Сожрать изнутри

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Не бойся червячка, которого случайно можешь съесть ты — бойся того, который может съесть тебя. »
— Анекдот

Что может быть ужасней кусащего вас людоеда? Такой же людоед, кусающий вас изнутри. Он внешнего монстра можно убежать или хотя бы попытаться с ним сразиться — а от засевшего под вашей собственной кожей пожирателя бежать бесполезно, поразить его получится только прорываясь через своё же мясо, да и то не факт, что удастся достать: особо хитрая тварь знает, как затеряться среди органов. Иногда гарантированно добить тварь можно, только прикончив её носителя — что ставит перед ним и его товарищами тяжёлую моральную дилемму. Поскольку подобные существа по понятным причинам невелики, жрать жертву они будут медленно и упорно, так что та успеет больнее обстрадаться, а зритель — увидит процесс во всей красе. Или наоборот: никаких чувств не будет — оглушённый обезболивающими выделениями твари персонаж поймёт, что уже мёртв, только тогда, когда начнёт разваливаться на куски.

Как и в реальной жизни, в произведениях подобным поведением отличаются в первую очередь разнообразные паразиты, разумные и не очень. А также иногда просто хищные насекомые (как привыкшее к обычной атмосфере существо чувствует себя глубоко в печёнках у жертвы — обычно никого не интересует) и монстры-жижицы, способные затекать в жертву через любые отверстия. Для большей зрелищности все эти твари ещё и плавают в мясе, как в воде, позволяя зрителю полюбоваться на вздувающуюся по мере продвижения кожу больного.

