Тени былого величия

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

— Сколько нужно центавриан, чтобы вкрутить лампочку?

— Только один. Но перед этим он полчаса будет ворчать, что в прежние славные времена Республики сотни слуг поменяли бы тысячи лампочек по его малейшей прихоти!
»
— Центаврианская шутка, «Вавилон-5»

Тёмный Властелин с армией орков идет смертоубийственным походом на свободные земли. Отчаянные пираты матерятся, как сапожники, готовясь захватить корабль, чтобы плыть за заветным кладом. Мудрые маги чертят на полу круги, воскуряют травы и читают длинные заклинания, готовясь к могущественной волшбе. Флот звёздной империи высаживает космодесант на планету…

Круто? Да, круто. Но раньше было намного круче. Нынешний Властелин — когда-то был жалким слугой у былого, инфернального бога зла, которому служили не только задрипанные орки, но и могущественные демоны и драконы. Пираты — последняя уцелевшая банда из славной ушедшей эпохи вольницы, в которую пиратские бароны водили в бой целые флотилии и грабили города, увозя потом награбленное в собственную пиратскую республику, с которой не рисковали связываться даже ведущие державы мира. Маги былых времён не тратили время на бесполезные круги и бормотание — они кидались термоядерными файерболами, как шишками и ходили на тот свет, как к себе домой. Ну, а в империи когда-то такой флот, как этот, назывался даже не флотом, а так, флотилией — настоящие флоты были намного больше.

Словом, то, что мы наблюдаем сейчас — это тени былого величия. Ситуация, когда прошлое вымышленного мира выглядит гораздо более великим и масштабным, чем то время, в котором и происходит действие истории.

Почти обязательный элемент такого элемента мироописания — предтечи: некая великая цивилизация прошлого, по сравнению с которыми все деяния нынешних воителей и политиков выглядят ничтожными.

Впрочем, иногда из теней удаётся возродить былое величие. Коллапс империи-владычицы морей и отчаянное соперничество между её преемниками может возродить пиратство, какое-нибудь столкновение миров может вернуть магию, давно свергнутый Чёрный Ужас может разорвать цепи и вернуться в мир… Такая ситуация рассматривается в статье «Тотальный реванш».

