Повседневность

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Почти сутки он не сводил глаз с монитора — и вот наконец-то в игре наступил перелом. Последним ходом удалось разменять трёхкомнатную в блочном доме на две хорошие двухкомнатные — сработал полезнейший артефакт под названием «доплата». В одной из «двушек» не было телефона, зато другую можно было сразу апгрейдить до евроремонта. Его маклеры набрали нужную форму. <…> — Что там ещё? — Пора. Он скрипнул зубами. Сохранил игру; поднялся, не пытаясь скрыть раздражения. Опять из этого прекрасного цветного мира — в эту тупую серую повседневность… И вышел на крыльцо. Рыцари приветствовали его. Ветер играл боевыми штандартами, ржали закованные в броню кони, пахло железом и дымом, а над горизонтом поднималось неторопливое кровавое солнце. И он воздел над головой фамильный меч: — Верные! Наш час настал! Пришло время постоять за дело Света, отбить отцовский замок у изменника брата…

Сохранённая на диске игра ждала своего часа…
»
— Марина и Сергей Дяченко, «Маклер и магия»
277 томов ранобэ, манга, три спин-оффа, аниме-сериал по мотивам. Скоро обещают экранизацию от Netflix

Вася Пупочкин со всех ног нёсся на работу, жутко опаздывая. Он самым банальным образом проспал, допоздна смотря серии нового аниме-тайтла «Перерождение в бронелифчик», и теперь с ужасом представлял, каким карам его подвергнет босс за очередное опоздание. Не глядя по сторонам, погружённый в свои мысли юноша перебежал проезжую часть дороги на красный свет светофора, не замечая несущуюся на него тушу грузовика. Разминувшись с машиной буквально впритык, Вася лишь раздражённо отмахнулся от осыпающего его оскорблениями водителя и прибавил шагу. Вбежав в помещение магазина «Евросеть», Пупочкин быстро поздоровался с коллегами: вечно сонной Виолой, флегматичный характер которой отлично помогал ей в работе с самыми неприятными клиентами, неутомимыми шутниками Семёном и Глебом, которых за дружность и поразительную «синхронность» прозвали Чуком и Геком, и новенькой работницей Алисой, которая устроилась совсем недавно на время летних каникул в ВУЗе и пока отчаянно косячила, умудрившись однажды, например, при продаже снять плёнку с дисплея смартфона-«раскладушки» последней модели, без которой аппарат превращался просто в удобное пресс-папье. Вася с улыбкой вспомнил, как вернувшийся на следующий день покупатель закатил настоящий скандал, во время которого за свою племянницу Алису пришлось отдуваться шефу. Увы, в полном соответствии с народным поверьем, что достаточно вспомнить про одну известную субстанцию, как она сразу же явит себя в реальности, прямо перед Пупочкиным в дверях раздевалки внезапно появился сам начальник, Николай Петрович, во всей своей, так сказать, красе. Наблюдая, как необъятные щёки босса наливаются злобной краснотой, с тоской ожидающий разноса Вася думал только о том, что где-то сейчас храбрые герои спасают принцесс из лап драконов, исследователи на своих «Энтерпрайзах» и «Зарях» бороздят просторы космоса… а он просто живёт скучной жизнью невзрачного обывателя. И, конечно, никто не напишет про такое книгу и не снимет фильм! А если и напишут, и снимут — то никому это будет не интересно…

На самом деле Вася Пупочкин глубоко не прав — повседневность является достаточно популярным жанром, который имеет достаточно большое число фанатов, давно и прочно закрепившись в «культурном коде» человечества.

Дела давно минувших дней

Начать с того, что люди с незапамятных времён живут в основном коллективами: племя, посёлок, город. Со временем появились государства с территорией от части одной страны до нескольких в составе империи. И разумеется, не обходилось без проблем на разных уровнях, от деревенских воров до восстаний. Просто для выживания, было весьма желательно быть в курсе происходящего вокруг, и люди прислушивались к разнообразным сплетням о соседях, рассказам заезжих торговцев или даже достаточно общительных чиновников, не говоря о государственных объявлениях в стиле «Слушайте, жители Багдада, и не говорите, что не слышали!» Ну а там, где есть спрос на что-нибудь, даже на слухи, может найтись и предложение — от деятелей искусства. И вот на одной сцене — поскольку «пока народ безграмотен, из всех искусств для нас важнейшими являются кино театр и цирк», В. И. Аристофан — ставят как трагедии по религиозным и мифологическим сюжетам, так и комические сценки про обычную жизнь обычных людей, в которой происходит что-то забавное[1]. Порой произведения переживают время создания даже не на поколения, а на многие века — и становятся для людей будущего, помимо прочего, имеющим историческую ценность источником о быте и нравах давних лет.

