Милый дом (манхва)

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
ПЕ.jpg Для этого произведения есть описание персонажей
Протагонист и его шиза душа поднимаются по лестнице заглавного дома.

«Милый дом» (кор. 스위트 홈, англ. Sweet Home) — манхва в жанре ужасов, нарисованная Хван Ён Чханом по сценарию Кима Карнби. Оказалась достаточно популярной, чтоб в 2020 году вышла лайвэкшен-адаптация от Нетфликса (сильно «по мотивам»). События вертятся вокруг выживания жителей отдельно взятой многоэтажки в мире случившегося апокалипсиса, где люди начали обращаться в опасных, трудноуязвимых и охочих до человечины монстров. Правительство пало, армия бездействует — все системы общества оказались поражены изнутри. Забаррикадировавшимся на этажах выжившим тоже нельзя расслабляться: те, кто не обратился сразу, всё ещё могут стать монстрами когда-нибудь потом. Да и сами выжившие — не образец альтруизма и здравомыслия.

С 2021 начался выпуск манхвы «Мальчик с ружьём» (Shotgun Boy) от того же сценариста, но с другим художником. Её сюжет происходит в том же мире, что и «Милый дом» — показаны события апокалипсиса в другом месте. «Мальчик с ружьем» является одновременно и приквелом (события начинаются чуть раньше) и эпилогом «Милого дома», раскрывая немного информации о дальнейших событиях и отвечающей на некоторые оставшиеся вопросы (но и создавая много новых).

Завязка

У Чха Хёна всё плохо. Ещё до начала повествования его школьная и семейная жизнь была растоптана, а сам протагонист заперся в комнате и постепенно стал ненавидеть всех людей. В первой же главе вся семья героя гибнет в автокатастрофе, оставляя ему в наследство сущие гроши. Не имея никаких перспектив в жизни и лишившись всякого желания барахтаться дальше, Хён переезжает в самую дешёвую комнату в самой отстойной многоэтажке и решает просто пересидеть там несколько недель, пока не выйдет последняя серия любимого аниме — а потом посмотреть его и вскрыться. Вот только мир кончается раньше, чем герой: в один прекрасный день соседка-модель превращается в одержимого голодом монстра, затем Хён падает в обморок и начинает слышать голоса, а просыпается он вообще в другом мире: за окном горят дома, на крышах прячутся выжившие, сотовой связи нет, интернет почти пуст… Люди превращаются в сложноубиваемых и агрессивных монстров, и, похоже, помощи ждать неоткуда. Да и сам Хён вот-вот обратится: носовые кровотечения, обмороки и голоса — верный признак надвигающейся монстризации.

Жилец из соседнего окна решил спуститься на землю по самодельной верёвке и сходить за едой, но был сбит длинношеим монстром. В квартире остались его дети-сироты, к которым уже тянется монструозная голова. Увидев такое, Хён собирает волю в кулак и отвлекает монстра на себя, а потом с помощью ещё одного соседа и вовсе лишает того башки. К сожалению, мужик с самодельным ружьём — инвалид, и никак не может спасти детей, застрявших в квартире без еды. Хён единственный, кто может это сделать. И он выходит из комнаты.

Механика конца света

Монстеризация человечества накатывала постепенно, с лёгких симптомов. Начинается оно с носовых кровотечений (интересно, что подобный симптом был у водителя грузовика, убившего семью главного героя). Затем появляются слуховые галлюцинации и сны, призывающие обратиться, потери сознания. Мотивация голосов различается, но в целом они обещают выполнение какого-то сильного желания носителя. Если срабатывает — тот в течении минут мутирует в монстра, что и случилось с человечеством массово около 3 октября. Монстры бывают самых разных форм, в зависимости от желаний жертвы, но обычно имеют чуткий слух и мало разумны, хотя и способны произносить какие-то фразы. Они сильны, регенерируют (но важные части тела, оторванные целиком, не сумеют), адаптируются к сложностям через развитие новых органов. А ещё, бодрствуя, глушат вокруг себя беспроводную связь, из-за чего в городах её почти нет, а автодозвон рядом с монстром начинает выдавать жуткий писк. Монстра можно оглушить большими ранами или ударом тока, расчленить чем-то крайне убойным, неплохо действует огонь — но на том средства борьбы и кончаются.

Если угадать желание не получается, человек не превращается, но может временами страдать от симптомов и даже превращаться частично, получая силы монстра при относительно здравом рассудке. Внутренний монстр продолжает изводить «заражённого», устраивая ему галлюцинации и психологические пытки, действуя тем более явно, чем чаще используются полученные от монстра способности.

Наоборот, достаточно нагулявшийся монстр окукливается и перерождается человеком, освобождённым от всех желаний путём их полного насыщения. Такие существа не имеют сверхсилы или регенерации монстров, зато могут повелевать последними. Более того, смерть нового человека приводит всех монстров округи в бешенство. Кроме того, «новые люди» как-то могут вмешиваться в сознание людей при контакте (возможно, только заражённых) и даже передавать семя монстра обычным людям. Но конкретно их способности не описаны.

