Исекай

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исэкай (яп. 異世界, букв. «другой мир») — специфический жанр японской медиапродукции. Обыкновенно этим словом называются произведения, относящиеся к японскому изводу «попаданческого чтива», которое в Японии стало не меньшей притчей во языцех, чем на территории бывшего СССР. Но обо всём по порядку.

Краткая история

Истоки жанра

Как и во всех остальных странах, истории про попаданцев в некую волшебную страну в Японии имеют свои корни в фольклоре и старинной литературе. Из чего-то близкого к нашему времени (от позднего Эдо до раннего Мэйдзи) можно выделить романы Senkyou Ibun (1822) и Ikyoubibouroku (1887), повествовавшие о мистических путешествиях японцев в волшебные страны, населенные богами и демонами. Но до настоящего бума попаданческих историй оставалось ещё долго, да и сформировались их каноны под влиянием другой литературы — западной.

А она была крайне популярна в Японии и при правительствах националистов, так что когда американская оккупационная администрация запустила в Стране Восходящего Солнца процесс форсированной вестернизации, её популярность только возросла ещё сильнее. Такие книги как «Дорога славы» и «Чужак в чужой стране» Хайнлайна, «Три сердца и три льва» Андерсона или «Бесконечная история» Энде, так и более ранние, вроде твеновского «Янки при дворе короля Артура» произвели на японцев определенное впечатление, так что неудивительно, что имеющие склонность к копированию и воспроизведению понравившихся идей жители Страны Восходящего Солнца начали создавать свои истории по мотивам.

Исекай классический

И кодификатором жанра стал незамысловато названный роман Isekai no Yuusha, вышедший в 1979 году. Сюжет тоже не отличался оригинальностью: ГГ-старшеклассник попадал в фэнтези-мир, получал в свои руки легендарный меч и спасал прекрасную принцессу от злых духов и демонов. Тем не менее, японцам свой попаданец в противовес американцу Оскару и датчанину Хольгеру пришёлся по нраву, так что жанр нашёл свой рынок.

А ведь до него тоже много чего было. Был детский сериал Paul no Miracle Daisakusen 1976 года, в котором герой попадал в другой мир магии и приключений посредством волшебной игрушки-маскота. Была манга Ōuke no Monshō, стартовавшая в том же году и посвящённая «историческому попаданчеству» а’ля «Янки при дворе короля Артура» — только тут героиня попадала в Древний Египет и окрестное Южное и Восточное Средиземноморье того периода. Историческому попаданчеству не так повезло с известностью, как фэнтезийному, но имеются и свои подражатели, например, Anatolia Story: аналогичная история про героиню, попавшую уже в Хеттское Царство. По жанровой принадлежности это было классическое сёдзё: меньше героических превозмоганий, больше личностных переживаний и попыток наладить свою жизнь в чужом для себя мире.

Что же до попаданцев в фэнтези-миры, так в 1983 году выходят аниме самого Ёсиюки Томино Aura Battler Dunbine и его же ранобе Rīn no Tsubasa, действие которого происходит в том же сеттинге, что и «Данбайн». По сути это была классическая героика (пусть и в фирменном томиновском духе — мрачная, довольно циничная и с регулярными смертями персонажей) — в первом случае на мехах (благо технофэнтезийный сеттинг, в который попадал протагонист, позволял такие финты), во втором случае — без мехов, но с мечами и доспехами.

Эти-то произведения и задали тенденцию для развития жанра. В «героических» исекаях молодые герои попадали в фэнтези-миры, сражались с чудовищами и злыми империями, завоёвывали сердца прекрасных дев — в общем, занимались всё тем же, что и наши, западные попаданцы. Была заметна некая тенденция к технофэнтезийным сеттингам, в каковые попадали протагонисты как помянутого «Данбайна», так и вышедших десятью годами позже «Эскафлона» (в нём ещё и попадала типичная сёдзё-героиня, поэтому боям на роботах и любовной драме было уделено приблизительно равное внимание) и «Эль-Хазарда» — но в целом попаданцы восьмидесятых-девяностых вполне могли попадать и в классические миры меча и магии: как в сёнене (Ijigen Kishi Kazuma), так и в сёдзё (The Twelve Kingdoms, Fushigi Yuugi — но там сеттинг был скорее с дальневосточным флёром).

А ещё именно в девяностые появляется первый получивший известность стёб над жанром — Those Who Hunt Elves, выполненный в жанре весьма фривольной этти-комедии. И первая яркая деконструкция — Now and Then, Here and There, в котором герои попадали не в сказочный мир меча и магии с рыцарями, волшебниками и войной с Тёмным Властелином, а в мрачный апокалипсис-панк, в котором постапокалиптические диктаторы вели бесконечные междоусобицы за земли и ресурсы с привлечением детей-солдат на роль пушечного мяса.

Исекай новый

В двухтысячные начал намечаться некий сдвиг в развитии жанра. В вышедшем в самом 2000-м Kyo Kara Maoh! уже появляются знакомые нам комедийные и романтические элементы в истории с протагонистом мужского пола. А в Zero no Tsukaima, издававшемся с 2004 года, был и идиот-ГГ, и призвавшая его в другой мир прекрасная (хоть и стервозная и неудачливая) незнакомка, и развитие любовной линии, и внезапное обретение суперсил, и тонны шутеек и комических ситуаций разной степени пристойности — можно сказать, уже нынешний набор тропов жанра.

Но настоящая революция в жанре произошла в 2009—2010 году. И связана она со взрывным успехов ранобе Sword Art Online. Формально это был несколько другой жанр — ЛитРПГ, но герой по-прежнему геройствовал в фэнтези-мире, пусть и виртуальном — для аудитории эпохи компьютерных игр разница была не слишком велика. Всякий раз, когда видите исекай, в котором протагонист попадает во вселенную игровой механики, будь это что сугубо стёбная KonoSuba, что «типасерьёзный» Tate no Yuusha no Nariagari — помните о том, что их духовный предок был самым натуральным ЛитРПГ, в котором сеттинг был вселенной игровой механики сугубо потому, что сам являлся видеоигрой.