Примеры

Литература

  • «Делайте ставки, господа» — в одном из вложенных рассказов Тифус Странник начинил проповедника и крестоносца личинками из своего роя и позволил тому вернуться из похода, чтоб в будущем заразить всю планету. И рой на самом деле вызрел и вырвался, сожрав тех немногих, кто заперся в замурованной келье вместе с проповедником. Однако тут вмешались слаанешиты, которые переделали «живую мину» на собственный лад. В итоге к прибытию Тифуса проповедник был заражён и пожираем изнутри самыми разными тварями, но они стали своеобразным произведением искусства: тысячи плодящихся под кожей клещей летали вокруг, как облака разноцветного дыма, пауки вырывались из-под кожи и открывали свои ходы, чтоб поражённых почуствовал ветер голым мясом, разноцветные черви сплетались в движущиеся узоры под кожей.
  • «Детки» Рэта Джеймса Уайта — не зря ведьма предпочитала заниматься сексом исключительно неестественным образом. Когда протагонист-злодей таки совокупился с уже мёртвой любовницей обычным манером, от этого немедленно народились мелкие, но хищные детки. Которые сначала сожрали мать, а потом залезли под кожу и выпотрошили изнутри и отца.
  • «Калеки» С. Лукьяненко — Алекс, временный капитан «Серебряной Розы», пытаясь разобраться с проблемой, возникшей из-за непокорного корабля, запрашивает историческую и культурную справку о цивилизации халфлингов, которые построили «Серебряную Розу». В результате он узнаёт историю о великом полководце Бенки (принятое сокращение двадцатитрёхсложного имени). Тот дважды выигрывал битвы против цивилизации Цзыгу, фактически сохранив халфлингов как вид (его победы позволили перевести войну в позиционную, не угрожающую немедленным геноцидом) — но однажды на празднике Лунного Дождя он напился и уснул на открытом воздухе. Это приемлемое для воина поведение — но уснул он около гнезда паразитов тшерк, оказался заражён и сожран ими изнутри. Поскольку цивилизация халфлингов построена вокруг «Ки-кеоп» — героической смерти, то не успел ещё Бенки умереть, как его имя было вычеркнуто из всех справочников и исторических книг, предано забвению и поруганию. Большое количество халфлингов, названных родителями в честь великого полководца, совершили позднее ритуальное самоубийство, не вынеся позора, остальные сменили имя. При этом для мирного крестьянина планеты Кирресан такая гибель считалась бы героической: он своей бы смертью помог выявить для последующего уничтожения гнездо смертельно опасного паразита[1].
    • Эта информация в итоге позволяет поставить слишком строптивый ИИ «Серебряной Розы» на службу людям: корабль соглашался подчиниться лишь в случае, если люди смогут доказать, что с экипажем «Роза» эффективнее, чем без него. При этом саму «Розу» тоже «пожирали изнутри»: расплодившиеся в отсеках и коммуникациях крысы выводили из строя оборудование, из-за чего, например, во время боя одно из энергетических орудий не могло выдавать полную мощность — грызуны повредили кабель-энерговод. По приказу Алекса на корабль были доставлены в достаточном количестве крысы из колонии, много лет прожившей именно на космических кораблях — и успевшие усвоить, что энерговоды, трубы с хладагентом и прочее смертельно опасное (и причиняющее ущерб кораблю) грызть не стоит. Сама «Роза», используя ловушки и перепрограммированных для охоты на крыс ремонтных роботов, так и не смогла уничтожить паразитов — но теперь ущерб от них не будет влиять на боеспособность.
  • «Ловец снов» Стивена Кинга — к инопланетянам с НЛО прилагалась разраставшийся на поверхностях «грибок» и селящиеся внутри млекопитающих монстры. По идее вся эта система должна была дать заражённым дар телепатии и таким способом «подключить» их к общей системе, сделав управляемыми — но что-то пошло не так, и эндопаразиты стали расти бесконтрольно, под конец выгрызая носителя изнутри и прорываясь наружу. Где, при всём ужасе, от них не так-то много толку, так как зимой и на снегу они долго активничать не могут.
  • «Львы Эльдорадо» Ф. Карсака — ниамба, паразит с планеты Эльдорадо: откладывает яйца под кожу крупному животному (укус не сильнее комариного), а затем яйца вызревают, ниамбы растворяют оболочку и начинают кушать заражённого изнутри. Журналистку и шпионку папиной корпорации Стеллу Гендерсон, не обратившую внимание на укус, при появлении следующих симптомов пришлось оперировать по принципу «зафиксированный пациент в анестезии не нуждается» — герой успел вынуть и отбросить в сторону уже достаточно крупное яйцо за пару минут до того, как оно дозрело и лопнуло. Если бы это случилось внутри тела, заражение перешло бы в стадию «только застрелить(ся)».