Тропы

Сеттинг

  • Дневник катастрофы — безымянный длиннорукий монстр оставил после себя дневник, в котором описал свои прижизненные планы и причину омонстрения. Монстр убил сына у него на глазах, и отец корил себя за то, что не успел схватить того за руку и утянуть за собой. В итоге он сначала решил покинуть квартиру и пойти куда-нибудь ещё, а потом не выдержал вины и превратился в монстра с неестественно длинными, всех хватающими руками.
    • Столь же безымянный любитель бега оставил на компе файл, где описал, как его сосед по комнате начал слишком громко кричать от страха, а автор «дневника» свернул ему шею, чтоб все монстры не сбежались к их квартире. В итоге выживший жилец решил, что он уже стал монстром из-за убийства, и позволил обратить себя, став крайне быстрым монстром, козлоногим бегуном.
  • Импровизированное оружие — понятное дело, что в обычном жилом доме настоящего оружия особо и нет. А монстров убивать надо — тем более, что они сколько-то уязвимы только для огня или взрыва. В итоге большая часть героев использует бутылочки с зажигательной смесью, самодельные пики, пневматические ружья из обрезков трубы… В ходу тут и самодельные ловушки: жир и натянутые лески, чтоб остановить бегунов, например.
    • Монстр-охранник лихо использовал в бою бензокосу.
  • Конец света, как мы его знаем — в один прекресный день множество людей начинают страдать от головных болей, носовых кровотечений и обмороков, а потом обращаются в сверхсильных и трудноуничтожимых монстров самых разных форм и способностей, которые начинают жрать тех, кто ещё не превратился. Причём эмоциональное напряжение, недовольство жизнью подстёгивает обращение — так что военные и полисмены превращаются едва ли не быстрей прочих. В итоге большую часть произведения герои сидят, запершись в своём доме, и даже в нём ходят не по всем этажам из-за засевших в квартирах тварей.
  • Магия иллюзий — крайне урезанная абилка внутренних монстров. Если «заражённый» персонаж не стремится обращаться и называть желание по-хорошему — его могут просто погрузить в иллюзию посреди обычных действий в реальном мире. Пока герой догадается, что находится не в реальности, пока сконцентрируется и выберется — его тело просто стоит столбом. И даже если это занимает секунды — в мире после апокалипсиса и с регулярными боями это может многого стоить.
  • Машина лотофагов — когда протагонист в бою получил по голове и оказался без сознания, его «душа» построила во сне целую иллюзию мира, где никакого конца света не было, герой попал в аварию вместе со своей семьёй, но у него есть любящий дядя, готовый помочь устроится в жизни… Всё для того, чтоб Чха Хён перестал мечтать увидеть премьеру любимого аниме и пожелал чего-то более понятного, что «душа» могла бы ему показать — и тем самым согласился на монстризацию. Но герой поймал злодея на том, что тот не может создать ничего, что его носитель не знал и не ожидал бы сам. Омонстревшие видят похожие сны с исполнением желаний — но очень длинные, вплоть до полного исчерпания желания и растворения личности.
  • Отказ от страстей — на этот троп упирает внутренний монстр Хёна после встречи с человеком, переродившимся из монстра обратно. Дескать, желания приносят людям только зло, и людские души так от этого устали, что в конце концов решили прекратить балаган и запереть хозяев в мире виртуального исполнения желаний вплоть до полного пресыщения, после которого те станут совершенным новым видом. Впрочем, протагонист монстру не верит, а «новые люди» ведут себя весьма странно, хотя эмоций, похоже, правда не имеют.
  • Проспал конец света — протагонист застал самое начало конца, успев увидеть первого из преображающихся в доме монстров, затем успел собраться с силами и выйти на бой, сказать пару слов Сануку — после чего отрубился от перенапряжения и личных проблем с монстеризацией. Массовое обращение людей в плотоядных монстров случилось третьего октября, а очнулся герой только пятого под вечер.
  • Человек — сам себе враг — троп цветёт и пахнет. Конечно, монстры — одна из главных угроз персонажам. Но они достаточно предсказуемы, а вот проблемы от других выживших — весьма разнообразны. Уже в первой части манхвы герои сталкиваются с тем, что часть спасшихся хочет убить «заражённых», пока те не превратились в монстров, а неформальный глава поселения надеется использовать их против монстров; затем массу проблем доставляет паника и моральное разложение среди самих спасшихся, большая часть из которых вовсе не готовы рисковать своими жизнями; под конец на огонёк заглядывают беглые зеки и пытаются захватить дом. Последнее предположение внутреннего монстра Хёна вообще вдавливает педаль в пол и в соседний троп: мол, люди оказались настолько злы и подвержены своим желаниям, что их души в конце концов решили прекратить это безобразие и положить желаниям — и людям — конец.
  • Шоу внутри шоу — «Мария с небес», любимое аниме протагониста. Как настоящий поклонник, он смотрит афиши, ждёт выхода последней части и даже пересказывает «душе» конец первого сезона. Произведение имеет крайне важное значение в сюжете: чтоб окончательно омонстрится, нужно согласиться, чтоб «душа» исполнила твоё желание. Протагонист раз за разом цепляется за желание увидеть премьеру второго сезона «Марии» — а омонстряющая сила никак не может это реализовать, потому что о втором сезоне знает не больше героя.