Второй компонент нео-исекая — гарем. Ингредиент технически необязательный, но крайне желательный, даже если протагонист будет агрессивным асексуалом Нестеренко-стайл или попадёт в тело какой-то нечеловеческой сущности (но об этом позже). А вы думали, куда с экранов пропал старый-добрый этти-фансервис с красотками разной степени обнажённости, попадающими с ГГ в неловкие ситуации? Весь он здесь, родимый.

Третий компонент — наследие недолгой, но бурной эпохи бума ранобе. Вообще, в тот период большей популярностью пользовалось аниме про школы магии (а также про магию в обычной школе), но их крайнее однообразие быстро наскучило даже непритязательным отаку, что и послужило замене их в мейнстриме на исекаи. Однако многие композиционные приёмы и штампы остались, тем более что первоисточником для большинства исекаев служит таки ранобе[1].

Смешать в шейкере, элементы других жанров добавить по вкусу. Получившуюся смесь доставлять потребителям в формате строго по 12 серий, который так освежает в летнюю жару и прекрасно повышает продажи танкобонов. Мням!

Другая особенность нео-исекая — куда большая популярность, чем у предшественников. «Двенадцать Королевств», несмотря на все свои достоинства не могли бы сравнится с позднейшими ладно уж с Re:Zero, но даже с практически трешовыми «Попадателями в слизь».

Типичные тропы нео-исекая

  • Грузовик. Вообще, способов попаданчества много, даже в классических исекаях героя порой призывают. Но самый мемный среди всех путей попасть в исекай — это, конечно, переродиться там после смерти, а самый мемный способ умереть, чтобы потом переродиться — это быть сбитым грузовиком.
  • Марти Стю. Принципиальный момент. Аудитории исекаев не интересно переживать за жизнь главгероя и его товарищей, им интересно наблюдать за тем, каким способом в этот раз добро порвёт зло на британский флаг. Унылая непобедимость? Забудьте, непобедимость унылой не бывает. Впрочем, штамп оказался настолько заезжен даже для исекаев, что его часто пытаются как-то обыграть: либо вдавливают педаль в ядро планеты до упора (если уж попаданец имба — то прям совсем-совсем имба), либо пытаются реализовать субверсии и прочие аверсии или попросту стараются избегать этого амплуа.
    • Как противовес — всегда говорится, что в родном мире ГГ был полным неудачником, либо был успешен только в профессиональной деятельности, но никак не в социуме и не в отношениях. Альфа-самцов в исекаи не пускают! (В этом, кстати, важное отличие от произведений бума ранобе: там-то главгерой зачастую хотел сношать всё, что движется.)
  • Стандартный фэнтези-сеттинг в его JRPG-шном изводе. Вообще отступления тут бывают. Кто скажет, что, например, «Сага о злой Тане» — не исекай? Но мейнстрим жанра всё-таки стандартно-фэнтезийный.
  • Вышеупомянутое наследие ЛитРПГ. Выражается прежде всего в наличии в мире классов-экспы-уровней и прочей игровой мишуры. Герои иногда могут даже интерфейсы видеть, лол.
  • Работорговля, как обоснуй игровой системы «заплатите сто тысяч единиц золота чтобы добавить бойца в ваш отряд». Ну и закос под средневековье, разумеется. По понятным причинам, бойцы зачастую оказываются не мускулистыми качками, а боевым гаремом. Попаданец при этом обычно пытается играть джентльмена и дает понять что относится к рабам как к равноправным партнерам. Так что он, разумеется, не потащит рабыню в койку только потому что она тварь бессловесная. Впрочем, из койки он сбежит даже если его туда потащит сама рабыня. ОЯШ он и в исекае ОЯШ.
  • На Shousetsuka ni Narou, японском Самиздате, пользуются популярностью попаданцы во что-то неживое: личи, скелеты, зомби, роботы, разумное оружие и т. п. На большие экраны подобное, слава Богу, почти не вылезает. Но заставляет задуматься о духовном состоянии авторов и потребителей исекаев[2].