Примеры

Литература

  • «Анафем» — мир учёных и философов после Ужасных событий и трёх Разорений (лишение мирской властью права на исследования).
  • «Аэций — последний римлянин» и «Смерть Аэция» Теодора Парницкого — Римская империя V века. Когда-то римские легионы маршировали по всей Европе, а теперь последний крутой генерал Флавий Аэций остатками армий пытается сдерживать натиск варварских орд на внутренние провинции. Ну а вскоре после смерти героя от руки своего же бездарного императора, уже сам Рим оказывается впервые разграблен этими варварами.
  • «Властелин Колец» — когда-то эльфы лично выводили на бой целые армии — а теперь они ограничиваются тем, что сидят в своих анклавах и пытаются устоять перед армиями гоблинов с Мглистых Гор и Дол Гулдура. Когда-то люди Нуменора могли вывести в поле войско, способное напугать своим числом даже мордорцев — а ныне Гондор вместе с Роханом едва сдержали натиск всего одной сауроновой армии. Когда-то Саурон сам владел своим Кольцом и дрался в первых рядах своей армии, а теперь он безвылазно сидит в Барад-Дуре и ждёт, когда Кольцо принесут к нему (а ещё раньше был Мелькор, чьим кольцом была сама Арда). Балрог остался всего один, засевший в глубинах Мории, а последнего дракона и вовсе убили в «Хоббите» — а когда-то и балроги, и драконы составляли собственное войско сил тьмы (причём и балрог, и дракон даже в единичном экземпляре задали героям страшную трёпку). Весь «Сильмариллион» посвящен тому, как было раньше. А сейчас перспектива тотального реванша есть только у Арнора и Гондора, вступивших в Эпоху Людей и оказавшихся вновь на коне.
  • «Геном» Сергея Лукьяненко — капитан Романов между делом видит гигантский космический линкор древней расы, который совершает ритуальное патрулирование границ своей давно распавшейся империи под конвоем небольшого крейсера, способного с лёгкостью уничтожить древнюю посудину.
  • «Кембрийский взрыв» Захара Зарипова — марсиане. Их планета остывает и теряет атмосферу, население прячется в закрытых куполах. По ходу рассказа протагонист исследует вычеркнутую из всех справочников страну — точнее, её остатки. Находит гигантские котлованы, где когда-то добывали металл и уран, концентрические круги убежищ и сам главный город, веками отступавший вглубь себя и перед окончательным концом ужавшийся до объёма одного здания. Где находит информацию о том, что именно в этой стране когда-то впервые применили технологии наращивания внешнего экзоскелета, которые никто больше не может повторить. И потратили все собранные ресурсы на то, чтобы сначала заселить соседнюю Землю потенциально способными выжить организмами, а потом и отправить туда небольшой отряд выживших верхом на третьем спутнике Марса — что по современным рассказчику меркам тоже совершенно невозможная затея. Впрочем, это всё худо-бедно помогло Земле, но не Марсианам, которые жить на ней всё равно не смогли, и, как нам известно, троп будет продолжаться вплоть до полного конца цивилизации и жизни на планете.
  • «Космоолухи» — ситуация с космическими пиратами. Да, пиратский капитан Балфер грозен — он летает на крейсере, имеет под рукой множество отборных головорезов-абордажников… Вот только вся эта банда — остатки пиратской флотилии Ржавого Волка, группировку которого когда-то прихлопнули войска Федерации (не без помощи старшины космодесанта Станислава Петухова).
    • Да и сама таинственная база, которую ищет капитан Сакаи, и которую пытается штурмовать Балфер — лишь тень от некогда могущественного Альянса Южного Креста, посылавшего в бой группы крейсеров-рейдеров и бросавшего вызов Федерации. Не случайно, что в командном центре базы Сакаи и Петухов находят сидящий в кресле скелет с прожжённой височной костью: последний командир базы узнал о поражении Альянса в войне и застрелился из лазерного пистолета.
  • «Колесо времени» Р. Джордана — в этом мире была война с местным диаволом Тёмным. Тёмного заточили, но напоследок он успел свести с ума сотню сильнейших магов, а они разнесли остатки цивилизации в клочья. В результате футуристическая техномагическая цивилизация скатилась в средневековье со слабенькой магией. Занятно, что магия впоследствии всё-таки развивалась, и поднявшиеся из стазиса могучие маги былых времён были удивлены, увидев некоторые новые магические приёмы.
  • «Конан» — маги. Чародеи прошлого контролировали великие государства, внушали ужас одним своим именем, а их заклятия были способны изменять саму реальность. Современники Конана в лучшем случае держат парочку городов или вовсе устранились от политики, как чародей Пелиас. А большинство заклятий уже позабыто/неэффективно/опасно для самих заклинателей.
  • «Мир бесчисленных островов» Виталия Зыкова — Школа Пепла. Когда-то была весьма влиятельной и уважаемой магической школой, практиковавшей экзотическую магию на стыке стихий Огня и Смерти. Однако поставила не на ту сторону в начинающейся гражданской войне и была разгромлена победителями. Почти все старшие маги школы были убиты или искалечены, тайные знания утрачены, активы конфискованы, а магический источник практически разрушен. Остатки были брошены прозябать на окраине цивилизованного мира, как предупреждение тем, кто осмелится бросить вызов новой власти.
  • «Непоседа» Сергея Лукьяненко — легендарная школа асассинов «Таящаяся гадюка», сокрытая где-то в глубине пустынь Самаршана. Когда-то там было целых четыре факультета (точнее три — факультет Подлых и Завистливых закрыли ещё во времена величия), где училось множество детей, а теперь в школе есть только декан Абв, один учитель Эам и всего один ученик. А теперь в первый раз за полвека будет целых три ученика — если конечно, заклятые враги Трикс Солье и Дэрик Гриз по ходу обучения не убьют друг друга, как это часто случалось в старые добрые времена школы.
«

— И вот мы прекрасно существовали, с печалью в сердце выполняя заказы властителей и слуг властителей, а в некоторых случаях — просто богатых купцов и ремесленников. Шли годы, заказы не иссякали, но нам, ассасинам, все обиднее и обиднее было растрачивать свои таланты на смертоубийство, подвергаясь при том изрядному риску. И вот примерно сто лет назад произошло событие, которое изменило всю нашу школу. Некая благородная особа… не будем называть его имени, возжелала овладеть мастерством ассасина. Но обучаться при этом в школе его величе… особа не захотела. И даже от наставников отказалась. Будучи человеком сильным и сообразительным коро… благородная особа возжелала выучиться по конспектам. Мы вначале отказали… но нам предложили столько золота, что за эти деньги можно было бы убить двух-трех королей. Мы подумали. Потом составили на основе лекционного курса и студенческих конспектов руководство «Как стать ассасином, не вставая с трона». И отослали заказчику. Ассасином, честно говоря, он так и не стал, но почему-то все равно остался доволен. Прошло несколько месяцев и, очевидно, прослышав об этом случае, к нам обратился еще один благородный господин. На этот раз мы уже не так долго колебались, к тому же у нас остались копии всех манускриптов, подготовленных для Мар… для нашего первого заочного студента. Вскоре заказы стали поступать каждый день. Мы сняли часть студентов, ну, наименее талантливых, с обучения и посадили их переписывать манускрипты. Вскоре благородные особы почти все получили наши руководства, но зато к нам стали обращаться богатые купцы и главы гильдий. Платили они, конечно, меньше, но зато их было очень много!