Персонажи

  • Буйный неадекват — Гапсу Со. От беглого уголовника ничего хорошего не ждёшь, а компания Юн Шина отметилась хладнокровием на уровне отмороженности — но этот тихий паренёк в наушниках в случайные моменты времени переключается в режим лыбящегося маньяка, и устраивает дестрой даже тогда, когда босс приказывает быть аккуратным. Например, попытался задушить Дусика вовсе ни для чего: тот был нужен группе как крутой механик, лично Со ничего сделать не мог, потому как они буквально в первый разу увиделись… Но Со говорит «я такой непослушный» и с улыбкой до ушей лезет душить инвалида.
    • Ихён Чо тоже может так себя вести, особенно той половиной личности, которая подвержена влиянию монстра. Впав в раж, он будет безумно улыбаться, легко переходить к рукопрекладству и убийству, наносить повторяющиеся и излишние удары. Именно в таком состоянии он раз за разом таранил автобусом труп мускулистого монстра, пока не покорёжил фары и не выбил передние стёкла, или гвоздил всё подряд монстром-выживальщиком, оставляя вмятины в стенах. В таком случае требуется спокойный авторитет Юн Шина, чтоб привести одержимого в чувства.
  • Герой-прагматик — Ли Хёк. Молодой гик-очкарик, взявший на себя роль де-факто вождя выживших «Дома» и делающий всё для того, чтоб они протянули подольше. В том числе и отдающий не совсем этичные приказы, чем возмущается буквально каждый — но смещать очкарика с должности никто не берётся. Народ боится «заражённого» и вот-вот устроит тому судилище? Хёк толкнёт речь про мораль, устроит голосование — и позаботится о том, чтоб оно было в его пользу. На верхнем этаже застрял жизненно необходимый мастер, два малолетних ребёнка и женщина под сорок, и у них куча инструментов и провизии? Хёк, конечно, будет надеяться на лучшее, но протагонисту предложит в первую очередь спасать мужика. У Юри кончилось средство от астмы, и она может задохнуться в любой момент? Хёк будет настаивать, чтоб первую вылазку из дома отряд сделал в ближайший продуктовый, обкатал импровизированную бронемашину и привёз провизии для всех — а почти гарантированно обречённую спасать будут как-нибудь потом. Что за фигня, герой? — звучит почти на каждом собрании, но в целом все предпочитают побурчать-побурчать, да и сделать то, что Хёк говорит. А тот использует свою плохую репутацию когда для того, чтоб принять моральную ношу, когда в рамках реверсивной психологии.
  • Даже у зла есть стандарты — Хоын Бэк, на свою же беду. Когда-то был сиротой, затем профессиональным бойцом-спортсменом — но ступил на кривую дорожку и кончил шестёркой при беспринципном бандите Юн Шине. Однако его по-прежнему задевают оскорбления, он не желает бить связанных пленных, даже получив приказ убить «слабых» полумонстров, не решается сразу пустить в ход пушку против престарелой женщины, да и попытка взять в заложники девушку ему явно не по нутру. Вот только быть злодеем наполовину выходит плохо: за не убитую Ан Сон босс выдаёт Бэку по зубам, Санук, раздраконив тюремщика на честный бой, спокойно сбегает (не стоило о весовой категории забывать!)…
  • Добрый безумец — Лим Мён Джа, домохозяйка, потерявшая ребёнка по неосторожности. Её разум не вынес горя, и она так и продолжила катать пустую коляску — но ничего плохого никогда никому не делала. После катастрофы это безумие стало защитой от обращения: человек превращается в монстра, поддавшись соблазну своего желания — но Джа была уверенна, что не может оставить дочь. В этой уверенности она пережила конец света и помогла спасти сирот, использовав силу монстра в бою, когда им угрожала опасность. После отвела детей в безопасную квартиру, устроила им быт — а когда терпеть стало невозможно, подобрала желание так, чтоб её монструозный облик был совершенно безобиден и деткам вреда не нанёс.
  • Домашний тиран — Ким Сок постоянно третирует и унижает свою жену на людях и в одиночестве, держит её почти что за рабу, по флэшбекам — ещё и колотит. Классическое мелкое ничтожество, ничего из себя не представляющее. Характерно сливается при угрозе или мало-мальском отпоре.
  • Зарубка на прикладе — Санук отмечал маркером на руке каждого убитого монстра, но потом перестал, осознав, что это все-таки бывшие люди и многие стали монстрами не от хорошей жизни.
  • Злой толстяк — Ким Сок. По сравнению с другими образчиками тропа не особо толст, да и злодей невеликий, но под второй тип тропа ложиться идеально: мелкий лысеющий неудачник, потерявший форму от дешёвой калорийной пищи и непомерного количества пива. Он сам разрушил свою жизнь, а теперь срывает злость на всех, кто не может дать сдачи.
  • Идеальный герой — по сути, отыгрывается несколько раз, как минимум однажды и вовсе без страха и упрёка — и ничем хорошим для героя это не кончается.
    • Хён был хорошим парнем, дружелюбным и добрым. А потом нарвался на мажора-садиста, да ещё и сына начальника отца. Тот когда угрозами, когда подкупом устроил парню ад (причём столкновение началось с того, что Хён по доброте душевной предложил новичку мелочь для покупки в школьном киоске), а семья отказалась в это вмешиваться. Из-за угроз семье Хён сдался… но всё равно вмешался, когда увидел, что буллят его одноклассника. За что получил и от семьи, и от того самого одноклассника, и на время окозлился. Однако с наступлением конца света Хён снова встаёт на геройский путь: отвлекает монстра от детей-сирот и чуть не погибает сам, проходит к детям по полным монстров этажам и спасает их, затем присоединяется к прочим выжившим, всегда сражаясь в первых рядах. Под конец даже мотивацию противится голосу монстра находит в том, что ещё есть живые люди, которым нужна его помощь — и в конце концов жертвует своей человечностью ради других.
    • Дусик отыгрывает троп вообще без единой минуты слабости. Задолго до конца света он потерял ногу, спасая чужого ребёнка. Как инвалид, обеднел, из-за чего жена ушла от него с ребёнком — однако он ни разу ни сказал о них плохого слова. До конца света Дусик жил и работал в самой дешёвой квартире, кое-как обеспечивая себя — и не озлобился, не разуверился в своём выборе. После конца сначала спас героя и детей метким выстрелом, потом по мере сил снабжал выживших оружием. Когда монстры прорвались на первый этаж, оставшийся на подземной парковке Дусик сказал героям тащить на крышу пневмопушку с верёвкой, а сам вместе с коляской засел внизу и спалил столько врагов, сколько смог. В общем, до самой смерти поступал правильно — в итоге прожил жизнь бедного инвалида, годами не видевшего любимых детей, и умер в бою от ожогов. Дважды.
    • Чон Чжехон тоже подходит под троп, но у него «экранного» времени совсем мало. Он был верующим христианином и учителем корейского, защищал слабых, сражался в первых рядах, несколько раз рисковал своей жизнью ради товарищей и в конце концов столкнулся со слишком сильным противником, который просто впечатал его в пол.
В общем, на трёх рыцарей без страха и упрёка — две с половиной смерти, и вообще не понятно, в каком состоянии вернулся с того света выживший.
  • Комичное лицемерие — Ли Ын выговаривает Сануку за то, что он дымит в доме вместо того, чтоб пойти на крышу, а потом мужчина замечает у подростка в руке зажигалку и мелкой хулиганке приходится спасаться бегством.
    • Ким Сок предлагал выкидывать заражённых за баррикаду. Ровно до тех пор, пока симптомы не проявились у него самого. Заражённый протагониста даже предлагает Соку отправиться на съедение вместе — и тот падает в обморок.
  • Мистер Хайд — Ихён Чо: одна их двух его личностей заражена монстром и владеет сверхспособностями, но вторая позволяет сохранять адекватность. Когда ситуация накаляется до предела, монстр просит человека дать ему немного больше контроля и драться Ихён начинает еще лучше.