  • «Осиная фабрика» Иэна Бэнкса — не стоит впечатлительным людям идти в медицину, а особенно нарываться на троп! Брат протагониста, Эрик, и так-то страдал от мигреней, неразделённой любви и, учитывая всё остальное, плохой наследственности — а тут ещё нарвался на зрелище не для слабонервных. Он добровольно помогал больничным медсёстрам с безнадёжными пациентами, включая детей с врождёнными дефектами. Одним из таких был глубоко умственно отсталый ребёнок с железной заплатой на голове, которая должна была заменять не сросшиеся кости черепа. Во время очередного обхода Эрик заметил, что пациент необычайно тих, решил осмотреть его повнимательней, отбросил железный «шлем» — и увидел, что личинки какой-то залетевшей в палату мухи прогрызли тонкую кожу под железкой и вгрызлись в мозг ещё живого ребёнка. После этого Эрик прежним уже не стал, постепенно скатываясь всё глубже в безумие — и на момент действия книги это уже не студент-медик, а беглый псих, ворующий ненужную ему хрень и жрущий собак.
  • «Пассажиры» Сергея Тарасова — группа малолетних хулиганов залезла в цистерну поезда, а там вместо «зерна» оказались какие-то мелкие, но хищные твари, способные проникать внутрь тела и активно там плодиться. В итоге первый полезший превратился в гротескное, раздутое существо уже на цистерне, а второй, заразившийся меньшим количеством, успел добежить до конца вагонов и просидеть там до утра, прежде чем превратиться в аморфную и хрупкую массу «зёрен».
  • «Переходный возраст» Анны Старобинец — колония муравьёв заселилась в ухо мальчика, а после прогрызла в ходы и вообще перехватила контроль над телом. А после использовало его, чтобы зачать детей от сестры и пролезть в них тоже. Впрочем, муравьи к такому паразитизму не приспособлены, так что химерное существо прожило не долго и померло от взаимного отторжения. После чего остатки колонии покинули оседающее и «сдувающееся» тело.
  • «Последний астронавт» Дэвида Веллингтона — кусок иномирской биоты именно сжирать никого не хотел, он просто активно нарастал — но получился троп. Застрявший в теле астронавта кусочек сначала вызвал сепсис, затем, активно поглощая окружающее вещество, переработал на «сосуды» половину человека. При этом тот из-за обезболивания ничего не чувствовал до тех пор, пока «щупальца», растущие из его же живота, не стали захлёстывать лицо. И даже когда голова полностью скрылась под ними, инопланетное нечто продолжало поддерживать жизнь в мозге.
  • «Умеренность» Александра Матюхина — личинки местных человекоподобных монстров-бабочек растут внутри людей, постепенно выедая носителя изнутри. Да ещё и управляют поведением, отвечая укусами на неправильные действия. Паразитам не нравится всё, что может их отравить — в том числе разнообразные психоактивные вещества. А ещё с их помощью деньги богатых жертв становятся «добровольными меценатами» для всяких проектов бабочек взрослых.
  • «Чёрный рассвет» Сергея Москвина — за всеми видами местных тварей фактически стоит один-единственный монстр-жижица, представляющий собой колонию чёрных шарообразных микроорганизмов. При попадании на любую животную плоть такая колония проедает себе путь внутрь и начинает активно поглощать окружающие ткани — одновременно отключая их от нервов жертвы и даже латая внешнюю оболочку. В итоге заражённый с удивлением наблюдает, как его тело становится онемевшим, податливым и тёмным, поражённая область стремительно распространяется в стороны — и весьма скоро от оригинала остаются только кости и внешний слой кожи, между которым плещется принюхивающийся через естественные и не очень отверстия монстр.
  • «Химера» Тесс Герритсен — квазиреалистичный вариант. «Химера» развивается в «икринки», растущие в полостях тела и сдавливающие внутренние органы, затем — в «головастиков», способных медленно ползать и ныкаться во всякие дырочки. И те, и другие питаются, впитывая разложенные одноклеточной ещё «химерой» ткани жертвы, пока та не умрёт, выпуская свой груз наружу. Максимум подвижности паразита — медленно и печально проползти по неподвижной жертве, или перекатиться под кожей в ответ на удар током. Но учитывая скорость заражения и роста, а также отсутствие лечения — получается всё равно страшно.
  • «Хроники странного королевства» — в одиннадцатом томе тёмный властелин Скаррон по завершении допроса захваченного в плен короля Шеллара наложил заклинание «могильные черви» на рану перед тем, как доктор начал её зашивать. И действительно, оставшийся в одиночестве Шеллар сначала почувствовал, как в ноге что-то колется и шевелится, а затем уходящий злодей услышал дикие крики боли. По расчётам Скаррона, эти черви будут пожирать героя целый месяц, а за это время величайший из мастеров Шестой Стихии рассчитывал найти способ снять с Шеллара защиту от некромантии, чтобы можно было поднять его после смерти и далее пытать его прочими способами целую вечность. Однако уже ночью хитрый план Шеллара завершился полным успехом, злобный лич оказался бесповоротно упокоен, а наложенное им заклинание развеялось, успев лишь немного (до состояния «возможна ампутация» ногу довёл уже сам король марш-броском из плена через болото) повредить мышцы бедра.