— Кажется, я понимаю, что произошло, — озадаченно сказал Трикс. — Но неужели те, кто получил ваши руководства, не пытались сами их переписать и перепродать?

— О, мы приняли меры! — оживился Абв. — Мы основали свои представительства во всех крупных городах, бдительно следили за рынком и строго наказывали всех, кто пытался вмешаться в наш честный бизнес. Это потребовало отозвать из школы почти всех студентов… И вот примерно полвека назад школа «Таящаяся гадюка» несколько… э… опустела. Собственно говоря, торговать руководствами и вести заочное обучение оказалось гораздо выгоднее и куда менее опасно, чем наша прежняя деятельность.
»
  • «Последний астронавт» Дэвида Веллингтона — НАСА и пилотируемая космонавтика переживают троп. После проигрыша марсианской гонки китайцам, гибели астронавта и марсианского модуля в космосе всякий интерес к пилотируемым полётам угас, власти, не видя смысла в дальнейших вложениях, урезали финансирование, а само НАСА свернуло проекты, перебралось в Калифорнию и теперь занимается управлением зондами. Остальные страны также не особо-то рвутся посылать людей в дальний космос. Собственно, сабж является обоснуем для старого корабля и мелкой команды из несработавшихся и психически нестабильных астронавтов: запускали копию старого марсианского «Ориона», потому что другого корабля для перевозки людей не было; набирали всех, кто хоть сколько-то подходил, потому что лучше никого не нашлось.
  • «Основание» (особенно книги «Основание» и «Основание и Империя») А. Азимова — показано в изрядных количествах. У Империи ещё есть работающие ядерные технологии и силовые поля… но лишь единицы понимают, как это всё работает, а все остальные в лучшем случае помнят, какие кнопочки надо нажимать, и приходят в ярость от одного предположения, что техника может и сломаться. Ну а «варварские королевства», найдя всего один затерянный в космосе боевой корабль Империи (во времена её расцвета такие летали эскадрами и флотами), внезапно обнаруживают, что по боевой мощи эта наскоро восстановленная развалина равна всему космофлоту любого из новообразованных государств. Собственно, Азимов и не скрывал, что, начиная работу, вдохновлялся книгами историков об ослаблении и распаде Римской Империи. Даже история о том, как завоеватель Мул мимоходом устранил последнего императора (впавшего в маразм старика, правящего лишь полудюжиной слаборазвитых планет — и те подчинялись ему лишь по традиции и формально) — чистая параллель того, как Одоакр мимоходом послал куда подалее Ромула Августа (более известного как Августул — «Августёныш», «Мелкий Август»), последнего императора Рима, а чуть позже казнил Юлия Непота, свергнутого предпоследнего императора, который после Ромула некоторое время формально считался вернувшим себе титул.
  • «Остров сокровищ» — эпоха флибустьеров и абордажных сражений прошла, ушли в прошлое такие прославленные морские разбойники, как Олонэ, Морган, Тич, Робертс и капитан Флинт. И лишь остатки команды Флинта во главе с его квартирмейстером (правда, дьявольски умным и харизматичным), приплыв на чужом корабле, которым они даже не умеют управлять, безуспешно бродят по проклятому острову в поисках сокровищ, терпя поражение за поражением от значительно меньших по численности сил противника. Олонэ и Морган, владевшие тысячными командами и безжалостно уничтожавшие целые города, померли бы со смеху.
  • «Плоский Мир» — на этом построен сюжет «Последнего героя». По мнению Коэна-варвара, классические герои-варвары, равно как и классические Темные Властелины почти вымерли. От первых осталось полдюжины членов Серебряной Орды, от вторых — лишь одинокий Злобный Страшный Гарри. А значит оставшимся нужно вернуть Богам огонь, украденный Первым из Героев. Да с процентами!
  • «Простаки за границей, или Путь новых паломников» М. Твена — автор описывает Грецию (где побывал мельком и нелегально из-за карантина), Ливан, Палестину — и постоянно сравнивает тех, кто строил древние храмы, кто творил библейскую историю с современными жителями тех мест, и современный ему упадок этих стран с их древним величием.
  • «Пятый Иностранный Легион» Уильяма Кейта. Содружество Земли — одна из доминирующих сил в Галактике. Но даже за 300 лет оно так и не вышло к рубежам Французской Галактической Империи и не восстановило потери после Великой Тьмы (краха Империи, по итогам которого, людям пришлось заново открывать межзвездные путешествия).
  • «Тайный город» Вадима Панова — каждый из трёх Великих Домов когда-то правил всей Землёй, но после поражения был вынужден искать убежище в этом самом Тайном городе, который оказался настолько тайным, что последние победители со временем построили поверх него Москву, отчего Великим Домам приходится продолжать свою Великую войну в песочнице под строгим Маскарадом.
  • «Тёмная Башня» — технологии Древних в Срединном мире. Бродячие роботы, свихнувшиеся ИИ, разрушение Лучей — мировых «скреп». При этом на обывателей они производят впечатление потусторонних артефактов и существ.
  • Творчество Алексея Пехова.
    • «Синее пламя» — квинтэссенция всей атмосферы цикла. После Войны Гнева и Катаклизма процветающее Единое Королевство развалилось на десятки грызущихся между собой государств. Магия практически исчезла из мира, даже сильнейшие из практикующих её на фоне магов древности выглядели бы жалкими слабосильными недоучками. Принципов работы немногих сохранившихся магических артефактов никто не понимает. Ну и все обитаемые земли усеяны колоссальными руинами городов и крепостей прошлого, которые даже тысячу лет спустя выглядят величественно.
      • Орден воинов-магов-демоноборцев таувинов усох до десятка соек — убийц-психопатов на службе организованной преступности, владеющих жалкими остатками способностей своих легендарных предшественников. Некроманты, в своё время бывшие достойными противниками тех же таувинов со своими армиями нежити, превратились в указывающих, возможностей которых едва хватает на то, чтобы упокаивать единичных стихийно восстающих зомби.
    • «Ветер и Искры» — живет и дышит этим тропом. Магия медленно умирает. Нынешние маги не способны даже повторить творения Скульптора и его учеников. Которые, в свою очередь — лишь пыль перед могуществом волшебников Западного Континента, уничтоженного в ходе глобальной магической войны. Местные эльфы, владевшие землями от гор до океана, загнаны в удаленные земли.
  • «Блюстители хаоса» Макса Глебова — Книги рассказывают, что происходит через больше, чем через полвека после Вторжения Роя, и все вокруг можно охарактеризовать как тени былого величия. Раньше Федерация была великой, заботилась в первую очередь о гражданах, ее флоты были многочисленны, а тысячи ученых были на переднем краю науки. Но после того как Рой начал свое вторжение больше ничего подобного нет. И на страницах книг мы видим разрушенные от орбитальных бомбардировок мегаполисы, что раньше занимали почти весь континент, и боевые флоты, что раньше даже в качестве патрульных бы не послали. Сейчас самые грозные корабли, что выжили после активной фазы войны и стремительной технической деградации, — это тяжёлые крейсеры, а не линкоры и авианосцы, что были раньше. Раньше в Федерацию входили сотни планет, а до событий книг дожили немногие десятки. Власть погрузилась в поголовную коррупцию и заботится больше о том как бы набить свою мошну и усидеть на своем нагретом места, а не о помощи людям. И даже технологии с каждым поколением все хуже и хуже. Словом с уверенностью можно говорить, что раньше было лучше, и что-то что есть сейчас это лишь тень от былого могущества.