  • Нерды и гики — протагонист Чха Хён и Ли Хёк. Первый — социофоб-затворник, годы просидевший в интернете, увлекаясь играми и аниме, и даже его желание изначально завязано на выход второго сезона «Марии с небес». Второй также угорал по аниме и даже точно так же выиграл билет на показ «Марии», обожал видеоигры и красил фигурки. При этом первый после минимальных колебаний лезет в ближний бой с монстрами, чтоб спасти других людей, а второй организует оборону на первом этаже и спасение людей с верхних, да и вообще играет роль мозга команды.
  • Плохая девчонка — Хёншик Лим, самоназванный психолог, на деле — аферист и сектовод. Сбежал из тюрьмы по случаю конца света, прибился к сильному лидеру и начал по мере сил ему помогать своим ловким языком: когда вызнавая информацию, когда стравливая других выживших между собой, когда просто разряжая обстановку. По сути, каждое успешное действие бандитов в доме происходит под его речи: сначала Лим уговаривает пустить «спасителей» в дом, затем вызнаёт о «заражённых» и вносит раскол, позволяющий Юн Шину расстрелять Ан Сон, следом он же закрепляет новый, по сути правящий статус банды после победы над монстром-выживальщиком…
  • Почему ты отстой — Ким Сок получает такую от своего же внутреннего монстра. Тот стыдит его за нулевую карьеру, вечное всем недовольство, агрессивные нападки на жену и даже за запущенный внешний вид. Да ещё и троллит: сначала жалеет бедняжку и предлагает свалить вину на кого-то ещё, а когда Сок на самом деле начинает оправдываться — разворачивается и говорит, что не хочет тратить время на такое ничтожество. В итоге реверсивная психология срабатывает: Ким Сок начинает сам искать у монстра «признания» и соглашается на обращение в обмен на исполнение желания: получить прощение за всё, что натворил.
  • Превозмогатель — главный герой на одной силе воли сдерживает своего монстра, избегая полного обращения день за днем.
    • Девиз Джису — может мы умрем завтра, но сегодня мы будем бороться и выживем. Именно поэтому она ненавидит самоубийц.
  • Разобщённая семья — целый набор:
    • Семья протагониста была образцово-показательной на вид: мать и отец, протагонист и младшая сестра. Однако на деле всё было далеко не так хорошо: отец — служака, постоянно работающий, или находящийся в командировке, и считающий себя хорошим просто потому, что даёт другим деньги; мать — его бледная тень. Когда протагониста в школе затравил сынок большой шишки влиятельного, папаша не отважился переть против своего же начальника и слился, из-за чего протагонист разуверился в людях и стал затворником.
    • у ставших сиротами Суён и Ёнсун родители ещё до катастрофы развелись. Дети остались с матерью, отец засел в «милом доме» — самом дешёвом жилье на районе, но перед катастрофой детишки сбежали от матери к отцу. Возможно, не от хорошей жизни. То, что их никто особо не ищет — как-то подозрительно.
    • У Хан Дусика жена и дети были, пока он был здоров. После потери ноги семья тоже отвалилась, и сейчас он даже не знает, где его дети могли бы быть.
    • Ким Сон и Ан Сон — парочка из запустившего себя неудачника-тирана и его жертвы-жены. Со всеми вытекающими, от постоянной ругани до пускания в ход кулаков. Хорошо хоть детей в такой обстановке нет.
  • Силач — много персонажей, каждый по-разному:
    • из обычных людей пальму первенства держит Санук — бывший детектив, хороший боец и вообще рослый мужик крайне крепкого телосложения. Не раз забарывал обычных монстров просто на кулаках, позже активно применял катану — и этого хватало, чтоб вывести врага из строя. Неплохо, учитывая, что даже средний монстр может плюнуть кислотой, порвать людскую плоть, как бумагу, или пробить стену.
    • куда проще такая роль даётся полумонстрам, которые могут наносить серьёзные удары и быстро регенерировать. Поэтому Хёк сразу отводит роль силача Хёну, и чем отчаяннее становится положение, тем лучше тот эту роль отыгрывает, в конце концов начиная разносить монстров в честном бою даже не смотря на численное преимущество. Даже специально созданного монстра-босса убил с одного удара. Правда, ценой человечности.
    • под конец манхвы эту роль отыгрывает и Ихён Чо — такой же «заражённый», только с лучшим контролем. Изначально сбежал из тюрьмы вместе с прочими уголовниками и был скорее громилой — но совместная борьба за выживание перед угрозой целой волны монстров сгладила углы.
  • Сломленная птица — редкий случай обратного отыгрыша тропа. С первых глав нам показывают героя как мизантропичного социофоба, который ни в грош не ставит семью, мечтает только об аниме и считает дни до самоубийства. Однако в критической ситуации протагонист начинает геройствовать, причём ради других — и во флэшбеках нам показывают, что он изначально был хорошим парнем, которого жестоко затравил один оборзевший мажор и от которого отказались и друзья, и родители, и учителя. Так что герой не становится лучше в критической ситуации, а заново расправляет крылья. Впрочем, необходимость убивать монстров — которые ещё недавно были людьми и его соседями — Хёна знатно «приземляет».
  • Тупой приспешник — Гапсу Со. Не столько тупой, сколько психованный до невменяемости. Может внезапно начать душить парня, которого его послали аккуратно «взять», и при том забыть обо всём на свете, отправиться шататься по не очищенному от монстров полностью дому, попытаться изнасиловать взявшуюся не пойми откуда голую девушку, затем другую, в дикой панике прибежавшую с «безопасных» нижних этажей. Перспектива получить люлей от начальника, быть съеденным или столкнуться с какой-то неизвестной угрозой его в моменте совершенно не волнует — из-за чего Со и проваливает вообще всё, что пытается делать и тем более всё, что ему поручают.
  • Умник — Ли Хёк, он же и лидер группы выживших. С самого начала генерировал идеи по спасению, от использования полумонстров в бою до спуска из дома по верёвке, брал на себя ответственность, взывал к голосу разума во всех возможных переговорах. Даже своё желание использовал в критический момент так, чтоб и живых людей спасти, и омонстревшим дать шанс на перерождение.
  • Что за фигня, герой? — Ли Хёк регулярно наталкивается на троп. Он пытается быть голосом разума и вести за собой толпу перепуганных людей — но постоянно отхватывает за излишний прагматизм. Сказал протагонисту в первую очередь спасать жизненно необходимого выжившим мастера-на-все-руки Дусика, а не малолетних детей? Нарвался на убийственный взгляд и таки удар по возвращении спасательной партии. Предложил пустить того же протагониста вперёд из дома, чтоб тот как наполовину омонстрившийся разведал местность? Получил троп и по очкам от Джису, которая Хёна спасла и много с ним вместе прошла. После кровопролитного боя заговорил о перераспределении дежурств? Даже железный старик Ан Соп решил, что обсуждать такое на импровизированных похоронах — перебор.
  • Чудак со сверхспособностями — любой «заражённый» или полумонстр. Человек, испытывающий симптомы и способный обращаться в монстра частями, а затем возвращаться в норму — может многое. Как минимум регенерировать так, как и монстрам не дано, восстанавливать силы и наносить нечеловеческие удары, в том числе и созданным из своей же плоти оружием. Вот только в комплекте идёт сводящий с ума внутренний монстр, который может в любой момент устроить сеанс бодрящих галлюцинаций. А ещё есть риск окончательного обращения — и превращения в обычного плотоядного и трудноубиваемого монстра.
    • Ихён Чо — отыгрывает троп даже по сравнению с другими полумонстрами. Он не страдает от галлюцинаций, отлично контролирует тело и может обращаться частично в любой момент без риска сойти с ума и стать монстром. Всё потому, что у него раздвоение личности, и психическая «нагрузка» делится пополам. При этом один из Чо — добрый тихий парень, а другой — жестокий отмороженный псих. Первый общается с людьми, второй вылезает во время опасности и даёт монстрам жару.