Примеры произведений

Примеры исекая классического

  • Isekai no Yuushi — кодификатор жанра.
  • Ōuke no Monshō — прабабушка (1976) всея японской попадантистики. Обыкновенная американская школьница Кэрол, увлекающаяся историей древнего Египта, попадает на три тысячи лет назад в достаточно клюквенный древний Египет, где она романтически приключается в окружении различных царей, фараонов, жриц и жрецов. Манга выходит по сей день, кстати.
  • Aura Battler Dunbine — прадедушка (1983) всея японской попадантистики. Обыкновенный японский подросток Сё попадает в условно средневековый мир с мечами и магией, на которой тут работают мехи и летучие корабли. А дальше начинается довольно мрачная реалмеха от Ёсиюки «Убей-их-всех» Томино.
    • Rīn no Tsubasa — ранобе в том же сеттинге, но с другим сюжетом и героями.
  • The Vision of Escaflowne — тоже попаданцы в технофэнтези, есть мотивы герметической магии и всякой алхимии-астрологии. Увы и ах — манга начала выпускаться в один год с эпичным и легендарным Neon Genesis Evangelion, издававшемся в том же жанре «мехи с сюрреализмом и отсылками к оккультным учениям», а аниме вообще вышло на год после сериала по «Еве». Результат — былинный отказ, относительная малоизвестность за пределами фанатского сообщества Sunrise и статус «культового хита, который никто не смотрел», прочие причины — невнятная и незапоминающаяся героиня, быстро уходящая на второй план, так что с определенного момента сложно понять, что тут исекай.
  • Leda: The Fantastic Adventure of Yohko — образчик духа восьмидесятых: крутая и фансервисная попаданка в бронелифчике лихо курощает демонов с помощью меча.
  • Magic Knight Rayearth — махо-сёдзё плюс технофентези с ОБЧРами плюс исекай плюс фирменно-психоделичный рисунок CLAMP — в общем, именно что-то такое и ожидаешь от CLAMP, берущихся за исекай. Да, это девяностые — но дух 80-х из одного описания так и прёт.
  • Ijigen Kishi Kazuma — о попаданце в стандартный фэнтези-сеттинг японский, но пока что без игровой механики и навязчивого фансервиса.
  • The Twelve Kingdoms — классика сёдзё-попаданства в дальневосточный фэнтези-сеттинг № 1. Четыре ОЯШницы стали не наложницами в гаремах, не пилотами ОЧБР, ни "приключенками", а жрицами враждующих религиозных культов.
  • Fushigi Yuugi — классика сёдзё-попаданства в дальневосточный фэнтези-сеттинг № 2. Они итак весьма сходны между собой сюжетными, так в аниме сходство усилили дополнительными сюжетными ходами - мотив девичьих разборок также усилен.
  • El-Hazard: The Magnificent World — опять технофэнтези, зато попаданцев несколько и один из них — даже антагонист. Имело несчастье выйти в тот же год, что и «Евангелион», поэтому классикой так и не стало, но оставило после себя небольшое, но преданное фанатское сообщество.
  • InuYasha — тёплый, ламповый исекай рубежа веков за авторством легендарной Румико Такахаси. Поперёк всем канонам жанра (до которых оставалось, тащемта, ещё лет 20) героиня попадает не в СФС, а в Японию времён войны Сэнгоку (хоть и с магией и демонами), «специальность» у неё для поставленной задачи самая подходящая (мико и дочь настоятеля синтоистского храма), да и «попадает» она не с концами, а периодически наведываясь в своё время.
  • Familiar of Zero — жил-был обыкновенный японский школьник Хирага Сайто — и тут его призвала в качестве фамильяра колдунья из фэнтези-мира, где до сих пор длится Галантный Век с его плащами и шпагами, а аристократию составляют династии волшебников[3]. И всё заверте…
  • Now and Then, Here and There — злая-презлая деконструкция на тему: «а что, если ОЯШ попадет не в СФС с магами и рыцарями, а в постапок с кровожадными варлордами и детьми-солдатами?»