Кино

  • «Люди в чёрном 2» — под конец герои скормили летучую машину с главной злодейкой Серлиной Джеффу — гигантскому монстру, живущему в метро. Задержало это её ненадолго: прожорливая и способная к метаморфиму квазирастительная масса выела Джеффа и вырвалась из его кожи в последние минуты фильма.
  • «Мумия» — из покрытой голубым золотом «статуэтки» скарабея вылезает некое хищное насекомое, которое прокусывает сапог, зарывается в плоть незадачливого расхитителя гробниц, пролезает под кожей через всё тело и добирается до головы, заставляя беднягу буквально убиться об стену. Позже эти твари возникают из-под земли целым роем, становясь всепожирающей чёрной волной, и разделываются ещё со множеством людей, когда забираясь внутрь, а когда облепляя и сжирая без всяких прелюдий. Сладить с ними удалось только огнём.
  • Франшиза «Чужой» — ксеноморфы проходят стадию эндопаразита, во время которой происходит развитие от внедрённой лицехватом «чёрной жижи» до червеобразного грудолома. Последний таки покидает носителя, проламывая ему грудь — и оставляет опустошённый изнутри труп.
  • «Фантагиро 5» — главного злодея, сделанного из дерева людоеда Безымянного, не берёт шпага — и потому расправляться с ним приходится жучкам-точильщикам. Те выедают деревяшку изнутри, и она разваливается на части, всё ещё оставаясь в сознании и пытаясь шевелиться.

Телесериалы

  • «Лексс» — черви-нервоеды вначале поедают нервы, а в последнюю очередь съедают мозг, но жертва к тому времени уже оказывается мертва. С их помощью во 2 сезоне хотели казнить Стэнли Твидла.
  • «Скрежет металла» — один молочник (так здесь называют курьера, перевозящего товары между городами) неосторожно заснул рядом с муравейником; муравьи проникли в его организм через задний проход и устроили бедолаге мучительную смерть. Поначалу Джон рассказывает эту историю своей спутнице как дорожную байку, но позже выясняется, что она вполне правдива.

Мультсериалы

  • «Гравити Фолз» — интересный пример: монстр (Летуинский Ловкач), сожранный изнутри человеком (Зус Рамирез), проглоченным им заранее. Дело в том, что Летуинский Ловкач полностью состоял из невкусных конфет, выброшенных детьми на помойку. Причём, Ловкач был даже рад такой судьбе, ибо наконец-то нашёлся тот, кто признал его вкусным.

Комиксы

  • Marvel Comics — суперзлодей Тысячник в попытке получить силу Человека-паука превратился в скопление тысячи пауков, выедающих человека изнутри, оставляя только кожу.

Аниме и манга

  • Made in Abyss — насекомоподобные неувядающие притворщики настолько хорошо научились подражать цветам, что даже перестают думать на время засады, полностью сливаясь с окружением. Что позволяет обмануть даже опытную добычу. Подпустив жертву поближе, притворщики начиняют её своими личинками. Те кормятся телом, выедая его изнутри живьём — а взрослые особи ещё и могут продлять страдания, залезая жертве в рот и подкармливая её.
  • The Mermaid Princess’s Guilty Meal — манга вроде бы заканчивается тем, что заглавную принцессу-русалку проглатывает бешеный левиафан-кашалот… «Прости Леви, но ты такой вкусный!» — говорит на последней странице русалочка, пробурившая его башку насквозь.

Настольные игры

  • Dungeons & Dragons:
    • Новые иллитиды получаются в результате цереброморфоза — помещения личинки иллитида внутрь гуманоида. Та вгрызается в мозг и замещает его собой, постепенно мутируя всю голову существа, так что каждое тело иллитида принадлежало какой-то жертве тропа.
    • Отродья Кьюсса — нежить, сотворённая Кьюссом, жрецом Оркуса. Похожи на обычных зомби, но регенерируют и полнятся неживыми червями. При ударе или просто при малейшей возможности те зарываются в плоть живого и начинают мучительное движение к мозгу. Добравшись до головы и убив носителя, червь поднимет его в качестве нового отродья и изрядно расплодится, что позволит передавать заражение дальше.