Бестиарий

  • Был когда-то человеком — все местные монстры были когда-то людьми, которые «заразились», поддались уговорам внутреннего голоса и получили исполнение желания во внутреннем воображаемом мире. А их тела гротескно исказились в соответствии с их желанием, и пошли есть людей. По большей части монстры тупы, но сохраняют некую память и минимальную сообразительность: например, мечтавший накачаться парень становится раздутым от мышц тугодумным силачом, блаженно болтающим про мышцы, протеин и силу, и дико бесится от слова «дрыщ». У некоторых преображение показано в кадре: так, взбешённый неуважением и подставой на работе мелкий клерк на глазах у героев превращается в одержимого убийствами монстра.
  • Гигеровские монстры — собственно, местные монстры подходят под лайт-версию тропа. С одной стороны это — переродившиеся люди, так что что-то человеческое в них сохраняется. С другой — фигуры гротескны, органы, зачастую, не на тех местах. Тут и большой глаз в брюхе может быть, и второе лицо на груди, и летающая на длинной шее голова со множеством ртов и глаз. Дополняет это всё то, что по-настоящему масштабные повреждения эти существа не восстанавливают — так что особо сильные раны становятся частью облика, мало осложняя твари жизнь. Например, в первых главах много крови героям портит монстр с обрезанной по уровню носа головой.
  • Людоед — собственно, главная угроза героям и одна из главных мотиваций монстров. Искаженные под воздействием исполненного желания, сверхсильные, живучие и обладающие разнообразными способностями твари почти все охочи до людской плоти и атакуют людей при первой возможности, хотя целенаправленно на них не охотятся, нападая только если их что-то привлечет или они случайно наткнутся на человека, шатаясь по округе. Это же можно использовать против них при должной отмороженности: между бегущим человеком где-то вдалеке и куском мяса рядом монстр выберет последнее (но если живой кусок мяса в пределах досигаемости, приманка уже не заинтересует).
  • Медленный, но могучий — монстр-качок. Большой — на метр выше самого крупного мужика и поперёк себя шире от мускулов. Сильный — крушит двери, стены, с разбегу выносит вообще всё. Мощный — местных монстров и так-то уничтожить тяжело, разве что расчленить и сжечь, а этого квадратного тем более проблематично. Но он очень медленный. И очень тормознутый, если не сказать тупой. А с поворотами и торможением — вообще беда. В итоге герои не раз убегали от него, а под конец — раздразнили и заставили катапультироваться через окно. Впрочем, на улице прокачался и отожрался, став настоящим реактивным громилой.
  • Монстр-жижица — один из омонстрившихся, почти прозрачная человекоподобная фигура, буквально протёкшая в квартиру к Суён и Ёнсу. Мог растягивать и сжимать конечности, удушать, захватывая своим телом, протекать даже через мелкие дыры, которые, похоже, или проплавлял, или как минимум находил. Также мог занимать тела погибших, втекая в них изнутри. Впрочем, почти ничего плохого не делал — это ведь всего-лишь монстр-ребёнок, испугавшийся других монстров и пожелавший спрятаться, стать прозрачным.
  • Монструозный младенец — Лим Мён Джа, сошедшая с ума из-за смерти своего ребёнка ещё задолго до катастрофы, в итоге обращается в ребёнка сама — в гигантский, больше взрослого человека, эмбрион, висящий вниз головой в ванной комнате. Достаточно положительный пример: покойная переживала о детях, застрявших с ней в одной квартире, и специально постаралась обратится в максимально безобидную форму. Выглядит монстр-эмбрион страшно, но не двигается, и потому никому не вредит.
  • Поймать стрелу рукой — монстр-выживальщик с щупальцами после эволюции научился ловить арбалетные стрелы и бутылки с зажигательной смесью на лету, причём в разгар боя с несколькими противниками. Всё-таки его желание — выжить — превратило его в машину выживания, а эволюция позволила прикрыть все использованные против него ранее слабости, включая и метание предметов.
  • Раздоры среди злодеев — так то монстры не враждуют, но слепой случайно ткнул своим щупальцем качка, ориентируясь на звук, а тот осерчал и сделал из него котлету, выкинув в итоге в окно. Эта драка позволила спастись зажатым между ними детям.
  • Регенерация — монстры регенерируют весьма быстро. Вывести их из строя на время, например, ударом тока — вполне возможно. Но любой изжаленный или лишившийся важных частей тела «труп» обязательно встанет через считанные минуты. Некоторые ещё и адаптируются к возникшим трудностям, отращивая новые органы. Впрочем, отсечённые конечности или важные органы они с нуля отрастить не могут — но, учитывая сказанное выше, им это не слишком мешает.
    • ещё не обратившиеся в монстров люди тоже достаточно быстро восстанавливаются. Протагонист за считанные часы срастил разбитый череп.
  • Стеклянная пушка — поразительно, но большая часть монстров. При том, что это регенерирующие твари, способные рвать людей руками и вставать даже после падения с пятнадцатого этажа. Однако в моменте и по сравнению друг с другом получается именно сабж, что подсвечивает их борьба с контролирующими монстроспособности людьми. Да, монстр легко порвёт человека, покорёжит стену или разрубит плоть «полумонстра». Но и полумонстр обычно пробивает тела монстров, как бумагу, а то и разбивает их в кашицу об стены. И если случиться одному монстру случайно попасть по другому — с большой вероятностью тот будет пробит, как пластилиновый.
  • Ужасный голод — первой превратившейся в кадре стала девушка-модель, которая до всех событий сидела на жёсткой диете. В итоге она оказалась одержима голодом, а, начав обращаться, сожрала всю доступную еду, включая своего кота. Затем попыталась сожрать и людей — но не смогла проломить двери и в итоге в поисках жратвы выбросилась в окно (хотя ничто не мешало сойти по лестнице — но голод заставил двигаться кратчайшим путём). Монстр-кровосос, стоящий на выходе из дома, также одержим пожиранием — правда, он вытягивает людей через свой длинный язык, а не кусает.
  • Физическая сверхсила — большая часть местных монстров, превращаясь из людей, знатно поднимают уровень физической силы. Пробить тело врага пальцем или порвать человека на части для них — плёвое дело. Однако особо троп проявляют мускулистый монстр и бывший охранник Ким. Эти и стены собой ломают, и железо рвут, как бумагу. И оба, кстати, сильно разъелись со времени обращения: если обычные монстры не тяжелее людей и для полноценного применения сверхсилы им не хватает опоры, то эти два кратно тяжелее и потому наносят свои крушащие удары и терпят чужие, почти не чувствуя отдачи.