Кино

  • «Белое солнце пустыни» — Павел Артемьевич Верещагин. Неимоверно крут… но он всё, что осталось в этом среднеазиатском захолустье от таможенной службы и отдельного корпуса пограничной стражи. Увы, Российская империя рухнула, на дворе — гражданская война и разгул бандитизма. И унтер-офицер Верещагин, которого когда-то «каждая собака знала», никому не нужен: нет власти, нет полномочий, можно лишь пугать с помощью прежней грозной репутации и припрятанного арсенала местных бандитов, чтоб не трогали, есть ложками уже остонадоевшую чёрную икру (благо, что она на Каспии в те годы была даже доступней хлеба — рожь или пшеница там не растёт, а осетры вполне себе плавают) и тихо спиваться от безнадёги.
  • «Звёздные войны» — от трилогии к трилогии:
    • Оригинальная Трилогия по сравнению с приквельной. В приквелах джедаи были целым орденом монахов-псиоников, обеспечивавших безопасность в масштабе Галактической Республики — в Оригинальной Трилогии от них осталось два человека, прячущихся по медвежьим углам галактики, а под конец — и вовсе один, и тот родился уже после разгрома оригинального ордена. В приквелах оные джедаи выделывали акробатические и фехтовальные финты, сделавшие бы честь героям гонгконгского боевика — в Оригинальной Трилогии же остались только необученный юнец, три старика и закованный в громоздкую силовую броню киборг-инвалид, на подобные подвиги не способные. В приквелах враги центрального галактического правительства вели в бой огромные армии боевых дроидов, а противостояли им отряды клонированных суперсолдат, проходивших подготовку с раннего детства — в Оригинальной Трилогии повстанцы могут выставить на поле боя только планетарные ополчения, наёмников и партизан, а сменившая Республику Империя уже давно набирает в ряды своих штурмовиков мальчиков из военкомата.
    • Впрочем, в сиквелах картина повторилась ещё заметнее. Возрождённая Республика оказалась ещё более коррумпированной и раздираемой политическими дрязгами, чем та самая Галактическая Республика, которую в своё время сместила Империя. Империя, раньше правившая Галактикой железной рукой, ужалась до весьма жалко выглядящего очага сопротивления под названием Первый Порядок, до которого Республике нет никакого дела. Против этого самого Порядка борется уже даже не квазигосударственная структура вроде Альянса Повстанцев, а крайне небольшая полувоенная организация, спонсируемая некоторыми республиканскими политиками в частном порядке. Йода ушёл в добровольное изгнание на Дагобу только после того, как понял, что ему не справиться с захватившим власть дуэтом великолепных мерзавцев Дарта Сидиуса и Дарта Вейдера — Люк сбегает на Ак-То от недобитка имперских тёмных джедаев и его тупого приспешника. Да и центральное противостояние мусорщицы и сумасшедшего мраккультиста, участникам которого нет и тридцати лет — тоже крайне жалкое зрелище по меркам Далёкой-Далёкой Галактики.