Примеры нео-исекая

  • Arifureta Shokugyou de Sekai Saikyou — наряду с Tate no Yuusha no Nariagari пример вроде как деконструкции, обернувшейся реконструкцией. Да, тут едва ли не впервые поломали шаблон — ОЯШа предают, он попадает в подземелье, где ему откусывают руку, он едва не подыхает и седеет, учится искусству механики и материализации механизмов и становится суровым и неприступным. При этом далее собирает гарем, помогает всем направо и налево и из воздуха добывает чуть ли не танк для победы над очередным боссом.
  • Aru Asa Dummy Head Mic ni Natteita Ore-kun no Jinsei — герой попадает в микрофон. В микрофон-голову для юных АСМРщиц.
  • Class ga Isekai Shoukan sareta Naka Ore dake Nokotta n desu ga — все как всегда: целый класс ОЯШей внезапно телепортируют в другой мир приключаться. Вот только история наша о том единственном ОЯШе, который задрых на задней парте и в круг призыва попросту не попал (ибо нефиг творить круги в квадратной комнате), так что был сильно удивлен, очнувшись в пустом классе. Правда, через год гоблины и прочие монстры начали просачиваться в наш мир, так что ОЯШу, который внезапно все-таки получил кое-какие способности, приходится с ними разбираться.
  • Drifters — исекай от Коты Хирано, автора легендарного «Хеллсинга». Попаданцы — строго известные исторические личности (ОЯШи и салариманы высшим силам здесь абсолютно неинтересны, такие дела), качество рисовки и битв — 10/10, скорость выхода — 3,5 главы в год.
  • Gate: Jieitai Kanochi nite, Kaku Tatakaeri — известная франшиза, проспонсированная Силами Самообороны Японии на правах пропаганды. Собственно, целые ССЯ здесь попаданцами и выступают (собственно, сперва через Врата решили прорваться в Гиндзу иномиряне, но ССЯ им вломили и пошли на ответный удар малой кровью на чужой территории, заслав отряд разведчиков), но во всех остальных отношениях канон соблюдается. Вопреки множеству отзывов, Gate не содержат никакой праворадикально-экстремистско-реваншистской пропаганды, наиболее серьёзным минусом произведения является сильно провисающий после убийства огненного дракона сюжет, а также (в аниме) страшно переигрывающая сейю Рори.
  • JK Haru wa Isekai de Shoufu ni Natta — типичный отаку Тиба погиб под типичным грузовиком и попал в типичный исэкай с типичными уберспособностями. Но история не о нем, а о погибшей вместе с ним однокласснице Хару, которой сверхсил никаких не выдали и потому она была вынуждена пойти за жильем, едой и заработком в исэкайный бордель (причем и там не считалась первой девицей — старовата по местным меркам). И о ее язвительных комментариях в адрес Тибы, клиентов и всего этого исэкая, в котором, как и положено нормальному Средневековью, весело живется только мужикам.
  • Honzuki no Gekokujou: Shisho ni Naru Tame ni wa Shudan wo Erandeiraremasen — заядлая книгочейка переродилась в младшую дочку городского стражника Майл, в семье которой о грамоте и слыхом не слыхивали, а на одну книжечку нужно всю жизнь копить. Майл пытается по мере сил выжить, научиться грамоте и как-нибудь дорваться до книг, а в идеале стать Гутенбергом этого мира.
  • Ijiranaide, Nagatoro-san — 9 глава внезапно оказывается исекаем, где Сэмпай, оказавшись магом, тут же встречает местную Нагаторо Нэкоторо и отправляется в путешествие с монстрами и пирушками к замку Короля демонов…вот только Нэкоторо и есть Король демонов Магаторо, которая всячески насмехается над упрекающим в обмане Сэмпаем, унижает его и сажает на цепь…Все это оказалось ночным кошмаром Сэмпая.
  • Isekai de Cafe o Kaiten Shimashita — Курокава Риса просто однажды просыпается в другом мире вообще без всякой миссии, находит приют в богатой семье и находит призвание, став Джейми Оливером этого мира и открыв кафе, где наконец-то будут готовить вкусную еду.
  • Iseikai Tensei — молодой парень-киборг Ной, мчащийся прочь от опустошенной Земли на космическом корабле, терпит крушение на неизвестной планете, которая внезапно оказывается миром магии, и первым делом встречает дочь местного Владыки демонов, с которой отправляется в странствие.
  • Isekai Kaeri no Yuusha ga Gendai Saikyou! Inou Battle-kei Bishoujo o Bishibashi Choukyou Suru Koto ni!? — фишка в том, что открывается произведение как раз-таки концом исэкая: изрядно раскачавшийся в странствиях ОЯШ Морисита Дайки побеждает Владыку демонов, прощается с друзьями и возвращается домой в свое прежнее ОЯШеское тело. Вот только интерфейс с окном параметров и умений остается с ним, что интересует не только его, но и ёкаев и экзорцистов, которые впервые видят такую магию. А еще, увы, Дайки с прежним телом обретает и замашки ОЯШа.
  • Isekai Ojisan — по большей части воспоминания попаданца уже вернувшегося в обычный мир. Причем, его история является откровенным стебом над жанром. Все жители параллельного мира выглядят как фотомодели? Есть такое. Но на попаданца который и дома то красотой не отличался, они смотрят как на злобного орка. Буквально. Далеко не до всех фотомоделей доходит что вот эта вот иномирная страхолюдина — человек, пусть и страшный как ядерная война. А еще Дядя исекайнулся еще в далекие девяностые, когда штампы исэкая еще не сложились, и потому, например, кроющую его руганью эльфийку считает не милой цундере, а просто психически ненормальной, от которой надо держаться подальше.
  • Isekai Tensei, Ore ga Otome ge de Kyuuseishu — попадание в типичное отомэ с кучей красавчиков-принцев, которых то и дело надо тискать и подбадривать. Только вот попала не экзальтированная школьница, а ОЯШ, который сёдзё и тем паче отомэ на буре крутил и от того, что ему придется всем этим заниматься, мягко говоря, не в восторге. Но находит лазейки и проходит игру по дружеской ветке, становясь со всеми друзьями.
  • Isekai Quartet — мета-исекай: герои0попаданцы и иные персонажи четырех вселенных (KonoSuba, Re: Zero, The Saga of Tanya the Evil и Overlord) внезапно перемещаются в сеттинг типичной японской школы. Во втором сезоне к ним присоединяются герои Tate no Yuusha no Nariagari.