Сюжет

  • Ай, молодца, герой! — кровавая развязка начинается из-за того, что обычно здравомыслящая Джису решает сжечь кокон монстра. Ей не хватает духу, но этим пользуется злая личность Чо. В результате монстры вокруг дома впали в ярость и пошли на штурм.
  • Бить врага вражиною — буквальный вариант. Во время атаки монстра-охранника Чха Хён смог победить только благодаря заглянувшему на огонёк монсру-москиту. Тут просунул своё длинное жало через барикаду, пытаясь поразить Джису — а Хён ухватил и воткнул то в охранника. В итоге один монстр осушил другого досуха. После Хён ещё разок использовал монстров друг против друга, закинув противника под разогнавшегося монстра-броненосца. А под конец и он, и Хёк использовали своих внутренних монстров и желания для того, чтобы спасти людей.
  • Бог из машины — обычно приходит на помощь, чтоб прибить особо крутого монстра. Слепой враг стреляет в протагониста руками-вилами через дверь? И не попадает ни одним концом, после чего решает, что никого дома нет. Длинношеий враг заполз в окно, а от всех атак стал только круче? Недалече открывается окно, и сосед с пушкой отстреливает вражине шею. Мутировавший охранник на чистой силе растоптал всех, кто ему сопротивлялся, и вот-вот добьёт? На шум через баррикаду пробивается всасывающее жало другого монстра, и при помощи протагониста утягивает вражину. Мистер Мускул разбросал всех, разломал машину, разбил коктейли молотова в ней, а сам так и не сгорел? На крики испугавшегося толстячка приезжает тюремный автобус и таки укатывает врага на смерть.
  • Буллинг — подкосил протагониста, что раскрывается во флэшбеках. Парню не повезло с самыми лучшими намерениями подойти к новенькому ученику — а тот оказался упоротым садистом, мажором и сыном начальника отца героя к тому же. В итоге скоро на Хёна свалились все возможные беды: друзья отвернулись, нанятые громилы и запуганные одноклассники начали регулярно унижать и избивать, а отец ничем не помог, потому что побоялся губить карьеру. Да ещё и сам виновник торжества постарался словами надавить на все возможные больные мозоли. В итоге изначально альтруистический герой заперся в комнате и стал тем, кого мы видим на начало манги — озлобленным на семью хикки с суицидальными наклонностями.
  • Дилемма заражённого — с одной стороны, монстры почти неубиваемы, так что полностью обратившийся человек — та ещё проблема для всех вокруг. С другой стороны, перед обращением может быть достаточно длительный период носовых кровотечений и головных болей, и не до конца преобразившегося убить можно вполне человеческими способами. А для большего напряжения — обращение происходит в момент, когда сам человек сдаётся и уступает уговорам «души» — так что намерение вычислить и убить заражённых может подтолкнуть тех к обращению. Протагонист сдаётся товарищам по оружию по первому требованию. В дальнейшем заражённых на первом этаже оказалось ещё больше — и они решили помалкивать, на словах поддерживая расправу над заражёнными.
  • Кнопка берсерка — троп отыгрывается несколько раз. Так, монстры полуразумны, и лишь слегка понимают происходящее — но их разум, как и их форма, завязан на желании обратившегося человека. Поэтому монстр-качок до карикатурности бесится от того, что его назвали дрыщом или слабаком, после чего начинает переть на виновника по прямой, мигом забыв про всех прочих жертв, а бывший бегун устраивает весёлые старты вместо охоты просто потому, что увидел самодельную финишную черту. А для вставшего на кривую дорожку сироты Хоын Бэка такой кнопкой стали слова Санука о том, что Бэк бесчестен и никому не нужен. Если «да что ты будешь делать — изобьёшь связанного?» Бэк стерпел, то после «да такие, как ты, никому не нужны» выросший в приюте сирота-отказник таки развязал Санука и полез выяснять отношения как борец с борцом, по гамбургскому счёту — и закономерно огрёб из-за более лёгкой весовой категории. Джису начинает очень остро реагировать на тех, кто обижает Хёна. Ли Хёк убедился в этом на собственной переносице.
  • Переведённый ученик — во флэшбеке Хёна троп отыгрывается в крайне тёмном варианте. В школу переводится новый ученик, и протагонист спешит с ним познакомится, предлагает мелочь для автомата с вкусняшками и вообще всячески проявляет дружелюбие. Он ещё не знает, что:
    • переведённый — это сын начальника его отца;
    • у этого парнишки денег куры не клюют, и монетки Хёна ему без надобности;
    • в школу прибыл отбитый садист-психопат, который только и ищет повод начать на ком-нибудь отрываться.
В общем, по незнанию герой наступил на «мину» — и вся его жизнь на ближайшие годы превратилась в ад.
  • Пережить самопожертвование — много кто. Не переживших, впрочем, не меньше.
    • в самом начале протагонист ещё не знает, как вообще убивать монстров — знает только, что они крайне сильны. Но всё равно отвлекает монстра-глазастика от детей-сирот на себя, доводит его до эволюции… и тут бы ему и конец, если бы не Дусик, перебивший шею врага выстрелом из пневморужья.
    • Чжехон отвлекает на себя очевидно неуничтожимого геройскими силами монстра-качка. Но тот оказывается крайне тяжёлым на разворот, из-за чего на полной скорости проносится мимо героя и вылетает в окно, так Чжехона и не задев.
    • Санук использует найденное в зековском автобусе человечье мясо для отвлечения напавших на дом монстров. Он выскакивает из здания, убегает в лес, где сталкивается со слишком быстрым врагом… но комбинация наживки из мяса, появления «нового человека» и общей ярости, тянущей монстров к дому, позволяют Сануку свободно вернуться обратно.