Телесериалы

  • «Андромеда» — Содружество систем до восстания ницшеанцев охватывало 3 галактики, после — её немногие сторонники занимают несколько планет. Ницшеанцы свою Ницшеанскую империю так и не построили.

Аниме и манга

  • Berserk — Банда Сокола после того, как Гриффит был брошен в тюрьму, сократилась в пять раз. И из армии превратилась снова в банду как таковую. Но они всё равно очень и очень круты!
  • El-Hazard: The Magnificent World — орбитальное орудие «Око Бога», боевая робо-девочка Ифрита: всё это остатки давно рухнувшей древней цивилизации. Использовать их население ещё может (хотя и боится до чертиков), но вот воспроизвести — нет.
  • Haou Taikei Ryuu Knight — Слеза Земли и населяющая её цивилизация. Нынешние рю-цукаи — горстка раздолбаев с подчас противоположными целями. Строить рю никто в мире не умеет. Современные солиды с рю сравниться не могут. От Эльдолгии остался один Страж Эльдолгии и полтора неразумных робота-механика.
    • А вот драконы времени зря не теряли и за тысячу лет прокачали все возможные технологии, чтобы вторгнуться на Слезу.
  • Kikou Kai Galient — когда-то жители планеты Арст строили громадные машины и оружие, а также владели секретами межзвёздной телепортации. Для нынешнего населения планеты это лишь сказки да легенды: за тысячелетия изолированного развития их общество еле-еле дошло до феодализма с королями и рыцарями. Жители Ланплейта, когда-то с Арста ушедшие, тоже являются тенями себя прежних: они тихо и спокойно существуют в апатии и покорности власти Альянса Высших Цивилизаций. Да и сам Альянс, честно говоря, уже не тот, что прежде: раньше они воевали и создавали могучее оружие, а теперь лишь стремятся поддерживать статус-кво, а то самое супероружие могут только использовать: производить или хотя бы понять принцип его работы они уже не в состоянии.
  • «Укрась прощальное утро цветами обещания» — в ходе просмотра осознаете, что живописные руины, в которых в прологе ютится община йольфов, скорее всего останки их собственных же городов, разрушения которых никак не могут скрыть их былого великолепия. Йольфы в прологе показаны, как скромные и мирные отшельники, живущие исключительно ткачеством и никакими ремеслами более не владеющие.