  • Kaette Kita Moto Yuusha — героя Харуто призвали, тут же скинули на континент демонов, чтобы не тянул волынку, а качался, поприключался три года, победил короля демонов, вернули в наш мир…вот только про гарем забыли. А герой нет, поэтому спустя три месяца нашел способ исекайнуться обратно (через магический круг, без грузовика), чтобы наконец-то вкусить мирной жизни, славы и завести себе полный боекомплект дам.
  • Kaminaki Sekai no Kamisama Katsudou — ГГ Юкито Урабэ его любящий отец Соитиро, основатель культа богини Митамы, приносит ей в жертву, заковав в бочку и скинув в океан. Однако, он оказывается в другом мире, где, как он и пожелал, нет самой концепции религии — правда, жизнь там со своими большими тараканами, да и наличие местных культов архонтов никто не отменял. Так что приходится Юкито ради выживания и противостояния Империи и архонтам основать и развивать культ той самой богини. А на самом деле это субверсия: Юкито не перемещался в другой мир, а пролежал в стазисе несколько сотен лет. А мир сей — Земля далекого будущего после Третьей мировой войны, Империя является творением предвоенных ученых, как и архонты, на деле сильно модифицированные и забывшие свое прошлое люди (кроме архонта Геи, она была одной из ученых и после возрождения в очищенном мире сохранила память о мире до войны).
  • Kekkon Yubiwa Monogatari — ОЯШ Харуто Сано влюблен в свою подругу детства Химэно Нонаку «Химэ», красавицу-умницу-гяру, разве что далекие воспоминания из детства порой чудятся. Вот только однажды, когда Харуто наконец решается открыть свои чувства, Химэ признается, что ей надо оставить город и уехать навсегда — и оказывается, не в другой город, а в другой мир. 10 лет назад она, принцесса (отсюда и прозвище) Кристал Новати Ноканатика, и ее личный слуга переместились в наш мир, чтобы спокойно дождаться церемонии обручения с суженым и вручения ему волшебных колец для борьбы с демонами. Харуто застает ее прямо у портала и проваливается вслед за ней, прямо на свадьбу, где внезапно становится ее избранником и носителем колец. А кроме борьбы с демонами, ему необходимо взять в жены еще четыре принцессы разных рас с их кольцами и стать Властелином обручальных колец.
  • Kochira Isekai de yoroshikatta deshou ka? — очень злая деконструкция. То, что в другом мире рожи у обитателей зеленые и уши порой заостренные, еще не означает, что в нем есть место героизму. Протагонист упорно считает, что оказался в фэнтези и станет Героем — вот только от нашего мира с переполненными поутру вагонами метро, шумными барами, нудной работой, съемными конурами этот отличается только вышеупомянутыми рожами и ушами. Даже во сне богиня дарует ему Миссию особого рода — наконец отбросить бредни про исэкай, найти работу, жену, завести ипотеку и детей и прожить нормальную жизнь середняка.
  • Kono Yuusha ga Ore Tueee Kuse ni Shinchou Sugiru — взбалмошная богиня Ристарте призывает героя Сэю спасти мир Гиабранде…вот только Сэя очень, ну очень ответственно относится к делу и предпочитает готовиться ко всему по максимуму вплоть до уничтожения слайма заклинанием ядерной мощи. Правда, Гиабранде тоже мир совсем не простой, потому что демоны тут тоже с умом (в начальной же локации аж целый генерал демонов, чтобы загодя попаданцев изничтожать), да и у Сэи есть мрачное прошлое, почему он такой осторожный.
  • Kono Subarashii Sekai ni Shukufuku o! — пародия, которая, тем не менее, тоже помогла кодифицировать и популяризировать жанр. ОЯШ-хикки-задрот Казума погибает типа героической, а на деле весьма позорной и обидной смертью, попав под трактор, и при исекае, терпя троллинг богини Аквы, вместо крутого артефакта выбирает забрать в другой мир ее саму. И вместо чудесных приключений его сперва ждет вкалывание работягой на стройке, гигантские жабы, ночевка в холодной конюшне и прочие реалии жизни. Как бы боевой гарем он собирает — сама бесполезногиня Аква, рыцарь-мазохистка Даркнесс и девочка-шахид Мегумин, которая умеет только раз в день кастовать мегавзрыв… Вот только все эти супердевочки и под командованием то Кадзумы склонны наносить, экхм, «сопутствующий ущерб», в размере уничтоженного между делом города. А под командованием кого либо другого команда может не добраться и до совершения подвигов, которые «сопутствующий ущерб» как-то оправдают.
  • Kumo Desu ga, Nani ka? — в иной мир перерождается целый класс. Вот только одной из них не повезло переродиться не в аристократку или хотя бы монашку, а в паука в лабиринте, полном всевозможных монстров, причем без каких-либо особых способностей (встроенная справка есть, но и ее надо раскачивать, чтобы говорила что-то путное, кроме очевидностей). Интригу составляет, как связаны похождения Кумоко и ее бывших одноклассников, какую роль играет в этом темная богиня Ди и кто вообще Кумоко на самом деле.
  • Kuma Kuma Kuma Bear — или медведизация всей страны. Юна долго резалась в онлайн-игрушку, зашибая там отнюдь не виртуальные миллионы на торговле игровым шмотом. Однажды ей подарили виртуальный костюм мишки, который она неосторожно признала милым. Вот в этом костюмчике её в РПГ-мир и отправили. Все суперсилы Юны завязаны на костюм, так что никуда она от его ношения не денется. Причем, суперсилы обычно сопровождаются инструкцией «думай о медведях, магия сильнее будет». И если следовать этому совету, то вместо файрбола получится очередной огненный медведь. Поклонники новоявленной спасительницы мира тоже потихоньку шьют себе костюмы медведей. Так что хитрый план по медведизации альтернативного мира продвигается хорошо. И нет, гарему не будет.
  • Makenshi no Maken Niyoru Maken no Tame no Harem Life — в фэнтези попадает настоящий самурай Фудзиномия Содзиро. Фишка в том, что мечи, с которыми он прибыл, обращаются зачатком гарема — начинается с катаны, оборачивающейся горячей как домна имбой, и вакидзаси-лоли-кудэрэ. К сожалению, дальше гарем будет пополняться за счет обычных девушек, зато, в отличие от исекайных ОЯШей, Содзиро не стесняется каждую ночь полировать свой меч в ножнах катаны.