Литература же долгое время оставалась доступной, в общей сложности, весьма ограниченному кругу лиц, во всяком случае, до появления книгопечатания, позволившего, в том числе, наладить и выпуск учебников и повысить общий уровень грамотности. Но и она на всём протяжении истории обращалась в темам повседневности, будучи в значительной мере развлекательной для обеспеченных и скучающих людей. И не только сказки и легенды пользовались успехом — ведь в некотором смысле даже основанный на слухах (с нашей, современной точки зрения совершенно фантастический) рассказ об экзотических странах, где живут диковинные люди, тоже граничил с повседневностью (точнее, между ними лежали правдивые заметки путешественников о личных впечатлениях, полученных в дальних краях).

Помимо развлекательной, как минимум со Средневековья и до fin de siecle немалую часть литературы составляла ныне забытая назидательно-нравоучительная, действие которой, разумеется, должно было происходить в тех же самых реалиях, в которых пребывает целевой читатель, пусть даже они были замаскированы, например, под старину; впрочем, если за прошедшие времена нравы изменились не так сильно, то можно было и пересказать басню прошлых веков. Выпускаемая, в том числе, в образовательно-педагогических целях, она пыталась представить для примера модели правильного поведения в современном моменту написания обществе.

В позднем Средневековье, с ростом социальной активности третьего сословия, растёт и количество (и, соответственно, доля в общем числе) произведений реалистичного характера в противовес романтике рыцарских времён. Персонажами становятся купцы и ремесленники, крестьяне и мелкие чиновники, включая полицейских и судейских, врачи, художники, артисты, при этом в комедийных произведениях дворянство и священничество высмеиваются не менее, чем остальные. Элементы возвышенного или чудесного оттесняются жизнью как она есть. Судя по сохранившимся описаниям, произведения про повседневность, такие как пьесы и романы, пользовались неплохим спросом. А некоторые и сейчас переиздаются и переводятся. Это и есть прямой предок данного тропа, со временем перешедший в него.

Повседневность в настоящее время

В ряде жанров, таких как детектив (криминал) и мистика (ужасы), фоновая повседневность усиливает производимое на читателя/зрителя впечатление самим подразумеванием того, что это могло бы произойти и с ним.

Современное состояние жанра довольно нестабильно — чем дальше в будущее, тем быстрее и сильнее меняется мир, и люди вместе с ним. Появление новых технологий, в первую очередь, делает некоторые тропы устаревшими, как и содержащие их произведения, если те играют достаточно важную роль в сюжете. Возможно, это приведёт к выпуску однодневок. Так, если произведение будет слишком быстро устаревать, то оно не успеет набрать аудиторию, которая будет его перечитывать/пересматривать, с учётом появления немалого количества новых. Добавим к этому усилившиеся тенденции к навязыванию маркетологии: то есть, например, издательства будут заказывать авторам те книги, которые по расчётам должны будут пользоваться спросом, — а это значит, будут следовать определённому шаблону. Как следствие, разные издательства, изучив спрос, могут заказать одно и то же, не считая попыток сыграть на интересах к сиквелам. И как следствие всего этого, время полурпаспада жизни современного произведения может оказаться довольно коротким и пройти, когда пройдёт та мода, сиюминутная тенденция в обществе, что вызвала издательский спрос на конкретный шаблон. Третьим фактором является уже упомянутое выше обилие произведений: «конвейер», «индустрия», вполне пригодный для массового выпуска однотипных изделий, будь то автомобили или романы. Что, в свою очередь, подогревается новыми нейросетевыми технологиями быстрой фабрикации текстов.

Популярными темами жанра остаются всевозможные отношения между людьми, от любовных до криминальных. Пересекаясь с другими жанрами (комедия, детектив и т. д.) или видами медиа (кино, телесериалы, аниме и манга), он порождает, казалось бы, широкий спектр поджанров на любой вкус. Элементы фантастики позволяют добавить оригинальности, чтобы с их помощью выделить произведение из рядов себе подобных, вышедших с одного конвейера. Наконец, у жанра в современном виде практически иммунитет к деконструкции — штампы просто не успевают сформироваться.