Настольные игры

  • BattleTech — к началу XXXI-го века, после распада Звёздной Лиги, Исхода и трёх Войн за наследие, человечество Внутренней Сферы успешно позабыло почти весь хайтек, доступный людям прошлого. Квазирелигиозный орден КомСтар, обладающий монополией на межзвёздные средства связи, процессу технологической деградации не мешает и при случае даже её подталкивает, вполне обоснованно считая, что таким дуракам настолько опасные игрушки не положены.
  • Warhammer 40,000 — почти все фракции сеттинга на момент действия актуального таймлайна находятся далеко не в лучшей форме. Пожалуй, бодрячком себя чувствуют только тираниды, хаоситы и Тау.
    • Человечество на пике своего развития было чуть ли не сильнейшей расой галактики, владевшей технологиями буквально на грани (а местами и за гранью) магии. Однако сначала его подкосила война на уничтожение со взбунтовавшимся искусственным интеллектом, а потом практически добил колоссальный варп-шторм, на несколько тысяч лет сделавший почти невозможными межзвёздные перелёты. Часть изолированных колоний погибла, оставшиеся серьёзно деградировали, местами до уровня каменного века. Некоторый просвет наметился было во время объединительных войн и Великого крестового похода, но буквально пару сотен лет спустя грянула Ересь Хоруса, по итогам которой Империум, создававшийся как оплот знаний и рационализма, превратился в мракобесную религиозную диктатуру, раздираемую междоусобицами, а технологический уровень времён ВКП стал недостижимой мечтой.
      • Отдельных организаций внутри Империума это тоже коснулось в полной мере. Например, Адептус Механикус окончательно превратились в фанатиков-фундаменталистов, прямо запрещающих любые изобретения и инновации, а могучие легионы Астартес были раздроблены на сотни небольших орденов.
      • Да и для их оппонентов эти тысячелетия бесследно не прошли. Большинство легионов предателей развалилось на варбанды, в той или иной степени поражённые безумием и мутациями.
    • Эльдар буквально десятки миллионов лет правили галактикой, снисходительно посматривая на выскочек-эфемеров вроде человечества. А потом большую часть их империи пожрало случайно созданное злобное божество, оставив только несколько кучек беженцев. Теперь азурийцы живут на гигантских космических кораблях с буквально монастырской дисциплиной, экзодиты ударились в дауншифтинг и единение с природой, а коммориты превратились в сборище полубезумных садистов, буквально откупающихся от Слаанеш чужими страданиями.
    • Орки времён Войны в Небесах сильно первосходили нынешних, причём не только физически, но и психически и интеллектуально. Примерное представление о том, какими они тогда были, можно получить, взглянув на сильнейших варбоссов современности вроде Газкулла или Зверя. Однако после поражения Древних сильнейшие орки были уничтожены, а оставшиеся изрядно усохли и деградировали.
    • К’тан, победив Древних и пожрав их души, стали неуничтожимыми и непобедимыми богами реального мира, безраздельно правящими галактикой. Но их рабы-некроны восстали, и, не сумев уничтожить бывших хозяев, разбили их на части, превратив в практически неразумные осколки, которые теперь используют как источник энергии.
    • Сами некроны были изрядно потрёпаны войной с К’тан, да и последующий шестидесятимиллионолетний сон для них даром не прошёл — часть гробниц была уничтожена или разорена, часть техники вышла из строя. Так что нынешние некроны — лишь бледная тень былого могущества.

Видеоигры

  • BioShock Infinite — Колумбия в 1984-м году, в которую попадает Букер ближе к концу игры. Вместо того блеска и помпезной красоты, которая была показана игроку в самом начале, нашему взору предстаёт картина мрачного, опасного и грязного места, где царит разруха и запустение, а по некогда оживлённым коридорам теперь бродят полубезумные существа. Как очень метко заметила постаревшая Элизабет, встретив здесь шокированного главного героя: «Время губит всё, Букер. Даже надежду».