  • Meikyuu Black Company — талантливый инвестор Киндзи Ниномия как раз думает наконец насладиться своим богатством, как оказывается почти голышом в фэнтези-мире, находящимся в стадии активной индустриализации. Поначалу он удачно проворачивает махинацию, загнав смартфон мафии за кучу денег, но когда тот разряжается, мафия вполне логично высказывает ему свое недовольство и ставит на счетчик, а в местном аналоге Воркуты, куда занесло Киндзи, нет иной работы, кроме как пахать в шахте. Правда, за счет неукротимого предпринимательского духа и капли везения Киндзи после нескольких неудачных афер начинает все-таки понемногу приподниматься из грязи по карьерной лестнице.
    • В середине произведения происходит исекай Киндзи с преданным товарищем Ванибэ в далекое постапокалиптичное будущее этого мира. К счастью, их друзья выжили и на больших постах, так что дела почти сразу идут на лад.
  • Moseukeubaui Yeomyeong — талантливый пианист-кореец Ли Си Юн после ДТП теряет способность играть, кончает жизнь самоубийством и оказывается в теле русской девушки Тани Верзеновой. Знание русского языка не завезли, но Ли в новом теле компенсирует это активной учебой ради возможности снова играть.
  • Murazukuri Game no NPC ga Namami no Ningen to Shika Omoe Nai — с весьма оригинальным для жанра вывертом. Главный герой запускает странную «песочницу» и внезапно ни в какие игроподобные исэкаи не попадает. И систем полного погружения аля SAO тоже не будет. Только вот неписи в игре что-то подозрительно живые. И когда они делают подношения игроку, эти подношения почему-то вскоре доставляет почтальон. В том числе и образцы неизвестной науке флоры-фауны. Но это, наверно, разработчики игры запрягли генетиков, чтобы они вывели всякую забавную фигню специально в качестве подарков игрокам.
  • Nidome no Jinsei wo Isekai de — на первый взгляд данный исекай может показаться оригинальным из-за своей завязки. В фэнтезийных мир после смерти попадает не ОЯШ, а девяностолетний дед и ветеран Второй Мировой войны, переродившись в теле молодого приключенца, который бескомпромисно рубит гоблинов в капусту. Но чуть дальше сюжет начинает провисать, и тот самый умудрённый жизнью человек ведёт себя как образцовый ОЯШ. Возможно, данное ранобэ и затерялось бы среди сотен подобных тайтлов, если бы не небольшой скандал. Перед выходом аниме-адаптации, когда уже были известны актеры озвучки, в сети всплыли нелицеприятные высказывания автора о корейцах и китайцах. А потом оказалось, что главный герой не просто был военным, так ещё и участвовал в Нанкинской резне, чем нереально гордится. После всего этого выход адаптации был отменён, а издатель отозвал книги из продажи, несмотря на извинения автора и обещания переделать сюжет.
  • Nihonkoku Shoukan — в фэнтези перемещается вся Япония целиком и тут же развивает бурную активность: за считанные дни договаривается с новым соседом о поставке продовольствия, бурит нефтяные вышки, вламывает недружественной империи. Персонажи тут есть, но скорее формально — по сути, история идет от третьего лица всеведущего рассказчика, будто альманах-хрестоматия истории Японии в другом мире.
  • No Game No Life — ещё одна стоящая упоминания франшиза. Примечательно произведение прежде всего воистину радикальным расширением идеи «мира, живущего по правилам игры», а также могучим зарядом бойкости и задора, сочетающимся с интеллектуальными дуэлями а-ля Death Note.
  • Overlord — тот самый случай с героем-личом. Игрок решил зайти в последний день существования любимой MMORPG проститься с ней, но внезапно с отключением серверов он ощутил себя своим персонажем-личом Момонгой уже без всяких игровых меню и статов, а созданные друзьями NPC обрели самостоятельность.
  • Otome Game Sekai wa Mob ni Kibishii Sekai desu — Леон попадает в отомэ с матриархатом в роль второстепенного персонажа Леона фо Бартфорта и, пользуясь тем, что проходил игру для сестры вдоль и поперек, начинает идти наперекор сюжету и царящим в королевстве порядкам.
  • Outbreak Company — отаку-ОЯШ призывается в мир в кои-то веки с оригинальной миссией: продвигать в фэнтези-мире японскую культуру, учить местных произносить «Моэ-моэ-кьюн!», ругать конвейерные исекаи и фанатеть от сёненов и сёдзё.
  • Paripi Koumei — ни много ни мало сам Чжугэ Лян, прославленный полководец и интриган «Троецарствия», оказывается в современной Акихабаре и использует свои навыки для продвижения своей подопечной певицы в шоу-бизнесе.
  • Potion-danomi De Ikinobimasu! — Нагасэ случайно зашибли богоподобные существа и в качестве извинения возродили в параллельном мире с магией. Чтобы там не помереть, героиня выцыганила себе способность делать зелья с любыми желаемыми свойствами. Думала что будет тихонько приторговывать обычными для РПГ зельями лечения. И тут оказалось что такие чудо-средства тут никто отродясь не видел. И колдовать никто не умеет. Почему тогда Нагасэ говорили про мир магии? Ну, там есть драконы, которые и правда владеют магией. А то что магии много, никто и не обещал.
  • Re: Zero kara Hajimeru Isekai Seikatsu — пожалуй, самый известный сериал жанра, успех которого здорово послужил его популяризации.
  • Yuusha Gojo Kumiai Kouryuugata Keijiban — герои действующие и отставные общаются на форуме-имиджборде, обсуждая насущные проблемы и помогая новичкам. А проблем оказывается полон рот — то призванными героями окажутся самурай времен сёгуната и отвязная гяру, которые друг друга в упор не понимают, то герой умудрился попасть в восьмибитную RPG. Боевой гарем оказывается для очередного Героя ну вот совсем не в радость, ибо принцесса с воительницей только и делают, что грызутся друг с дружкой за власть, а при попытке вмешаться с удовольствием набрасываются на Героя…который вообще девушка и ни капли не юри (а с учетом того, что вестей от прошлых Героев нет, модераторы решают принудительно отозвать ее обратно домой — вполне вероятно, Героев там попросту убивают). А еще исэкай может быть предметом гамлетовских раздумий — герой уже раз двадцать (!) спасал другие миры, обретал верных друзей и даже возлюбленных, вот только в нашей реальности за хронические прогулы его выперли со всех возможных работ, он еле-еле пристроился на более-менее нормальную выше уборщика и не желает терять и ее ради похождений в очередном мире.
