои братья и сестры, и с этим знанием приходит другое откровение: я не одинок.
Я никогда не буду одинок, пока хоть одна душа будет противостоять Хаосу.
»
— Из сочинений Омегона, Примарха Альфа-Легиона
  • Каин после гибели Юргена, но вскоре впал в настолько страшную холодную ярость, что его даже призраки Владыки Умертвий и демоны боялись.
  • Чёрно-чёрный конфликт — междоусобицы хаоситов, естественно. Помимо обычных разборок между разными варбандами или последователями враждующих богов самые примечательные вражда «все против Гвардии Ворона» (вернее «все боятся Гвардии Ворона») и «все против Ультрамаринов» (в том числе с участием Ультрамаринов и Гвардии Ворона на стороне «всех»). В Чёрном крестовом походе на Макрагг «хороших» практически нет — союзники и бойцы Жертвенного Сына такие же хаоситы, как и противостоящие им Ультрамарины, верные памяти Жиллимана, даже больше — Жертвенный Сын не хаосит вообще, а несущий силы Малала лоялист.
    • Несмотря на его вклад в совращении Девятнадцатого Легиона на сторону Хаоса, Гвардия Ворона прямо враждует с Жёлтым Царём, поскольку он воплощение всего, чего в Императоре видел и люто ненавидел Коракс. Даже Злоба, — сама люто ненавидящая Гвардию Ворона, — увидев Жёлтого Царя, немедленно решила уничтожить его, во что бы не стало.
  • Экстерминатус — ну, Ваха же, без экстерминатусов никак: во время Очищения Повелители Ночи уничтожили Чогорис и Ноктюрн, присутствует рапорт уничтожения планеты под названием Марендес Гвардией Смерти (сдвинули с орбиты и приблизили к родной звезде), в Битве за Макрагг варп-бомбой взорван Макрагг, в Ангельской войне боевой флот Солар экстерминирует Плутон со спутниками, а в конце Кадианского Апокалипсиса «Воля Вулкана» уничтожает Кадию.

Галерея

Архиеретик Робаут Жиллиман, после воскрешения  
Жертвенный Сын  
Космические Волки  
Железные Руки  
Гвардия Смерти  
Арагаст из Сынов Хоруса  
Люфгт Гурон из Сынов Хоруса, Спаситель Бадаба  
Вулкан Ге'стан, лорд Хаоса  
Апотекарий и десантники-отродия из Гвардии Ворона  
Командующие сторон в ходе ЧКП на Тераталион[9]  
Эфраэль Штерн и Сартораэль у пирамиды Магнуса  
Искандар Хайон и Логан Гримнар  
Возвращение Алого Короля  
Габриэль Ангелос и одержимый Моркаем Рагнар Черногрив  
Последнее столкновение Сайфера и Льва  
Диомед, глава Десятинных, Вестник Конца  
Сангвиний и Омегон. Ангельская война  
Дорн прибыл по душу Сигизмунда  


Примечания

  1. Не связан с сюжетом напрямую, но некоторые персонажи из Концептов появились в дальнейшем сюжете в роли статистов.
  2. Не связан с сюжетом напрямую, содержит намёки к будущим главам.
  3. Что забавно, в короткой главе «Возлюбленный» херувимы таки показаны, — автор признался, что эта ошибка в тексте закралась случайно. В качестве обоснования добавил, что мол, там все были одними из влиятельнейших дворян с Терры и почитающими Сангвиния слаанешитами, подобное кощунство к догме Экклезиархии вполне было бы в их духе.
  4. Один на протяжении Raven’s Feast и No Man’s Storm начал обретать разум и отрастать чёрные крылья.
  5. Например, один из них взмахнул рукой так сильно, что под напряжением мышцы лопнули, сломали кость и вся конечность оторвалась.
  6. Космодесантникам, созданным классическим способом.
  7. Это было и в каноне, к слову сказать: несмотря на те кошмары и мерзости, которые творили «ночники» на людских мирах, которые приводили к Согласию, процент общих потерь среди местного населения у Восьмого легиона внезапно оказывался очень низким, а последующие восстания среди покорённого население — крайне редкими (ну ещё бы — после демонстрации пытальных ям по всем каналам и трансляции стонов жертв по всем частотам население было готово принять любую власть, только чтобы «демоны ночи» не возвратились обратно). Это потом Кёрз и его детишки стали чрезмерно увлекаться самим процессом в ущерб результату, что и определило их падение. Здесь же Повелители Ночи строго следуют наставлениям примарха и воспринимают свои методы как необходимое зло, отнюдь не получая от них удовольствие.
  8. Явно вдохновлено пародийным фанатским сериалом по вахе If the Emperor had a Text-to-Speech Device, где Звезда-Тиран представлена замочной скважиной в реальность отретконенных концепций сороковника, через которую Малал смотрит на канонный мир Warhammer 40000 и грозится снова стать каноном.
  9. По часовой стрелке с верхней части: Сартораэль Вечный Страж, Старый Волк Логан Гримнар, Мадокс Неумирающий, леди-адмирал Кия Саркат, великий магистр Азраил.