  • Bloodborne — собственно то, что мы видим в игре это и есть тени былого величия. Сам город находится в ужасном состоянии. Практически все организации уже пали, а их здания наполнены различными монстрами. Можно найти множество записей о том, что раньше было множество фракций охотников. Увы, о них осталась лишь память и их фирменное оружие, которым можно воспользоваться игрок. Живых и разумных охотников можно найти буквально единицы.
  • Вся серия Dark Souls, ибо действие игр происходит во время местного зомби-апокалипсиса, но особенно характерно для первой части. Столица мира Лордран пришла в запустение, на улицах творится анархия, правящие им боги почти все разбежались, иллюзия порядка в Анор Лондо — именно что иллюзия, поддерживаемая Гвиндолином, и вообще по сравнению с войной с драконами путь Избранной Нежити — это так, лёгкая прогулка.
  • Elden Ring — аналогично «Душам». Кольцо Элден разбилось и Золотой Порядок ослаб, что привело Междуземье в хаос. Вдобавок полубоги разорили его войной за титул нового его повелителя, из-за чего Великая Воля — местный верховный бог — отреклась от жителей Междуземья. В итоге к моменту основных событий по нему в огромном количестве слоняются живые мертвецы и прочая нечисть, города и замки некогда великой империи пришли в запустение, а полубоги окопались в своих владениях и почти все сошли с ума. Педаль в пол, так как мирная эпоха Радагона, бывшая до всего вышеописанного, сама считается тенью величия эпохи Годфри, когда сила сторонников Золотого Порядка была на пике, а изобилие и процветание казались вечными.
  • The Legend of Zelda: Breath of the Wild — до событий игры Хайрул был населён продвинутой цивилизацией с роботами, механизмами и прочей техномагией (даже смартфоны были). Сейчас Хайрул больше напоминает зелёный постапокалипсис с живописными руинами, а население проживает в скромных деревушках.
  • Warcraft — много таких.
    • Ночные эльфы давно прос…потеряли статус главной цивилизации на планете. В частности, нынешние древа-здания выращены, чтобы заменить монументальную архитектуру в стиле элизиума. А в Третью войну им ещё мировое древо чуть не снесли. Но потихоньку выкарабкиваются.
    • Дренеи в Запределье: главный город-храм захвачен демонами (а потом Иллиданом), более половины расы превратились в страхолюдин-Сломленных.
    • Цивилизации инсектоидов после разгрома Ночными эльфами уже не те. А когда-то они держали в ужасе весь Азерот. Хотя, боги их живы, и приличный бестиарий тоже есть…
    • То, что творилось в период ванилы/Burning Crusade, на землях Высших эльфов.
    • Империя троллей-Зандаларов, некогда правили большей частью Азерота, к моменту игры их территории сократились до маленького острова и единственное, что у них осталось это огромный мощный флот, который в итоге тоже был уничтожен войсками Альянса.
  • «Аллоды» — в некотором роде, весь сеттинг. Попадают под троп конкретно такие случаи:
    • Цивилизация Джунов. Педаль в асфальт. Живых представителей — по пальцам пересчитать, города в руинах, технологии забыты. Однако для обычных людей, и особенно живущих по-дикарски, джунские сооружения и артефакты чуть ли не божественны.
    • Народ Зэм — асфальт проминается чуть меньше. Остались полноценной расой, всё-таки. Поначалу спали в гробницах, потеряв искру жизни. Потом были роботами-рабами Хадагана. На сегодняшний момент — признанная и уважаемая раса Империи.
    • После Катаклизма выжили две империи — Кания и Хадаган. По сравнению с тем, что было на цельной планете, они тоже представляли сабж (пока не мутировали в покоряющие Астрал державы с союзниками из древних продвинутых рас).
  • Last Epoch — нестандартный пример: в игре реализована механика путешествий во времени между различными эпохами. И если божественная и имперская эпохи являются расцветом человеческой цивилизации, то закат (когда в местный мир пришли порождения Бездны, постепенно захватившие все людские города и преобразовавшие местность под себя) и особенно конец времён позволяют увидеть троп во всей его «красоте», остроты ощущений добавляет проход по уже известным в предыдущих эпохах локациям, некоторые из которых в почти буквальном смысле стали тенью себя прошлых.