Одной из проблем создания произведений в данном жанре является проблема сеттинга. По умолчанию действие происходит на Земле, в наше время, и с этим всё просто. С другой стороны, для произведения автор придумывает набор персонажей — после чего они становятся не нужны. Некоторые авторы достаточно талантливы, чтобы повторять воссоздание подсеттинга с нуля, но часто используется сериализация: произведение выходит как литературная серия, телесериал, мультсериал, включая аниме-сериалы. В этом случае можно переводить основной состав из серии в серию, придумывая им только новые приключения.

Подсеттинги

Таким образом можно создавать произведения как минимум трёх типов, с сюжетообразующими конфликтами разного уровня:

  • Школьный подсеттинг — основной состав представлен школьниками разной степени обыкновенности и японистости; значительная часть событий происходит, само собой, в школе (включая школьные мероприятия, например, поездки-экскурсии или спортивные соревнования), в сюжете важное значение играют отношения между школьниками, а также между школьниками и учителями. Представим себе, например, сериал про Ваську «Пупка» Пупочкина, который не любит учиться, плохо усваивает географию и математику, рисует хуже, чем курица лапой, часто хулиганит, хотя порой ведёт себя неплохо, и ему удаётся исправить часть доставленных им неприятностей. (Опционально переведённый ученик, сидящий на задней парта у окна.) В значительной мере таков тележурнал «Ералаш».
  • Студенческий подсеттинг — основной состав это студенты, у которых иные проблемы и возможности; весьма вероятно усиление романтического компонента, столкновение с денежной проблемой (подработки, частичная занятость), необходимость овладевать знаниями более высокого уровня, как общими, так и специальными (как вариант — усиление факультативности, характерное, например, для системы образования в США). Вася Пупочкин учится на экономическом факультете МДААА и разрывается между необходимостью сдавать зачёты и экзамены и попытками клеиться к Жене Криворучко, второй красавице на потоке.
  • Взрослый подсеттинг — основной состав это (по идее) взрослые люди. Обычно имеющие определённое место жительства и место работы, как в примере в самом начале. На первое место может вылезать проблема «денег не хватает», но дела амурные по-прежнему дают о себе знать.
    • Профессиональный коллектив — весьма распространённая разновидность, заслуживающая особого упоминания. Детективное агентство, воинская часть, полицейский участок, суд, станция скорой помощи, магазинчик, от дежурной аптеки до отделения супермаркета, да хоть спасатели на пляже — каждый день что-нибудь да случается просто в силу специфики работы.
  • Фантастический подсеттинг — казалось бы, какая повседневность в космосе или фэнтезийном средневековье? Да самая обычная, пусть и на необычном фоне — наблюдать за жизнью космошахтёра, который на протяжении трёх томов упорно бурит на своём стареньком космодобытчике пояс астероидов в системе Мирапопа на краю освоенного космоса, чтобы потом потратить все деньги на новые базы данных для нейросети, выплату кредита за космический корабль и алименты, может быть не менее интересно, чем за бравыми похождениями галактических героев — не в последнюю очередь потому, что при таком повествовании показывают многие интересные детали бытовой жизни обитателей далёкого космического будущего, что перманентно игнорируется в обычной приключенческой космической беллетристике. Да и за жизнью какого-то фэнтезийного бродячего торговца пряностями, фармацевта или банально простого крестьянина, живущего в глубинке счастливо со своей семьёй, может быть весьма интересно понаблюдать, по тем же причинам.

Тропы

По шкале МироцентричностьГероецентричность: с одной стороны, в данном жанре мир более-менее задан, а с другой — в некоторых произведениях с фантастическим элементом действия героев оказывают на него существенное влияние, но обычно в сторону возвращения status quo.

Жанр довольно всеобъемлющ, особенно на стыке с фантастическими, поэтому в нём могут наблюдаться все тропы, условно не привязанные к заведомо вымышленным мирам, прошлому или будущему времени, в том числе, связанные с «вечными темами» отношений между людьми.


N. B.: В этой статье примеры не нужны.


Примечания

  1. В более позднее время, в Средневековье труппы бродячих артистов выполняли роль передвижных театров и цирков, и среди их номеров также встречались минисценки обычного и кукольного театров, немалую часть сюжетов которых определяла повседневность или даже злободневность.