Видеоигры

  • Rising Kingdoms — лесные духи у фракции Лесовиков сами по себе очень слабые, но при удачной атаке внедряются во вражеского юнита и будут медленно выедать его тело изнутри, пока он не умрёт.
  • Warcraft III — дистанционно атакующая абилка наг-сирен паразит, постепенно выедающая здоровье заражённого юнита (DoT); если он умрёт до окончания её действия, то из его трупа вылупится ксеноморф мелкий недомурлок на стороне кастера.
  • X-COM — крисалиды. Размножаются на манер Чужих, путём откладывания личинок в попавшихся под клешню людей (мирных жителей или агентов Х-СОМ). Личинка сжирает жертву изнутри (в процессе сжирания жертва контролируется личинкой и именуется попросту зомби), а по уничтожению зомби из его шкуры вылезает новый крисалид.

Сетевой оригинальный контент

  • SCP Foundation — SCP-150 «Корабль Тесея» — членистоногие-паразиты, которые внедряются в ткани конечностей и прокапываются через мясо к основанию, попутно заменяя всё съеденное особым веществом. Со временем конечность пожирается полностью, мутируя во что-то, полностью состоящее из созданных жуком тканей и напоминающее его лапку. При этом ткани подключены к нервам жертвы, а её разум искажён так, что она не видит никакой разницы, кроме кратковременной потери координации во время замены. Дальше — больше: жуки выводятся прямо внутри тела и начинают заменять все прочие ткани, от других конечностей до лёгких и мозга, попутно больной обильно кашляет яйцами паразита. На финальной стадии даже мозг выедается изнутри и замещается массой сцепленных между собой клещей, при этом самосознание не меняется и никаких неприятных ощущений не возникает. Можно даже преобразовать личность, доставая жуков по одному, или пересадить её в тело больного на той же стадии, достав всех паразитов из одного черепа и подсадив их в другой.
  • «Все любят большие сундуки»:
    • Местные орки бесполы и размножаются, выпуская что-то типа слизи в пойманных и обездвиженных жертв. Та преобразуется в несколько хищных слизней, которые постепенно выедают жертву изнутри, а потом и друг за друга принимаются. После окончания трапезы образуется кокон, из которого вылупляется один орк, получившийся из последней выжившей «личинки». Поэтому орочье племя постоянно прочёсывает джунгли в поисках дичи и складирует её в своих огороженных поселениях.
    • Доппельгантеры могут размножаться «естественным» путём, используя уже беременных женщин разных гуманоидных видов. Малая часть доппеля отделяется, проникает внутрь и присоединяется к эмбриону, отгрызая от него «лишние» куски. Постепенно плоть монстра съедает весь зародыш, последовательно заменяя поглощённое собой, и продолжает расти, полностью копируя обычного ребёнка, каким бы он был, если б не был сожран. В итоге получаем взрослого доппеля, у которого есть соответствующий легенде образ, множество социальных контактов и свидетели, которые верят, что он настоящий, потому как он родился и повзрослел у них на глазах.

Реальная жизнь

  • Эндопаразиты, тысячи их. Куда менее опасны, чем их воображаемые аналоги, движутся лениво, кушают потихоньку — но всё равно способны доставить проблем, особенно, если прогрызутся куда-то не туда или на жертву насядет сразу куча таких товарищей. Особо эпичто выглядят паразиты насекомых — из-за больших размеров относительно хозяина. Выход какого-нибудь волосатика из богомола напоминает сцену из фильма ужасов.

Примечания

  1. Забавно, что «Ки-кеоп» как раз унимал слишком воинственных халфлингов: если воин совершает геройства по три раза на дню — какой подвиг он прибережёт напоследок? А если он умрёт не слишком героической смертью — вся его жизнь окажется прожитой впустую и обесцененной.
Джек Торранс.jpg

Сожрать изнутри входит в серию статей

Ужасы

Посетите портал «Ужасы», чтобы узнать больше.