  • Saving 80,000 Gold Coins in the Different World for My Old Age — грохнувшись с горы, Ямано повстречалась с пролетавшим мимо пришельцем и получила от него способность к телепортации. И случайно залетела в параллельный мир. Внезапно, не попаданка, так как быстро телепортируется обратно и дальше мотается между мирами осознанно. Внезапно, мир средневековый, но не магический. Магического там только собственно Ямано. Еще более внезапно, это скорее слайсик, ибо цель Ямано — тихонько приторговывать в средневековье японскими товарами, по грабительским расценкам. Причем, по возможности не слишком наглея. Желающие достать свежей рыбки находясь в неделе пути от ближайшего водоема дружно топают нафиг.
  • Sekai Saikou no Ansatsusha, Isekai Kizoku ni Tensei suru — ради лучшего в мире киллера не пожалели сбить целый пассажирский лайнер, в котором он летел. Перерождается он не просто так, а по специальности — прокачаться и убить будущего Героя в тот краткий момент, когда он уже убьет местного Владыку демонов, но еще не обезумеет и не станет напастью почище Владыки.
  • Sentouin, Hakenshimasu! — от автора вышеупомянутой Konosuba. Злодейская организация Кисараги отправляет одного из лучших полевых агентов Шестого, того еще похабника, вместе с безэмоциональной, но цинично-материалистичной и способной потроллить Шестого андроидом Алисой на другую планету, чтобы провести разведку на местности и подготовить плацдарм для вторжения. Там Шестой с Алисой, будучи не стеснены ни местной, ни обычной моралью (дать врагу ликвидировать все ловушки и монстров на пути к сокровищу, а потом со всего размаха дать сзади с ноги по яйцам — как нефиг делать), быстро забираются в верхи людского королевства, собирают команду из одержимой богатством рыцаря-неудачницы, химеры-жруньи и жрицы-старой девы, побеждают и унижают генералов демонического (например, оба войска в молчаливом изумлении смотрели, как Шестой заставляет демоницу Хайнэ принимать самые разнообразные фансервисные позы, а потом предлагает достать ее магический камень у него из ширинки), проявляют себя самыми бездарными дипломатами в истории, доводящими соседнее королевство до союза с демонами, и т. д. Они могут заказывать оружие и прочие вещи с Земли, но только в обмен на очки зла, так что Шестому придется вдоволь похулиганить и покуролесить (а он и не против).
  • Slime Taoshite 300-nen, Shiranai Uchi ni Level Max ni Nattemashita — Айдзава померла от переутомления и предстала перед богиней предложившей отправить её в РПГ-мир. В качестве бонуса девушка выпросила себе бессмертие и зажила тихой жизнью, зарабатывая на убийстве слабеньких слаймов. Так прошло лет триста и внезапно оказалось что экспы со слаймов набежало ого-го. И стала девочка имбой, а заодно и местной достопримечательностью — герои к ней на поклон шастают заиметь в команду, а она с порога всех выгоняет, предпочитая собирать теремок из подружек и лоли и решать их проблемы.
  • Soukyuu No Shihai-sha ~ Isekai Oppai Musouden — ОЯШ Харуаки исекаи читал, сам сын штамповщика исекайного сала. Когда отец скончался, завещав сыну кинуть его прах под грузовик, сын не нашел ничего лучше, как пытаться рассыпать прах сверху — ну и ковырнулся в обнимку с урной с крыши, естественно, под тот самый грузовик, который не ожидал, что попаданцы еще и сверху начнут валиться. Дальше он с огромным энтузиазмом отправляется в фэнтези-мир, тем более что богиня даровала ему способность контроля половины мира. Правда, почти сразу уже опытным путем с подвернувшейся принцессой Харуаки устанавливает, что даровали ему способность управления женскими грудями.
  • Surviving Romance — главная героиня Чарли живет-не тужит в типичном отомэ, счастлива быть типичной главной героиней и любить типичного красавчика Джина…пока жанр внезапно не меняется, Джин вместе с сотнями других людей подгнивает, и Чарли приходится взаимодействовать со «статистами», чтобы выжить.
  • Tate no Yuusha no Nariagari — один из самых замшелых представителей жанра (при том, что отчаянно косит под деконструкцию). ГГ-антигерой, начинающий как неудачник, но потом всех нагибающий — присутствует. Стандартный фэнтези-сеттинг — тоже. Видеоигровая механика классов-уровней-скиллов-волн мобов — в наличии. Боевые рабы и гаремник с ГГ-мизогином в центре — едва ли не кодификатор. Плюс писательница не прочь поддать ангстишки.
  • Tensei Gotoki de Nigerareru to Demo, Niisan? — плохо ли исэкайнуться, если два года до этого ну очень любящая сестра держала тебя привязанным к стулу, мучила и убивала на твоих глазах всех твоих подруг и просто знакомых? А что, если внезапно няня-горничная окажется переродившейся сестрой да еще с форой в силе и знании магии? И абсолютно нет никаких гарантий, что после тяжелейшей победы сестра не провернет трюк с перерождением еще раз, так что приходится подозревать буквально всех и каждого.
  • Tensei Shitara Slime Datta Ken — попаданец в говорящую слизь метаморфа. Примечательно, что дальше упор будет отнюдь не на геройство, а на строительство целого государства, где все расы смогут жить в мире, и типичных злодеев тут нет (князь тьмы — лишь должность, которую могут замещать и в целом не злые существа).
  • Tensei shitara Ken Deshita — мужик переродился в меч в камне. Правда, не абы какой, а магический, который может самостоятельно летать, рубить врагов и вообще быть идеальным приключенцем. Только скучно одному, да и скучает тело по нежным женским рукам, вот и стал верным Мастером-оружием зверолюдки-рабыни Фран.
  • The Ride-On King — про попаданчество Плутинова, президента маленькой, но гордой независимой страны Плудии, страдающего наслаждающегося фетишом на оседлание. Списан с одного реального политика, а если точнее — с его намеренно утрированного образа, берущего начало из мема, где он верхом на медведе. Но политик — и в другом мире политик, что придает приключениям несколько нестандартный оттенок.
  • Youjo Senki — да, единственный в этой подборке сериал с нестандартным сеттингом (фэнтезийная версия Первой Мировой, плавно перетекающая во Вторую), а также, пожалуй, единственный, где главгерой попал в женское тело (что, правда, не имеет никакого влияния на сюжет).