    • Джису видит, что толпа монстров бежит за героями на крышу, и решает дать другим больше времени на установку пневмопушки и бегство. Она забегает в свою квартиру, закрывается и начинает играть на гитаре через усилитель. Монстры, ориентирующиеся в основном на звук, кидаются к ней и осаждают дверь — а на крышу остаются рваться только те, кто уже увидел людей вблизи. Тут бы и настал конец — но Хён успел подняться следом за толпой монстров в свою квартиру, а затем пробить потолок и спасти девушку.
    • под конец Санук и Хёк отправляются спасать Джису против компашки из восьми монстров вообще без огня, только с пистолетиком и катаной. Учитывая, что монстров нужно либо жечь, либо рвать на части — затея изначально провальная. Впрочем, Хёк начал превращаться в монстра и намеревался там и помереть. Однако Хён проявил мощь полумонстра на невиданном уровне, затем пришёл на помощь Чо — и героям удалось на время отмахаться.
  • Похоронный кошмар — протагонист, потерявший семью в автомобильной катастрофе, обшаривает чековые книжки и обнаруживает, что ему досталось всего ничего денег. А значит ни обучения, ни какого-либо приличного будущего точно не светит. Это приводит к скандалу на похоронах и оплеухам от прочих родственников. Должно сказать, что и ментальное состояние Хёна, и климат в семье был не ахти: сначала парня жестоко затравил школьный мажор, затем отец отказался вмешиваться, потому как этот парень оказался сыном его начальника, а после от героя отреклись вообще все друзья, включая тех, кому он помогал, и его сестру. Из-за этого Хён стал затворником и прожил так вплоть до гибели всей семьи… чтобы узнать, что люди, предавшие его из-за денег, даже денег в итоге ему не оставили.
  • Прикрыться заложником — оказавшись лицом к лицу с Хёном без поддержки верного полумонстра Ихён Чо, Юн Шин отвлекает его ударом и хватает Джису. С полумонстром человеку не справится хотя бы из-за регенерации — зато свернуть голову девчонке бывший уголовник точно успеет раньше, чем его вырубят. Особенно если учесть, что он только что продемонстрировал этот навык на немаленьком мужике. Впрочем, в такой ситуации сложно смотреть назад…
  • Ружьё Чехова — то, как организовали спасение Джису после её самопожертвования. Девушка сознательно привлекла монстров к своей квартире, и они уже срывают дверь с петель… Раскидать врагов не получится — там их целая орда, даже заражённому такое не по силам. Вот только:
    • с самого начала нам говорили о том, что домик — максимально дешёвая халупа для неудачников;
    • чуть погодя протагонист страдает из-за того, что Джису живёт над ним — а в квартире совершенно нулёвая звукоизоляция;
    • всю манхву монстры без особых проблем пробивают стены. Это же делает и заражённый Ихён Чо, буквально вминая врагов в стенку, как в бумажную.
    • ближе к концу обращающийся парень пробивает потолок и уходит себе омонстрятся на другие этажи.
В общем, Хён просто движется следом за монстрами, не попадаясь им на глаза, вплоть до своей квартиры — а затем использует силы заражённого, чтоб пробить дыру в потолке и вылезти на подмогу.
  • Сделка с дьяволом — для полного омонстрения нужно согласиться на исполнения желания от своего внутреннего демона. После чего личность человека отправится во внутренний, воображаемый мир, где желание сбылось — а тело омонстреет, примерно выдерживая тему того самого желания.
    • к Шину дьявол пришёл лично в виде перерождённого человека с личинкой монстра, и предложил обратиться, чтоб выжить. Бонусные баллы за то, что Шин ненавидел монстров, потому что один такой сожрал его семью. Но особого выхода не видел — сам он был изранен и одинок, а рядышком лежала и регенерировала только что утянувшая его тварь.
  • Счастливая грустная концовка — человечество выжило, группа людей из дома спаслась, у Санука и Юри намечаются чувства, и даже Хён вернулся к людям в каком-то новом качестве. А злодеи, наоборот, все убиты. Вот только вместе с ними полегло множество хороших людей: умерли смело сражавшиеся в первых рядах Чон Чжехон и Ан Соп, переродилась и была сожжена добрая и несчастная Лим Мён Джа, была расстреляна бандитами только-только освободившаяся от мужа-тирана Ан Сон, дважды сгорел по-настоящему героический Хан Дусик, протагонист и Ли Хёк, тащившие на себе группу в последние, самые напряжённые моменты, были перерождены в «новых людей», причём ментальное состояние первого не ясно, а последний может и вовсе не прийти к людям. Вообще из выживших в доме в первый день до спасения в конце дожило меньше половины, а от человечества в целом остались считанные проценты. Более того, совершенно непонятно, что стоит за переродившимися людьми и чего от них ждать: судя по подталкиванию людей к обращению в монстров и способности управлять последними — ничего хорошего.
  • Теперь тут будет дверь — суть трюка, которым Хён смог спасти Джису, когда та решила отманить большую часть монстров на себя. Толпа сбежавшихся на звук гитары тварей столпилась вокруг двери — но Хён просто зашёл в свою квартиру этажом ниже и использовал сверхсилу, чтоб пробить дыру вверх. Благо, дом дешёвый, стены хрупкие, так что пробить не так-то сложно — что демонстрировалось разными монстрами и полумонстрами ранее.
  • Ты не пройдёшь! — особо эпично троп отыгрывает начавший обращаться — и из-за этого отрастивший ногу — Дусик. В русском переводе он обращается в прорвавшимся через баррикаду монстрам почти теми же словами, с поправкой на число. А потом подрывает канистру бензина, заливая врагов смертельным для них огнём.
    • В финале выжившие всеми силами удерживают лестницу на крышку, чтобы успеть вытащить хотя бы детей.
  • Центральная тема — многие люди были монстрами и до мутации, а кому-то даже и она не нужна.
  • Цитирование названия — собственно «Милый дом» это название, которое Хён предлагает Джису для ее песни, прощаясь с ней, перед те как стать 100% монстром.