Реальная жизнь

  • Цивилизации древнего Ближнего Востока и Северной Африки славились богатством, наукой и культурой, недостижимыми для Европы того времени. Однако и их время тоже прошло, а от былых достижений остались лишь руины, отдельные артефакты да записи в источниках, свидетельствующие о былом расцвете.
  • Во многом такой была ситуация в Европе после падения Римской империи. Крепости, дороги, города, общественные институты — много чего осталось в наследство, но постепенно приходило в упадок. Многое повторить и превзойти удалось только на исходе Средневековья: например, римское право, которое было куда совершеннее действовавших в Европе слегка кодифицированных обычаев и указов королей, вновь было введено в оборот лишь начиная с века XV—XVI (а на Руси, несмотря на прямые контакты с наследницей Рима Византией, и вовсе ничего толком не прижилось — всё потом заново заимствовали из Европы уже в модифицированном виде).
    • Сама Византия по сравнению с единой Римской Империей. Даже могущественная юстиниановская держава так и не сумела восстановить Империю на Западе. Поздний период вообще давит педаль в асфальт — всё, что оставалось во владении императоров к концу существования Византийского государства — Константинополь с окрестностями, несколько островов и маленькое вассальное владение в Южной Греции.
  • Испания в XVIII-XIX веке в сравнении с XV-XVI столетиями. Тогда это была сильнейшая держава европейского континента, которая единственная могла противостоять туркам-османам и центр Священной Римской Империи. Но огромный приток золота из открытых колоний привёл страну не к богатству, а к упадку — испанцы вместо развития экономики тратили всё золото на армию, и уже в начале XVII века экономические центры переместились в Голландию и Англию. После этого Испания стала быстро хиреть, а окончательно страну добил династический кризис конца XVII века. В результате всего этого в XVIII веке она сперва скатилась во второсортные державы, а после вообще выбыла из большой политики, превратившись в архаичную и нищую провинцию. И в XIX веке Испания жила лишь «культом великих воспоминаний», ностальгируя о былом величии.
  • Османская империя XIX — начала XX века по сравнению с самой собой на пике могущества. Когда-то турки-османы были мощной силой, от упоминания которой дрожали во всех соседних странах Европы. Уже во второй четверти XIX века российский император Николай I называл ее «больным человеком Европы», а к началу XX века она превратились в полуколонию более сильных европейских держав, и вопрос стоял не в том, как победить турок, а в том, как разделить наследство некогда грозной империи.
  • Вторая империя во Франции (империя Наполеона III) по сравнению с Первой империей (Наполеона I). О завоевании большей части Европы и борьбе за мировое господство уже не было и речи, да и проиграли дядя и племянник по-разному: Наполеон I перед поражение дал бой всей Европе, а его племянник бесславно сдался в плен пруссакам под Седаном.[1]
  • Китайская империя Цин по сравнению с империей Тан и другими эпохами расцвета Китая. Когда-то одна из самых развитых держав мира, к концу XIX века Китай пришел в максимально жалкое состояние, будучи подконтролен западным державам. Впрочем, после ряда революций и переворотов и прихода к власти коммунистов, а особенно — после начала реформ Дэн Сяопина, Китай смог снова подняться с колен.
  • Великобритания. Некогда крупнейшая империя на планете, занимавшая четверть земного шара, над которой «никогда не заходит солнце», родина промышленной революции и владычица морей. Увы, став застрельщиком в построении индустриального общества, в дальнейшем британцы проморгали усиление Германии и большинство достижений «второй промышленной революции» начала XX века. А в период Первой и Второй Мировой войн британской экономике пришёл кирдык, из-за чего страна залезла в долги, и быстро растеряла всё своё влияние в мире. После Второй мировой конец пришёл и колониальной империи, превратившейся в больше культурное Британское Содружество. Более того — английская экономика почти всё столетие страдала от «английской болезни», из-за чего вплоть до Тэтчер страна в плане развития волочилась в хвосте западной Европы.
  • Нынешнее постсоветское пространство в сравнении с СССР. Можно по разному относиться к Советскому Союзу, но на пике своего могущества это была одна из двух сверхдержав, определявших жизнь всей планеты, обладавшая крупнейшей армией в мире и второй по размеру экономикой. К тому же, наряду с США, это был и один из центров мировой науки и политики, фактически ставший отдельной цивилизацией, являвшейся примером для огромного количества стран. Ныне же, спустя более 30 лет после краха советского проекта, постсоветский регион так и не смог создать на развалинах Союза чего-то нового и частью избрал за образец Европу, пытаясь стать её равноправной частью с разной степенью успешности, а частью скатился в безыдейные сырьевые диктатуры, живущие за счёт модернизации того, что осталось от СССР. Про развитие науки, медицины, инфраструктуры, промышленности и много другого и говорить не приходится.
  • Страны бывшей Югославии. Нет, некоторые из них сейчас вполне пристойны, но эхо гражданских войн ощущается до сих пор, а эпоха 1960-1970-х воспринимается населением, как «золотой век». Да и во времена Тито Югославия была одним из лидеров «движения неприсоединения», играя не последнюю скрипку в мировой политике, а сейчас Сербия только делает жалкие попытки стать важной страной на Балканах, и то уже растеряв большую часть своих амбиций. Как напоминания о былом по полям всех стран бывшей Югославии инопланетным кораблями высятся заброшенные и заросшие памятники в стиле социалистического абстракционизма, посвящённые общей судьбе народов этих земель и напоминающие о временах единства.
  • Монархические/реставрационные движения самых разных стран. Когда-то в той же Франции (даже во времена Третьей республики) было целых три достаточно крупных лагеря желающих восстановить монархию — легитимисты (сторонники Бурбонов), орлеанисты (сторонники Орлеанской династии, правившей в 1830—1848 гг.) и бонапартисты. Сегодня вопрос о восстановлении монархии во Франции или других республиках Европы всерьёз не стоит.
  • Всевозможные неформальные движения, как на Западе (где их золотой век пришёлся на семидесятые-восьмидесятые), так и в бСССР (всплеск популярности которых произошёл в девяностые-двухтысячные). Большая часть тогдашних неформалов давно превратилась в цивильных граждан, которым не надо увешиваться цепями и носить ирокезы, чтобы доказать себе и окружающим, что они фанаты панк-рока, нынешней молодёжи это не надо тем более, особенно учитывая, что музыкальные вкусы (основа большинства субкультур старой формации) становились всё эклектичнее и поэтому ничего не мешает фанату помянутого панк-рока слушать, скажем, техно, хеви-метал и классическую музыку.
  • Как ни странно — поэзия. В СССР популярнейшие из поэтов собирали стадионы. Сейчас даже самые талантливые не в каждом городе могут собрать квартирник.

Примечания

  1. Справедливости ради отметим, что если бы не это, Наполеон III мог бы войти в историю как довольно неплохой правитель, а эпоха Второй империи — как одна из эпох расцвета Франции. Так-то страна в этот период достигла немалых успехов: победа в Крымской войне, колонизация Индокитая, индустриализация, реконструкция Парижа, совершенствование социального законодательства, расцвет моды и культуры. В общем, хорошего во Второй империи было много, вот только финальный провал с Пруссией заслонил в массовом сознании практически все предыдущие достижения Наполеона III.