  • Shokei Shoujo no Ikirumichi — да, всем выдернутым из Японии попаданцам выдают мощные читерские способности. Только вот, с контролем над этими способностями у них как-то не очень. Могут ненароком и весь континент в горку соли превратить, бывали случаи. Так что всех таких попаданцев отстреливают превентивно. К сожалению, довольно быстро история скатывается в сёдзё-ай между карательницей Мэно и Заблудшей Акари, способной отматывать время назад в случае гибели (поэтому убить ее не получается) и воспринимающей Мэно не как врага, а как единственную подругу в новом мире.
  • Tensei Shitara Warui Kuni no Musume Deshita — может ли быть что-то хуже смерти от руки могущественной демонессы, секретного оружия Владыки демонов, когда спасаешь от нее свою любимую, которую призвали в Герои? Только вселиться после смерти в ту самую демонессу — Владыка демонов думает взять ее в жены, а любимая не может и слова выслушать от той, что убила ее единственного друга.
  • Watashi, Nouryoku wa Heikinchi de tte Itta yo ne! — Мисато Курихара и при жизни была Мэри Сью, от чего очень страдала, и упросила боженьку исэкая сделать ее обыкновенной средней девочкой. Стала средней — да, обыкновенной — нет, ибо усреднение шло по максимуму (по магии да, средняя между червяком и Великим Драконом, а так в 6200 раз сильнее обычного мага-человека). В итоге свою силу всячески скрывает за самыми нелепыми отговорками, живет под чужим именем и использует магию всегда по минимуму (вместо испепеления бегущих на нее врагов материализует им камушки в сапогах), предпочитая тренировать своих подружек как основную ударную силу.
  • Отдельным субжанром является попадание в злодейку прочтенного или просмотренного протагонисткой произведения, которое стало гораздо популярнее попадания в героиню.
    • Akuyaku Reijo nano de Last Boss wo Kattemimashita — протагонистка стала типичной школьной злодейкой Ирэн, которую в кульминации растопчет ставший драконом король демонов Клод, он же отверженный младший брат прекрасного принца. Ирэн решает прихлопнуть двух зайцев одним тапком и пытается соблазнить Клода — так он не озлобится окончательно, не станет драконом и не растопчет ее. Выходит в итоге комедийное сёдзё, где оба героя порой горазды на уловки, но внутри милы и добродушны.
    • Albert Ke no Reijou wa Botsuraku wo go Shomou desu — еще на церемонии поступления в академию Мэри Альберт внезапно понимает, что находится в отомэ-игре, где ей уготована роль злодейки…и сознательно решает ей следовать, чтобы своим позором снизить авторитет семейства, соперничающего с королевским по знатности и влиянию, и уберечь родных от заговоров со стороны короля. Вот только выглядеть и вести себя хуже, чем она есть, у Мэри выходит, извините, плоховато.
    • Otome Game no Hametsu Flag shika Nai Akuyaku Reijou ni Tensei shiteshimatta — одно из наиболее популярных в субжанре и наиболее же комедийных. Попаданка в будущую злодейку Катарину Клаэс начинает усиленно пытаться избежать будущего краха, занимаясь магией земли и земледелием (все получается одинаково плохо), а тем временем в нее влюбляются принцы, братья и даже главная героиня. Но Бакарина настолько непосредственна и, кхм, очаровательно глупа, что упорно этого не замечает.
    • Ag-yeog-inde, ingiga neomu manhda — то же самое, только главная героиня отомэ становится еще и президентом фан-клуба злодейки.
    • Beipo chengwei fanpai zhuixu — писателю типичной бесконечной сянься настолько обрыдло тащить воз, что он попросту слил концовку. Ладно простые фанаты, а то боги-фанаты настолько расстроились, что сделали писателя персонажем его же романа, чтобы изнутри выправил сюжет.
  • Любопытным субжанром является попадание отнюдь не в пышущую здоровьем машину смерти\обаяния и даже не в младенца, а в персонажа глубоко больного. Тут уж не до принцев, монстров и интриг — большим успехом считается тратить силы поменьше и успеть сделать хоть что-нибудь, прежде чем свалишься в обморок и станешь еще ближе к кончине.
    • Sihanbu agnyeoui haepiending — первопроходец. Изрядно подмочившая свою репутацию Клеа Рено оказалась отравлена, после чего сговорилась с Королем демонов и вселила в свое умирающее тело душу как раз попавшей под грузовик девушки из нашего мира. Суть вроде бы проста — продержаться полгода в браке с герцогом Детройтом, и тогда девушка сможет воскреснуть в своем мире, но даже ходьба отнимает у Клеа очки здоровья, не говоря уже о том, что недругов у нее полно, и кто же из них отравил Клеа, непонятно.
    • Geongang-i eobs-seubnida — героиня очнулась в теле Нинейны, глубоко второстепенного персонажа отомэ-игры, которая болела с детства и к моменту попадания жить ей оставалось месяца три от силы. Нинейна настолько слаба, что поначалу даже не может встать с кровати, даже от ложки супа ее мгновенно выворачивает, так что только железной волей и желанием выжить героиня начинает через силу питать и укреплять столь слабое тело.
  • Boku igai Zennin Tenseisha ka yo!? — три наишаблоннейших попаданца, попали под наишаблоннейший грузовик и получили различные читерные способности. А потом они встретили местного начинающего приключенца, от лица которого, собственно, повествование и идет. И внезапно оказалось что «начинающий приключенец» качался рядом с замком короля демонов и сам та еще имба, просто не понимает этого. В общем, столь же наишаблоннейший протагонист сёнэн-манги. Далее эта компания быстренько сдружилась и решила приключаться вместе.

Ссылки

Примечания

  1. А ещё можно сделать комбо! Попаданец в школу магии, находящуюся в исекае! Как тебе такое, Илон Анимаск?!
  2. Учитывая, что в каждом втором произведении жанра ненавязчиво продвигается мысль о том, что только в сказочном мире типовой японец может прийти к успеху, а не медленно сгореть на нудной работе в офисе/цехе/порту, оно и понятно. Любой, ощутивший на себе прелести двенадцатичасового рабочего дня и жизни в ультрабюджетном съёмном жилье а’ля вторая промышленная революция, сам волей-неволей почувствует себя придатком станка или конторского стола. А тут и до зомби или робота недалеко.
  3. Если вы когда-нибудь задавались вопросом, от какого именно аниме пошло бояръ-аниме, то да, вот, к примеру, от этого.