Восприятие

  • Бафос — один из столпов манхвы. Опасный монстр молотит героя так, что щит гнётся? Герой мимоходом вспомнит, что кусок металла для этого щита был задвинут местному мастеру-оружейнику другом как взятый c обшивки самолёта — и, похоже, дружок брехал, как пёс. Отдельно троп провоцируют монстры: бывшие люди, поддавшиеся одному желанию и в монструозной форме полностью повёрнутые на нём. Здоровенный монстр вот-вот раздавит детишек? Его умильное улыбающееся личико колобка, торчащее между раздутых плеч, с блаженной улыбкой повторяет «Мус-ку-лы… Про-те-ин…». Герой, отвлекая его на себя, предложил дрыщу померятся силами с кем-то его размера? Так же рожица скорчивается чуть ли не в мем «FUUU». А потом его слегка царапают катаной — и монстр внезапно визжит, как девчонка, и даже в ответ не бьёт.
  • Отсылка — при первой встрече лицом к лицу между протагонистом и Дусиком (почти подросток и мужик, годящийся ему в отцы) происходит целая дуэль на непонятых отсылках. Дусик поминает Макгайвера (сериал «Секретный агент Макгайвер») и Питера Венкнома («Охотники за приведениями»), Чха Хён — Айзека Кларка («Dead Space»). И каждая отсылка кончается удивлённым собеседником, который не понял, о чём вообще речь.
  • Предзнаменование — Пхён Иль, изнывая от голода, подбивает народ на «бунт», рассказывая, что верхушка присвоит всю провизию себе, а остальных будет держать за рабов. Санук и Хёк до такого никогда не опустились бы, а еду скрывали только для того, чтоб людям было проще растянуть крохи на больший срок. Зато весьма скоро в дом заявятся беглые бандиты — и вот они-то будут подкупать народ слухами о хранящейся в краденом автобусе жратве и дизельном генераторе, а затем низводить почти всех до пешек. Опасных полумонстров убьют, кое-кого — на мясо пустят…
Аниме.png

Милый дом (манхва) входит в серию статей

Аниме

Посетите портал «Аниме», чтобы узнать больше.

Джек Торранс.jpg

Милый дом (манхва) входит в серию статей

Ужасы

Посетите портал «Ужасы», чтобы узнать больше.